Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава восемнадцатая. Вдали шумела вода. Он поморщился, но глаза открывать не стал

Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  6. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  7. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  8. Глава 1
  9. ГЛАВА 1
  10. Глава 1

Вдали шумела вода. Он поморщился, но глаза открывать не стал. Прибой успокаивал, грохотал мелкой галькой, возвращал к сновидению…

 

«Какой еще, нахер, прибой?»

 

Брэдли выпрямился и со стоном откинулся назад. Голова гудела, было тошно и сонно – как после хорошей дозы нитразепама. Он прислушался и выругался.

 

На кухне действительно шумела вода, и стоял непонятный грохот. Он собрался с силами, качнулся вперед и буквально вывалился из кресла. Уцепившись руками за столешницу, Брэдли постоял пару минут. Наконец, его перестало крутить, и он, растирая на ходу лицо, направился на звук.

 

Свет заливал помещение, отражался от хромированных шкафчиков и резал глаза. Кран был открыт на полную, а на полу на корточках сидел Колин и вытирал кафель яркой желтой тряпкой. Другая рука была полна чего-то. Присмотревшись, Брэдли опознал осколки стекла от стакана.

 

– Эй, ты разбил… Морган, ты порезался? – обеспокоенно спросил он, приметив, что именно вытирает Колин.

 

– Не твое дело, – буркнул тот, выпрямляясь.

 

Колин ссыпал осколки в мусорное ведро, громыхнул крышкой и засунул руку под кран. Брэдли подошел поближе. Кровь все еще шла, окрашивая воду в розоватый цвет. Колин дернул плечом, стоило Брэдли приблизиться, и попытался отстраниться.

 

И вот это уже откровенно взбесило.

 

– Какого черта тут происходит?

 

– Да пошел ты, – резко ответил Колин и рывком завернул кран. – И твой Артур тоже.

 

Брэдли осекся на полуслове и хмуро привалился к плите. Они играли почти без перерыва последние несколько суток, и это не могло не сказаться. Он очень плохо помнил эти несколько дней: сплошная дымка и полузабытье. Кажется, они что-то ели и пили, совершенно точно делали перерыв на сон, но до конца так и не «выныривали», оставались наполовину собой, наполовину – собственными персонажами. Отчасти так оказалось проще: сейчас Брэдли восстанавливал цепочку событий, и некоторые из них ему не слишком нравились. Например, совместная ночевка (кажется, он обнимал Колина, когда они спали), или столкновение в темном коридоре, закончившееся, вроде бы, поцелуями.

 

И игра – постоянная, изматывающая, уже слегка поднадоевшая. Уровень был тяжелый, шел плохо, развилок опять накопилось великое множество, а уж тесты Анхоры… В какой-то момент Колину пришлось спрятать телефон под подушку и усесться сверху: Брэдли хотел позвонить Кэппсу и наговорить много глупостей. В итоге все ограничилось хлопаньем дверью и злющим Артуром в следующей серии отыгрышей.



 

Они оба устали, как собаки, и ждали финального испытания как избавления. Если удастся пройти с первого раза, все, дальше уже конец уровня, где никогда не возникало проблем. Кроме того, благодаря эксперименту ВВС им не потребуется наигрывать альтернативный вариант прохождения, программа напишет код сама.

 

И они справились! Брэдли видел мельком монитор Колина. Артур все сделал правильно.

Так почему Колин вместо того, чтобы вздохнуть от облегчения, пьет воду и бьет стаканы?

 

– Мы же почти прошли? – озвучил Брэдли свою мысль.

 

Колин странно посмотрел на него. Губы его дрожали, а руки мелко тряслись.

 

– Да, точно, мы почти прошли, – Колин протяжно выдохнул и ломано улыбнулся. – А Мерлин, знаешь, уже успел прикинуть, какой высоты костер сложат для принца Камелота. Как думаешь, жженая королевская плоть воняет так же, как и обычная?



 

– Розами пахнет, – рявкнул Брэдли. – Мерлин…

 

– Чуть не умер там, – отрезал Колин, скрещивая руки на груди. – Ты правда не понимаешь?

 

– Четыре месяца назад ты рисовал, как принц Артур запихивает себе кишки в живот! Тебе было смешно! – припомнил Брэдли старую обиду.

 

Краска схлынула с лица Колина, оставив выделяться темные покусанные губы и глубоко посаженные глаза.

 

– А сейчас мне не было смешно, – ирландский акцент усилился и сделал речь плохо понятной.

 

– Как переменчиво, – хмыкнул Брэдли. – В вас с Мерлином действительно есть что-то женское.

 

К удару он не был готов, поэтому полноценно среагировать на него не успел. Кулак проехался по скуле, Брэдли отпрянул, а потом, повинуясь инстинкту, дернулся и поймал Колина в захват. Любимый артуровский приемчик сработал и сейчас, с ними.

 

– Пусти меня, – Колин рванулся изо всех сил. Брэдли с трудом его удержал.

 

– Чтобы ты мне опять врезал? Я не идиот, – драки действительно не хотелось.

 

– Блядь, я сказал, отпусти меня! – таких ноток в речи Колина Брэдли не слышал никогда.

 

Он разжал руки сразу, борясь с желанием отойти в сторону, а то и сбежать к себе. Колин в ярости был непредсказуем.

 

Колин повернулся к нему лицом, сгреб ткань футболки на груди и притянул к себе.

 

– Ты не знаешь, что это такое – видеть, как… и что я чувствовал при этом. Так что засунь свои слова себе в задницу, Джеймс.

 

Брэдли молчал, пережидая вспышку. Пусть выговорится, а потом можно будет попытаться разобраться, что к чему. Колин еще пару секунд подержался за него, затем отпихнул назад и нервно провел рукой по волосам. Взгляд стал «бегающим», будто Колин из злости сразу впал в смятение и не знал теперь, что предпринять. Сам Брэдли рассержен не был. Скорее, он не понимал, почему Колин настолько переживает.

 

– Это всего лишь пиксели, – сказал Брэдли, сделав шаг по направлению к напарнику, и моментально осознал, что ляпнул что-то не то.

 

Колин взвился, в глазах появилось шальное и дикое. Рвано вздохнув, он отвернулся, ударился бедром о холодильник, чертыхнулся и вылетел с кухни. Брэдли моргнул и потер скулу ладонью. Кожа саднила, а на душе было паршиво. Брэдли смутно догадывался, что виноват каким-то боком в состоянии Колина, но что именно он сделал не так, где допустил промах – оставалось загадкой.

 

Заниматься разгадыванием которой прямо сейчас Брэдли желал меньше всего. Он был не в лучшем состоянии после устроенного ими марафона. Хотелось поесть, вымыться, а потом валяться на кровати и бездумно переключать каналы, не задерживаясь ни на глупых шоу, ни на очередном выпуске новостей.

 

А Колин со своими истериками пусть катится куда хочет.

 

Дойдя до этой мысли, Брэдли включил чайник и чуть не вылил на себя молоко. Джетро вылез из-за хлебницы и просительно дотронулся лапой до штанины джинсов. Брэдли подхватил хорька на руки и вышел в коридор. Колин как раз заканчивал завязывать шнурки на потрепанных кроссовках.

 

– Конечно, иди, – нарочито спокойно заговорил Брэдли, чувствуя, что теперь и он вот-вот взорвется. – Твоего голодного хорька я покормлю сам.

 

Эффект от слов превзошел все ожидания. Брэдли пожалел, что поддался мелочному желанию отомстить за сцену. В установившейся тишине было хорошо слышно, как сопит Джетро, недовольный не самым удобным положением тела.

 

– Я сейчас возьму шлейку и заберу его с собой, – тихо и ровно сказал Колин.

 

– Нет, – качнул головой Брэдли и погладил гладкую шерстку, старательно избегая смотреть на Колина. – Иди.

 

Спустя несколько секунд замок глухо звякнул, закрываясь, а Брэдли поплелся обратно, продолжая машинально почесывать притихшего Джетро.

 

Насыпав ему корм и разогрев себе очередной полуфабрикат, он как раз устроился с тарелкой на постели, когда запищал телефон. Брэдли перевернулся на живот, шикнул на пытавшегося стащить кусочек хорька и снял трубку. Звонил Микки.

 

Они не разговаривали уже довольно давно. Последний раз, когда Микки консультировал его по контракту с ВВС. Потом началась вся эта чехарда с погружением и спятившим Морганом, а Роуэн пропал. Очередная командировка и какое-то нудное дело, точно.

 

-…и теперь я наслаждаюсь отдыхом, парень. А какую девчонку я вчера подцепил в баре! Тебе бы понравилась. Уж всяко получше твоей Ханны, – Микки несло уже двадцать минут, Брэдли жевал под его излияния, не забывая вовремя мычать.

 

– Мы расстались, – вставил он, все-таки поделившись с Джетро куском курицы. Хорек с урчанием впился в добычу зубами.

 

– Она тебя бросила? Как ты? – слышать искреннее беспокойство было приятно.

 

– Ханна зимой выходит замуж, – Брэдли запрокинул голову назад, допивая пиво.

 

– Не похоже, что ты расстроен, – откликнулся Микки. Голос друга снова стал довольным.

 

– Было бы из-за чего переживать, – усмехнулся Брэдли.

 

– Так-так. У тебя кто-то есть? – торжествующе произнес Микки. – Рассказывай. Опять блондинка? Или ты образумился и перешел на брюнеток?

 

– Отвали, – Брэдли рассмеялся и поставил бутылку на пол.

 

– У нее третий размер? – откровенно веселился Микки. – Не томи уже!

 

– Нет, ничего похожего, – сдался Брэдли.

 

– Так все-таки кто-то действительно есть, – подытожил Роуэн.

 

Брэдли выдохнул, бездумно уставился на черное пятно между ушами Джетро и кивнул.

 

– Да, вроде того.

 

Он был благодарен, что Микки, удовлетворившись ответом, не стал расспрашивать дальше. Брэдли не был до конца уверен, солгал он приятелю или нет. А если не солгал – что именно имел в виду.

 

…………

 

– Сир! Сир! – Артур почувствовал, как холодные капли окропили его лицо, и выругался.

 

– Кендрик? – позвал он негромко, распахнув глаза, и протянул руку. Кендрик ухватил его за запястье и потянул на себя, помогая встать.

 

Артур огляделся. Они были в лесу, на мирной с виду полянке… ничуть не похожей на побережье, где Анхора предложил ему выпить яд.

 

И Артур его выпил.

Но он жив. А значит…

 

– Мерлин! – крик рванулся из груди прежде, чем Артуру удалось взять себя в руки.

 

– Его здесь нет, – Кендрик вздрогнул. – Он прискакал в Камелот, сказал, что нашел вас без сознания и остался помочь лекарю сварить настойку. А нас сэр Лион отправил сюда. Мы так рады, что вы убили колдуна! Посевы снова воспрянули, и с зерном все в порядке!

 

Артур прикусил губу и огляделся. Рядом с Кендриком маячил злополучный сэр Орсен. Артур мысленно воздал хвалу Лиону, отправившему за ним именно этих двоих, не отличавшихся особым умом, зато могущих похвалиться силой. Отцу было совсем не обязательно знать, что сын решил выпить яд и пожертвовать своей жизнью ради слуги. Мерлин бы не отделался ни колодками, ни темницей, да и самого Артура ждало нечто большее, нежели отцовский подзатыльник.

 

Но вместо запоздалого страха перед возможным недовольством и наказанием, и облегчения, что с королевством снова все в порядке, Артура мучило другое. Почему Мерлин не приехал с ними? Отправил одних искать его? Единственным приемлемым объяснением являлось предположение, что его не пустил Гаюс. Это было бы мудро со стороны старого лекаря, догадывавшегося о многом, но умеющим держать язык за зубами. В отличие от своего ученика, кстати. Болтливость Мерлина превышала все допустимые нормы.

 

– Сир, вы сможете сесть на лошадь? – Орсен смущенно потоптался на месте. Артур понимал его: рыцарям было не по себе видеть его слабым. Сложись все иначе, Артур бы отказался от поездки верхом. Его сильно подташнивало. Снадобье Анхоры плохо легло на голодный желудок.

 

Но делать было нечего. Артур с помощью Кендрика доковылял до привязанного к осине жеребца, успокаивающе погладил его по боку и с трудом залез в седло. Оба провожатых последовали его примеру. Артур тронул поводья, переждал приступ дурноты и отправил коня шагом. Быстрее ехать не получилось бы физически, да и Артур не спешил в Камелот, не желая опять врать отцу и (в этом принцу не хотелось себе признаваться) слегка побаиваясь реакции Мерлина. Сейчас он четко вспомнил выражение лица любовника, слышал его отчаянный протест, и глупо было бы надеяться, что Мерлин промолчит по возвращению Артура в Камелот.

 

И Артура не спасет то, что он – принц, а Мерлин – всего лишь безродный крестьянин, отданный ему в услужение. Артур так погрузился в продумывание их будущего разговора, что не сразу заметил быстро приближающегося к ним всадника.

 

Он остановил лошадь и молча воззрился на запыхавшегося Мерлина. Тот еще пару раз глубоко вздохнул, пытаясь прийти в себя. Кендрик протянул ему флягу с водой, и Мерлин отпил немного.

 

– Я привез лекарство, – твердо сказал он. – Но его нужно принять немедленно. Сэр Кендрик, сэр Орсен, король благодарит вас за помощь, но вы нужнее в городе. Раз уж я здесь, я сам позабочусь о его высочестве.

 

Рыцари переглянулись. Артур приподнял руку и движением кисти отпустил их, кивнув в сторону города. Не сговариваясь, оба пришпорили своих лошадей. Они знали своего командира не первый год. Будучи в недуге, принц становился невыносим, и все старались держаться от него по возможности подальше.

 

– Ты соврал про лекарство? – спросил Артур, когда рыцари скрылись из виду.

 

– Нет, – помотал головой тот и протянул ему пузырек. – Гаюс говорит, это тебя взбодрит.

 

Артур отвинтил крышку и вылил настойку в рот. К его удивлению, она была терпима на вкус.

 

– Пока все по-прежнему.

 

– Слезь с коня, – непочтительно сказал Мерлин и спешился первым. Артур решил, что не будет спорить из-за мелочи, и тоже спрыгнул вниз.

 

– Ты хочешь мне что-то сказать? – осведомился Артур, присаживаясь на траву. Голова все еще слегка кружилась.

 

Мерлин уселся рядом, обнял свои колени и заговорил.

 

– Я очень много, что хочу сказать, – слуга помялся. – Но тебя ведь интересует, что с городом? Ты можешь быть спокоен, проклятье снято, Камелот спасен. Анхора сказал, что ты чист сердцем, раз выпил яд, не дав это сделать мне.

 

– Вот как, – Артур прислонился затылком к дереву.

 

– Я не стал ему объяснять, что ты просто посчитал меня слишком слабым, чтобы разрешить мне принять отраву.

 

Артур ошеломленно повернулся.

 

– Мерлин, при чем здесь это?

 

– Тогда почему? – Мерлин упрямо смотрел перед собой. – Артур, ты же принц. Да, твой поступок спас королевство, но… ты должен был думать о своем долге.

 

– Мой долг, как будущего лорда этих земель, – медленно заговорил Артур, – заботиться о каждом человеке, живущем здесь. Но я следовал не только своему долгу наследника престола. Я бы никогда не допустил, чтобы ты еще раз выпил яд на моих глазах.

 

Мерлин вздрогнул. Артур закатил глаза. Разумеется! Этот идиот, что – умудрился забыть, как его чуть не убило питье из кубка, подаренного Байярдом?

 

– А. Понятно, – Мерлин еще сильнее сгорбился. – Ты почувствовал себя виноватым.

 

– Нет, – устало возразил Артур. – Я слабее, чем кажусь. Я не хотел, чтобы на моих глазах умер тот, кого я люблю.

 

– И ты решил, что для меня это будет проще? – Мерлин выглядел разозленным.

 

– Знаешь, я думал, что ты на мое признание отреагируешь несколько иначе, – заметил Артур, неожиданно приходя в хорошее настроение.

 

– Обязательно, – кивнул Мерлин. – Например, следующей ночью. А пока…

 

– Почему следующей?

 

– Тебе нужно отдохнуть. Гаюс заставит тебя прочистить желудок, когда вернешься. После этого у тебя не будет сил, – отмахнулся Мерлин.

 

– Скажи ему, что сделаешь все сам.

 

– Я не буду его обманывать, особенно в такой ситуации! – Мерлин возмущенно пихнул его в бок. – Артур.

 

Артур скосил на него взгляд. От былой шутливости не осталось и следа. Мерлин стал серьезен и сосредоточен.

 

– Что?

 

– Мне было плохо.

 

– Прости, – искренне извинился Артур и положил руку на плечо Мерлину.

 

Благодарим за игру. Вы сможете вернуться обратно через 5 минут.

 

Колин нажал «сохранить», убедился, что программа записала кусок, и подошел к Брэдли, аккуратно надевавшему шлем на Йорика. Не раздумывая, он опустился на край стола и скрестил руки на груди. Брэдли задрал голову и нахмурился.

 

Колин был бы рад опять разозлиться, но недавняя ссора и пережитые в игре эмоции не располагали к еще одному скандалу. Да и он почти успокоился, пока бродил по улочкам. Успел раскаяться, что чересчур близко к сердцу принимает отыгрыш. Извелся, вспомнив собственный срыв. Но когда он вернулся и увидел, что Брэдли играет – один, да еще и после пива (плевать, что сильно пьян он скорее всего не был), Колин надел шлем, запрограммировал на быстрое выкидывание по «обязательной паузе» и погрузился в работу.

 

А теперь он не знал, что сказать.

 

– Ты спятил? – поинтересовался он, подобрав слова.

 

– Нет, – Брэдли с ходу понял, что Колин имел в виду. – Знаешь, я тут подумал… Слушай, хватит так на меня смотреть!

 

– Я нормально смотрю.

 

– Я надеялся, что ты остынешь, – неприкрытое разочарование в голосе развеселило бы Колина, не будь тот так зол.

 

– О чем ты там подумал?

 

– Погружение. – Брэдли прикусил нижнюю губу и выпустил ее изо рта. – Я думал, про продолжительность отката. Ты ничего не замечал в последнее время?

 

Колин задумчиво потер подбородок о плечо.

 

– Нет?..

 

– Откат зависит не только от времени в игре. То есть, чем дольше мы играем, тем больше времени на возвращение обратно, это понятно. Но я обратил внимание, что оказывает влияние сама сцена. То есть то, что мы цифруем.

 

– Что ты имеешь в виду? – Колин заинтересованно подался вперед.

 

– Я довольно легко выныриваю после сцен с Кэти или Тони. А ты, кстати – после Ричарда и Энжел. Это раз.

 

– Они играют на стандартных двести тринадцати, значит…

 

– Видимо, когда мы работаем вместе с тобой, срабатывает эффект Монро, – усмехнулся Брэдли.

 

Колин порылся в памяти и припомнил: эффект Монро, он же эффект кумулятивности. Действительно, их глубинное погружение как будто накапливалось и резонировало друг с другом.

 

– Дело в партнере, – медленно проговорил Колин.

 

Брэдли отрешенно поднял на него глаза.

 

– Да. Но и этим все не ограничивается. Когда Артур и Мерлин… когда у них обычные сцены, мы приходим в себя немного быстрее, чем если они…

 

– Трахаются, – с удовольствием закончил его мысль Колин.

 

– Именно. Это два. Поэтому я не боялся играть сейчас один. Тебя не было в сети, все безопасно.

 

Колин насупился.

 

– Все равно, это было глупо с твоей стороны, – упрекнул он.

 

– Не глупее твоих переживаний из-за смерти, которой не было, – не остался в долгу Брэдли.

 

– Знаешь что…

 

– Знаю. Прости, – сменил тон Брэдли. – Так вот, насчет секса у меня две теории.

 

– Это какие же? – Колин решил оставить на потом разборки.

 

– Первая: во время секса в принципе сложно себя контролировать. Мы сосредоточены на ощущениях, своих и партнера. Более полно, чем обычно. И если в реале-то после оргазма надо отдышаться и прийти в себя, то виртуал еще больше «удерживает» нас в себе.

 

Колин медленно кивнул. Он не до конца понимал мысль Брэдли, но его слова походили на правду.

 

– А вторая?

 

Брэдли помялся.

 

– Нереализованные желания, – выдавил он после паузы.

 

– Что ты имеешь в виду?

 

– Подсознательные неудовлетворенные стремления. Сублимируем в игре, мозг не хочет расставаться с приятной ему иллюзией, и… вот тебе полчаса на приход в себя.

 

Колину показалось, что он задыхается. Ему ужасно хотелось уточнить, до конца ли Брэдли осознает, в чем он только что признался, но он не смел.

 

– И это бы объяснило, почему ты справляешься лучше, – закончил Брэдли, сосредоточенно покусывая внутреннюю сторону щеки.

 

– Объяснило? – переспросил Колин, пока не способный соображать.

 

– Помимо более высокого уровня устойчивости для тебя это желание не так запретно, как для меня. Поэтому тебе легче отстраниться от него. А я, получается, как дорываюсь и подсознательно пытаюсь продлить ощущения.

 

– Ты… я просто хочу уточнить, не послышалось ли мне, – Колин собрался с духом.

 

– Мне казалось, ты все понял еще когда мы ездили смотреть футбол, – равнодушно перебил его Брэдли.

 

– И как это сочетается с твоими заверениями: «Я не сплю с парнями»? – уточнил обескураженный Колин.

 

– Хотел бы я это знать, – негромко произнес Брэдли.

 

– И что теперь? – осведомился Колин, пытаясь разобраться, с какой стати он чувствует раздражение. – Кстати, ты можешь ошибаться с этой своей теорией. Особенно насчет секса.

 

– Могу, – Брэдли ожидаемо проигнорировал первый вопрос. – Точно мы вряд ли когда-нибудь узнаем.

 

– Если хочешь, поставим эксперимент, – пожал плечами Колин. Сейчас ему было безразлично, что подумает Брэдли. Ни стыда, ни смущения не осталось.

 

– Нет, – возразил тот. – Я не собираюсь ставить эксперименты над своей личной жизнью.

 

– Ты уже их ставишь, – возразил Колин. – Вся это затея, и мой переезд…

 

– Не сравнивай, – Брэдли поморщился. – Это другое.

 

– Да чем отличается?! – Колин окончательно разъярился. – Кстати, мы теперь опять поедем к Кэппсу?

 

– Прекрати нести чушь. Я не собираюсь рассказывать Джонни о своих сексуальных желаниях, – теперь и в голосе Брэдли было недовольство.

 

– Почему бы не рассказать о них мне? – Колин нагнулся вперед, уперся ладонями в грудь Брэдли и сглотнул. – Сколько ты собираешься вести себя, будто ничего не происходит? Ты же хочешь не меньше моего! Тебе нравится, так какого дьявола!

 

– О. – Брэдли откинулся на спинку и перехватил руки Колина за запястья. – Какая страсть.

 

Колин отпрянул, но Брэдли не пустил. Кресло, не выдержав шатаний, откатилось немного от стола, Колин, утратив равновесие, соскользнул со стола и ударился своими коленями о колени Брэдли. Тот поспешил встать – иначе все могло бы закончиться падением.

 

– Надо было забрать Джетро и свалить, – бессильно пробормотал Колин, старательно отворачиваясь.

 

– И мне бы опять пришлось ехать через весь город и уговаривать тебя вернуться, – улыбнулся Брэдли. В глазах заплясали хитрые искры.

 

– Зачем? – мрачно поинтересовался Колин.

 

– Я бы сильно скучал по Джетро. К слову, он сожрал половину моего ужина.

 

– Я же просил не кормить его чем попало! – воскликнул Колин. – По Джетро, значит.

 

Брэдли хмыкнул.

 

– И с кем бы я резался в «Mario Kart» и жевал пиццу в три часа ночи?

 

– У тебя полно друзей, – не согласился Колин. – А уж пицца это глупая причина даже для тебя. И для Артура.

 

– Артур не ест пиццу, – напомнил Брэдли.

 

– Ты меняешь тему, – Колин был не в настроении веселиться.

 

– Я не хочу, чтобы ты уезжал. Мне нравится то, как есть сейчас, – оставил попытки пошутить Брэдли.

 

Колин вздохнул. Он не мог сказать, что ему не нравилось. Постоянное ожидание, взгляды украдкой, неловкие прикосновения – во всем была своя прелесть. Но Колин так боялся, что все ограничится только этим, что был готов умолять хоть как-то разрешить напряжение между ними.

 

Вот и теперь: Брэдли стоял близко, вплотную, и будь все несколько иначе… Колин же не слепой. Сложно не заметить, когда кто-то так пялится на твои губы. Он опустил глаза, облизнулся, пронаблюдал, как расширились зрачки Брэдли, и вздохнул.

 

– Конечно. Сейчас ты не пьян, и из игры мы вышли давно, – досадливо сказал он, предприняв очередную попытку высвободиться.

 

– Ну ты и придурок, – с искренним восхищением сказал Брэдли и склонил голову набок. Его губы осторожно коснулись щеки Колина, «проехались» в сторону и остановились.

 

– Я живу с идиотом, – шепнул тот, обнимая Брэдли за шею.

 

– Отомщу в игре, – пообещал тот и высвободил запястья Колина. Положив руку ему на затылок, Брэдли сделал шаг вперед и поцеловал – уже по-настоящему.

 

Колин вздохнул, подавился воздухом и подумал, что он, наверное, спит. Или перепил в пабе и теперь у него галлюцинации. Или…

 

Но ощущения были чистыми и четкими, он слышал запах Брэдли, чувствовал прикосновение его пальцев к своим волосам, и во рту у него хозяйничал язык, с которым Колин успел вполне неплохо познакомиться.

 

– Решил «поиграть в Гвен»? – спросил Колин, когда они перестали целоваться.

 

Брэдли нахмурился, а потом, видимо, припомнил четвертый уровень и то, как все начиналось у Артура с Мерлином.

 

– Учитывая, что там творится, – он указал жестом на монитор, – скорее, я играю в Артура.

 

– Не до конца, – Колин провел пальцем по шее Брэдли.

 

– Наберись терпения, – отозвался тот и убрал руки. – Пойдем. Пора кормить великих волшебников и их магических зверей.

 

– Джетро лопнет, – рассмеялся Колин. Ему впервые стало легко на душе после изматывающих длинных дней.

 

– Ты недооцениваешь его потенциал, – Брэдли свистнул, подзывая хорька, и подтолкнул Колина. – Давай, иди.

 

Усаживаясь на стул и наблюдая, как Брэдли колдует над микроволновкой, Колин с трудом сопротивлялся желанию подойти, вцепиться в него и не отпускать. Он даже близко не мог разобраться в мотивах партнера, его желаниях и мыслях, но Колина продолжало «клинить» на нем, страшно, дико, до покалывания в пальцах и мурашек по коже.

И ради того, чтобы унять эту бешеную жажду, стоило ждать сколь угодно долго.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 4; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Интерлюдия вторая. Игра нон-стоп. | Глава девятнадцатая. Сбежать в клуб вряд ли стоило считать разумным поступком
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.057 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты