Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Обязанность трудиться соответственно внутреннему трудовому распорядку




Читайте также:
  1. Воинская обязанность
  2. Глава 8. Обязанность не лишать договор его объекта и цели до вступления в силу
  3. ЖЕЛАНИЕ ТРУДИТЬСЯ
  4. Люди склонные трудиться под руководством. Ремесленники профессионалы.
  5. Несчастные мирские люди одеваются соответственно своему внутреннему состоянию
  6. Но разве на родителях не лежит обязанность влиять на детей?
  7. Образ Церкви — это не какая-то утонченная молодая леди, которая способна только сидеть на первом ряду и петь гимны, а сильная женщина, готовая трудиться и жертвовать.
  8. ОБЯЗАННОСТЬ И ПРАВО НА МЕСТЬ ВО ИМЯ СОХРАНЕНИЯ ЧЕСТИ СЕМЬИ
  9. Обязанность по своевременному и правильному совершению по поручению клиента расчетно-кассовых операций.

1. Общая характеристика. Обязанность трудить­ся как составную чарть трудового правоотноше­ния не следует смешивать с обязанностью трудиться как элементом правового статуса (правоспособности) советского гражданина (статья 12 Конституции СССР).

В качестве элемента правового статуса обязанность тру- ' диться представляет собой общую обязанность способных к труду советских граждан заниматься какой-либо обществен- но-полезной деятельностью согласно принципу: «кто не ра­ботает, тот не ест». Она является общей обязанностью трудо­способных граждан перед советским обществом и Советским- государством, а не обязанностью перед тем или иным конк­ретным социалистическим предприятием (учреждением, хо­зяйством). ^

В качестве составной части трудового правоотношения обязанность трудиться является обязанностью личным тру­дом участвовать в осуществлении задач того или иного кон­кретного социалистического предприятия (учреждения, хозяй­ства), является обязанностью перед этим конкретным пред­приятием (учреждением, хозяйством).

Обязанность трудиться как элемент правового статуса служит стимулом к установлению трудовой обязанности пе­ред тем или иным конкретным предприятием (учреждением, хозяйством).

Обязанность трудиться как составную часть трудового правоотношения следует, далее, отличать от обязанности вы­полнить какую-либо определенную работу для предприятия (учреждения, хозяйства) без вхождения в личный состав по­следнего. и, 'следовательно, вне подчинения его внутреннему трудовому распорядку.

Как составная часть трудового правоотношения обязан­ность трудиться есть обязанность личным трудом участво­вать в осуществлении задач предприятия (учреждения, хо­зяйства) соответственно внутреннему трудо­вому распорядку последнего. Такая специфич­ная для трудового правоотношения форма трудовой обязан­ности обусловлена именно включением трудящегося в личный состав работников предприятия (учреждения, хозяйства).

Внутренний трудовой распорядок предполагает прежде всего определенное техническое разделение труда между лицами, входящими в состав предприятия (учрежде­ния, хозяйства), -закрепление за каждым из таких лиц извест­ной трудовой функции, т. е. известного рода работы . в коллективном процессе труда, опосредствующем выполнение производственных задач предприятия. Поэтому в качестве х первого элемента обязанности трудиться как составной части трудового правоотношения можно указать о б я з а я"н ость ^исполнения определенной трудовой функ­ции (см. ниже, п. 2).




Поскольку связь между субъектами трудового правоотно­шения не сводится к выполнению какого-либо индивидуаль-' но определенного трудового задания, а выражает отношения: более илч менее длительного сотрудничества внутри соответ­ствующего трудового коллектива, за «работодателем» в из­вестных случаях производственной необходимости признается право потребовать от работника временного выполнения дру­гой, не относящейся к его трудовой функции работы. Поэто­му в качестве второго элемента обязанности трудиться по трудовому правоотношению можно указать на обязан­ность временного исполнения работы, не относящейся к трудовой функции данного работника (ем. ниже, п. 3).

Внутренний трудовой распорядок предполагает, далее, вы­полнение каждым входящим в личный состав предприятия (учреждения, хозяйства) работником определенной доли об­щей работы, известного количества труда, измеряемого за­траченным временем или выработкой.-' Обязанность выполне- нчл установленной для соответствующей категории работни­ков меры труда и составляет третий элемент трудовой обязанности по трудовому правоотношению (см. ниже, п. 4).



От, работника по трудовому правоотношению, далее, тре­буется соблюдение действующих в предприятии (учреждении, хозяйстве) предписаний, а также указаний администрации от­носительно приемов труда в интересах обеспечения надлежа­щего качества продукции. Обязанность обеспечения надлежащего качества продукции в соот­ветствии с действующими в предприятии предписаниями, а также с указаниями ад­министрации составит четвертый элемент обязанности работника по трудовому .правоотношению (см. ниже, п. 5).

Внутренний трудовой распорядок по общему правилу (ис­ключение составят предприятия, применяющие труд так на­зываемых «надомников») предполагает распределение работ­никами своего труда во времени в соответствии с установлен­ным расписанием рабочего времени. Обяз анн-остъ со­блюдения установленного расписания ра­бочего времени составит пятый элемент трудовой обя­занности по трудовому правоотношению (см. ниже, п. 6).

.Далее, от работников во время пребывания на' территории предприятия (учреждения, хозяйства) требуется соблюде­ние- общих ^правил поведения, обеспечива­ющих нормальную обе т а но в к у; ко л л екти в ко­го т р у д а (соблюдение общих элементарных требовании по технике безопасности, -противопожарных и санитарных пра­вил, взаимная вежливость и т. п.). Это «составит шестой эле­мент трудовой обязанности по трудовому правоотношению (см. ниже, п. 7).

Наконец, разумеется, что работник, участвуя личным тру­дом е осуществлении задан предприятия (учреждения, хозяй­ства), должен бережно относиться к имуществу предприятия '(учреждения, хозяйства). Это составит седьмой и последний



элемент трудовой обязанности работника по трудовому пра­воотношению (см: ниже, п. 8).

Таковы семь элементов, из которых складывается обязан­ность трудиться соответственно внутреннему трудовому рас­порядку предприятия (учреждения, хозяйства).

Поскольку исполнение трудовых обязанностей влечет со­здание имущественных ценностей, этим обязан­ностям корреспондируют имущественные права соответству­ющего юридического лица. Юридическому лицу при- * •надлежит- право на продукт труда физических лиц, с которыми оно находится в трудовых правоотношениях, если этот, продукт создается в результате исполнения обязан­ностей по трудовому правоотношению [395].

Важно отметить, что предприятию (учреждению, хозяйст­ву) — «работодателю» принадлежит право на созданн ы й' продукт труда, но не право на возмещение имущественного- вреда, вызванного неполучением того продукта, который дол- *жен быть создан трудом работника.

Особого рассмотрения заслуживает вопрос о праве «рабо­тодателя» на продукт труда в тех случаях, когда в процессе выполнения обязанностей работника по трудовому правоотно­шению 'создается объект авто р с к о г о или я з о б р е- гательского права. Поскольку личные имущественные права являются неотчуждаемыми [396], коллидировать с правами^ , «работодателя» могут, лишь им у щ ест венн ые права автора или изобретателя.

В отношении изобретателей указанная коллизия, как изве­стно, четко разрешен в действующем советском законода­тельстве об изобретательстве[397].

Поскольку научное и художественное творчество заслужи­вает таких же стимулов, как и изобретательство, постольку представляется бесспорным признание права на гонорар так­же и за теми авторами, которые создали объекты авторско­го права в процессе исполнения обязанностей по трудовому правоотношению, если такими объектами являются ориги­нальные художественные, научные, научно-популярные, пуб­лицистические произведения. В отношении иных объектов ав­торского права (переводы, справочники и т. п.) за указанными авторами право на гонорар «следует признать в тех случаях, когда их произведение распространяется не только для слу­жебного пользования внутри данного ведомства.

Помимо имущественных прав юридического лица обязан­ностям работника по трудовому правоотношению корреспон­дирует также право руководства и контроля, закрепленное за определенными должностными лицами.

2. Обязанность, исполнения определен­ной трудовой функции. С точки зрения общест­венной организации труда, всякое современное предприятие (учреждение, хозяйство) представляет собой комбинирован­ного коллективного работника, причем техническое разделе­ние труда предполагает выполнение каждым, отдельным ра­ботником известной трудовой функции в составе коллективной трудовой деятельности. # , .

-Четкое распределение между работниками предприятия (учреждения, хозяйства) трудовых функций в составе комби­нированной трудовой деятельности является первоочередным условием внутреннего трудового распорядка.

Поэтому обязанность трудиться соответственно внутренне­му трудовому распорядку прежде всего и заключается в обя­занности выполнять известную трудовую функцию, обознача­емую указанием либо определенной должности, либо рабочей .профессии или специальности[398]. . -

Обязанность исполнения определенной трудовой функции надо отличать от обязанности изготовить только определён­ный продукт труда или выполнить определенную трудовую операцию, что не предполагает включения работника4 в лич­ный «состав предприятия (учреждения) и подчинения внутрен­нему распорядку последнего

Обязанность исполнения определенной трудовой функции заключается в долженствовании совершать известного рода трудовы-з операции и достигать известного рода непосредст­венных результатов труда в соответствии с ходом деятельно­сти предприятия (учреждения, хозяйства) и указаниями адми­нистрации. '

Различные виды трудовых функций отличаются друг от друга характером трудовых операций, ближайшими целями и непосредственными результатами труда.

В каждый данный отрезок времени трудящийся, на кото­рого .возложено исполнение известной трудовой функции, обязан в рамках этой функции достигать таких конкретных результатов труда, которые требуются самым ходом деятель­ности предприятия (учреждения, хозяйства) и указаниями ад­министрации. Другими словами, трудовая функция юриди­чески обязывает работника' прежде всего по собствен­ной инициативе выполнять те соответствующие тру­довой функции конкретные трудовые действия, необходимость в которых в данный момент вытекает• из общего xojja дея­тельности предприятия (учреждения, хозяйства)[399].


При капиталистических трудовых правоотношениях об из­вестной инициативе работника можно, говорить только в при­менении к высшему техническому персоналу и некоторым ка­тегориям служащих. Капиталистическое применение машин­ной техники характеризуется превращением промышленного рабочего в прГидаток' к машине. При капиталистическом раз­делении труда с его окостенелыми специальностями, резкой противоположностью между умственным и физическим тру­дом по. сути дела не отдельные, частичные работы распрёде- . ляются между различными 'индивидуумами, а сам индивидуум . превращается в автоматическое орудие частичной работы К

Напротив, в социалистическом обществе происходит про- . цесс постепенного уничтожения противоположности между умственным и физическим трудом на основе подъема куль­турно-технического уровня рабочих до уровня ' инженерно- технических работников[400].

Результаты процесса уничтожения противоположности •между умственным и физическим трудом в СССР сказыва­ются,".в частности, в том, что на основе социалистического соревнования по инициативе самих работников происходит перегруппировка трудовых функций, обеспечивающая новый подъем производительности труда. При этом в одних случа­ях этот подъем достигается дальнейшей диференциацией тру­довых функций (стахановское движение), в. других случа­ях— интеграцией трудовых функций путем совмещения про­фессий {агарковское движение).

Проявление необходимой трудовой инициативы в рамках закрепленной за работником трудовой функции составляет его не только моральный, но и юридический долг.

Поэтому, в частности, ссылка на отсутствие указаний ад­министрации не может служить оправданием невыполнения той или «иной конкретной работы, если- последняя относилась к трудовой функции и вызывалась общим ходом деятельно­сти' предприятия (учреждения, хозяйства).

С другой стороны, для работника безусловно обязательны все распоряжения администрации относительно выполнения тех или иных трудовых заданий, соответствующих его тру­довой функции.

Типовыми правилами внутреннего трудового распорядка для рабочих и служащих социалистических предприятий и учреждений предусмотрена обязанность рабйчих и служащих «быстро и точно выполнять распоряжения 'администрации» [401]. При этом, по общему правилу, «наниматель не может требо­вать от нанявшегося работы, не относящейся к Уому роду деятельности, для которой последний нанят...» /ч. 1 ст. 36 КЗоТ).

Требованию определенности трудовой функции должно отвечать всякое трудовое правоотношение. Это вытекает из указания товарища /Сталина о недопустимости такого отношения к кадрам, когда «.„швыряются людьми,, как пешками»[402].

Поэтому следует признать, что и в производственно-ко­оперативных предприятиях (колхозах, промысловых артелях) непосредственные руководители работ (бригадиры, заведую­щие производством и т. д.) не могут, по общему правилу, требовать от члена артели выполнения работы, не относя­щейся к трудовой функции, закрепленной за ним в установ­ленном порядке компетентными на то органами внутриартель- ного самоуправления.

Небезынтересно отметить, что в буржуазной юридической литературе нередко высказывается взгляд о «несуществен­ном» значении для рабочего трудового договора условия о характере работы, которую должен выполнять нанявшийся. Так, например, Л. С. Таль утверждал, что для понятия рабо­чего договора существенно лишь то, что «нанимающийся по­ступает в число рабочих данного промышленного предприя­тия, предоставляя ему свою рабочую силу. Способы и преде­лы пользования ею, насколько они не. указаны в договоре, в законе и в нормах внутреннего порядка, зависят от хозяи­на» К Этот свой вьпвод JI. С. Таль подкреплял ссылкой на ст. 98 русского дореволюционного Устава о промышленном труде [403], которая, перечисляя обязательное содержание рас­четной книжки (служившей по закону обязательной формой трудового договора), не упоминала о должности или роде обязанностей нанимаемого.*

В определении договора найма : услуг, приводимом в «Своде английского -граокданекого права» Э. Дженкса, прямо указывается, что по этому договору «...одно лицо (работник) соглашается за заработную плату или за другое встречное, удовлетворение работать {без какой-либо специ­ализации работы или в области определенной спе­циальности) по указаниям другого лица (хозяина), которое согласно принять его в услужение» [404].

В условиях социалистической организации труда отсутст­вие в трудовом договоре условия о профессии,' должности или специальности не могло бы приводить к особо существенно­му нарушению интересов работника, так как, ^во-первых, экс- плоатация человека человеком исключена и работа по любой профессии в социалистическом предприятии (учреждении, хо­зяйстве) -есть работа на себя, на свое общество, и, во-вторых, на' администрации социалистических предприятий (учрежде­ний, хозяйств) лежит общая обязанность «правильно органи­зовать труд рабочих и служащих — так, чтобы каждый рабо­чий и служащий работал по своей -специальности и квалифи­кации» К

Тем не менее, советское трудовое право рассматривает условие о роде подлежащей исполнению работы в качестве одного из конститутивных признаков трудового договора, чем достигается .наибольший учет непосредственно личной заинтересованности работника при распределении трудовых функций. Это особенно важно потому, что, в отличие от ка­питализма, при социализме происходит распределение (и при­том не окостеневающее) именно трудовых функций между людьми, а не пожизненное прикрепление людей к узким тру­довым функциям.

Организация труда при высшей фазе коммунизма будет, в частности, отличаться полным уничтожением противополож­ности между умственным и физическим трудом и воспитанием из каждого члена общества такого всесторонне развитого ин­дивида, для которого различные трудовые. функции будут представлять собой сменяющие друг друга способы жизне-- деятельности[405]. Но и при коммунистическом труде сама тех­ника организации производства будет обусловливать необхо­димость четкого распределения трудовых функций между ра­ботниками на каждый данный отрезок времени.

3. Обязанность временного исполнения работы, не относящейся к трудовой функ­ции данного работника. Индивидуальная трудовая функция работника является компонентом коллективной тру­довой функции, возложенной на соответствующее социали­стическое предприятие (учреждение, хозяйство). Отвечая за исполнение своей индивидуальной трудовой функции, работ­ник, разумеется,- не может быть безучастным к выполнению общей функции предприятия (учреждения, хозяйства).

Мыслимы отдельные случаи, когда выполнение определен­ной индивидуальной трудовой функции с точки зрения общих вадач предприятия {учреждения, хозяйства) окажется, менее важным, 'бесполезным и даже невозможным, поскольку не выполняются работы, относящиеся к другой трудовой функ­ции.' ^

iB таких случаях естественно возникает ©опрос об оказа­нии отдельными членами коллектива помощи коллективу в целом путем выполнения тех работ, где отсутствие необходи­мой рабочей силы тормозит деятельность предприятия (уч­реждения, хозяйства) в целом.

«Мы будем работать, чтобы вытравить проклятое правило «каждый за себя, один бог за всех»...», — писал 'В. И. Ленин в 1920 г. «Мы будем работать, чтобы внедрить в сознание привычку, во вседневный обиход масс правило: «все за одно­го и один за всех»...»

В приведеной цитате речь идет об . одном из правил социа­листической морали, обязывающей, в частности, помогать отстающим, добиваясь общего подъема. Это правило социа­листической морали, как известно, находит свое яркое прак­тическое осуществление в ходе социалистического соревнова­ния (обмен производственным опытом, обучение отстающих стахановским методам работы, организация «общественного буксира» и т. п.).

Но в известной мере обязательства члена трудового кол­лектива отвечать за работу коллектива в делом должны по­лучать и юридическое закрепление.

•Так, ст. 37-1 КЗоТ, как известно, предоставляет право администрации в случае «производственной необходимости» перевести работника на другую (т. е. не относящуюся к его трудовой функции) работу на срак до одного месяца, а в слу­чае простоя — на все время простоя[406].

При временном переводе на «другую работу» , в смысле ст. 37-1 КЗоТ не происходит изменение условий трудового договора. Напротив, обязанность работника выполнять в из­вестных случаях работу, не относящуюся к его трудовой функции, составляет обязательное условие трудового право­отношения. Эта обязанность в силу закона возникает, в ча­стности, ..и из всякого трудового договора[407].

Обязанность временного исполнения в известных случаях: работы, не относящейся к трудовой функции данного работ­ника, служит одним из отличий трудового правоотношения or правоотношения по выполнению определенной работы по до­говорам подряда, поручения, литературного заказа и т. п. Ни подрядчика, ни автора, принявшего заказ, заказчик, разу­меется, не может «перевести на другую работу».

Простой служит особым основанием временного пе­ревода на другую работу, .обусловленного уже не задачами социалистической взаимопомощи, а задачами борьбы с по­терями рабочего времени и с непроизводительными затрата­ми на оплату времени простоя.

Под простоем следует. понимать наступившую невозмож­ность выполнения работы данного вида вследствие отсутст­вия необходимых организационных или технических условий,, до восстановления которых ввозобновление работы объек­тивно невозможно К Причина, обусловливающая простой,, может быть вызвана действиями самого работника (напри­мер, поломка станка) или его упущениями (например, неис­полнение обязанности своевременно уведомить администра­цию об обстоятельствах, могущих вызвать простой). Дейст­вия и упущения работника, вызвавшие причину простоя, • мо­гут быть виновными или невиновными, но до устранения- такой причины выполнение соответствующей работы являет­ся объективно невозможным для любого лица.

Простой вызывает на врехмя, в течение которого не может быть устранена его причина, неправохмерное состояние (д л я- щееся неисполнение трудовой функции), которое мо­жет быть предотвращено или сокращено поручением соот­ветствующим работникам другой работы до окончания про-- стоя. .

Простой в социалистическом предприятии пред­ставляет собой именно неисполнение обязанности- (хотя, возможно, и невиновное), потому что целью социали­стического трудового правоотношения является именно реаль­ное выполнение работы, а не. предоставление рабочей сильг -одного лица в распоряжение другого. И если наличием самой готовности работника к труду по указанию нанимателя _ до­стигается правовая цель капиталистического правоотноше­ния, а фактическое использование рабочей силы предостав­ляется частному усмотрению нанимателя, то исполнением обя­занности по социалистическому трудовому правоотношению можно считать только фактическое исполнение работы \ В отличие от случаев производственной необходимости, ст. 37-1 КЗоТ совершенно правильно не связывает перевод на другую работу, вызванный простоем, каким-либо календар­ным сроком. Такой перевод необходим именно -на все время простоя.

Вместе с тем представляется -необходимым провести более резкую грань между правовыми последствиями простоев но вине и-не но вине работника, а для этого устранить допуска­емое в некоторых .нормативных актах явное смешение при­чинной связи с виной.

В действующем поныне постановлении Наркомтруда СССР от. 2о февраля 1932 г. (которое говорит о порядке оп­латы простоя и брака, а также о переводах на другую рабо­ту в связи с -простоем)[408] сказано буквально следующее:

«Под виною работника в настоящем постановлении разу­меются неисполнение работником даваемых указаний в рабо­те, небрежность в работе, 'нераспорядительность и всякое другое нарушение правил внутреннего распорядка или .техни­ческих правил» (ст. 10). ~

В процитированном определении «вины» на самом деле к вине имеет, касательство только небрежность в работе, а все остальное указывает лишь на объективные признаки соответ­ствующего поведения. '


Для установления вины -работника в простое, разумеется, недостаточно констатировать причинную связь между дейст­вием {упущением) работника «и фактом простоя. Вина работ­ника будет, в том случае, если он, по крайней мере, должен и мог предвидеть, что его поведение повлечет простой.

Простой по вине работешка, представляя собой состав- нарушения трудовой дисциплины, должен влечь применение дисциплинарных санкций, а в подлежащих случаях (напри­мер, в случаях, предусмотренных статьей 59-Зв УК РСФСР)— уголовных санкций.

Таким образом, обязанность работника временно выпол­нять работу, не относящуюся к его трудовой функции, имеет актуальное значение: •

а) при отсутствии необходимой рабочей силы на участках работы, решающих выполнение производственного плана;

б) при простое на работах, * соответствующих трудовой функции работника.

Этой обязанности корреспондирует право администрации дать в соответствующих .случаях распоряжение о< выполнении работником той 'или иной работы, не относящейся к его тру­довой функции. Такое право составляет один из элементов права руководства, принадлежащего администрации? по трудовому правоотношению. * В составе" административного права руководства следует, однако, различать? с одной стороны, право давать трудовые задания, относящиеся к трудовой функции соответствующего работника и, с другой стороны, право давать трудовые за­дания, не относящиеся к указанной функции.

В пёрром случае мы имеем дело с безусловным правом, а во втором — с условным, т. е.ч обусловленным наличием осо­бой, производственной необходимости -или простоя.

4. О б я з а н н о с т ь в ы п о л н е н и я установлен­ной меры тр у д а/^Ёсли до сих пор (п. п. 2 и^З) речь шла о том, что должен выполнять трудящийся по трудо­вому правоотношению, 'то теперь нам предстоит рассмотреть вопрос о количественной стороне обязанности тру­дящегося.

В правоотношениях, возникающих из договора подряда, , поручения, издательского заказав т. п., обязанность выпол­нения обусловливаемой работы не нуждается в особом ре­гулировании относительно ее количественной стороны, так как указание на подлежащий доставлению конкретный ре­зультат труда вместе с тем всегда определяет и объем соот­ветствующих затрат рабочей силы.

Напротив, в трудоцом правоотношении обязанность -испол­нения известной трудовой функции должна быть дополнена указанием «а подлежащую доставлению меру труда, т. е. количество труда, которое должно затрачиваться -на выпол­нение соответствующей трудовой функции.

Как известно, «...живое бытие труда...» и ©месте с тем «...имманентная мера этого бытия» есть рабочее время К

Мера труда, следовательно, может быть выражена преж­де ©сего в его продолжительности, т. е. © единицах рабочего времени. ,

Фактически затраченное трудящимся рабочее время ука­зывает на экстенсивную величину его труда. Для ус­тановления 'экстенсивной меры труда определяется продол­жительность рабочего дня.

Интенсивная величина труда измеряется количест­вом продукции, выработанной в данный отрезок времени. Для установления меры интенсивности труда вводятся "так назы­ваемые нормы -выработки,- указывающие, какое количество трудовых операций (принимаемых за единицу выработки) ' должно быть совершено в единицу ©ремени или какое время должно затрачиваться на каждую трудовую операцию.

Социалистическая организация труда требует соблюдения каждым работником указанной ему доли работы [409].

Очевидно, что доля каждого работника в совместном тру­де не может, по общему правилу, определяться индивидуаль­ными соглашениями, а должна устанавливаться единообраз­но для всех работников определенной категории. В противном случае согласованный труд был бы невозможен.

Включение гражданина © состав работников предприятия (учреждения, хозяйства) налагает на него обязанность выпол­нения определенной меры труда, установленной для работни­ков соответствующей категории.

Известно, какое важное значение В. И. Ленин придавал контролю над мерой труда и мерой потребления в переход­ный от'капитализма к социализму период и в период социа­лизма[410]. Для «правильного функционирования первой фа­зы коммунистического общества» В. И. Ленин считал необ-^ ходимым то, чтобы все граждане работали, «...правильно сон блюдая меру работы...»[411].


Социалистический принцип «от каждого по его способно­сти, каждому — по его труду»—это принцип не только со>- ^хиалистичёского распределения, но и принцип с о ц и а-: листичес ко г.о нормирования труда. Формула «от каждого по его способности» отражается в советском трудовом .праве в виде установления обязательной меры труда.

•При Ьтом Советское государство исходит из объективных критериев определения количественной способности к труду у граждан различных категорий на различного рода работах, а не из индивидуальных представлений граждан о своих спо­собностях. При установлении обязательной меры труда при­нимаются во внимание: возраст (сокращенная мера труда для подростков), состояние здоровья {например, освобожде­ние работающих инвалидов от обязательных сверхсрочных работ)трудность работы {сокращенный рабочий день на работах, могущих оказывать .вредное влияние на здоровье работников) и т. д.

С другой стороны, при установлении обязательной меры труда можно исходить из расчета на различную степень напряжения способностей к труду.

Устанавливая обязательную меру труда, Советское госу­дарство исходит из сочетания о б щ е с т в е н н о-н е о б х о- димой степени напряжения индивидуальных способностей к труду с интересами охраны здоровья трудящихся от чрезмерно продолжительного труда. С этим связано д во-_ я кое значение для трудящихся меры-труда по советскому трудовому правоотношению.

При социалистических трудовых правоотношениях трудя­щиеся оценивают правовую регламентацию меры труда не только в качестве средства охраны труда, но и в качестве средства обеспечить производство такого количества продук­тов, которое необходимо обществу[412].

•Именно в силу двоякого значения меры труда в СССР— как средства охраны труда и как средства доставления обще­ству необходимого количества продуктов — установленный законом рабочий день не должен нарушаться ни в сторону увеличения, ни «в сторону уменьшения. - ,

Разумеется, интересы охраны труда и .интересы производ­ства того -количества продуктов, которое необходимо обще­ству самих трудящихся, -не противоречат друг .дру­гу, а сочетаются применительно к коренным интересам тру­дящихся. При, этом здесь отражаются как условия «внутрен­него развития CGCP, так и внешнеполитическая обстановка.«

Перспектива влияния внутреннего развития СССР ,на ве­личину обязательной меры труда была четко сформулирова­на в программе ВКП(б), принятой VIII съездом партии в 1919 -г. В разделе программы4, посвященном вопросам охра­ны труда и социального обеспечения, указывается, в частно­сти, что ВКП(б) должна поставить себе задачей установить «...в дальнейшем, при общем увеличении производительности труда, максимальный 6-часовой рабочий день без уменьше­ния вознаграждения за труд...».

Напротив, внешнеполитическая обстановка на определен­ных этапах затрудняет проведение и даже вынуждает .к из­вестным отступлениям в осуществлении установки на сокра­щение рабочего дня.

Так, например, восстановлениеч Указом Президиума Вер­ховного Совета СССР от 26 июня 1940 г.[413] восьмичасового рабочего дня {вместо семичасового) было вызвано возросши­ми потребностями советского общества в количестве труда для усиления хозяйственной и оборонной мощи Советского государства.

Благодаря отсутствию эксплоатации , человека человеком в социалистическом обществе .мера труда, возлагаемая на отдельного.работника производства, .всегда ниже, нежели в обществе, где господствует частная собственность на сред­ства производства и где работник своим трудом вынужден создавать таюжё .средства существования . и накопления для ' эксплоататоров. Этшй, в :частности, объясняется то обстоя­тельство, что СССР всегда был и является страной само-го короткого рабочего .'дня в мире... .

Вместе с тем и в социалистическом обществе мера труда работника не может «покрывать только получаемое им воз­награждение, а должна заключать в себе известную долю труда, идущую на покрытие общих потребностей.

В «Критике Готской программы» Маркс перечисляет те фонды, образованию которых должен служить продукт об,- щественного труда в социалистическом обществе * (помимо фонда, распределяемого между отдельными работниками со­размерно вложенному ими труду). Это — фонд возмещения потребленных средств производства, фонд расширения произ­водства, резервный фонд для страхования от несчастных слу­чаев, стихийных бедствий и т. д., покрытие -общих, не отно­сящихся к производству «издержек управления, фонд для совместного удовлетворения потребностей (школы, учрежде­ния 'здравоохранения и т. д.), фонд для нетрудоспособных И пр.

Характеристика распределения общественного .продукта,, данная Марксом относительно социалистического общества? вообще, нуждается в уточнении применительно к наш е- м у, советскому социалистическому обществу с его конкрет­ными историческими особенностями. Советское общество, раз­виваясь в условиях капиталистического " окружения, особо нуждается в фондах, предназначенных на издержки, непо­средственно связанные с обороной страны. Поэтому внешне­политический фактор, интере'сы обороны страны приобрета­ют зачастую решающую роль при регулировании ме­ры труда.

Таким образом, советское правовое регулирование обяза­тельной меры труда может быть -правильно понято лишь в связи не только с внутренними, но и с внешнеполитическими факторами.

Как уже было отмечено выше, измерителем труда по его экстенсивности служит рабочее время, а измерителем труда по его интенсивности является выработка, ко­личество выполненных трудовых операций при данной произ­водительной силе труда.

•Важно подчеркнуть, что продолжительность рабочего вре­мени служит безусловны м показателем экстенсивной, величины труда. Например, восьмичасовой труд всегда будет •по своей.экстенсивности в два раза больше четырехчасового: Напротив, выработка, количество выполненных трудовых операций, может служить лишь условным измерителем интенсивности труда, т. е. .таким измерителем, который пред­полагает. только данную производительную силу труда-. По­этому, например, часовая норма выработки в 8 единиц при одной производительной «силе труда может выражать мень­шую меру труда, нежели часовая норма в 4 единицы придру- . гой, более низ'кой «производительной силе труда.

Из сказанного вытекает, что повышение производительной силы труда, т. е. всякое изменение в процессе труда, сокра­щающее рабочее время, необходимое для производства дан­ной продукции, должно' влечь соответствующее увеличение норм выработки, поскольку представляется необходимым не снижать достигнутую меру интенсивности труда.

Вообще мера интенсивности труда может быть установле­на, разумеется, толы?& относительно известной экстенсивной величины труда и в расчете на известную производительную силу труда.


Различия в юридическом.»значении" норм, опре­деляющих экстенсивную меру труда, и норм, определяющих: меру его интенсивности, заключаются в следующем.

Нормы продолжительности рабочего дня не допускают, без особых указаний на то в законе, отступлений ни в сторо­ну их уменьшения, ни в сторону их превышения.[414].

Напротив, норма выработки всегда является лишь обяза­тельным минимумом интенсивности труда. Если работ- "ник выполнит, норму выработки до истечения рабочего дняк то он не вправе покинуть рабочее место или бездействовать., а юридически обязан продолжать работу и перевыполнять норму[415].

Перевыполнение нормы выработки всегда составляет, м о- р а л ь н у ю обязанность гражданина, участвующего в соци­алистическом труде. Напротив, «в отношении меры экстенсив­ной величины труда социалистическая мораль отнюдь не ста­вит таких требований за исключением экстраординарных слу­чаев. \

Как в рабоче-служебных, так и в промыслово-артельных- трудовых правоотношениях обязанность выполнять известную- меру труда выражается прежде .всего в форме обязанности работать .в течение рабочего дня установленной продолжи­тельности.

На работах, где установлены нормы выработки, обязан­ность работать в течение рабочего дня установленной про­должительности дополняется обязанностью выполнять (а в- соответствующих случаях, как указано выше, — перевыпол­нять) нормы выработки.

Эти обязанности вытекают из соответствующих правил внутреннего трудового распорядка.

Следует особо отметить такую, форму регулирования ме­ры труда, когда норма-выработки устанавливается не в до­полнение к норме экстенсивной величины труда, а самостоя­тельно. ' -

Это бывает тогда, когда норма выработки устанавливает­ся не на определенный "отрезок рабочего времени, а на определенный отрезок календарного времени — сутки, неделю, месяц, год. В таких .случаях норма выработки1 кос­венно определяет экстенсивную величину труда, причем имеется в виду нормальная его интенсивность.

Такая форма регулирования меры труда является единст­венно возможной формой контроля над .мерой труда при ра­боте трудящегося у себя на дому К

Посредством -норм выработки регулируется также обяза­тельная мера труда колхозников. .

Трудодень и представляет, собой прежде -всего особую унификационную единицу выработки, изме­ряющую различные виды колхозных работ единым масшта­бом, выражающим сложность и трудность «их выполнения и важность для колхоза. Как известно, в «соответствии со ст. 15 Примерного устава сельскохозяйственной артели, каждая ра­бота в колхозе, взятая в специфической для нее единице вы­работки (вспахать гектар, намолотить тонну зерна, надоить . литр молока и т. п.), оценивается в трудоднях в зависимости от требующейся квалификации работника, трудности работы !и ее важности для артели.

Известно, что постановлением ЦК ©КЩб) и СНК CGCP от 27 -мая 1939 г. (ст. 14)2 обязательная мера труда для кол­хозников была установлена именно в форме обязательной го­довой нормы выработки в трудоднях3.

5, Обязанность обеспечения надлежаще­го качества работ ы. Исполняя известную трудовую функцию и выполняя установленную -меру труда, трудящийся по трудовому правоотношению обязан, Вхместе с тем, обес­печивать надлежащее качество работы. Это относится как к тем трудовым функциям, которые рассчитаны на. соз­дание известных, объективированных результатов труда, так. и к тем, при которых сам живой труд непосредственно пред­ставляет известную потребительскую ценность.

Если выполнение данной трудовой функции не рассчитано на создание каких-либо объективированных результатов тру­да, то понятие «качество работы» относится только к самому процессу труда..

Напротив, если выполнение известной трудовой функции рассчитано на создание тех или иных объективированных ре­зультатов труда '(физического или умственного), то понятие «качество работы» применимо в двух связанных между со- ' бой, но все же различных смыслах: во-первых, в смысле оценки продукта труда (доброкачественная продукция или брак); во-вторых, в смысле оценки тех приемов работы, ка­кими она выполняется.

На этом втором смысле понятия «качества работы» сле­дует остановиться особо-, так как «он позволяет оттенить еще одну специфическую' черту труда по трудовому правоотно­шению.

При договоре подряда, литературного заказа и т. д. поня­тие «качество работы» приложимо только к обусловленному объективированному результату труда, но юридически без­различны приемы выполнения работы, которые избираются в этих случаях самим исполнителем заказа.

Иное имеет место при трудовых правоотношениях, когда трудящийся включается в состав предприятия (учреждения, хозяйства). .Администрация предприятия (учреждения, хозяй­ства), осуществляя свои обязанности <и права по руководству процессом совместного труда, должна для исполнителей от­дельных трудовых функций устанавливать приемы * выполне­ния работы, наиболее целесообразные для обеспечения необ­ходимого качества продукции и технической безопасности.. Поэтому в качестве элемента трудового' правоотношения обязанность обеспечения надлежащего «качества* работы» означает, в частности, обязанность следовать действующим в предприятии {учреждении, хозяйстве) предписаниям относи­тельно приемов выполнения соответствующёй трудовой функ­ции. Несогласованное с администрацией отступление от ука­занных приемов является неисполнением трудовой обязанно­сти даже тогда, когда в данном конкретном случае такое от- . ступление не повлекло брака продукции или несчастного слу­чая. ...


В действующих правилах внутреннего трудового распоряд­ка социалистических предприятий (учреждений, хозяйств) сле­довало бы прямо указать на! обязанность1 работников соблю­дать технические правила и инструкции, установленные для работников соответствующих профессий. Как ,-в свое время указал товарищ Молотов, «Надо, чтобы в производственной жизни был строгий порядок, чтобы были технические прави­ла и инструкции в цехах, чтобы эти правила и инструкции хорошо знали соответствующие работники, чтобы их инструк- -тировали инженеры в. повседневной работе, чтобы вся эта ра­бота проверялась директором и его помощниками» [416].

Рбя)занности обеспечения надлежащего качества работы .корреспондирует, право администрации руководить выполне­нием работы и, в частности, контролировать процесс ее вы­полнения.

* Особо следует остановиться на вопросе о критерии оценки качества работы, о масштабе определения' исправ-у ности работника, пригодности его к данной работе.

В буржуазно-либеральной литературе по трудовому пра- ' ву часто высказывалось мнение в пользу субъективного кри­терия оценки'исправности рабочего.

«Масштабом «исправности рабочего, —«писал. Л. С. Таль,— ....по необходимости должны служить его ' индивидуальные свойства и способности... Рабочий, трудившийся по лгере сво­их сил, не будет считаться неисправным, хотя бы его работа оказалась качественно или количественно неудовлетворитель­ною»[417].

Однако признание буржуазными, юристами субъективного масштаба оценки исправности рабочего обычно сопровож­дается весьма существенными оговорками об ответственности работника за дефекты его рабочей силы. Такие оговорки по сути дела заменяют субъективный критерий объективным. Так, например, Креллер откровенно решает вопрос об ответ­ственности работника за дефекты своей рабочей силы по ана­логии с ответственностью продавца за товар. Он считает, что работник, поступая на работу, тем самым «всегда ручает­ся то, что «к моменту вступления в работу обладает лич­ины-ми способностями и качествами, которые для данной рабо­ты требуются, если только в тот момент работодатель не знал или не должен был знать о недостатках, работника» [418].

^Другие буржуазные юристы считают, что работник отве­чает. в том случае, если он «по небрежности или умышленно скрыл при заключении до-говора отсутствие важных для всту­пления в трудовой договор качеств» К

Субъективный масштаб оценки исправности работника принят с оговорками указанного характера и некоторыми буржуазными .законодательствами в текущем столетии. Так, ст. 328 Швейцарского обязательственного закона предусмат­ривает, что при определении меры старательности работника принимались во внимание «способности и качество работни­ка, которые /работодатель знал или'должен был знать».

На первый -взгляд может показаться, что субъективный критерий оценки -качества работы должен быть принят совет­ским правом как такой критерий, который наиболее соответ­ствует социалистической обязанности гражданина трудиться по его способностям.

Однако такое предположение было бы ошибочным. Прин­цип «от каждого по его способности» требует, чтобы каждый гражданин прилагал свой труд .на той работе, которая соот­ветствует его способностям и на которой он, следовательно, в состоянии дать необходимое обществу количество и к а ч е- ство труда. Никак нельзя признать работника пригодным к данной работе, если он хотя и работает в • полную меру своих способностей, но не обеспечивает общественно-необхо­димого качества работы.

Обязанность -обеспечения известного качества работы есть обязанность дать именно установленное качество соответст­вующей работы, рассчитанное на работника, вполне пригод­ного- к данной работе по его квалификации, трудоспособности и. т. д. '

Для определения качественных (результатов работы и ка­чества приемов работы должны, следовательно, применяться объективные критерии, вырабатываемые с учетом всех специфических особенностей соответствующей профес­сии.

Разумеется, отсутствие у данного работника необходимых личных качеств и способностей к данной работе исключает • постановку вопроса об его вине в ненадлежащем качестве работы и исключает, следовательно, как материальную, так: и дисциплинарную ответственность работника.

Но советское трудовое право не может оставлять без вни­мания факты длящегося неисполнения обязанностей и по та­ким причинам, которые не зависят или даже не могут зави­сеть от воли обязанного лица. В таких случаях «работодате­лю» предоставляется право расторгнуть нереализуемое или не надлежащим -образом реализуемое правоотношение. Так, например, действующее законодательство предусматривает увольнение рабочего или служащего пс> непригодности или перевод его (с его согласия) на другую, посильную для него работу[419].

6. Обязанность соблюдать установленное расписание рабочего в'р е-мен и. Совместный труд граждан, -объединенных определенным предприятием (учреж­дением, хозяйством), требует, по общему правилу (исключение составляет работа, организуемая в порядке так называемого «надомничества»), соответствующего единства в распределе­нии их труда во времени. Такое единство достигается уста­новлением общего расписания рабочего времени (для всех или для отдельны^ категорий работников предприятия, уч­реждения, хозяйства). Этим расписанием определяются часы начала и .окончания рабочего дня и перерывов в работе для отдыха и приема пищи.

Установление расписания рабочего времени составляет один из основных'элементов правил внутреннего трудового распорядка[420]. - #

'Только при организации работ в порядке так называемого «надомничества» работники распределяют свой труд во вре­мени по своему усмотрению. Но для них устанавливаются обязательные дни явки в артель за работой и для сдачи вы­полненной работы [421].

Расписание рабочего времени обеспечивает согласованный труд работников соответствующего предприятия (учреждения,, хозяйства). Вместе с тем контроль за соблюдением установ­ленного расписания • рабочего времени служит одним из средств контроля над мерой труда.

Долженствование распределять свой труд во времени со­ответственно расписанию, установленному правилами внут­реннего трудового распорядка, составляет одну из специфи­ческих черт трудовой обязанности по нормальному трудовому правоотношению. Правоотношения «надомников» или «квар- тирников» в этой связи должны рассматриваться в качестве,, так сказать, «усеченных» трудовых правоотношений.


Обязательство соблюдения установленного .расписания" ра­бочего времени не исключается (применением ненормированно­го рабочего дня (примечание к 'ст. 94 КЗоТ). На работников с ненормированным рабочим днем полностью распространяют­ся предусмотренные в правилах внутреннего трудового рас­порядка обязанности во-время приходить на работу и соблю- •дать в точности и без всяких нарушений установленное для остальных работников расписание рабочего дня, но по мере надобности они обязаны работать также сверх этого распи­сания.

Наконец, следует отметить, что обязанности соблюдать установленное расписание рабочего времени обычно сопутст­вует дополнительная обязанность, рассчитанная на то, чтобы обеспечить контроль со стороны администрации за выполне­нием первой обязанности. Такой дополнительной обязанно­стью служит обязанность соблюдать установленные на пред­приятии (в учреждении, хозяйстве) правила учета явки на работу и ухода с работы

За исключением случаев организации предприятием работ в порядке так называемого «надомничества», выполнение обя­занности соблюдать установленное расписание рабочего -вре­мени обычно составляет необходимое условие исполнения определенной для работника трудовой функции и выполнения установленной меры труда.

Конечно, мыслимы отдельные случаи, когда работник, до­пустивший опоздание или прогул, затем может выполнить возложенное на него трудовое задание. Но, во-первых, такая возможность имеет место весьма редко, ибо вне рабочего времени, назначенного данному работнику, его место может, быть занято сменщиком, предприятие может быть закрыто, двигатели могут быть остановлены и т. д. Во-вторых, само по себе нарушение расписания рабочего времени является на­рушением трудовой дисциплины [422].

По общему же правилу, прогул, опоздание или прежде­временный уход с работы обычно представляют собой несо­блюдение раашсания рабочего времени в «идеальной сово­купности» с неисполнением трудовой функции и невыполне­нием установленной меры труда.

7. Обязанность соблюдать общие прави­ла поведения, обеспечивающие нормаль­ную обстановку для труд-а. В отличие от «усе­ченных» трудовых правоотношений, когда работа выполняет­ся в порядке так называемого «надомничества», при трудовых правоотношениях обычного типа работник обязан, соответст­венно установленному расписанию рабочего времени, нахо­диться на предприятии {в учреждении, хозяйстве). Но пребы­вание на территории предприятия {учреждения, хозяйства) в свою очередь сопряжено с обязанностью соблюдать известные общие для всех работников предприятия (учреждения, хозяй­ства) правила поведения, обеспечивающие нормальную об­щую обстановку для трудовой деятельности.

Так, в утвержденных Наркомтрудом СССР 17 декабря 1930 г. Правилах внутреннего распорядка для предприятий и учреждений обобществленного сектора[423] при перечислении обязанностей работника особо указывалось на обязанность соблюдать «общий порядок в предприятии или учреждении», а также «товарищескую вежливость с администрацией и ра­ботниками» (ст. 8). Соответственно этому в приложенной к указанным Правилам «Табели взысканий для предприятий и учреждений обобществленного сектора» особо упоминались, в частности, такие виды нарушений трудовой дисциплины, как- курение в местах, тще это воспрещено, оскорбление работ­никами лиц администрации (и наоборот), азартные игры в рабочем помещении {хотя бы и в нерабочее для данного ра­ботника время), принос и распитие на работе спиртных напит­ков, озорные или хулиганские выходки[424] и т. п.

~ Действующие Типовые правилд внутреннего трудового распорядка для рабочих н служащих не упоминают об обя­занности соблюдать общий порядок в .предприятии {учрежде­нии), но эта обязанность несомненно охватывается широкой формулой: «блюсти дисциплину труда и строго соблюдать правила .внутреннего трудового распорядка...» (п. «б» ст. 10).

Обязанность во время пребывания на предприятии {в уч­реждении, хозяйстве) соблюдать известные общие правила поведения, обеспечивающие нормальную обстановку для кол­лективного труда, несомненно составляет особый элемент трудовой обязанности по трудовому правоотношению' и не должна быть смешиваема с другими элементами. Работник, например, может во-время притти на работу и во-время уйти с нее, выполнить все трудовые операции, относящиеся к его трудовой функции, выполнить норму выработки, не нарушать в самом процессе труда правил по технике безопасности и т. д., но, тем не менее, нарушить общий порядок в предприя­тии (оскорбить соседа по работе, закурить в неотведенном для этого месте и т. д.). С другой стороны, правила общего порядка должны соблюдаться работником также и во время

простоя или при нахождении на предприятии (в учреждении, хозяйстве) во внерабочее время.

Общие правила поведения работника на предприятии (в учреждении, хозяйстве), необходимые для. обеспечения нор­мальной обстановки труда, могут быть сведены к -следующим основным требованиям; ~

Во-первых, требуется, чтобы работник соблюдал общие для всех находящихся на .территории предприятия элементар­ные правила техники безопасности. Так, например, в упомя­нутых выше Правилах внутреннего распорядка 1930 г. особо упоминались такие нарушения, как самовольный пуск маши­ны и станков, самовольное снятие канатов и ремней и пр. К Элементарным требованием техники безопасности во всяком случае является запрещение предпринимать какие-либо дей­ствия в отношении -механизмов, приспособлений и т. п. лица-м, которые на это не управомочены.

Во-вторых, требуется, чтобы работник соблюдал санитар­ные правила и не нарушал благоустройства территории пред­приятия.

В-третьих, от всех работников требуется соблюдение об­щих противопожарных правил, о содержании которых адми­нистрация и пожарная охрана оповещают плакатами, надпи­сями и т. п.

В-четвертых, от работника требуется .воздержание от дей­ствий, мешающих другим выполнять трудовые обязанности.

Наконец, в-пятых, соответственно правилам социалисти­ческой морали, требуется взаимно вежливое отношение ра­ботника с другими работниками и администрацией.

8. Обязанность бережного отношения к •имуществу предприятия. Вступив в социалистиче­ское трудовое правоотношение, граждане приобретают .воз­можность прилагать свою рабочую силу к средствам произ­водства, составляющим имущественный комплекс данного юридического лица— социалистического предприятия, хозяй­ства, учреждения. Эта возхможность неразрывно связана с обязанностью бережного отношения к имуществу предприя­тия (учреждения, хозяйства)[425].

• Составляющую элемент трудового правоотно­шения обязанность беречь социалистическую собственность' данного социалистического предприятия (учреждения, хозяй- ст.ва) не следует отождествлять с предусмотренной в статье 131 Конституции СССР общей обязанностью всех граждан беречь социалистическую собственность вообще, как священную и неприкосновенную основу советского строя.

Общая обязанность всех граждан беречь социалисти­ческую собственность в о о б щ е — является не элементом какого-либо конкретного 'правоотношения, а элементом пра­вового статуса советского гражданина. Она имеет абсо­лютный характер, являясь обязанностью всякого и каждо­го гражданина относительно любого объекта социалисти­ческой собственности — государственной или кооперативно- колхозной. Она сама по себе не предполагает наличия каких- либо конкретных правоотношений. Лишь факт виновного на­рушения указанной абсолютной обязанности служит основа­нием возникновения между нарушителем и потерпевшим иму­щественный ущерб предприятием (учреждением, хозяйством) конкретного правоотношения по возмещению вреда, причем для такого правоотношения безразлично, существовали ли или не существовали ранее какие-либо другие правоотноше- ч ния между данными субъектами.

ч Правоотношения по возмещению вреда, независимо от на­личия или 'отсутствия каких-либо других правоотношений между данными сторонами, следовало бы называть само­стоятельными обязательствами по возмещению вреда, в отличие от аналогичных несамостоятельных обя­зательств, т. е. таких, которые заменяют собой неисполненное обязательство по ранее существовавшему правоотношению и, следовательно, зависят от тех же предпосылок, от каких за­висело прежнее -обязательство В последних случаях обяза­тельство возместить причиненный вред, не представляя со­бой самостоятельного правоотношения, является по сути де­ла применением санкции в связи с нарушением обязанности' по ранее существовавшему правоотношению.

В- цнвилистической литературе, как известно, ответствен­ность по «ст. ст. 403—415 ГК РСФСР (и по соответствующим статьям ГК других союзных республик) принято называть «деликтною» ответственностью, а по ст. ст. 117—119 и 121 ГК РСФСР (и по соответствующим статьям ГК других союз­ных республик) — «договорною» ответственностью[426].

Между тем вполне очевидно, что неисполнение договорно­го (как, впрочем, и иного) обязательства является также осо-


бьш видом правонарушения, деликта, и в этом смысле ответ­ственность по ст. ст. 117—119 и 121 ГК является также «де- ликтною» ответственностью.

С другой стороны, нельзя игнорировать и то важное об­стоятельство, что ст. ст. 117—119 и 121 ГК относятся не только к договорным обязательственным отноше­ниям, а ко всяким обязательственным отношениям. По­этому неточным является обозначение ответственности по ст.ст. 117—119 и 121 ГК как «договорной», а ответственности по ст. ст. 403—415 ГК — как «внедоговорной». Ответствен­ность по ст. ст. 117—110 и 121 ГК может быть также «вне- договорной», например, если она вызывается неисполнением обязательства, возникшего из административного акта, из членства в кооперативной организации и т. д.

Ответственность за неисполнение обязанности по трудовому правоотношению беречь социалистическую собственность -мо- окно назвать «договорной» в тех случаях, когда трудовое пра­воотношение возникло из трудового договора. Но трудовые правоотношения возникают не только из договоров. Возмож­ные различия в основаниях возникновения, например, рабоче- служебных трудовых правоотношений (трудовой договор или административный акт), разумеется, никак не влияют на юри­дическую природу и размеры материальной ответственности рабочих и служащих за причиненный предприятию имущест­венный ущерб.

Необходимо, следовательно, различать не «договорный» и «деликтный» {«внедоговорный») виды ответственности, а от­ветственность, не зависящую от предшествующих правоотно­шений, и ответственность, обусловленную неисполнением обя­занности по ранее возникшему правоотношению.

. Ясно, что ответственность за неисполнение обязанности бережного. отношения к имуществу предприятия (учреждения, хозяйства) ч по трудовому правоотношению должна регулиро­ваться ;не статьёй 403 ГК, а статьями 117—119 ГК, если нет специальных норм, •а при наличии специальных норм — этими специальными нормами К

В частности, ответственность за ущерб, причиненный неис­полнением обязанности по колхозному трудовому правоотно­шению, должна регулироваться статьями 117—119 1Ж, а не статьей 403 ГК. Статья 403 ГК должна применяться лишь в тех случаях, когда взыскивается возмещение за вред, причи­ненный вне каких-либо обязательственных (а не только до­говорных) отношений между причинителем и потерпевшим

•Колхозник или член промысловой артели, причинившие вред имуществу колхоза или промысловой артели в связи с неправильными действиями или упущениями в работе, долж­ны отвечать именно за неисполнение или ненадлежащее ис­полнение обязательств по существующему правоотношению, обусловленному фактом членства в артели (сельскохозяйст­венной или промысловой)[427].

Необходимо отметить, что вопрос -о том, применять ли ст. 403 или ст. ст. 117—119 ГК, отнюдь не сводится к обосно­ванию судебного решения той или другой формальной ссылкой. Между ответственностью по ст. 403 ГК й ответственностью по ст. ст. 117—119 ГК имеются существенные правовые разли­чия, подробно выясненные М. М. Агарковым в его статье «К вопросу о договорной ответственности»[428]. В частности, при­менительно к ущербу, вызванному неправильными действиями или упущениями в работе, особенно важно отметить, что ст. 118 ГК освобождает должника от. ответственности, если ущерб причинен вследствие умысла или неосторожности (вся­кой, даже легкой) кредитора, тогда как ст. 403 ГК такое значение придает лишь умыслу и грубой неосторожности самого потерпевшего[429].

Применительно к ответственности за ущерб, вызванный не­надлежащим исполнением трудовых обязанностей, важно так­же отметить и еще одно различие .между ответственностью, зависящей от предыдущих обязательств, и ответственностью, не "зависящей от предыдущих обязательств. При ответствен­ности, не зависящей от предыдущих обязательств (ст. ст. 403—415 ГК), совместное причинение вреда несколькими ли­цами влечет в силу ст. 408 ГК солидарную ответственность. Напротив, при ответственности, зависящей от предыдущих обязательств, солидарная ответственность наступает лишь в случаях, предусмотренных в ст. ст. 115 и 116 ГК, которые к обязательствам по трудовому правоотношению никогда при­менены быть не могут.

Для применения к рабочим и служащим ст. 83 и сл. КЗоТ, а к членам колхозов—ст. ст. 117—119 ГК необходимо пре­жде всего установить, что «вред причинен именно неисполне­нием (или ненадлежащим исполнением) обязанности по трудовому правоотношению, а не нарушением общей обязанности всех граждан беречь' социалистическую собственность.

•В качестве элемента трудового правоотноше­ния обязанность/беречь социалистическую собственность является обязанностью бережно относиться к имуществу предприятия именно в процессе трудна или — как -ска­зано в ст. 11 цитированного выше постановления Пленума Верховного суда СССР от 14 августа 1942 г. — «в работе», т. е. при совершении трудовых процессов. - Поэтому ответственность трудящегося за причиненный имуществу предприятия ущерб только тогда должна обсуж­даться на основе ст. ст. 1JLZ—119 ГК- или специальных правил о материальной ответственности, когда ущерб причинен н е- и спо лнением ' |ли ненадлежащим исполне­нием действий, относящихся к трудовой функции данного трудящегося. Если же ущерб причинен иными действиями, то должны применяться пра­вила ст. 403 ГК, если для соответствующих случаев не уста­новлены какие-либо особые .нормы о повышенной ответствен­ности.

Из сказанного -выше вытекают следующие выводы.

Во-первых, ответственность членов колхозов по ст.ст. 117— 119 ГК, а рабочих и служащих —по ст. 83 КЗоТ исключает­ся в тех случаях, когда ущерб имуществу предприятия {уч­реждения, хозяйства) причинен не при .исполнении служебных или .вообще трудовых обязанностей К

Во-вторых, ответственность по тем же статьям ГК и КЗоТ исключается и в тех случаях, если ущерб причинен, хотя, и во время исполнения трудовых (служебных) обязанностей, но преступными действиями. Это обусловлено тем, что, с одной стороны, преступные действия всегда лежат вне сферы дей­ствий, относящихся к трудовым процессам, и, с другой сто- «ронц, обязанность воздерживаться от совершения преступ­ных действий является общей обязанностью всех граждан, элементом их правового статуса, а не обязанностью, входя­щей в состав трудового правоотношения [430]. Было бы нелепо, например, предполагать, что кассир в силу трудового' догово­ра обязуется не совершать растрат, колхозник в силу Устава сельскохозяйственной артели обязуется не расхищать кол­хозное добро и т. д.

В обоих указанных случаях, предусмотренных пунктами «а» и «г» ст. 83—1 КЗоТ, нет оснований, с нашей точки зре­ния, применять ст. 83—6 КЗоТ, которая, в частности, пред­писывает учитывать не только причиненные убытки, но и ту конкретную обстановку, при которой убыток был причинен, а также материальное положение работника, и .запрещает возлагать на работника ответственность за такой ущерб, ко­торый может, быть отнесен к категории нормального произ-у водственно-хозяйственного риска. Ст. 83—6 КЗоТ имеет, в виду работника, как такового, а не преступника и не. ли­цо, причинившее вред не при исполнении служебных обязан­ностей. ^ .

Как указывалось выше, особые правила об ответствен­ности за , ущерб, причиненный неисполнением трудовых. обя­зательств рабочими или служащими, установлены в ст. ст. 83 и сл. КЗоТ.

Важно отметить следующие отличия материальной ответ­ственности рабочих и служащих от материальной ответствен­ности по ст. ст. 117—119 ГК.

а) В некоторых случаях материальная ответственность ра­бочих и служащих now ее размерам ограничена извест­ным максимумом, исчисляемым в определенном отношении к заработной плате рабочего (служащего)

б) В других случаях материальная ответственность рабо­чих и служащих установлена в повышенном, кратном разме­ре "против размера причиненного ущерба .по балансовой стои­мости [431].

в) Наконец, важно отметить, что, в отличие от ответст­венности по ст. 117 ГК, при «материальной ответственности рабочих и служащих «...принимаются во внимание только прямые убытки, но не упущенная нанимателем выгода» (ст. 83-6 КЗоТ)[432].

Следует, вместе с тем, .отметить, что в ряде случаев за вред, причиненный .непреступными действиями рабочих и служащих при исполнении служебных обязанностей, действу­ющее законодательство устанавливает не ограниченную и не повышенную, а нормальную ответственность рабочих и служащих в пределах полного размера ущерба [433].


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 10; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.07 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты