Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


ПЕРЕХОДНОСТЬ В СИСТЕМЕ ЧАСТЕЙ РЕЧИ И ЯВЛЕНИЕ СИНКРЕТИЗМА КАК ПРИЗНАК ПОДВИЖНОСТИ МОРФОЛОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ




 

Одним из способов пополнения частей речи и образова­ния новых классов слов является процесс перехода (или трансформации) слов из одной части речи в другую. Под трансформацией понимается сложный процесс из­менений признаков слова, который приводит к перемеще­нию слова из одной части речи в другую или к перемеще­нию слова из одного морфологического разряда в другой в пределах одной части речи.

Следствием процессов переходности является синкретизм. Синкретичными называются такие слова, кото­рые совмещают в своей грамматической структуре (в кате­гориальном значении, морфологических и синтаксических свойствах) в той или иной степени признаки двух или бо­лее частей речи.

Термин «переходность» («переход», «трансформация») отражает динамику движения (перехода) слов из одной ча­сти речи в другую, а термин «синкретизм» – то состояние совмещения разных грамматических свойств в одном сло­ве, которое сопутствует переходу слов из одной части речи в другую, составляя сущность самого перехода.

В русском языке выделяется два пути образования син­кретичных слов (два типа переходности) – групповой, приводящий к образованию новых классов слов (новых ча­стей речи), и индивидуальный, касающийся отдель­ных слов и приводящий к пополнению существующих час­тей речи или существующих разрядов слов.

Первый путь – это длительный путь развития, путь исторического формирования на базе взаимодействия двух или более исходных частей речи новых классов слов (но­вых частей речи) или новых разрядов слов. Так сформиро­вались имя числительное, причастие, деепричастие, катего­рия состояния; формы прошедшего времени глагола с суф. -л-, имена собственные – фамилии на -ов, -ин {Солнцев, Пуш­кин) и др.

Переход слов из одной части речи или из одного разряда в другой имеет групповой характер: транспозиции подвер­гаются не только отдельные слова, но и целые разряды слов. Например, краткие действительные причастия трансформи­ровались в класс деепричастий; древние «элевые» причас­тия (с суф. -л-) трансформировались в формы прошедшего времени спрягаемых форм глаголов. Исходные разряды ис­чезли из языка. Преобразование (переход) притяжательных прилагательных с суф. -ин-, -ов-(-ев-) в собственные имена существительные – фамилии привело к образованию об­ширного класса русских фамилий с суф. -ин-, -ое- (Пушкин, Мишин, Солнцев, Волков и т.п.). Причем притяжательные прилагательные, образованные от неодушевленных суще­ствительных (пушкин грохот, солнцев луч), исчезли из язы­ка. В современном языке притяжательные прилагательные с суф. -ин-, -ов-(-ев-) образуются только от одушевленных су­ществительных со значением лица.

Появление такой особой части речи, как числительные (количественные числительные – особый разряд имен чис­лительных), есть результат групповой диахронной трансфор­мации имен прилагательных (один, два, три, четыре), имен существительных (пять десять, сорок, сто, тысяча, мил­лион, миллиард и т.д.). Суть этого процесса переходности заключается в постепенной утрате этими словами (позднее в процесс втянулись субстантивные словосочетания пять сот, пять десят и др.) и словосочетаниями свойств имен существительных, имен прилагательных и развитии у них новых свойств дотоле не существовавшей части речи — имени числительного. Вся исходная группа слов (давшая простые количественные числительные) и исходные суб­стантивные словосочетания (давшие сложные количествен­ные числительные – пятьсот, пятьдесят и др.) исчезли из языка, кроме слов тысяча, миллион, миллиард и т.п., которые, с одной стороны, сохраняют свойства имен суще­ствительных, но с другой – имеют свойства имен числи­тельных.

Таким образом, первый путь образования синкретич­ных слов – это образование новых частей речи или новых разрядов слов. Этот путь развития получил название диахронного.

Второй путь – это путь индивидуального перехо­да слова из одной части речи или из одного разряда слов в другую часть речи или в другой разряд слов. Количество таких слов может быть самым разным, но в любом случае исходная часть речи или исходный разряд слов не исчезает из языка, так как при этом типе трансформации происхо­дит раздвоение, расщепление исходной лексемы на две, по-разному функционирующие в языке; в одной из них появ­ляются и развиваются признаки иной части речи, а другая чаще остается без изменения и продолжает функциониро­вать в исходной части речи.

В результате процесса индивидуальной переходности не создается новой части речи, а благодаря движению отдель­ных слов из одной части речи в другую происходит количе­ственное пополнение той части речи, в которую переходят слова.

В русском языке слова любой части речи могут подверг­нуться процессу индивидуальной переходности. Выделя­ются следующие процессы:

1) субстантивация – переход слов из других частей речи в имена существительные;

2) адъективация – переход слов в имена прилагатель­ные;

3) нумерализация – переход слов в имена числитель­ные;

4) прономинализация – переход слов в местоимения;

5) вербализация – переход слов в глаголы;

6) адвербиализация – переход слов в наречия;

7) предикативация – переход слов в категорию состоя­ния;

8) модаляция – переход в модальные слова;

9) препозиционализация – переход слов в предлоги;

10) конъюнкционализация – переход слов в союзы;

11) партикуляция – переход слов в частицы;

12) интеръективация – переход слов в междометия.

Продуктивность этих процессов не одинакова. К продук­тивным процессам относятся субстантивация, адъективация, адвербиализация, предикативизация, препозиционализация и интеръективация. К непродуктивным – нумерализация, прономинализация, вербализация, конъюнкционализация, модаляция и партикуляция.

Сам процесс индивидуального перехода слов из одной части речи в другую является последовательным и посте­пенным, что проявляется, с одной стороны, в утрате словом сначала некоторых, а затем, возможно, и всех признаков исходной части речи, а с другой – в приобретении им свойств конечной части речи. Хотя вполне возможны слу­чаи, когда процесс переходности, «имея начало, не всегда имеет завершение». Так,

слово из группы А, подвергшееся трансформации, на промежуточных этапах характеризуется синкретизмом, а на конечном по­полняет класс «В».

С процессом переходности связано и появление так на­зываемых функциональных омонимов по от­ношению к исходному слову, т.е. таких слов, которые изме­нили свое частеречное значение, свои морфологические признаки и синтаксические функции. То есть произошел отрыв производного слова от исходного, возникла новая еди­ница, которая составляет с ис­ходным словом функциональные омонимы. Например, прилагательное столовый, -ая, -ое (прилаг. к стол 'род мебели') подверглось процессу субстан­тивации, конечной точкой которого следует считать суще­ствительное столовая 'предприятие общественного питания' (СРЯ), обозначающее не признак, а предмет; оно приобрело постоянную форму рода (ж. р.), получило способность иметь при себе согласованные определения (студенческая столо­вая) и выполнять роль подлежащего или дополнения; это существительное стало лексическим и функциональным омо­нимом к прилагательному столовая. Слово столовая в зна­чении 'особая комната с обеденным столом, где едят и пьют' (СРЯ) также является функциональным омонимом к при­лагательному столовая, так как оно утратило частеречное значение признака (приобрело значение предметности), за­крепилось в форме рода (ж.р.), изменились и его синтакси­ческие признаки. Но нужно отметить, что лексические свя­зи этого слова с исходным словом еще сохраняются: столовая комната 'комната с обеденным столом, где едят и пьют'. Различие в лексическом значении свидетельствует о лексических омонимах, различие в морфологических и син­таксических признаках – показатель функциональной омонимии, следствием которой являются затруднения в разграничении членов предложения, в разграничении зна­менательных слов как частей речи или их разрядов, а так­же затруднения в разграничении знаменательных слов и слов служебных, или, шире, слов неполнознаменательных.

Слова, полностью перешедшие в другую часть речи, не являются синкретичными словами. Синкретизм проявляется в про­межуточных зонах. Синкретичные (переходные) слова, со­вмещающие в себе признаки исходной и конечной частей речи, в разных предложениях могут проявлять себя по-разному и требовать разного анализа: Юрка улыбнулся: очень забавно разговаривал веснушчатый. Чем дальше шла машина, тем сильнее дул ветер, тем громче пел веснуш­чатыйбоец... (К. Паустовский). В первом предложении слово веснушчатый окказионально приобретает призна­ки существительного (значение предметности), но в то же время значение прилагательности – значение признаковости в нем сохраняется. Во втором предложении слово веснушчатый – полноправное прилагательное.

Или еще пример: Но окровавленный не отвечал яростному пану куренному. Тогда пан куренной забежал спереди, и хлопцы отскочили, чтобы самим увернуться от взлетевшей блестящей трости. Пан куренной не рассчитал удара и молниеносно опустил шомпол на голову. Что-то в ней крякнуло, черный не ответил уже «ух»… Пальцы крючковато согнулись и загребли грязный снег. Потом в темной луже несколько раз дернулся лежащий в судороге и стих.

Над поверженным шипел электрический фонарь у входа на мост, вокруг поверженного метались встревоженные тени гайдамаков с хвостами на головах, а выше было черное небо с играющими звездами. (М. Булгаков. Белая гвардия).

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 262; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.006 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты