Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ВЫБОР В ЛЮБВИ




Читайте также:
  1. II. ПЯТЬ ИЗМЕРЕНИЙ БОЖЬЕГО СТАНДАРТА ЛЮБВИ
  2. S:Каким элементом следует воспользоваться для выбора шрифта?
  3. XXXI. О БОЖЕСТВЕННОЙ ЛЮБВИ
  4. АЕ: А как вы считаете, история любви Никки и Хелен еще долго будет «жить» в британском обществе? Влиять на взгляды людей?
  5. Анализ выбора туроператором собственной или арендованной площади, собственного или привлеченного транспорта для турпоездок
  6. Б. ВЫБОР ВРЕМЕНИ
  7. Будем делать добро от любви ко Христу
  8. В каждой строке должно быть не более и не менее 3 выборов
  9. В конкурсе на получение образовательного гранта учитываются баллы по казахскому или русскому языку (язык обучения), истории Казахстана, математике и предмету по выбору.
  10. В ЛЮБВИ И ПРИВЯЗАННОСТИ1

I

(В ПОИСКАХ СКРЫТЫХ ИСТОКОВ)

В одном недавнем докладе

мне довелось высказать среди прочих две идеи,
вторая из которых непосредственно вытекает из
первой. Первая сводится к следующему: характер

 


ХОСЕ ОРТЕГА-И-ГАССЕТ

нашей индивидуальности определяется не предста-
влениями и жизненным опытом, не нашим темпе-
раментом, а чем-то куда более зыбким, воздушным
и изначальным. Прежде всего, в нас от природы
заложена система пристрастий и антипатий. Основа
ее для всех едина, и все же у каждого она — своя,
готовая в любую минуту вооружить нас для выпадов
pro и contra,— некая батарея симпатий и неприязни.
Сердце, специально предназначенное для выработки
пристрастий и антипатий,— опора нашей личности.
Еще не зная, что нас окружает, мы уже бросаемся
благодаря ему из стороны в сторону, от одних
ценностей к другим. Этим объясняется наша зоркость
по отношению к вещам, в которых воплощены близкие
нашему сердцу ценности, и слепота по отношению
к тем, в которых нашли отражение столь же или
даже более высокие ценности, однако не затраги-
вающие наших чувств.

Эту идею, аргументирование поддерживаемую ны-
не всеми философами, я могу дополнить другой, до
сих пор, как мне представляется, никем не выдвинутой.
' Очевидно, что при нашем тесном существовании
с ближним ни к чему мы так не стремимся, как к тому,
чтобы вникнуть в мир его ценностей, систему его
пристрастий, а следовательно, выявить основу его лич-
ности, фундамент его характера. Точно так же историк,
пытающийся понять эпоху, должен прежде всего уяс-
нить себе шкалу ценностей людей того времени. С дру-
гой стороны, события и речи той поры, которые до нас
донесли документы, будут пустым звуком, загадкой
и шарадой, равно как поступки и слова нашего ближ-
него, пока мы не увидим за ними в сокровенной глуби-
не те ценности, выражением которых они служат. Эти
глубины сердца и впрямь сокровенны, причем в нема-
лой степени и для нас самих, коль скоро мы несем их
в себе, а, точнее, они несут и ведут нас по жизни.
Заглянуть в темные подвалы личности непросто, как
непросто видеть клочок земли, на который ступает
наша нога. Точно так же и зрачку самому себя не
увидеть. Между тем немало жизненных сил мы тратим
на разыгрывание вполне благонамеренной комедии
одного актера. Мы придумываем себе черты харак-
тера, причем придумываем на полном серьезе, не для



 


ЭТЮДЫ О ЛЮБВИ

того, чтобы кого-то ввести в заблуждение, а для того,
чтобы замаскироваться от самих себя. Актерствуя пе-
ред собой, мы говорим и действуем под влиянием
ничтожных побуждений, исходящих из социальных
условий или нашего собственного волеизъявления
и в мгновение ока подменяющих собой наше истинное
бытие. Если читатель возьмет на себя труд проверить,
он с удивлением — а может, и ужасом — обнаружит,
что многие из тех представлений и чувств, которые он
привык считать «своими», на самом деле — ничьи, ибо
не зародились в его душе, а были привнесены в нее
извне, как дорожная пыль оседает на путнике.

Итак, отнюдь не поступки и слова ближнего откро-
ют нам тайники его души. Мы без труда манипулиру-
ем своими поступками и словами. Злодей, который
чередой преступлений предрешил свою участь, спосо-
бен вдруг совершить благородный поступок, не пере-
став при этом быть злодеем. Внимание стоит обра-
щать не столько на поступки и слова, сколько на то,
что кажется менее важным,— на жесты и мимику. В си-
лу их непреднамеренности они, как правило, в точ-
ности отражают истинную суть наших побуждений *.



Тем не менее в некоторых ситуациях, мгновениях
жизни человек, не осознавая этого, раскрывает многое
из своей сокровенной сути, своего подлинного бытия.
И одна из них — любовь. В выборе любимой обнару-
живает самую суть своей личности мужчина, в выборе
любимого — женщина. Предпочтенный нами челове-
ческий тип очерчивает контуры нашего собственного
сердца. Любовь — это порыв, идущий из глубин нашей
личности и выносящий из душевной пучины на поверх-
ность жизни водоросли и ракушки. Хороший натура-
лист, изучая их, способен реконструировать морское
дно, с которого они подняты.

Мне могут возразить, сославшись на опыт, кото-
рый будто бы показывает, что сплошь и рядом жен-
щина благородных устремлений удостаивает своим
вниманием пошлого и неотесанного мужчину. Думаю,
что те, кто в этом уверен, являются жертвами оп-
тического обмана: они рассуждают о далеком от них

 

* На причинах этой способности жестов, мимики, почерка, манеры
одеваться, делать тайное явным я останавливаюсь в эссе «О вселенском
феномене выразительности» («El Espectador», t. 7).


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты