Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Часть 2. Лес, Хадден, Западная Виржиния




 

22 августа, 7.25 вечера

Лес, Хадден, Западная Виржиния

 

Он старался не показывать, как сильно его испугал ее длительный обморок. Его руки свело судорогой, а они все шли и шли. Он остановился, чтобы отдышаться и переместить Скалли в более удобное положение, но тут же почувствовал дуло ружья, приставленное к позвоночнику: «Не останавливайся».

 

Малдер подозвал юношу, возглавлявшего шествие: «Послушай, надо устроить привал, мы уже бредем больше часа». Молодой человек подошел к Малдеру:

 

«Если ты устал, я понесу твою жену, осталось недолго».

 

«Нет, я донесу ее» – ответил он упрямо.

 

Юноша пожал плечами и вернулся на свое место во главе отряда. Малдер ругнулся про себя и в который раз посмотрел на одного из детей, несшего рюкзак, в котором явно проглядывались их удостоверения агентов, сотовые телефоны и пистолеты. Вряд ли они поняли, что означают удостоверения, но его и Скалли тщательно обыскали, не забыли и машину. Эта тщательность обыска обеспокоила Малдера: это означало, что они это делали не в первый раз.

 

22 Августа, 8.32 вечера

Лес, дом Вистледов, Хадден, Западная Виржиния

 

Малдер, наконец, то уложил Скалли в постель, онемевшими руками снял с нее туфли и накрыл ее лоскутным одеялом, сняв его со спинки кровати. Двадцать минут назад она начала приходить в себя. Он положил руку ей на лоб и улыбнулся: температуры нет, хороший знак. Он еще раз проверил повязку, чтобы убедиться в том, что она не стесняет кровообращение, и подложил под ее руку маленькую подушку. Он напряг мозги в поисках того, чем он еще может ей помочь, но понял, что исчерпал весь запас своих знаний по оказанию первой медицинской помощи, полученных еще, будучи бойскаутом.

 

Он вышел из спальни и плотно закрыл за собой дверь, чтобы лицом к лицу встретиться со своими похитителями. Ему на мгновение показалось, что он вернулся в далекое прошлое: дети сновали туда-сюда по всему бревенчатому дому, при этом каждый выполнял какую-нибудь работу. Здесь был и настоящий каменный очаг с висящим над ним тяжелым черным котелком, и огромный деревянный стол посреди комнаты, прочный и очевидно переживший несколько поколений, и длинные скамейки вместо стульев. Малдер заметил лишь два стула, во главе стола и на противоположном конце: предназначались ли они для родителей, и если да, то где они?

 

Старший юноша вошел в комнату с охапкой поленьев, вывалил их у очага, вернулся к двери и запер ее на тяжелый засов. Он сел за стол, и тут же одна из девочек поставила перед ним большую миску то ли с кашей, то ли с похлебкой – Малдер не понял, запах был незнаком. Но молодой человек принялся за еду с энтузиазмом. Малдер тоже присел за стол и получил свою миску с едой, но он не хотел, есть, он хотел получить ответы на вопросы. Ему пришлось подождать, пока парень не очистит тарелку и не отодвинет ее. Только после этого он повернулся к Малдеру: «Меня зовут Этан. Это – мои братья и сестры. Ты и твоя жена познакомитесь с ними позже. Не буду тратить времени и скажу прямо, мистер. Сначала будет тяжело, но со временем вы оба забудете о вашей жизни в миру. Задумайтесь об этом уже сейчас, смиритесь, и это избавит вас от лишних слез и отчаяния. Это точно».

 

Малдер решил пока не отвечать, очевидно, что это было не все.

 

«Мы всегда обеспечивали себя сами всем необходимым. Едой. Одеждой. Всем. Но есть кое-что, что нельзя вырастить на грядках или выткать на станке». Он встал и начал ходить по комнате. Малдер не мог отделаться от мысли, что эту речь он не раз произносил перед другими жертвами. Интересно, что с ними случилось.

 

«Родители».

 

«Что?!» – хорошо, что слово – короткое, иначе он бы начал заикаться.

 

Этан между тем продолжал: «Мы уже давно – одни, мистер, но мы все еще чтим наших родителей. Они много вложили в нас прежде, чем бог их отнял. Но нам еще многому надо научиться. Нам... нам нужны старшие в семье, Мама и Папа. Они нужны маленьким, чтобы научить их тому, что хорошо и что плохо. Они должны...»

 

Малдер вскочил и с нескрываемым раздражением прервал Этана: «Что же, с удовольствием готов преподать вам всем первый урок о том, что есть плохо. Это. Это – плохо. То, что вы сделали – плохо. Вы похитили меня и мою напар... мою жену. Из-за вас она лишилась квалифицированной медицинской помощи!» – он не должен был срываться на крик, но чувство беспомощности и абсурдности ситуации взяли верх.

 

Этан вздохнул. Все это он уже слышал не раз. Сперва они все сердятся. И он знает, что будет потом. Сначала они будут уговаривать их отпустить. Поняв, что уговоры не помогают, они начнут строить планы побега. Но все кончится тем, что дух их будет сломлен, как покореженное молнией дерево. Просто нужно время. Поэтому он спокойно встретил ярость Малдера: «Лучше иди к своей жене. Эва все приготовит и придет к вам, чтобы помочь ей. У нас будет много времени для разговоров. Потому что ни ты, ни твоя жена никуда отсюда не денетесь».

 

Малдер закрыл глаза, чтобы обуздать свой гнев, спокойствие ему еще понадобится. Скалли сейчас – не в том состоянии, чтобы убежать отсюда. Он мог бы вырваться, чтобы привести помощь, но одну ее он здесь не оставит. К тому же, он не представлял, где находится. Надо просто подождать, чтобы она окрепла.

 

«Спокойной ночи, Этан. Мы поговорим утром». Он повернулся и вошел в спальню.

 

22 августа, 9.15 вечера

Лес, дом Вистледов, Хадден, Западная Виржиния

 

Малдер закрыл за собой дверь спальни, едва сдержавшись, чтобы не врезать кулаком по прочному дереву. Может быть, зашиби он руку, это бы избавило его от ощущения нереальности происходящего.

 

«Малдер?»

 

Только сейчас он осознал, как ему не хватало ее голоса все это время. Он бросился к ней и присел на кровать. Она попыталась подняться, но он остановил ее: «Не спеши. Тебе надо отдохнуть. Как ты себя чувствуешь?»

 

Она глубоко вздохнула, прежде чем ответить: «Думаю, нормально. Голова раскалывается, и рука побаливает. Кстати, где мы?»

 

«Скалли, у нас неприятности».

 

«Ты хочешь сказать, что та малышка выбежала на середину дороги специально? Специально вызвала аварию? И теперь они не хотят нас отпускать? Я не могу в это поверить. Да кто они такие, эти...»

 

Она не договорила, потому что дверь медленно открылась, и на пороге показались Этан, Эва и еще один мальчик. Этан принес тазик, из которого шел пар, Эва – полотенца, ножницы, бинты и что-то еще, а мальчик – ружье, которое и направил на Малдера.

 

Этан, с выражением неподдельной печали на лице, несколько секунд смотрел на Скалли: «Мадам, мне искренне жаль, что вы очнулись именно сейчас, потому что вам придется немного потерпеть».

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 70621; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.005 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты