Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава тринадцатая. – Вот и все, – медсестра, профессионально улыбнувшись, убрала от виска Колина датчик.




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  6. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  7. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  8. Глава 1
  9. Глава 1
  10. Глава 1

– Вот и все, – медсестра, профессионально улыбнувшись, убрала от виска Колина датчик.

 

Он взял протянутую салфетку и вытер вымазанную в геле кожу. Девушка тем временем нажала несколько клавиш, и, спустя несколько секунд, результаты были распечатаны. Колин терпеливо подождал, пока медсестра их просмотрит. Не так уж он стремился узнать, насколько он чокнутый.

 

– Игровая зависимость не выявлена, – наконец заговорила девушка, и Колин едва смог сдержать свое удивление. – У вас переутомление и… судя по всему, нарушение сна. Психологически вы в полном порядке.

 

Колин неуверенно улыбнулся. Возможно, мать была права, когда ругала тотальный переход на кибернетические методы исследований и постановку диагноза не путем личного осмотра пациента, а изучением состояния организма с помощью искусственного интеллекта медицинского оборудования.

 

– И что вы мне посоветуете? – вежливо спросил Колин.

 

– Отказаться от кофе и сигарет, больше проводить времени на свежем воздухе и высыпаться, – рассмеялась девушка. – Это очень простой, но действенный рецепт.

 

– Ясно. Спасибо, – поблагодарил Колин и забрал у нее из рук распечатку. Может, медсестра просто неопытна и неверно прочитала?

 

– Не за что. Приходите в себя, – пожелала она, провожая пациента до двери.

 

– Что тебе сказали? – заговорил Брэдли, стоило Колину оказаться в коридоре.

 

Тот недовольно посмотрел на него, свернул лист с результатами вчетверо и запихнул в задний карман джинсов – туда напарник точно не полезет.

 

– Не твое дело, – сказал он, направившись к кофейному автомату.

 

Брэдли, видимо, поначалу не нашелся, что ответить.

 

– Ты охренел? – нарочито спокойно поинтересовался он, подходя к Колину.

 

– Ты настоял на том, чтобы я приехал сюда и обследовался. О’кей, я это сделал. Но с какой стати я должен перед тобой отчитываться? – разозлился Колин, просовывая купюру в приемник денег.

 

Следовало взять себя в руки, но реальность рассыпалась на куски, и собраться не удавалось. Этот идиотский пикник окончательно запутал их и без того непростые отношения. Да и воспоминания… Черт, Колин устал мысленно раз за разом представлять их поцелуй – и его логичное продолжение. Как же ему хотелось, чтобы все закончилось не разговором про медицинское обследование, а хотя бы его рукой в штанах Брэдли! И ладонями Джеймса на собственной заднице. Боже, он был готов переспать с ним прямо там, в лесу, наплевав на собственный комфорт и отсутствие смазки и презервативов.



 

Но ни о каком «переспать» речи не шло. Брэдли, испугавшись собственного неудачного порыва, замкнулся, и оставшееся время вел себя непонятно. Не сторонился Колина, нет. Просто возникшая напряженная настороженность, окутывавшая Брэдли плотным коконом, выводила Колина из себя. Как будто это он полез – и разговаривать, и целоваться!

 

В коридоре запахло кофе – автомат, наконец, закончил заполнять бумажный стаканчик. Колин протянул руку, чтобы забрать напиток, но Брэдли оказался быстрее. В итоге горячая жидкость выплеснулась им обоим на руки, стаканчик полетел в рядом стоящую мусорку, а Колин от души выматерился: помимо ошпаренной кожи ладони, кофе попал на джинсы, заляпав левую штанину. Хорошо еще, что в автоматах никогда не водится настоящего кипятка.

 

– И после этого – я охренел? – возмутился Колин, вытирая руку о толстовку. Той уже ничего не было страшно.



 

Брэдли молча смотрел на него, явно не собираясь ни извиняться, ни объяснять свое поведение. Под этим тяжелым, давящим взглядом Колин почувствовал, что раздражение заменяется чувством вины, несмотря на то, что виноват он не был вообще ни в чем.

 

– Так что тебе сказала милая Роуз?

 

– Милая Роуз? – нахмурился Колин.

 

– Медсестра. Ее зовут Роуз, – снисходительно пояснил Брэдли. – Результаты, Морган.

 

– Вторичная инсомния, вероятная причина – ассоциативные или адаптивные нарушения, – пробормотал Колин, сдавшись. – Возможно, неврастения.

 

– И как тебя лечить?

 

– Обливания кофе мне точно не прописывали, – не выдержав, улыбнулся он.

 

Брэдли хмыкнул и покачал головой.

 

– Предположим, я учту на будущее. Психологическая зависимость?..

 

– Не выявлена, – кивнул Колин. – Тебе тоже не поставили?

 

– Нет, – коротко ответил Брэдли и глубоко вздохнул, слегка надув нижнюю губу. – Но тогда…

 

– Мы не больны, – устало произнес Колин. – И я тебе уже это говорил.

 

Брэдли мрачно уставился на него и в очередной раз проигнорировал его мнение.

 

– Ты меня подбросишь? – поинтересовался Колин, понимая, что тему нужно менять. Бессмысленно обсуждать все это.

 

– Ах да, – спохватился Брэдли после секундного недоумения. – Конечно.

 

Колин отвернулся, рассматривая светлые стены больничного коридора и шагающую вдалеке грузную медсестру в тесноватой форме. Она забавно, по-утиному, переваливалась, но передвигалась неожиданно быстро и ловко.

 

– Я бы не назвал ее куколкой, – заметил Брэдли, проследив направление взгляда Колина.

 

– А Ханну ты считаешь куколкой? – осведомился тот, закатав рукава толстовки.

 

– Куколкой я считаю Холли, – натянуто рассмеялся Брэдли и похлопал по карману, где лежали ключи от машины. – Поехали?

 

– Угу, – согласился Колин и провел еще раз рукой по темному пятну на штанине.

 

В машине было душно. Конец мая выдался не слишком жарким, но в воздухе постоянно парило, а вечная водяная лондонская взвесь тяжелой пленкой ложилась на кожу и одежду, лишая воздуха и вызывая головную боль.

 

Брэдли наполовину открыл окна и включил кондиционер. Тот заработал, обдувая колени и лодыжки, зашумел, заглушая звук мотора, но особого облегчения не принес. Колин поерзал на сидении, пристегнулся, положил ладони себе на бедра, убрал их, внезапно смутившись собственного жеста, скрестил руки на груди и окончательно почувствовал себя полным идиотом.

 

Ничего, сейчас Брэдли отвезет его домой, в родную квартиру, по которой Колин так соскучился (и плевать на текущий кран и протертые до бетона обои). Надо будет взять себе пива, завалиться с Джетро и любимым Пратчеттом на диван и забыть ненадолго про Джеймса.

 

Главное, чтобы получилось – забыть. Но Колин верил, что без постоянного раздражителя в лице самого Брэдли, ему это удастся.

 

Сутки покоя! А может и больше, кто знает. Вдруг Ханна решит задержаться?

 

Колин немного приподнял стекло, (ветер больно бил в лицо), и как наяву представил кухню Брэдли, довольную девушку в одной футболке, и как чертов Джеймс подходит к ней, обнимает правой рукой за талию, привлекая к себе, и целует в шею. От видения стало мерзко, будто проглотил кусок жира. И жарко. Где-то там, внутри, вопреки всем запретам, желание близости сливалось с обычной ревностью (на которую у Колина не было никакого права), вызывая целую гамму эмоций и мыслей. Вплоть до мечты прямо сейчас попасть в легкую автокатастрофу. Тогда Брэдли точно будет не Ханны.

 

– Ты красный, как помидор. В бардачке есть бутылка с водой, – бросил Брэдли.

 

Колин вздрогнул, заслышав его голос.

 

– Спасибо, – машинально поблагодарил он. Открыл черную пластиковую крышку с длинной царапиной посередине и вытащил минералку. Нагревшаяся, солоноватая, она была на редкость отвратительна на вкус. Зато удалось отвлечься от дурацких образов и картин, где уже давно исчезла Ханна, заменившись им, Колином.

 

– Ты хочешь зайти? – удивился он, когда они добрались до его дома – не нарушив больше ни разу установившегося молчания.

 

– Ты против? Я хотел погладить Джетро. Почти неделю его не видел, – Брэдли повернулся вполоборота к Колину, оставив левую руку на руле.

 

– Нет, конечно, заходи. Он будет рад. Честно говоря, он совершенно спятил за эти дни. Когда я утром забирал его от миссис Адамс, то не мог уйти минут двадцать, слушал о проказах. Они с приятелем крепко повеселились. Надо будет потом заглянуть к ней и посмотреть, что можно сделать с розеткой.

 

– Какой еще розеткой?

 

– Хорьки почти выцарапали ее, она держится на честном слове. Хорошо хоть током не ударило, – пояснил Колин, почувствовав себя увереннее. Это была безопасная тема, и ему впервые с момента возвращения с пикника – то есть за целых четыре дня, было комфортно говорить с напарником.

 

– О, и теперь ты хочешь закончить начатое ими и получить удар током сам, – одобрительно присвистнул Брэдли.

 

– Ты невыносим! – мгновенно завелся Колин, забывший, как Джеймс любит его высмеивать.

 

Хлопнув дверью, он вышел из машины. Брэдли последовал его примеру.

 

– Да-да, – не стал спорить тот, «пикнул» сигнализацией, и Колин в очередной раз сдался. Он так и не научился достойно отвечать Брэдли.

 

Квартира показалась ему одновременно родной и совершенно незнакомой. Такое же чувство накатывало на него после визитов в Арму на праздники. Возвращаешься, привычно нашариваешь выключатель, не глядя вешаешь куртку, а все равно стены еще какое-то время кажутся немного чужими.

 

Но долго предаваться размышлениям не вышло. Очень сложно было думать о чем-то, когда хорек повис на штанине Брэдли и заворчал, просясь на руки.

Остро позавидовав Джетро с его искренним проявлением чувств, Колин прошагал на кухню и пообещал себе, что еще чуть-чуть – и ему станет легче.

 

…………

 

– Отец не должен был так поступать! – Артур с раздражением отставил кубок в сторону. Вино все равно не могло заглушить досаду.

 

– Знаешь, я не фанат твоего отца, но он поступил совершенно правильно. Артур, зачем ты полез поднимать перчатку? – Мерлин уселся на стул напротив с таким видом, будто едва сдерживался, чтобы не начать отчитывать принца.

 

Артур изумленно подался вперед.

 

– Я, конечно, уже давно потерял надежду вбить в твою голову элементарные понятия, но даже ты знаешь, что такое рыцарский кодекс. Ты не слушаешь меня, но разве Ланселот не рассказывал тебе…

 

– Опять Ланселот, Артур! – Мерлин сжал губы и насупился. – Причем тут этот кодекс, ты наследный принц, будущее Камелота, ты должен думать о своем королевстве, а не о глупой гордости!

 

– Пошел вон, – коротко ответил Артур.

 

– Нет, я еще не все сказал, – нахально заявил Мерлин.

 

Слуга встал и подошел к сидящему принцу. Артур надменно вскинул подбородок и слегка сощурился, всем своим видом демонстрируя презрение.

 

– Еще слово и отправишься в колодки, – пригрозил принц.

 

– Да хоть всю неделю в них простою! – не испугался Мерлин. Лицо у него было по-прежнему обиженно-встревоженным.

 

– Ты идиот? Ты не чувствуешь запах паленого мяса? Это сэр Оуэн, Мерлин! Один из моих лучших рыцарей! А завтра мы подожжем костер для сэра Пеллинора, потому что мой отец вмешался и…

 

– Возможно, спас твою жизнь!

 

Артур осекся. Мерлин первый раз в жизни позволил себе так с ним разговаривать. Не насмешки и оскорбления вполголоса, обидные двусмысленности и прочие порождения острого языка слуги – Мерлин действительно отчитывал его, как мальчишку.

 

И как Артур не силился найти в себе отголоски ярости, бешенства, злобы, ничего этого не было. У Мерлина подрагивали губы, а глаза смотрели упрямо и сердито. Все вместе казалось трогательным, и Артур только глубоко вздохнул, отворачиваясь.

 

– Прости, – тут же донеслось сверху, а потом Мерлин неловко встал на колени, сложив локти на левое бедро Артура и пристроив на руки свою голову. – Артур, пожалуйста...

 

– Что? – тихо спросил принц, поддаваясь искушению и пропуская между пальцами пряди волос Мерлина.

 

– Завтра, когда сэра Пеллинора убьют…

 

– Мерлин!

 

– …когда его убьют, – настойчиво повторил тот. – Обещай мне, что не поднимешь брошенную перчатку.

 

– Ты хочешь, чтобы у меня вообще не осталось рыцарей? – спросил Артур, дотронувшись кончиками пальцев до шеи.

 

– Я хочу, чтобы ты был живым. Болваном и задницей. Грозился поставить меня в колодки. Ругал за невычищенные конюшни. Отправлял по своей прихоти через весь город за ерундой. Говорил…

 

– …чтобы ты наконец заткнулся, – закончил за него Артур. – Ты запер дверь?

 

– Да, – кивнул Мерлин. – Артур, пообещай!

 

– Я не подниму перчатку завтра, – медленно проговорил принц. – Слово Пендрагона.

 

Мерлин поднял голову. На лице его засияла такая чистая, радостная улыбка, что Артур просто не мог не ответить на нее. Принц потянул слугу наверх, к себе, с трудом устроил на коленях и обхватил ладонями лицо.

 

– Я не подниму перчатку, – еще раз сказал он, мягко провел указательными пальцами за ушами у Мерлина и поцеловал послушно приоткрывшиеся губы. Так нежно, как только был способен.

 

Он не лгал Мерлину. Он не поднимет завтра перчатку. Артур бросит ее первым.

 

Выбранный вами файл был изменен. Вы хотите сохранить изменения?

 

Брэдли нажал «да» и закрыл программу.

 

Не работалось. Сосредоточиться не удавалось, мысли путались, перескакивая с одной на другую, и раздражали своей обрывочностью и хаотичностью. Брэдли запрокинул голову назад, шея удобно легла на край кресла, и когда он в очередной сглотнул слюну, движение отдалось в горле, словно полоснув по нему.

 

Он уставился в ровный, светлый потолок с вмонтированными туда маленькими аккуратными лампочками, и попытался вспомнить… что-нибудь, что смогло бы его отвлечь. Чем он занимался последние четыре месяца?

 

Брэдли нахмурился, и резко изменил позу. Теперь он сидел в кресле неестественно прямо, без тени бывшей только что расслабленности, напряженно склонив голову вперед. В висках стучало.

 

Работа-работа-работа. На ум приходила только она. Оцифровка, чистка отыгрышей, обсуждение сцен в скайпе – с Тони, Кэти, Энжел. Постоянная видео-связь с Морганом – белые колени, просвечивающие сквозь драные джинсы, засыпанная пеплом коробка из-под диска с отстающей лицензионной наклейкой, пальцы с аккуратно подстриженными ногтями, смешливые губы и рассеянный взгляд. Книги по Артуриане – Лэйси, Мэлкор, Лайамон и Пакссон, закладки, карандашные пометки, смятая, изрисованная карта Уэльса, с жирной черной точкой – КАМЛАН, кельтская музыка из динамиков.

 

Неудивительно, что он так едет крышей. Дело не только в погружении на двести тридцать пять.

 

Брэдли поднялся и подошел к подоконнику, вцепившись в него обоими руками, до боли в пальцах, будто хотел вырвать его с мясом.

 

Нет, он помнил и другое. Короткие, всегда немного торопливые разговоры с матерью, несколько вечеров с парнями в пабе, когда они чокались бутылками и подбадривали своих на поле, ночи с Ханной, прогулки с Холли, походы в магазин (на кухне до сих пор валялась по ошибке купленная коробка коричневого сахара), стандартное «неплохая погодка» Ларри на автозаправке – его нормальная, обычная жизнь. Оказавшаяся погребенной под тем ворохом эмоций, в которых он утонул по вине чертовой, самой лучшей за последние три года работы.

 

По вине Колина.

 

Брэдли закрыл глаза. А он-то думал, что проведет этот вечер с Ханной, придет в себя, и сумеет как-нибудь закончить этот проект.

 

Наверное, следовало привыкнуть, что в последнее время ничего не идет так, как задумано.

Брэдли взглянул на часы. Те показывали почти половину второго ночи – без трех минут. Бары уже закрыты, да и не хотел он действовать по откатанному многими поколениями мужчин сценарию: заливать любовную неудачу вином, элем, виски – чем угодно.

 

По большому счету Брэдли было наплевать. У разрыва, конечно, имелся недостаток. При всех имеющихся несовершенствах, Ханна казалась ему удобной девушкой. Не идеальная, но вполне неплохая. И, слава Богу, он никогда не был в нее влюблен. Вот только теперь возникла необходимость искать кого-то на ее место. Кого-то без лишних иллюзий и желания оказаться в церкви, закутанной в ярды сливочно-белого шелка и с бутоньеркой в руках.

 

Интересно, Ханна пригласит его на свадьбу? Брэдли был не прочь трахнуть ее где-нибудь в гостевой комнате, пока жениха будут хлопать по плечу и говорить: «Остепенился, приятель!». Не из ревности или желания кому-то что-то доказать. Просто это представлялось ему забавным. В конце концов, она сама признала: тот парень гораздо хуже Брэдли в постели, но зато он хочет жениться, а «ей уже пора».

 

Он снова взглянул на часы. О сне не могло быть и речи. Отправиться шататься по улицам? Позвонить Крису? Или у него дневная смена и он сейчас спит? Выйти в сеть и поболтать с Холли? Та наверняка сейчас сидит и по привычке грызет микрофон гарнитуры.

 

Брэдли поморщился, нарочито шаркая ногами, дотащился до кухни, открыл шкафчик и наткнулся на полупустую коробку с кормом для Джетро. С картонки на него смотрел аккуратный, благообразный, снежно-белый хорек, всем своим видом излучая спокойствие и воспитанность. А Джетро был весь в хозяина – много суеты и мусора и одинаковый слегка загнанный взгляд. Испуганный, исподлобья, и в тоже время наглый. Не сомневающийся в том, что сейчас потреплют по загривку. Впрочем, Брэдли бы не променял черно-серого хулигана, сожравшего ножку стола и едва не изувечившего Йорика, на выхолощенную модельную фретку. Закрыв дверцу и так и не достав ни чайник, ни сахарницу, Брэдли развернулся и отправился к себе в комнату. Следовало надеть носки и поискать куртку.

 

Да, он собирался совершить глупость, но Брэдли не мог и не хотел ничего с собой поделать.

 

Усаживаясь в такси и называя адрес, он только надеялся, что Колин еще не спит.

 

…………

 

Надежде не суждено было сбыться. Дверь открылась, в проеме показался встрепанный Колин с отпечатком узора диванного валика на щеке. Брэдли убрал палец с кнопки звонка, и пронзительная резкая трель смолкла, отдавшись напоследок в ушах.

 

– Ублюдок, – зевнул Колин.

 

– Не думал, что ты уже спишь, – сказал Брэдли, не понимая, почему не чувствует ни капли стыда или неловкости.

 

– Я задремал, пока читал, – признался Колин, сделав шаг в сторону и позволив Брэдли втиснуться в холл. – Какого черта ты здесь делаешь?

 

– Приехал тебя навестить, – Брэдли не стал разуваться. На улице было сухо, с кроссовок не сыпалась грязь, а, значит, обойдутся без формальностей. Да и пол в квартире Моргана был далек от понятия «чистый».

 

– И оставил Ханне вместо себя вибратор и пару запасных батареек? – удивился Колин.

 

– Мы расстались, – сообщил Брэдли и направился на кухню, откуда был слышен шум работающей посудомойки. Как он и думал, Джетро спал сверху – крышка нагревалась, и место идеальнее не представлялось возможным придумать. Раскинув лапы, хорек блаженствовал и сладко постанывал во сне.

 

– Вот как, – протянул Колин, входя следом за Брэдли. Вероятно, это должно было прозвучать сочувственно и многозначительно, но вышло растерянно и с плохо скрытым одобрением.

 

Брэдли сгреб Джетро на руки и принялся почесывать ему под горлом.

 

– Она приехала, я ее трахнул, а потом она сказала, что в декабре выходит замуж. За парня, который торгует окнами, – он сделал паузу, поставил хорька обратно на теплую крышку и продолжил. – Кстати, если захочешь поменять окна – обращайся. Думаю, она организует неплохую скидку.

 

Видимо, ирония не произвела на Колина должного впечатления. Вместо того чтобы усмехнутся и небрежно сказать: «Сучка», его лицо приняло нехарактерное, но при этом очень знакомое Брэдли выражение.

 

Мерлин частенько так смотрел на Артура. Например, на далеком втором уровне, когда принц всерьез собирался выйти на бой с Валиантом и погибнуть. Или сейчас, на девятом, пытаясь уберечь.

 

Тревога вперемешку с затаенной нежностью.

Что же ты творишь, Морган.

Колин очнулся, вероятно, осознав, что его молчание выглядит неестественным.

 

– И почему ты приехал ко мне?

 

Брэдли уставился на него. В горле пересохло, а сердце забилось чаще, как всегда и случалось в неловких ситуациях.

 

– Не знаю. Наверное… наверное, мне лучше уйти, – сказал он, осознавая, что никуда не хочет уходить. Но до Брэдли только сейчас дошло, как все это выглядит со стороны. Приехал, разбудил Моргана, вывалил на него свои проблемы, а тот вовсе не обязан его выслушивать посреди ночи.

 

– Болван, – улыбнулся Колин, разом отметая все сомнения Брэдли. – Подожди, сейчас я сварю кофе и…

 

– Нет, – отрезал Брэдли. – При инсомнии не пьют кофе.

 

Колин поставил вытащенную банку на стол, повернулся к напарнику, скрестил руки и вперился в него взглядом.

 

– Знаешь, ты сейчас в моей квартире.

 

– И что? – Брэдли развалился на стуле, удобно оперся левой ногой в тумбочку и как обычно устроил руку у лица. В юношестве привычка обхватывать себя за щеку при разговоре оборачивалась россыпью мелких прыщиков, но избавиться от излюбленного жеста оказалось невозможно. Сейчас уже такой проблемы не стояло.

 

– Здесь я сам решаю, что я могу пить, а что нет, – развил мысль Колин.

 

– Нет, – качнул головой Брэдли. – Я тебе запрещаю. Это приказ, Мерлин.

 

– Ты не Артур, – пожал плечами Колин.

 

Это прозвучало как-то странно и двусмысленно. Самая обычная фраза, банальная, простая заставила Брэдли насторожиться и внимательнее присмотреться к Колину.

И увидеть то, что видеть не хотелось.

 

Морган жалел, что он не Артур.

 

Брэдли сцепил пальцы в замок, обхватил ими колено и выругался про себя. Вместо страха и отвращения внутри разливалось довольство. Ему нравилось это: как Колин каждый раз безнадежно пытается найти в нем черты Артура. Это доставляло странное, слегка извращенное удовольствие – как надкушенное дикое яблоко, где за вяжущей рот кислотой ловятся отголоски сладкого, терпкого. И объедаешься плодами, даже зная, что будешь потом мучиться животом.

 

Ханна, проведенный с ней вечер, неприятный разговор и собственные размышления отодвинулись на второй план. Снова став неважны в присутствии Колина – парня в заляпанных кофе джинсах, мятой футболке и стоящими дыбом волосами.

 

– Нет, – сказал Брэдли, смутно вспоминая последние слова Колина. – Иди собирай сумку. А я пока сделаю чай.

 

– Ты хочешь, чтобы я сейчас собрал сумку? – переспросил тот. – Да ты окончательно спятил, Брэдли! Почти три часа ночи, это не может подождать хотя бы до утра?.. Кроме того… не думаю, что я хочу вернуться.

 

Брэдли щелкнул кнопкой, поставив чайник кипятиться.

 

– И почему же нет?

 

– Мне плохо у тебя.

 

Уточнять, что именно не устраивает Колина, Брэдли не стал. Без озвучивания все выглядело довольно хреново, усугублять ситуацию не хотелось.

 

– Играть одному небезопасно. Ты сам в этом убедился.

 

Колин прислонился затылком к шкафчику. Металлическая ручка с облезшим посеребрением поблескивала у его виска.

 

– Не так уж и опасно.

 

– Ты едва не ошпарился, решив зайти попить водички и не разобравшись с краном.

 

Синие глаза полыхнули гневом.

 

– Да лучше бы я ошпарился. Брэдли, блядь, ты действительно такой тупой? – воскликнул Колин. В голосе появились нотки истерики – как у Натали, когда она не могла найти шмотку. – Сколько можно делать вид, что ничего не происходит? Я каждый раз вываливаюсь из виртуала и…

 

– Что ты хочешь?

 

Колин осекся и заморгал. Брэдли себя поздравил. Способ все еще действовал.

 

– Это невозможно, – Морган отвернулся.

 

– Я задал тебе вопрос.

 

– Что я хочу? – поднял глаза Колин. – Первые пятнадцать минут, пока я еще слишком Мерлин, а ты слишком Артур… я умираю от желания к тебе прикоснуться. Мне нужно это – чувствовать. Дотронуться. Потому что мне – или ему, не знаю – страшно. А с Артуром страх проходит.

 

Брэдли понимал, о чем он говорит. Его мучило то же самое. В эти пьяные, туманные минуты после выпадения в реальность, его тянуло к «Мерлину». Тот выглядел напуганным, потерянным, и инстинкты обострялись в желании защитить, спрятать. А руки тянулись обнимать. Но он как-то сдерживался все это время. Теперь же, видимо, не придется.

 

– Хорошо, – бросил он, насыпая заварку, и звякнул крышечкой, заметив выражение лица Колина. – Что? Ты мне не веришь?

 

– Ты не сможешь, – сказал тот, и Брэдли почувствовал, что начинает выходить из себя.

 

История повторялась. Он уже слышал однажды это «ты не сможешь», видел непреклонное, недоверчивое выражение лица Колина и, несмотря на то, что он и тогда понимал: провокация, сопротивляться не получалось.

 

– Смогу.

 

Колин хмыкнул, подошел к нему вплотную и нажал на запястье, вынудив поставить чайник на столешницу, и сам уселся на нее. Руки неуверенно легли на талию Брэдли и забрались под футболку, коснувшись обнаженной кожи на спине.

 

– Не впечатляет, – Брэдли усилием воли попытался заставить пульс перестать биться так быстро.

 

Ладонь скользнула выше, почти добралась до лопаток и замерла. Колин сделал движение вперед, соприкоснулся грудью с грудью Брэдли и устроил подбородок у него на плече.

 

– То есть, тебе сейчас удобно и ничего не смущает? – спросил Колин. В нарочито мягком голосе звенела злость.

 

– Дружеские объятия, – доверительно шепнул Брэдли в оказавшееся рядом с его губами ухо. Он чувствовал, как шею обдает чужим рваным дыханием.

 

– Жаль, что я не могу сейчас шарахнуть тебя каким-нибудь заклинанием, – пробормотал Колин и убрал голову с плеча. Теперь расстояние между их лицами составляло меньше фута. Можно было с легкостью разглядеть точку родинки на виске и пробивающуюся щетину на подбородке. Глаза у Колина смотрели жестко, но чувствовалась в этом неискренность и наигранность. Колин никогда не умел притворяться.

 

– Иди и собери свою сумку, – переведя дыхание, сказал Брэдли, высвободился из объятий и залез в соседний шкафчик за чашками. – А я сейчас вызову машину.

 

– Ладно, – сдался Колин с глубоким вздохом. – Джетро будешь сам запихивать в клетку.

 

Дверь скрипнула, выпустив Моргана наружу, а Брэдли полностью сосредоточился на разливании чая. Он устал и не собирался пока разбираться, что и зачем он только что сделал.

 

Книги по Артуриане – Лэйси, Мэлкор, Лайамон и Пакссон, закладки, карандашные пометки, смятая, изрисованная карта Уэльса, с жирной черной точкой – КАМЛАН – перечисленные фамилии принадлежат реально существующим авторам книг по Артуриане, Камлан: по легенде, Артур и его сын Мордред были убиты в битве при реке Камлан в 537 г.

– Вторичная инсомния, вероятная причина – ассоциативные или адаптивные нарушения – вторичная инсомния, она же бессонница, нередко является ситуационной бессонницей, может быть связана с целым рядом патологических состояний, например с депрессией и тревогой.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 4; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.03 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты