Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава шестнадцатая. – Почему студия взяла тебя подработать?




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  6. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  7. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  8. Глава 1
  9. Глава 1
  10. Глава 1

– Почему студия взяла тебя подработать? – Брэдли впервые слышал в голосе Колина такие нотки. Недовольство, упрек, и что-то подростковое, агрессивное. С ним Колин был другим, даже в самом начале, когда они больше ругались, чем разговаривали.

 

Нил прочистил горло. Брэдли в очередной раз упрекнул себя за недостойное поведение. Подслушивать не входило в его планы, но что-то заставило его задержаться за дверью.

 

– Я разговаривал с твоим куратором, мистером Кэппсом. Сказал, беспокоюсь за тебя. Он выразил сожаление, что работа так негативно отразилась на твоем здоровье. По-моему, его напрягла моя визитка. Работающие в Америке адвокаты пользуются здесь дурной славой.

 

– Он решил, что ты его засудишь? – хмыкнул Колин.

 

– Это было бы сложновато, – рассмеялся Нил. – Не знаю, может быть. В общем, слово за слово, и мы уже договорились, что я посмотрю на игру изнутри. Тем более, когда-то я этим занимался и уровень устойчивости у меня подходящий.

 

– Да у тебя всего-то… – начал Колин и охнул, осекшись. – Придурок.

 

– Мама всегда тебя, засранца, жалела. Хотя тебя следовало хорошенько отшлепать еще в восемь, когда ты подставил меня с великом Джима.

 

– Ты был виноват.

 

– Ты тоже! – возмутился Нил.

 

Брэдли невольно улыбнулся. Он был на стороне старшего Моргана.

 

– Ладно, проехали, – сменил тон Нил. – Так что у тебя с этим Джеймсом?

 

– Я тебе уже сказал, что ничего.

 

– Ты живешь в его доме со своим кошмарным хорьком, и думаешь, что я в это поверю? Колин, завязывай со своими экспериментами и поисками себя. Я еще помню твои черные ногти, шипастые ошейники и воющую музыку. Оставь парня в покое.

 

Судя по грохоту отодвигаемого стула, Колин вскочил на ноги.

 

– Я ничего не делаю! Я просто работаю здесь, ясно?

 

Брэдли медленно выпустил воздух из легких, выравнивая дыхание. Что-то в словах Колина было неправильно, но вместо раздражения эта неправильность отзывалась удовлетворением внутри. Брэдли уставился в закрытую дверь, ведущую в спальню Моргана, и отстраненно подумал, что Нил может быть прав. И Колин хочет… чего-то. Мысль пьянила. Чужое внимание всегда вызывало у Брэдли острые ощущения. И теперь, когда он почти смирился, принял после долгих ночных бдений возможность отношений между парнями, этот протест в голосе Колина вызывал восторг.



 

– Работаешь, – Нил сделал паузу. – Колин, ты глаз с него не сводишь.

 

Брэдли с трудом подавил в себе порыв открыть дверь и выставить старшего Моргана за дверь. Нил был нормальным парнем, но Брэдли до зубовного скрежета бесило, что тот позволяет себе сейчас доводить Колина. Он неплохо успел изучить партнера. Колин выглядел задерганным еще во время ужина, неужели родной брат не понимает, что давит чересчур сильно?

 

И что бы там Колин не чувствовал или хотел – это касалось только их, но никак не Нила.

 

– Что я должен тебе сказать, чтобы ты от меня отстал? – устало спросил Колин.

 

– Что ты не наделаешь глупостей, – сразу сбавил тон Нил. – Мама нервничает. И, знаешь… ты все-таки мой младший брат.

 

– Со мной все будет о’кей, – пообещал Колин. – Мы разберемся. Нил, я не идиот. Я сам все вижу и знаю, что мне нечего ловить.

 

Брэдли бесшумно отделился от стены и, мягко ступая, отправился к рабочему месту. Он услышал более, чем достаточно.



 

Слова Колина и напрашивающийся из них вывод не сильно удивил его. Фактически, Колин проболтался еще тогда, в свой первый приезд, когда неубедительно принялся отрицать, что у него был постельный опыт с мужчиной. Кроме того, Брэдли чувствовал его интерес, особенно в последнее время, после переезда. У него не было уверенности, на чем базируется желание: перенос это ощущений из игры, или нечто, возникшее само по себе, независимо от их работы. Важно было другое.

 

Он чувствовал растерянность. Глухой протест, который до сих пор вызывали мысли о сексе с парнем, уравновешивался недавно полученным опытом. Когда Брэдли целовал, ласкал, трогал – и хотел. Сильно, до одури, до болезненного возбуждения. Колин был вкусным, податливым, льнул к рукам, настаивал на близости. Он волновал. Не только сам по себе. Брэдли вспомнил недавний разговор и сглотнул. Колин говорил, что Брэдли не может его изнасиловать. Его Мерлину нравится. И Колину, наверное, тоже понравится. С ним.

 

В отличие от секса с тем, другим, неизвестным парнем.

 

– Занят?

 

Брэдли отвлекся от изучения монитора и крутанулся в кресле.

 

– Относительно. Твой брат ушел?

 

– Да. Сказал, что у него дела.

 

Колин стоял в дверном проеме, вымотанный разговором. Голова была опущена, на Брэдли он не смотрел.

 

– Поругались?

 

Колин пожал плечами. Жест вышел совершенно несчастным. Потерянным.

 

– Нет. Но беседы с Нилом имеют обыкновение отрезвлять.

 

– Эй, – Брэдли встал с кресла и подошел к напарнику. Рука легла на плечо. Колин дернулся было, но его с легкостью удержали. – Как насчет забить на работу и немного расслабиться?

 

Колин недоверчиво посмотрел на него.

 

– Клуб? Паб? Я не в настроении сегодня куда-нибудь идти.

 

– Я тоже. Так что… тупой боевик и выпивка? – предложил Брэдли.

 

– На тебя это непохоже, – нахмурился Колин. – Ты же не пытаешься сейчас…

 

– Я хочу отдохнуть и думаю, тебе тоже не помешает. Давай, хватит ломаться. Я принесу с кухни пиво, ты выберешь фильм.

 

– Ладно, – Колин продолжал походить на зомби, но губы начали подрагивать в улыбке.

Брэдли, не говоря ни слова, потрепал его по затылку и отправился за бутылками.

 

Они расположились в спальне Брэдли. Панель на стене загорелась после щелчка пульта, Колин нажал еще несколько кнопок, подключаясь к хранимому в памяти видеофайлу. Брэдли поставил пиво на пол и уселся на край кровати. Колин устроился на приличном расстоянии от него.

 

Похоже, разговор с Нилом не прошел даром. Напарник старался держаться подальше. Брэдли давно не видел его таким замкнутым, закрытым. И это не на шутку беспокоило. Черт с ней, с проблемой секса. Колин был совсем небезразличен ему, и Брэдли никак не мог допустить охлаждения между ними. Кэти на оффлайне была совершенно права, когда ни с того, ни с сего заявила, как она рада за них.

 

«Вы стали такими хорошими друзьями! И мы с Энж. А Тони недавно возил меня обедать. У нас отличная команда, мой несносный виртуальный брат».

 

Брэдли не мог поручиться, что хочет разрушить установившееся между ним и Колином доверие ради снедающего его любопытства. Но и позволить Моргану перевести их отношения в сугубо профессиональные он не позволит.

 

– Страшная, – фыркнул тем временем Колин. На экране как раз появилась подружка главного героя.

 

– Ноги ничего, – возразил Брэдли, внимательно наблюдая за реакцией.

 

Колин пожал плечами и почесал кожу у основания уха.

 

– Кривые. Или тебе достаточно мини-юбки?

 

– Выпей и не будь таким придирчивым, – посоветовал Брэдли.

 

– Брать пример с тебя? – невозмутимо уточнил Колин.

 

Брэдли насторожился. Когда это Морган успел перейти из режима «мне плохо, я устал» в «я буду сучкой, потому что меня накрутил старший брат»?

 

– Сбавь обороты, – усмехнулся Брэдли.

 

Колин повел головой из стороны в сторону, разминая шею, и взгляд Брэдли невольно прикипел к еле заметным отметинкам. Колин ожидаемо смутился, на щеках выступил легкий румянец. Брэдли поставил бутылку на пол и потянулся к нему. Колин попытался увернуться, когда рука легла ему на подбородок, но успеха не достиг. Пальцы очертили вчерашние укусы.

 

– Прости, – сказал Брэдли, отстраняясь. – Нил, наверное, подумал невесть что.

 

– Всякую чушь, – подтвердил Колин, нервно облизывая губы. – Ничего страшного.

 

– Да, – кивнул Брэдли, возвращая свое внимание фильму, где традиционно взрывался вертолет.

 

Теперь он был уверен. Несложный тест выявил сразу несколько вещей. Колин хотел с ним переспать, Брэдли нравилось его трогать, шея Моргана была создана для засосов, а пить на жаре никогда не являлось хорошей мыслью.

 

И обо всем этом следовало немного подумать.

 

…………

 

Уилл сплюнул косточку на землю и вытер руки о штаны. Мерлин сорвал с дерева лист и провел им по губам. Совсем недавно так же делал Артур, и эти воспоминания были очень приятными. Уилл проследил за его жестом и пнул покореженный осиновый ствол.

 

– Вот значит, как. Теперь понятно, почему ты прислуживаешь не абы кому, а наследному принцу.

 

Мерлин смял лист в ладони, растирая его между пальцами.

 

– О чем ты говоришь?

 

– Что мой лучший друг стал подстилкой. Мы-то здесь думали, так обращаются только с девчонками-служанками.

 

Магия внутри всколыхнулась. Мерлин усилием воли заставил ее утихомириться. Уилл… не изменился.

 

– Артур никогда не принуждал. Я делю с ним постель, но не потому, что он воспользовался своим положением, – ответил Мерлин. – Ревнуешь?

 

Уилл даже рот раскрыл от изумления.

 

– Спи с кем хочешь, – наконец, выдавил он из себя. – Мерлин, я тебя не узнаю.

 

– Я все такой же, – пожал плечами Мерлин. – Уилл, не будь таким. Порадуйся за меня.

 

Несмотря на только что выслушанное оскорбление, Мерлину хотелось поделиться сокровенным. Рассказать хоть кому-нибудь, как ему хорошо с Артуром. Пусть тот до сих пор временами невыносим, но ведь он бывает и другим. Нежным, страстным, ласковым. Иногда может часами удерживать в постели, лениво целовать, трогать, щекотать, обнимая, прижимая к себе. Делая Мерлина счастливым.

 

– Ты по уши влюблен, – усмехнулся друг, довольно ощутимо щелкнув по левому уху.

 

– Да, – подтвердил Мерлин. – Он замечательный.

 

– Он обращается с тобой, как с собакой, – возразил Уилл.

 

– В нем течет королевская кровь и однажды он сядет на трон Камелота, а я его слуга, – напомнил Мерлин. – Никто бы не понял, если бы он вел себя со мной иначе. И… это Артур.

 

– Ты писал, что он настоящая задница.

 

– Так и есть, – согласился Мерлин. – Но это ничего не меняет.

 

Уилл помолчал.

 

– Он приехал сюда из-за тебя?

 

Мерлин отвел глаза и примостился на местами обугленный ствол.

 

– Нет.

 

– Разве? – Уилл наморщил лоб. – Я думал, он помчался сюда, потому что здесь – ты. Мерлин, ты же сам сказал, что он в тебя влюблен!

 

– Я этого не говорил, – спорить с Уиллом было сложно, но и врать лучшему другу Мерлин не собирался. – Просто Артур – настоящий рыцарь, не смог пройти мимо нападения бандитов. Еще, думаю, вмешалась леди Моргана, она имеет на него большее влияние. Его чувства ко мне тут не причем.

 

– Я не понимаю, – Уилл подошел к Мерлину и присел на корточки. – Так что между вами происходит?

 

– Что-то замечательное, – улыбнулся Мерлин. – Просто я не благородная леди, было бы глупо на что-то рассчитывать… на что-то особенное.

 

– Ты особенный, – напомнил Уилл. Вот теперь он окончательно стал самим собой. Старина Уилл! – Неужели он этого не заметил?

 

– Ты про магию? – уточнил Мерлин. – Я скрываю ее изо всех сил.

 

– А если он узнает? – Уилл поднялся на ноги и привалился к стволу рядом. – Он должен простить тебя.

 

– Я не хочу ставить Артура перед таким выбором, – Мерлин решительно поднялся на ноги и посмотрел на начавшее клониться к западу солнце. – Мне пора. Я нужен Артуру.

 

Уилл не стал его останавливать.

 

…………

 

Мерлин оказался прав. Стоило ему приблизиться к собственному дому, как до него донесся раздраженный оклик. Мерлин поспешил на зов. Артур был во дворе, жевал краюху хлеба. Его волосы слиплись от пота, а подмышками у рубахи расплывались темные пятна. Движение, которым он повернулся к Мерлину, вышло резким, злым. Все это свидетельствовало об одном: Артур только что в очередной раз пытался сделать из эалдорцев хоть какое-то подобие воинов.

 

– Хочешь умыться? – предположил Мерлин.

 

– Именно, – подтвердил Артур и засунул в рот последний кусок.

 

Мерлин послушно отправился за ведром и ковшом. На улице было тепло, так что греть воду не требовалось. Да и прохладная лучше снимала мышечную усталость и освежала.

Покачиваясь под тяжестью ведра, Мерлин дотащил его до Артура и взялся за раздевание. Принц позволил снять с себя пропахшую рубаху и по-собачьи встряхнулся, когда Мерлин безо всякого почтения перекинул ее через плетень.

 

– Наклонись, – попросил он Артура, зачерпывая воду ковшом.

 

Тот так и сделал. Струя ударилась о светловолосую макушку, принц вздрогнул и поднял руки, запуская пальцы в пряди. Мерлин окатил его еще раз, и еще – пока волосы, плечи, грудь не намокли, а сам Артур не начал довольно фыркать и поругивать Мерлина. Что тот и льет неправильно, и вода холодная, и… Дальше Мерлин слушать не стал, пропустив привычное ворчание мимо ушей.

 

Омовение прекратилось. Мерлин подал Артуру полотенце, тот растерся быстрыми энергичными движениями и присмотрелся.

 

– Что случилось?

 

Мерлин поднял брови.

 

– О чем ты?

 

– У тебя такой вид, будто я только что отправил тебя в колодки, а такого не было, – заметил Артур.

 

– Тебе показалось, – уверил его Мерлин. – Сейчас принесу тебе чистую рубашку.

 

Полумрак родного дома подействовал на Мерлина успокаивающе. Уилл, сам того не зная, разбередил рану. Сомнения с удвоенным рвением принялись терзать Мерлина. Он хотел верить, что их с Артуром связывает нечто большее, нежели постель. Хотел верить словам Дракона и матери, но если он обманывает себя?

 

Мерлин вытащил из тюка рубашку и зашагал обратно к Артуру.

 

Принц ее отобрал, решив, видимо, обойтись без помощи. Ткань скользнула вниз, облепила все еще влажное тело, пристала к спине и собралась складками на талии. Артур потряс головой, оставляя темные капли на рубашке, а потом засунул палец в ухо – избавляясь от попавшей туда воды.

 

– Можешь быть свободен, – сказал он чуть погодя. – Мне нужно проведать вашего кузнеца.

 

И Мерлин, неожиданно сам для себя, протянул руку и положил ее Артуру на плечо.

Тот недовольно обернулся.

 

– Я разговаривал с Уиллом, – начал Мерлин. – Он назвал меня твоей подстилкой.

 

На лице Артур не дрогнул ни один мускул.

 

– Продолжай, – попросил он.

 

– А потом спросил, почему ты приехал сюда, в Эалдор. Я объяснил, что ты рыцарь и леди Моргана, наверняка, вмешалась, но он не поверил. Думает, ты испытываешь ко мне чувства.

 

– Испытываю, – подтвердил Артур. – Ты непроходимый идиот. И мне жаль, что я не могу пойти и вправить Уиллу мозги, сейчас на счету каждый. Но когда мы прогоним банду, я обязательно это сделаю.

 

Мерлин убрал руку, сжал губы и отошел на шаг. Он уже жалел, что завел этот разговор. Эалдор плохо на него действовал. Он не чувствовал себя здесь слугой наследного принца. Он был просто Мерлином. И никак не мог избавиться от глупых мечтаний.

 

– Иди к кузнецу, он рано ложится. Его работа начинается с рассветом, – сказал Мерлин.

 

Артур поморгал и глубоко вздохнул. А в следующее мгновение они уже оказались надежно спрятанными в полутьме дома. Артур, недолго думая, прижал Мерлина к стене, так, что того задели по щеке развешанные сушиться травы, раздвинул ему коленом ноги и заставил поднять руки, удерживая запястья пальцами одной руки.

 

– Значит, ты и друзей выбираешь таких же, – пробормотал Артур. – Болванов.

 

Мерлин задохнулся от возмущения, открыл рот, чтобы возразить, но не успел. Артур склонился и мягко поцеловал его. Это было необычное ощущение: принц удерживал его не в самой удобной позе и был откровенно груб, поэтому контраст от легкого, изматывающее нежного прикосновения губ вызвал волну мурашек. Мерлин всхлипнул и дернулся навстречу. Артур отпустил его руки, позволяя обвить их вокруг своей шеи, что Мерлин не преминул сделать. Колено проехалось вверх-вниз, спровоцировав еще одну волну мурашек. Мерлин жадно скользнул ладонями по плечам и разочарованно застонал, когда Артур отстранился.

 

– Ты же сказал, кузнец рано ложится, – произнес принц. Глаза у него поблескивали.

 

Мерлин отпихнул его от себя, разозленный очередным поддразниванием. Артур перехватил его руку и провел свой любимый прием, ловя Мерлина в захват.

 

– Я скоро вернусь, – пообещал он. – И вот что: в одном твой Уилл не ошибся.

 

– Что я твоя подстилка? – глухо поинтересовался Мерлин.

 

Артур потерся носом о его шею, дунул на затылок и поцеловал в макушку.

 

– Ты понял, о чем я, – шепнул принц и освободил Мерлина. Тот привычно растер покрасневшие запястья и проводил взглядом уходящего Артура.

 

Нотки злости смешивались с возбуждением, хотелось прикоснуться к полувставшему члену. Вместо этого Мерлин прижался к стене, обнял сам себя и уставился в темноту.

Все сомнения смыло, как приливом. Он повернулся, вдохнул густой запах сушеных трав – ромашки и зверобоя, и закрыл глаза, боясь, что иначе просто не справится с зарождавшимся внутри восторгом. Магия тоже будто взбесилась, норовя второй раз за день вырваться из-под контроля. Мерлин прикусил губу, возвращая ее в нужное русло, и подумал, что навсегда запомнит эти минуты.

 

Благодарим за игру. Доступ обратно будет открыт через 5 минут.

В груди щемило, пальцы дрожали. Он откинулся на спинку кресла, пытаясь выровнять дыхание. Сзади послышался какой-то шум, с головы исчезла тяжесть, а на плечи легли чужие ладони. Сразу стало спокойно и легко.

 

– Как ты? – донесся вопрос откуда-то сверху.

 

Он поднял глаза. За ним внимательно наблюдали. Лоб прорезала озабоченная морщинка, взгляд был напряженный, цепкий.

 

Колин прижался щекой к лежащей на правом плече ладони, вторую накрыл своей рукой.

 

– Сейчас, дай мне несколько минут, – попросил он.

 

В комнате воцарилась тишина, за исключением тихого равномерного присвиста. Спустя вязкие, томительные секунды он понял, что послужило источником звука. Джетро любил спать на подоконнике.

 

– Тебя выкинуло раньше? – уточнил немного погодя Колин. Морок почти сошел, но расцепляться с Брэдли совершенно не хотелось.

 

– Да, минут на десять. Я как раз успел очухаться, когда тебя отключило, – голос у Брэдли был непривычно тихий. Он говорил шепотом, и этот шепот настраивал Колина на совершенно нерабочий лад.

 

– Спасибо, – поблагодарил он, и задрал голову.

 

Брэдли улыбался.

 

– Я обещал Нилу за тобой присматривать.

 

– Прекрати, – попросил Колин.

 

– Ладно, – Брэдли попытался убрать руки, но потерпел поражение. Никак не прокомментировав это, он продолжил. – И что, вопроса не будет? Насчет слов Артура?

 

– А что там спрашивать? – Колин хмыкнул, принимаясь рассеянно гладить костяшки Брэдли кончиками пальцев. – Даже Мерлин понимает, что Артур потащился в Эалдор потому что без памяти влюблен.

 

– Он влюблен с памятью, – рассмеялся Брэдли. – Но его чувства к Мерлину – одна из причин. Главнейшая. Кстати, тебя не удивила реакция Демпси? Его Уилл увидел.

 

Колин потерся щекой о ладонь.

 

– У него двести сорок, я пару раз болтал с ним. Мы знакомы, он тоже цифровал какого-то парня для «Доктора Кто». Так что, наверное, он, как и мы, с погружением на двести тридцать пять играет. Студия должна проверить и второстепенных персонажей.

 

– И видят ли они «глубокие» уровни, – согласился Брэдли. – Хватит придуриваться, ты уже давно пришел в себя.

 

– Не будь такой задницей, – протянул Колин, копируя Мерлина.

 

Счастье, испытанное в игре, до сих пор держалось внутри. И смешивалось с ощущениями, накатывавшими всю последнюю неделю. Визит Нила, вопреки ожиданиям Колина, не разрушил начавшее зарождаться… что-то. Брэдли резко изменился. Колин все чаще и чаще ловил на себе долгие изучающие взгляды, скользившие по его телу и лицу, заставлявшие поводить лопатками, слегка краснеть и мечтать по ночам. Пропали шуточки. Брэдли теперь очень старательно избегал сексуальной тематики, но это только усугубило ситуацию. Воздух, казалось, искрил от непонятной эротичности происходящего. Колин почти не мог смотреть на Брэдли, его начинало «вести», он «плыл», наблюдая, как «его принц» разливает чай по чашкам, ставит разогреваться еду в микроволновку или обхватывает горлышко бутылки губами, собираясь пить. Раньше его бы это испугало и окончательно повергло в депрессию, но сейчас Колин откровенно наслаждался своим ожиданием. Недавние сомнения и упаднические настроения исчезли, оставив после себя недоумение. Он еще не знал, как и когда все произойдет, но это было не важно.

 

Брэдли продолжал сопротивляться – на него по-прежнему действовали убеждения отца и выработанные собственные, но поддавался. И осознание этого повергало Колина в эйфорию, вынуждая забыть, что пока их отношения оставались, по сути, дружескими.

 

– Наглый ублюдок, – пробормотал Брэдли и выскользнул из хватки. – Я в душ.

 

Колин разочарованно вздохнул и посмотрел в монитор.

Работать не хотелось, но следовало сохранить кусок и запрограммировать действия на завтра. За окном уже было темно, часы показывали начало второго ночи.

 

Пальцы застучали по клавишам, на экране появились прописываемые команды. Колин быстро проверил, не допустил ли он где ошибок. Полноценный тест он устроит утром.

 

Выключив компьютер и поправив шлем, он подошел к Джетро, почесал его под горлом и привычно поцеловал в мягкое теплое пузо. Хорек блаженно фыркнул и распахнул сонные глаза.

 

Колин оттащил его к себе, уложил на подушку и прислушался. Дверь ванны хлопнула, чуть погодя открылась другая – в комнату к Колину.

 

– Свободно, – сообщил полуголый Брэдли, растирая волосы полотенцем.

 

– Не пойду прямо сейчас, – Колин пошарил в шкафу в поисках свежей футболки. Несмотря на установившуюся жару, по ночам было свежо. – Ты там устроил парилку и все мокро.

 

– Мерлин бы на твоем месте не жаловался, – заметил Брэдли, перекинув полотенце через плечо.

 

– Конечно, – отозвался Колин, выволакивая на свет нечто похожее на искомую вещь. – Мерлин бы принимал душ вместе с Артуром.

 

Брэдли слегка откинул голову и прищурился.

 

– Тогда в ванне было бы еще мокрее.

 

– Мерлин бы сумел это пережить, – мельком взглянув на Джеймса, ответил Колин.

 

– Такой неприхотливый, – поддел Брэдли.

 

– Артур его недооценивает, – Колин забрал приготовленные вещи и подошел к напарнику. – Дай пройти, ковбой. Так и быть, пойду дышать напущенным тобой паром.

 

– Я принц, а не ковбой, – напомнил Брэдли и сделал шаг сторону. Колину хватало места, чтобы пройти, но для этого нужно было почти прижаться к Джеймсу.

 

– Сейчас ты в деревне. Поэтому – ковбой, – Колин мягко оттолкнул Брэдли, скользнув ладонью по все еще немного влажной груди, и протиснулся.

 

В душе ему явно придется не только помыться.

 

…………

 

Было уже почти четыре, но сон не шел к нему. Мысли перескакивали с одного на другое, ни на чем не желая задерживаться. Колин вспоминал Арму, почему-то – школу, старых друзей. Потом очутился в Лондоне: первые полгода в столице, поиски жилья, появление Джетро – обоих Джетро, в его жизни. Девушки, от которых остались не имена или лица, а смутные образы, сливавшийся в один, пряный, нежный. Он немного скучал по ним. А потом все заполнилось Брэдли и Артуром, Камелотом, картами Уэльса, книгами, посвященными легенде. Колин снова и снова переживал знакомство с Джеймсом, и страшно удивлялся тому, что они когда-то не знали друг друга и – могли не узнать. Последнее вообще заставляло судорожно вцепиться в подушку и начать гладить мирно спящего хорька.

 

Колин в очередной раз перевернулся на другой бок, уставился широко распахнутыми глазами на противоположную стену и сдался. Бороться с бессонницей было бесполезно.

Он встал, устало поморгал и прошлепал на кухню. Резкий электрический свет заставил болезненно поморщиться и закрыть глаза. Колин на ощупь добрался до кофеварки, подержался за нее, медитируя, и полез в шкафчик за кофе. Глаза пришлось открыть, что вызвало у него массу неприятных ощущений.

 

Он успел засыпать заранее перемолотые зерна и добавить воды, когда на кухню ввалился отчаянно зевающий Брэдли.

 

– Я думал, ты завязал, – раздраженно пробубнил он сквозь очередной зевок.

 

– Мне не спится, поэтому я решил…

 

Брэдли молча выдернул шнур из розетки, булькавшая кофеварка обиженно затихла. Колин мрачно проследил, как погас огонек на приборной панели.

 

– Брэдли.

 

– Нет, – отрезал тот.

 

Колин понял, что спор выйдет безрезультатный. Налив себе холодного сока, он выпил его, поставил стакан на стол и поднял руки.

 

– Хорошо, видишь, никакого кофе. Я иду спать.

 

Брэдли скрестил руки и промолчал. Колин выждал немного и ушел. Он вернулся в кровать, чувствуя легкую злость на Брэдли. Тот бродил по квартире. Щелкнул выключатель на кухне, потом другой, ведущий в ванную комнату. Послышался характерный звук, потом шум сначала сливаемой воды, затем – бегущей из-под крана. Еще один щелчок, шаги, скрипнувшая дверь…

 

– Придется тебе подвинуться, – безапелляционно сказал Брэдли, входя в комнату Колина, нагруженный подушкой и одеялом.

 

– Ты спятил? – уточнил тот, укрываясь до горла. Это было глупо – Колин спал в футболке.

 

– Нет. Но если бы я не проснулся отлить, то не услышал бы тебя. Умей достойно принимать расплату за совершенные глупости, рецидивист, – посоветовал Брэдли, швырнув подушку на постель. Джетро поднял голову и уставился на него. – А ты, приятель, будешь страдать за компанию.

 

Колин сел.

 

– Я дам тебе слово, что больше не буду сбегать по ночам ради чашки кофе, – нервно пообещал он.

 

– А ты уже меня заверял в этом, – не поддался Брэдли, укладываясь, и закутался в одеяло.

 

– Я не могу с тобой спать, – заявил Колин, впадая в панику.

 

– Можешь. Я не храплю и не порчу воздух, – невозмутимо ответил Брэдли.

 

– Я не в этом смысле, – обреченно уточнил Колин.

 

– И не в этом смысле тоже. Морган, в твоих интересах сейчас лечь и заснуть. Я никуда не уйду, – после этих слов Брэдли притянул себе под бок хорька и поерзал, устраиваясь поудобнее.

 

Колин в отчаянии запустил пальцы в волосы, потер шею свободной рукой и, осознав, что это совсем не шутка, лег. Их с Брэдли разделял почти фут.

 

– Ты не боишься, что ночью… ну я не знаю… – Колин облизнул губы.

 

Брэдли смерил его взглядом.

 

– Я боюсь, что ты опять станешь похож на зомби. Спи, – он отвернулся, дав понять, что разговор закончен.

 

Колин потратил несколько секунд на лицезрение обнаженной почти до талии спины, беззвучно выругался и последовал примеру Брэдли, очень надеясь, что член прислушается к голосу разума и не встанет. Засыпать с эрекцией было и вовсе невозможно.

 

Но, удивительно дело, промаявшись минут пятнадцать, Колин уснул, убаюканный слаженным сопением Брэдли и Джетро.

 

Это был первый раз за последние недели, когда, засыпая, он не завидовал Мерлину.

 

Мы знакомы, он тоже цифровал какого-то парня для «Доктора Кто». – Джозеф Демпси, исполнитель роли Уилла, снимался также в «Докторе Кто», в эпизоде 4.06 «The Doctor's Daughter».

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 4; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.032 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты