Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Часть 2. Госпиталь Поминовения, Калвер, Западная Виржиния




 

10 апреля, 11.37 ночи

Госпиталь Поминовения, Калвер, Западная Виржиния

 

 

Малдер открыл глаза. Шел дождь. Очень странно. Он не знал, по какой такой причине, но что-то в этом мире было не так. Прошла минута, и он понял, в чем дело. Он снова мог видеть – идет дождь. Но он его не чувствовал. Потому что он – не в лесу, а в помещении, в темной комнате, мягкий свет ночной лампы – над его головой. Дождь барабанит в окно. Он посмотрел по сторонам, чтобы сориентироваться. Очевидно – госпиталь. Капельница. Прозрачная жидкость стекает по капле по гибкой трубке. Давящая повязка на ноге под одеялом.

 

Он повернулся на бок и, следуя многолетней привычке, выработанной в госпиталях, коим несть числа за его карьеру, что есть силы надвил на кнопку вызова дежурной сестры. Дверь палаты открылась, и на пороге показалась длинноногая блондинка в униформе – вершина хит-парада сексуальных фантазий одинокого мужчины. Она улыбнулась:

 

«Агент Малдер. Вы проснулись. Я как раз собиралась проверить...»

 

Он прервал ее, в не себя от нетерпения узнать все: «Дана Скалли? Где она? Она в порядке?»

 

Сестра поправила капельницу: «С доктором Скалли все хорошо. Она – в соседней палате. Другая сестра уже побежала, чтобы разбудить ее» – она нахмурилась – «доктор Скалли была ОЧЕНЬ требовательна. Она строго-настрого приказала известить ее, как только вы придете в себя».

 

Малдер улыбнулся, представив себе всю картину: она, наверное, приперла их к стенке, раздавая команды направо и налево. /Требовательна/ - зная Скалли, это еще мягко сказано. Верный знак, что с ней действительно все будет в порядке.

 

А вот и она, легка на помине. Стоит в дверном проеме, опираясь на руку медсестры. Маленькая и исхудавшая. Ночная рубашка, халат и больничные шлепанцы. Свежевымытые волосы сбегают мягкими волнами ниже плеч и блестят в отсвете от ночника. Улыбнулась ему через всю комнату, отвела поддерживающую ее руку и медленно, шаркая по полу, пошла к его кровати. Сестры – за порог, свободны, дверь закройте, пожалуйста.

 

Малдер протянул к ней руки и прижал ее к себе. Ее теплое дыхание согрело его шею: «Господи, как хорошо...» – подумал он. Но она отстранилась от него, повернулась и пошла к двери.

 

Ему вдруг стало страшно: вдруг она уходит? Может быть, жалея обо всем, что между ними произошло, пока они были пленниками. Может быть, стремясь как можно быстрее и безболезненнее выйти из их связи. Может быть, переоценив их отношения на пороге «нормального» мира, куда они неминуемо должны вернуться. Слова застряли у него в горле, и он сглотнул комок, в то время как ее рука, не притрагиваясь к дверной ручке, потянулась к выключателю. Он с облегчением выдохнул, когда она вернулась к нему.

 

Она забралась на кровать, приподняла его руку с воткнутой в нее иглой от капельницы и осторожно пристроилась у него под боком, опустив его руку к себе на плечо. Она посмотрела ему в глаза и, пригнув его голову к себе, нашла губами его губы.

 

«Я больше не могу заснуть без тебя, Малдер».

 

Он закрыл глаза и, помолчав еще секунду, ответил: «Тебе больше не придется спать одной, Скалли. Обещаю».

 

Несколько минут они не говорили ни слова, слушая дождь.

 

«Скажи мне, что произошло, Скалли».

 

Она вздохнула: «После того, как ты потерял сознание, я вышла на дорогу и проголосовала. Водитель машины нашел меня неотразимой и не смог проехать мимо. Нас привезли сюда. Мы здесь уже три дня. Я пришла в себя на второй день и первое, что я поняла – это то, что они не знают, кто мы. Я сказала им наши личные номера. Не сразу, но мне удалось убедить их позвонить в ФБР, чтобы справиться о нас и сообщить о похищении. Я связалась со Скиннером. Он был...» – она остановилась.

 

«Ошарашен? В ярости? Онемел от счастья?» – предложил Малдер.

 

«Удивлен» - Скалли, наконец, нашла слово, чтобы определить шок, мертвую тишину и последовавший за ней шквал эмоций, обрушившийся телефонную линию. В конце концов, не в первый раз Скиннер был свидетелем их возвращения с того света - «Завтра утром он будет здесь, так что приготовься». Малдер кивнул.

 

«А еще я позвонила маме» – сказала она тихо. Он посмотрел ей в лицо, отразившее боль от сознания вины за то, что должно быть пережила ее семья, когда их вычеркнули из списков живых.

 

«Брат сказал, что ей вынуждены были дать снотворное, чтобы она смогла успокоиться после разговора со мной. Я не должна была говорить с ней, Малдер. Надо было подождать, пока я не вернусь и не увижу ее. Она столько пережила, она плакала и ...» – она сама расплакалась. Малдер, ничего не говоря, просто обнял ее покрепче.

 

«Я собиралась позвонить и твоей маме, но после разговора с моей, в общем ...»

 

«Мы скоро их увидим, Скалли».

 

Она кивнула, положила руку ему на грудь и глубоко вздохнула, приготовившись ответить на его неизбежный вопрос, который не заставил себя ждать: «Что с Вистледами? Знаешь что-нибудь?»

 

Поначалу он подумал, что она ему не ответит, но затем:

 

«Я дала координаты, и полиция добралась до их дома. Но к этому времени он был пуст. Они ушли, Малдер. Наверное, они прячутся. Они знают, как выжить в этом лесу. Поиски продолжаются, но я не думаю, что их найдут».

 

«Что? Скрылись? Все?»

 

Она печально покачала головой: «Не все. Эва осталась» – она опустила голову – «ее тело. Он застрелил ее».

 

На этот раз она обняла Малдера, который зажмурил глаза, но не смог сдержать слез. Она пригладила его волосы: у нее самой было время свыкнуться с этой новостью. В общем, это и не было для нее новостью. Внутренне она была готова к тому, что полиция найдет в доме. Она знала об этом уже тогда, когда в лесу услышала голос Эвы.

 

Малдер успокоился и начал засыпать. Он слишком устал. Слишком много узнал. Пусть поспит. Она поцеловала его в щеку, прежде чем закрыть глаза. Остальное она расскажет ему завтра. Он еще не знает об Этане.

 

Когда полиция подобралась к яме, тела Этана там не оказалось. Этан исчез.

 

9 мая, 7.45 вечера

Квартира Скалли

 

Она читала медицинский журнал, пытаясь наверстать упущенное за многие месяцы. Пальцы ее отбивали дробь по столу, а глаза то и дело стреляли в сторону входной двери. Наконец, она раздраженно захлопнула журнал: все равно ей не сосредоточиться, пока она не сделает это хоть раз. Она встала и пошла к двери.

 

Ее новая квартира. Они отсутствовали семь месяцев и, естественно их старые квартиры были сданы другим. Жизнь продолжалась. Спасибо и на том, что их матери не нашли в себе силы избавиться от их личных вещей и сохранили их.

 

Малдер и Скалли воспользовались случаем, чтобы переехать, и сняли квартиры в паре минут друг от друга. Скиннер предоставил им месячный реабилитационный отпуск, который заканчивался через два дня. Через два дня они возвращаются на работу, в X-Files. Конечно, без великой битвы с бюрократической машиной не обошлось. То была и куча канцелярской писанины, необходимой, чтобы сменить их официальный статус с «безвременно ушедший» на «способен к работе». Само открытие X-Files заново оказалось задачей не менее трудной. Но Скиннер – на их стороне. И, кроме того, после всего, что им удалось пережить, они бросились в эту рутину почти с радостью.

 

Итак, Скалли подошла к двери своей новой квартиры и приступила к набившему оскомину ритуалу, прочно вошедшему в ее распорядок за последние недели. Правда, прибегать к нему она стала значительно реже, пару раз на день. Это радовало. Она начала с самого верха, сняв с крюка цепочку. Затем отодвинула задвижку. Затем нагнулась и отодвинула нижний засов. Потом – замок. Наконец, она схватилась за ручку, повернула ее, и открыла дверь. Выйдя наружу, она постояла там минуту и опять вошла в квартиру. Только она хотела повернуть ключ, как услышала мягкий стук в дверь. Она открыла сразу, уже зная, кто это.

 

Малдер вошел и обнял ее одной рукой, в другой – пакет с продуктами:

 

«Ты быстро открыла. Сколько раз тебе понадобилось сегодня?»

 

Она улыбнулась. Он знал все о ее ритуале, о ее потребности, выработанной еще в лесу, где ее держали взаперти. Потребности быть уверенной в том, что она может выйти наружу, стоит ей только захотеть. Потребности быть уверенной, что дверь не заперта снаружи. Что она больше – не в ловушке.

 

Сначала было очень тяжело. Ее кошмары. Его кошмары. Они были вынуждены взять несколько сеансов психотерапии. Но лучшей терапией друг для друга были они сами.

 

«За сегодня это – первый и единственный раз» – сказала она не без гордости и пошла за ним на кухню, сгорая от любопытства: что же он принес на ужин?

 

11 мая, 1.45 ночи

Квартира Скалли

 

 

Она все еще скучала по своей старой квартире, но в этой квартире был балкончик, и это было здорово. Иногда у нее была бессонница, и она могла скоротать здесь время, позволив ветру взъерошить ее волосы и обвеять прохладой ее ноги. Еще один способ почувствовать, что она – свободна – она может вот так, просто, среди ночи выйти наружу, если захочет. И как всегда, не прошло и получаса, как он, почувствовав пустоту на ее половине кровати, присоединился к ней на балконе.

 

Он обвил ее сзади руками и уткнулся носом ей в макушку: «Волнуешься о том, что будет завтра?»

 

Завтра. Для них это был не просто очередной день. Они возвращаются на работу. Но сначала они встречаются со Скиннером, по их просьбе. Вчера они долго спорили, шумели, горячились. Но, так или иначе, они пришли к одному решению, и иного не могло быть. Они любят друг друга. И теперь не было пути назад, к тем отношениям, которые у них были до похищения. Да они и не захотели бы этого ни за что на свете. Но возврат к работе требовал, чтобы они жили по правилам, установленным в этом мире. Их работа была их жизнью. Их работа свела их вместе. Они любили то, что они делали. Но если им придется выбирать – X-Files не будут их выбором.

 

Они уже сделали выбор. Сначала – они и их жизнь вместе. Они итак потеряли слишком много времени. Каждый из них пришел к этому выбору в разное время. Для Малдера это была та первая ночь, когда он держал Скалли, а Этан рвал ее сломанную руку. Тогда, видя ее агонию, он поклялся, что отдаст все, чтобы вернуть ее домой: свою жизнь, X-Files, Истину.

 

А для Скалли это был последний день, когда она приготовилась умереть от клыков монстра, и ее единственное желание было – сказать Малдеру еще раз о том, что она любит его, и что она ни о чем не жалеет.

 

Каждый день в неволе, каким бы ужасом он не был наполнен, делал их все ближе и ближе друг к другу.

 

Конечно, они попытаются получить все: и X-Files, и их личную жизнь. Об этом они и хотели поговорить завтра со Скиннером. Они не могут обмануть его доверие, поэтому они расскажут ему все. И если он согласится сохранить их тайну, и если они смогут убедить его, что их отношения никак не отразятся на их работе, тогда им не надо будет делать выбор.

 

Если нет – что же, их прошения об отставке были уже отпечатаны, и они подадут их Скиннеру на подпись, если встреча обернется против них.

 

Они были готовы к любому исходу. Потому что они будут вместе. Они будут вместе вести X-Files. Или они вместе уйдут.

 

Она развернулась в его руках, посмотрела ему в глаза и улыбнулась, ветер разметал ее локоны:

 

«Нет, Малдер, я ни капельки не волнуюсь».

 

Он не смог не вернуть улыбки, обнял ее за плечи, и они ушли с балкона.

 

Конец

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 96; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты