Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ШУМНАЯ ССОРА




Читайте также:
  1. Архитектура графического процессора
  2. Бесшумная проповедь монаха
  3. В Комитет по биоэтике РАН, в редакцию радио "Россия" от профессора В.В. Городиловой
  4. Глава 22. ССОРА
  5. Глава 4. Случай государства-агрессора
  6. Глава двадцать восьмая ОТКРЫТИЕ ПРОФЕССОРА КОЗЯВКИНА
  7. Задание 3. Выделите основные тезисы статьи профессора факультета журналистики МГУ Н. Комлева. Приведите свои аргументы (или контраргументы) к этим тезисам.
  8. Интерфейсные элементы окна текстового процессора.
  9. Как сорвать сценарий агрессора
  10. Контроль загруженности процессора

Нэнси бросила на подруг предостерегающий взгляд. Ей, конечно, до смерти хотелось поговорить о новых важных сведениях, только что нечаянно добытых у хранительницы музея, но она понимала, что придется подождать: разговор требовал сугубо конфиденциальной обстановки.

Быстро вскочив на ноги, Нэнси проговорила с улыбкой:

— Большое спасибо, миссис Норрис. Вы уделили нам столько времени!

— Мне самой было чрезвычайно приятно познакомиться с вами.— Седовласая дама поднялась с кресла и повела их к парадной двери.— Пожалуйста,— обратилась она к Бесс,— н^7 забудьте занести мне дневник. Вы обещали.

Девушки дали слово как можно скорее вернуться с дневником Зака Колдера и, пожелав хранительнице всего самого доброго, покинули дом-музей Эстер Грей.

Едва они спустились с крыльца на заснеженную дорожку, ведущую к воротам, Бесс схватила Нэнси за руку.

— Слышала, что она говорила про Вериного помощника?— И, не дожидаясь ответа, возбужденно заявила:—Значит, это Майк охотится за деньгами! Конечно, Майк!

Нэнси сделала еще несколько шагов по узенькой тропке и только потом раздумчиво сказала:

— Может, и так. Хотя я не до конца в этом уверена. Предположим, сундуки стащил Майк Шейни. Зачем тогда — спрошу я снова — Роз старалась увести нас подальше от черного лакированного ящика, на который мы случайно набрели в ее гараже? Почему изменилась в лице, увидев его?

— Кстати, о черном сундуке,— невозмутимо заметила Джорджи.— Не пора ли нам снова явиться с визитом к мисс Чаплин и попытаться взглянуть на него еще раз?

— Безусловно, пора,— согласилась Нэнси.— Но сначала я предложила бы наведаться в редакцию газеты и прочитать все, что удастся, об убийстве Зака Колдера.

— Ты хочешь, чтобы мы пошли туда втроем?— спросила Джорджи, глядя, как Нэнси достает из сумки адрес редакции.

Нэнси на минуту задумалась, потом решительно тряхнула головой:

— Нет, не стоит. Я отправляюсь в газету, а вы отнесите миссис Норрис дневник Зака и побеседуйте с ней. Она, по-моему, много знает о здешних краях и хорошо ориентируется в истории города. Вдруг именно от нее вы услышите что-нибудь такое, что поможет нам установить личность охотника за чужими сокровищами?

Редакция «Уайт-Фолзской газеты» помещалась в кирпичном доме поблизости от главной улицы. Темноволосый юноша, по всей видимости, заведовавший справочным бюро, провел Нэнси через шумный отдел новостей, где все кипело и бурлило, небольшую тихую комнату, расположенную в задней части дома.



— Это газетный архив,— объяснил он, широким жестом обводя глухое помещение без единого окошка.— Мы сняли на микропленку все старые номера за многие годы начиная с 1898-го — года основания нашей газеты.

Нэнси с любопытством огляделась. Две стены архива целиком занимала картотека. На третьей по полкам были аккуратно разложены подшивки. Неподалеку от двери стоял стол с двумя аппаратами для чтения микрофильмов.

Девушка помнила дату последней записи в дневнике, поэтому попросила показать ей пленку с газетными текстами за вторую половину того года, когда от руки неизвестного убийцы погиб владелец фабрики.

Несколько минут спустя молодой человек сообщил Нэнси, что пленка вставлена в аппарат и все готово для работы.

— Захотите сделать копию с чего-нибудь,— нажмите вот здесь.— Он показал девушке черную боковую кнопку.— Позовите меня, когда закончите чтение.

Едва за ним закрылась дверь, Нэнси с жадностью повернулась к светящемуся экрану. Оттуда на нее неподвижно глядела страница первого июльского номера местной газеты. Юная сыщица быстро просмотрела все июльские номера, потом отдельно, один за другим, прочитала заголовки. Сомнений не было — в июле материалы, связанные с гибелью Колдера, не публиковались. Надо было переходить к августу.



— Вот оно!— воскликнула Нэнси вслух, едва на экране возникла первая полоса «Уайт-Фолзской газеты» за шестнадцатое августа. Нэнси сразу сделала копию страницы: заглавными буквами почти в самом верху было набрано:

ТАИНСТВЕННОЕ УБИЙСТВО. МЕСТНЫЙ МАГНАТ НАЙДЕН МЕРТВЫМ.

Почти уткнувшись носом в экран, Нэнси лихорадочно пробежала глазами передовую статью. Там говорилось, что Зак был убит у себя в кабинете на фабрике ножевых изделий и что убийца его пока не обнаружен.

В течение нескольких следующих дней газета сообщала, что некто Чарльз Шейни, служащий Колдера, был замечен на фабрике именно в вечер убийства. Попытки установить его местонахождение уже после того, как совершилась трагедия, кончились неудачей. По мнению полиции, подозреваемый Шейни покинул пределы Уайт-Фолза и его окрестностей.

Учитывая то обстоятельство, что по местным масштабам Зак был личностью выдающейся, журналисты охотно рассуждали о его богатствах. Один из них поведал своим читателям, что состояние Зака оценивается в полмиллиона долларов.

Дойдя до этого места, Нэнси даже тихо присвистнула: это были огромные деньги! Особенно по тем временам.

Родственников у Зака не оказалось; все тот же журналист объяснил, что покойный не оставил завещания и потому все, чем он владел, становилось собственностью государства.



Нэнси замерла на своем стуле, увидев заглавие очередной статьи: «Деньги Колдера бесследно исчезли». В кабинете, в личном сейфе Зака лежало всего несколько сотен долларов. Больше ни цента нигде найти не удалось. Полиция пришла к выводу, что состояние владельца фабрики похитил Чарли Шейни. Однако Нэнси-то знала, что возможен был и совсем другой вариант: деньги Зака Колдера и по сию пору могли преспокойно храниться там, где он их спрятал: в специальном сундуке!

Ни одного упоминания имени Эстер Грей в связи с делом об убийстве Нэнси не обнаружила. Полицейские, работники прокуратуры, разумеется, не могли не читать дневник Зака Колдера во время следствия, но им, надо полагать, и в голову не пришло, что мисс Эстер Грей имеет хоть какое-нибудь касательство к любовному стихотворению, вложенному в кожаную тетрадь.

С другой стороны, подумала Нэнси, ничего, в сущности, удивительного здесь нет. Сказала же им миссис Норрис, что известность и слава пришли к мисс Грей уже после ее смерти. Во времена, которыми она, Нэнси, интересуется, в городе вообще могли не знать, что Эстер Грей пишет стихи. Особенно если вспомнить, какую уединенную жизнь та вела.

Юная сыщица пристально глядела на экран. Полицейские, по-видимому, до того неколебимо были убеждены в виновности Чарли Шейни, что вообще не обратили внимания на таинственную особу, о которой писал Зак в дневнике и которая, по его словам, угрожала ему гибелью.

Нэнси нажала нужную кнопку. Глазам ее еще раз предстала газета за шестнадцатое августа. Девушка заново перечитала все материалы номера. Здесь же была помещена большая фотография Зака, снятого в кабинете у себя на фабрике. Нэнси с острым любопытством вглядывалась в плотного мужчину с густыми черными усами, сидевшего в кресле перед большим письменным столом. Из кармана жилета Зака Колдера свисала цепочка для часов, наверное, золотая. Глядя в камеру, он улыбался поверх очков в проволочной оправе. Улыбка показалась Нэнси немного скованной.

На письменном столе, разглядела дотошная сыщица, красовался резной деревянный слон. Рядом стояли довольно аляповатые часы, коробка, набитая бумагами, еще несколько предметов... Все это придавало кабинету богатый и комфортабельный вид.

Чем больше Нэнси смотрела на снимок, тем сильнее охватывало ее странное чувство, что в нем есть что-то знакомое, что-то, прежде ею виденное. Руку на отсечение она бы не положила, но все же, все же... Девушка зажмурила глаза, сосчитала до пяти и снова поглядела на фотографию. Странное чувство не проходило.

Она сказала себе, что думать об этом бессмысленно. Вполне возможно, у нее просто разыгралось воображение.

Нэнси сделала копии нескольких статей и фотографии Зака. Она уже протянула руку, чтобы выключить прибор, но тут взгляд ее случайно упал на маленькую заметку, посвященную памяти покойного. Заметка была напечатана ровно через неделю после убийства и набрана в «Газете» старинным косым шрифтом: «Друзья и близкие Зака Колдера,— говорилось в ней,— скорбят о его уходе». Ниже шли подписи людей, по-видимому, входивших в число близких и друзей убитого.

Нэнси стала прилежно водить пальцем по строчкам. Среди множества имен не было ни одного знакомого. Она хотела было бросить чтение, но вдруг увидела еще два слова: «семья Трей». Рядом в скобках стояло: «Эстер Грей и Розалинд Грей Чаплин».

«Все правильно!»— сказала себе самой девушка. Миссис Норрис во время экскурсии упомянула, что у Эстер была родная сестра. А когда они с Джордж сидели в конторе у Роз, та сообщила им надменным тоном, что некоторые ее родственники пользуются мировой славой. Этим всемирно прославленным родственником, вне всякого сомнения, была поэтесса Эстер Грей!

Нэнси, естественно, отлично понимала, что Роз Чаплин ни в коем случае не могла быть одним из авторов некролога. Она еще не родилась на свет, когда заметка появилась в газете. Однако Нэнси готова была поклясться, что или бабушка Роз, или ее родная мать была сестрой Эстер Грей.

А если Эстер знала про деньги Зака Колдера, спрятанные в сундуке, то члены семьи тоже вполне могли быть осведомлены на сей счет!

— Ты хочешь убедить меня, Нэнси, что Роз Чаплин ворует сундуки из моей мастерской не потому, что хочет сорвать ярмарку, а по какой-то другой причине?—напрямик спросила Вера за ленчем в тот же день.

— Возможно, так оно и есть,— отвечала юная сыщица.— Точно нам пока неизвестно, знала или не знала Эстер Грей о спрятанных деньгах Зака.

Но если знала, могла посвятить в это свою единственную сестру. Не исключено, что Роз поэтому стремится присвоить деньги, которые так и не сумела отыскать Эстер Грей.

Вера, Нэнси, Бесс, Джулия и Джорджи сидели вокруг кухонного стола и с аппетитом поглощали томатный суп, заедая его сэндвичами. Нэнси только теперь представился случай поговорить с Верой о тайне, в которую они случайно проникли, читая дневник Зака Колдера.

Джулия иронически посмотрела на Нэнси.

— Ей-Богу, ты фантазируешь. Все это мало похоже на правду.— Разломив сэндвич, она поднесла кусок ко рту.— По-моему, совершенно очевидно, что Роз крадет сундуки с одной-единственной целью: лишить нас средств для реализации проекта музея. А если проект прогорит, Роз сможет взяться за строительство отеля на том месте, где сейчас стоит старое фабричное здание.

Нэнси недоумевала. Она считала, что Джулия должна была обрадоваться, услышав, что похитителя сундуков вряд ли волнует судьба музея, что он одержим совсем другой идеей!

— Но в дневнике все очень ясно сказано.— Бесс тоже непонимающе глядела на Джулию.— Ясно и убедительно. Зак прямо написал: «Тайна моего сундука с деньгами умрет вместе со мной».

Джулия пожала плечами:

— Может быть, я неправа. Вера поднесла к глазам часы:

— Давайте завершать трапезу. Ремесленные мастерские в старом здании школы откроются меньше чем через час. Я обещала, что приеду помочь наладить экспозицию. В моем распоряжении— всего двадцать минут.

Убирая со стола, Джулия сказала Вере:

— Я, пожалуй, останусь, посижу до вечера за компьютером.

— Ни за что!—Вера, улыбаясь, погрозила пальцем своей помощнице.— Весь остаток дня ты будешь развлекаться. Ремесленные мастерские — это очень интересно, поверь мне!— Она повернулась к девушкам:— Мои слова имеют к вам самое прямое отношение. Вы все втроем только и делали, что помогали мне. Сегодня я хочу устроить вам день отдыха и веселья.

Нэнси, Бесс и Джорджи посмотрели друг на друга, а потом дружно рассмеялись.

— Нас вполне устраивает такой распорядок,— от имени всей троицы заявила Нэнси.— Подчиняемся, и никаких проблем!

Они уже сидели в белом мини-фургоне и Вера везла их в старое здание школы, когда юная сыщица вдруг вспомнила, что не расспросила подруг о серьезном деле.

— Между прочим, миссис Норрис ничего нового вам не сообщила, когда вы показали ей дневник Зака Колдера?

Джорджи сердито покосилась на опечалившуюся кузину:

— Мисс Марвин, видите ли, неожиданно позабыла, куда дела этот пресловутый дневник. Так что мы ничего никому не показали.

— Включая меня,— улыбнулась Вера, бросив взгляд на Нэнси.— А мне так хотелось прочитать особо пикантные места в этой кожаной тетради.

— Мне ужасно совестно,— Бесс чуть не плакала.— Я твердо помню, что оставила тетрадь на столике у кровати, но там ее нет...

Нэнси легонько похлопала по руке расстроенную девушку:

— Не из-за чего тебе так убиваться. Нисколько не сомневаюсь, что найдем мы твой дневник. Вот вечером вернемся и поищем.

Несколько минут спустя белый фургон остановился перед входом в одноэтажное деревянное строение. Джулия была уже на месте. Она ехала отдельно в своем желтом автомобильчике ухитрилась как-то обогнать Веру и теперь ждала их у дверей. Там же собралось еще несколько человек. Это были мастера, готовые продемонстрировать зрителям свое искусство и даже кое-чему поучить их.

Когда все вошли внутрь, Нэнси обнаружила, что бывшая школа состоит из одной вытянутой прямоугольной комнаты. По обеим сторонам от входа вдоль всей длины прямоугольника тянулись бесчисленные окна. Скошенный потолок, резко поднимаясь вверх, образовывал острый угол с одной из двух длинных стен. Помещение по случаю ярмарки ремесел поделили на отсеки, и цветные полотнища свисали с толстых балок; на каждом было написано название мастерской.

Мастера быстро принялись обустраивать свои рабочие места. В школе моментально появились ткацкий и деревообрабатывающий станки; большое лоскутное одеяло сноровисто натянули на раму для стежки. Снаружи, в бывшем школьном дворе, трудились двое: стеклодув и мастер по изготовлению чугунных флюгеров для крыш.

Примерно через полчаса школьное здание заполнили туристы и горожане. Почти все они не отказались попробовать свои силы в различных ремеслах. Нэнси уже выткала самостоятельно образчик полотна с узором из звезд и очень радовалась. Тут она заметила, что в помещение вошла Грейс Шейни. Тетушка Майка была в строгом коричневом брючном костюме, гладко причесанные волосы закручены в толстый пучок на затылке.

Нэнси быстро сообразила, что ей предоставляется удачный случай выяснить, где находился Майк в то время, когда из мастерской Веры пропали сундуки. Выйдя из ткацкой мастерской, Нэнси последовала за миссис Шейни туда, где стегали одеяла. Грейс Шейни уже опустилась на стул и взяла в руки иголку, но тут перед ней появилась юная сыщица и вежливо поздоровалась.

— Миссис Шейни,— без обиняков приступила она к делу,— могу я задать вам несколько вопросов, касающихся Майка?

Грейс Шейни растерянно взглянула на раму с лоскутным одеялом, но Нэнси поспешно прибавила:

— Я займу у вас ровно одну минуту.

— Ну что ж, ладно, спрашивайте.— Миссис Шейни натянуто улыбнулась.

Нэнси отвела тетушку Майка в уголок возле двери, где было поменьше народу. Прежде всего ее интересовало алиби. Нужно было по возможности точно установить, знают ли родственники, что делал их воспитанник в определенные часы двух памятных Нэнси дней. Но когда девушка сформулировала свой вопрос, миссис Шейни поджала губы.

— Последние дни Майк является домой, только чтобы есть и спать,— сказала она довольно холодно.— Что он делает в остальное время, для меня полная тайна.

— Ясно,— проговорила огорченная Нэнси.— Скажите, а нет ли у вашего племянника приятелей — девочек или мальчиков, которые уже получили водительские удостоверения?

Если такие ребятишки обнаружатся среди друзей Майка, можно будет понять, как тот сумел вывезти из дома оба краденых сундука.

Миссис Шейни на миг задумалась, потом покачала головой:

— Насколько мне известно, нет.

Нэнси собралась было напоследок поговорить с ней о роли, которую Чарли играл в убийстве Зака Колдера, и попытаться получить какие-нибудь новые сведения, но шум и толчея у дверей внезапно отвлекли ее внимание от этой важной темы.

Роз Чаплин и Вера стояли прямо друг против друга. Физиономия Роз от злости покраснела до такой степени, что едва ли не сливалась с ее огненной шевелюрой. Челюсти у нее были плотно сжаты.

— Вы зашли слишком далеко на сей раз, Вера Эликзандер!—резким голосом прокричала разъяренная женщина.

— Это вы заходите слишком далеко!— Вера возмущенно откинула назад голову и уперлась руками в бедра.— Но сегодня вам, по крайней мере, хоть достало смелости встретиться со мной лицом к лицу — вместо того, чтобы делать пакости у меня за спиной!

Нэнси в полном смятении слушала этот обмен любезностями. О чем кричит Роз? Чем она так разгневана? Ни Роз, ни Вера не замечали, что люди, занятые в ближайших мастерских, прекратили работу и удивленно глазеют на них.

Лицо Роз приобрело багровый оттенок.

— Я этого не потерплю!— взвизгнула она с ненавистью.— Мне известны все ваши действия! И можете быть уверены — даром вам это не пройдет!— Она вытянула вперед свой длинный холеный палец с ярко-красным ногтем и поднесла его почти к носу Веры.— Если вы снова посмеете сделать что-нибудь подобное, я заставлю вас горько пожалеть об этом!


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.018 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты