Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Операция «Возьмём

Читайте также:
  1. КООПЕРАЦИЯ
  2. ЛФК при операциях на органах брюшной полости
  3. Налог по хозяйственным операциям движения основных средств.
  4. Об умственных операциях
  5. Операция удаление зуба. Инструменты для удаления зубов. Осложнения операции удаления зуба.
  6. Практическое занятие 7. Ипотечное кредитование как активная операция коммерческих банков (2 часа)
  7. Разделение и кооперация труда
  8. Расчет нормы технологических потерь на основных операциях технологического процесса
  9. Учет расчетов с персоналом по прочим операциям

айсберг за вымя!»

Нет ничего более грандиозного в антарктических

водах, чем айсберги. Это воистину зрелище для богов

– если те рискнут покинуть рай и хорошенько помёрз-

нуть в не обжитой богами части света. Плывёт тебе

навстречу гора льда, по сравнению с которой боль-

шой океанский корабль кажется забавной детской иг-

рушкой, – и каким напыщенно-хвастливым представ-

ляется гордое убеждение человека в том, что он вла-

дыка природы. Какой там владыка! Случайный бродя-

га, пущенный переночевать сердобольной старушкой,

имеет куда больше оснований считать себя хозяином

дома.

Как свободные флибустьеры, бороздят айсберги

воды морей, и встреча с ними, как и с пиратами, иной

раз не сулит ничего хорошего. «Титаник», краса и гор-

дость мирового пассажирского флота, столкнувшись

с айсбергом, лопнул как мыльный пузырь. Кто зна-

ет, сколько кораблей, безвестно исчезнувших в океан-

ской пучине, разделили судьбу «Титаника»?

Об этом могут рассказать Лишь бог или морская

гладь…

Ибо радио появилось совсем недавно, а корабли не

возвращались домой и тысячи лет назад.

Место рождения гигантских айсбергов – главным

образом Гренландия и особенно Антарктида. Навер-

ное, после извержения вулкана нет в природе явле-

ния более впечатляющего, чем падение в море чу-

довищной глыбы льда. Мне рассказывали, что одна

американская киноэкспедиция четыре месяца кара-

улила ледник и зафиксировала на плёнку рождение

айсберга. Не знаю, так ли было дело. В Антарктиде,

во всяком случае, никто этих кадров не видел.

Айсберги бывают двух видов: пирамидальные и

столовые. Первые поменьше, они откалываются от

спускающихся в море ледников либо от края ледяного

барьера. Столовые айсберги – дети ледников шель-

фовых, которые годами лежат на море и могут быть

восприняты путешественниками как заснеженная су-

ша. Шельфы наносят на карту, думая, что это неотъ-

емлемая часть континента, а через несколько лет,

возвращаясь, не верят своим глазам: тысячи квадрат-

ных километров суши как не бывало! Над капитаном

посмеиваются: «Перебрал, наверное, старик! – и зря

обижают ни в чём не повинного морского волка. Ибо

нужен глаз учёного и усердие исследователя, чтобы



найти границу между шельфовым ледником и конти-

нентом.

Отколовшиеся от шельфа столовые айсберги, на-

званные так из-за своей ровной, как обеденный стол,

поверхности, бывают трудновообразимых размеров.

Лет пятнадцать назад один американский ледокол

встретил айсберг длиной примерно триста тридцать

пять километров и шириной девяносто пять километ-

ров. По морю шлялся беспризорный ледяной остров

размером с Гаити! Наши самолёты тоже летали над

такими айсбергами, что лётчики протирали глаза и

обеспокоенно смотрели на приборы: может, они вы-

шли из строя? На карте – море, наяву – остров, над

которым летишь больше часа, а он все не кончается.

Сегодня, когда люди узнали размеры айсбер-

гов-гигантов, появилась любопытная гипотеза об од-

ной неразрешимой географической загадке. Путеше-

ственники, в честности которых нельзя усомниться,

утверждали, что своими глазами видели в Северном

Ледовитом океане острова. названные ими Землёй

Санникова. Самая добросовестная проверка показа-

ла, что таких островов нет. Выдумка? Мираж? Вряд

ли. Не исключено, что то были огромные блуждающие

айсберги, данным давно продрейфовавшие в другие



районы и растаявшие в более тёплых водах.

Когда-то моряки, вообще склонные к суевериям, на-

деляли айсберги сверхъестественными свойствами.

В самом деле, попробуйте объяснить такое явление:

айсберг движется против ураганного ветра! Не ина-

че как дьявол сидит наверху и машет руками, сме-

ясь своим мефистофельским смехом. Теперь учёные

установили, что в данном случае дьявол ни при чем,

айсберг движут подводные течения, но сто лет назад

с вопросами обращались не к науке, а к богу, который

считал ниже своего достоинства отвечать на то, о чём

он не имел ни малейшего представления.

Над водой возвышается одна седьмая часть айс-

берга. Это обстоятельство, выявленное при помощи

закона Архимеда, вооружило нынешних журналистов

эффектным сравнением. Например: «Политика похо-

жа на айсберг: на виду одна седьмая…», или: «Мо-

нополии, подобно айсбергу, оставили для обложения

налогами одну седьмую часть сверхприбыли» – и то-

му подобное. Так что никому, казалось бы, не нужные

айсберги стали, как видите, приносить практическую

пользу.

В отличие от журналистов, обожающих подводную

часть айсберга, моряки её терпеть не могут. Находясь

на больших глубинах, она непрерывно разрушается

тёплой водой; в конце концов центр тяжести переме-

щается, и айсберг перевёртывается. Легко себе пред-

ставить, что творится на море, когда многие миллио-

ны тонн льда обрушиваются в воду. Капитаны, с ко-

торыми я разговаривал, молят провидение об одном:

быть подальше от айсберга с таким неуравновешен-

ным характером, ибо огромная кипящая воронка мо-

жет затянуть в себя судно, если даже оно находится

на почтительном от неё удалении.

Беспутными бродягами айсберги назвать нельзя:

блуждают они не по собственной прихоти, а по воле

течений, которые иногда выбрасывают их из антарк-

тических и северных морей. Но после катастрофы

с «Титаником» организована Международная служба

охраны, и за передвижениями айсбергов в судоход-

ных районах отныне следят не менее тщательно, чем

няньки в детском саду за своими воспитанниками: о

каждом подозрительном шаге айсберга оповещаются

все заинтересованные суда.

Живут айсберги года четыре, но гиганты могут пла-

вать десятилетиями. И это навело изобретательные

умы на оригинальную идею. В самом деле, мир начи-

нает страдатъ от недостатка пресной воды, а эта са-

мая вода в виде ледяных гор болтается по морю без

дела и пропадает впустую. И создаются проекты их

буксировки в порты назначения, причём излагаются

такие смелые идеи отнюдь не в юмористических жур-

налах. Ведь иной айсберг может на годы обеспечить

водой город с миллионным населением! Сегодня осу-

ществление таких проектов вряд ли возможно, а зав-

тра – посмотрим.

Ну а теперь вернёмся к месту действия.

Через несколько дней после расставания с остро-

вом Ватерлоо, когда «Визе» шёл по морю Уэдделла,

я забрёл в рулевую рубку и стал у окна, любуясь айс-

бергами. Их вокруг были десятки – больших и сред-

них, красивых и безобразных, но особенно мне понра-

вился один из них – горделивый великан с покатой

крышей. Меня удивило, что именно ему «Визе» уделя-

ет столько внимания: уменьшил ход, подходит с одной

стороны, затем с другой – словно покупатель, оцени-

вающий лошадь. Каково же было моё волнение, когда

я узнал, что к этому айсбергу пойдёт шлюпка!

Оказалось, что научные работники морского отря-

да: гидрохимик Арадовский, радиофизик Давыдов и

другие выклянчили у капитана разрешение погово-

рить с айсбергом на «ты». Им требовалось ни боль-

ше ни меньше чем одолжить у айсберга килограммов

тридцать-сорок льда – разумеется, в интересах науки.

Подвергнув лёд анализу, они рассчитывали извлечь

микроскопические частицы водорослей, изучить про-

исхождение айсберга, его возраст и прочее, о чем я не

имею ни малейшего понятия и посему не стану моро-

чить голову доброжелательному читателю. Научные

работники чуть ли не ползали на коленях, умоляя во

имя святой науки на один только часик остановить

«Визе». Когда эту просьбу поддержали начальник экс-

педиции Гербович и начальник морского отряда Зы-

ков, капитан сдался и велел старпому готовить шлюп-

ку.

Любой корреспондент потерял бы к себе всякое

уважение, если бы упустил такой случай. Но я оказал-

ся в скверной ситуации. Утром на диспетчерском со-

вещании главный инженер экспедиции Пётр Фёдоро-

вич Большаков в пух и в прах разносил одного рас-

тяпу, который, пренебрегая правилами техники без-

опасности, сначала чуть не провалился в озеро, а по-

том ухнул в ручей. «На станции Беллинсгаузена про-

валишься – только промокнешь, а в Мирном – бу-

дешь сухой, но не живой!» – сурово закончил Боль-

шаков свой разнос. Растяпа тогда клятвенно пообе-

щал наизусть вызубрить правила техники безопасно-

сти, но доверие к нему сильно пошатнулось. Поэтому

к просьбе пустить меня в шлюпку начальство отнес-

лось столь прохладно, что пришлось воззвать к его

лучшим чувствам. Я клялся и божился, что не сделаю

ни одного движения, хоть на йоту противоречащего

инструкциям, что буду сидеть как истукан. Я льсти-

во улыбался, прижимал руки к сердцу, демагогически

ссылался на лучшие традиции советской печати, на

ужасающий позор, который ждёт меня в редакции, где

наверняка узнают, что упущен такой материал, на же-

ну и сына, которые вечно будут стыдиться такого неза-

дачливого мужа и отца. Начальство – это люди, а у

людей есть в сердце уголок, хранящий жалость и ве-

ликодушие к падшим. Порывшись в этом уголке, на-

чальство со вздохом дало разрешение, и я весело по-

бежал надевать свой спасательный жилет.

Походом к айсбергу руководил старпом. По его ука-

занию мы, двенадцать счастливчиков, сели в шлюпку.

Заскрипели блоки, шлюпка закачалась на волнах, и

старпом, запустив мотор, побыстрее увёл её от сталь-

ного борта «Визе».

Под приветственные клики друзей, яростное щёл-

канье фотоаппаратов и напутствие первого помощни-

ка: «Счастливой зимовки, не скучайте, заберём вас

на обратном пути!» – мы помчались к айсбергу. Изда-

ли он каэался безобидным и симпатичным, но, когда

мы преодолели разделявшую нас милю, все притих-

ли. Перед нами была громада длиной с четверть ки-

лометра и высотой с двадцатипятиэтажный дом. Зна-

чит, подводная часть равнялась примерно Останкин-

ской телебашне (хотите – верьте, хотите – проверь-

те). С ближней к нам стороны айсберг кончался по-

логой площадкой, на которой принимали солнечные

ванны сотни три пингвинов Адели. Они встретили нас

радостным карканьем и стали наперебой приглашать

в гости – глупые, жизнерадостные бродяги, не подо-

зревающие, что им уже не суждено вернуться в род-

ную Антарктиду. Какой конец их ожидает, когда айс-

берг растает в сотнях, а то и тысячах километрах от

материка?

Однако нужно было подумать и о себе. Лёгкое вол-

нение моря, которое нисколько не беспокоило нас во

время перехода, здесь, у отвесной ледяной стены,

оказалось куда более грозным: волны бились об айс-

берг, словно твёрдо решили его опрокинуть. Старпом

посмотрел на научных работников и хмыкнул в боро-

ду: они, ещё пять минут назад с исключительной бод-

ростью заверявшие друг друга, что без мешка льда не

уйдут, выглядели весьма озабоченными.

– Может, полюбуемся и пойдём обратно? – закинул

удочку старпом.

– Не-е, – закачал головой Арадовский.

– Ни в коем случае, – неуверенно поддержал его

Давыдов.

– Раз уж мы пришли… – тихим голосом сказал Ара-

довский.

– Шлюпку спустили, горючее затратили… – ещё ти-

ше сказал Давыдов.

– Ну раз такой энтузиазм, приступим к делу, – со-

гласился старпом и, сделав знак вооружённому ле-

дорубом матросу Серёже Мариненкову, с силой бро-

сил шлюпку на стену. Серёжа так рубанул по айсбер-

гу, что мог, казалось, разрубить его пополам, но топор

отскочил, а шлюпку отбросило. Пошли искать другое

место. Нашли. Рубить здесь удобнее, но сверху сви-

сал карниз весом с добрую тысячу тонн.

– Упадёт – может набить синяк, – озабоченно заме-

тил старпом. – Следите за карнизом, попробуем.

Пожалуй, за все двадцать пять послевоенных лет

и не испытывал столь острых ощущений. Шлюпка

яростно налетала на айсберг и, подбрасываемая вол-

ной, влезала на него метра на полтора. В распоря-

жении Серёжи была секунда, за которую он успевал

нанести два удара. Пока трое из нас отталкивались

от айсберга опорными крюками, остальные ловили

осколки льда. К сожалению, большинство из них па-

дало в воду, теряя, таким образом, всякий интерес

для науки, и заветный мешок заполнялся удручающе

медленно. К тому же сильно действовал на нервы на-

висающий над нами дамоклов карниз – черт его зна-

ет, насколько прочно он держался. Вспоминалась пре-

словутая последняя соломинка, которая переломила

спину верблюда. Может, и этот гнусный карниз ждёт

последнего удара?

Старпом решил перебазироваться. Если бы нас

страховала вторая шлюпка, можно было бы попы-

таться верхом на волне проскочить на площадку к

пингвинам и там нарубить без помех миллион тонн

льда, но выполнять такой цирковой трюк в одиноче-

стве было рискованно. Пришлось вновь уходить на-

зад и вновь бросаться на стену. Один раз некста-

ти подвернувшейся волной шлюпку так швырнуло к

айсбергу, что раздался треск. Мы легко догадались,

что трещал не айсберг. Отошли, проверили шлюпку –

швы в порядке.

– Думаю, хватит! – с деланной бодростью возве-

стил один научный работник, кивая на скромную кучку

добытого льда.

– А вот х так не думаю! – с весёлой мстительностью

возразил старпом.

– Вы же сами говорили, что без полного мешка не

уйдёте!

Хрустела шлюпка, разлетался во все стороны лёд.

Осколком поранило палец Серёже, и ледоруб подхва-

тил Евгений Давыдов. Мешок был уже полон, но во-

шедший в азарт Евгений с остервенением лупил по

айсбергу до тех пор, пока другой осколок не рассёк

кожу на его подбородке. Здесь уже было решено ста-

вить точку – не стоит искушать судьбу.

Операция «Возьмём айсберг за вымя!», как по-

том её окрестили, продолжалась часа полтора. Мы

возвращались обратно с победой. Мне был доверен

штурвал, и я второй раз в жизни – первый имел место

в Индийском океане, когда я плавал на рыболовном

траулере, – вёл но морю шлюпку. Пишу эти строки и

смотрю на фотокарточку: растерянно качается на вол-

нах избитый чуть ли не до потери сознания айсберг,

а от него уходит шлюпка с людьми, на лицах которых

светится торжество победителей. За штурвалом, гор-

до расправив плечи, стоит человек в спасательном

жилете и в тёмных солнечных очках. Весь его вид сви-

детельствует о том, что человек этот держит штурвал

уверенно и ни за что не выпустит его из рук до самой

швартовки, когда старпом, не обращая внимания на

униженные просьбы, даст рулевому отставку, чтобы

самолично подвести шлюпку к борту «Визе».

Так закончилась операция, в ходе которой мне до-

велось внести свой пока ещё недостаточно оценён-

ный вклад в науку. Быть может, – кто знает? – подо-

бранные мною осколки льда откроют перед челове-

чеством новые горизонты в смысле познания окружа-

ющего нас мира. Допускаю, что тогда, возбуждённые

сенсационными газетными заголовками, все бросятся

искать наш айсберг; его легко отличить от остальных:

если на площадке, где загорают пингвины, вы найдёте

брошенную мною пустую пачку изпод сигарет «Ява»

– знайте, что айсберг тот самый. Желаю успеха!


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Остров Ватерлоо | Законы, по которым
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.035 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты