Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Правоотношений




Читайте также:
  1. Виды гражданских правоотношений
  2. ВИДЫ ПРЕДМЕТА ТАМОЖЕННЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
  3. Государственные органы — участники правоотношений
  4. Граждане как участники правоотношений
  5. Назовите основные принципы правового регулирования трудовых правоотношений.
  6. Основания гражданских правоотношений
  7. Правозащитные отношения – это особый вид правоотношений, возникающих в процессе реализации правовых норм, закрепляющих право на правовую защиту прав человека.
  8. Структура расчетных правоотношений
  9. Субъекты валютных правоотношений

1. Производственно-кооперативные артели в СССР (колхо­зы и промысловые .артели) являются формой ' объединения единоличных производителей в крупные социалистические хозяйства, основанные на кооперативно-колхбзной форме со­циалистической собственности й обязательном личном уча­стии всех трудоспособных членов артели в коллективном ар­тельном труде.

Самый термин «членство» указывает на включение граж­данина в состав известного объединения людей, подчиняю­щихся определенному общему регламенту и пользующихся известными преимуществами, обусловленными вхождением в объединение.

Членство представляет собой длящееся правоотношение, состоящее из предусмотренных уставом объединения взаим­ных прав и обязанностей отдельного члена и объединения как целого. Отношения члена к объединению обусловливают и внутренние отношения между членами объединения.

Поскольку членство в производственно-кооперативной ар­тели непременно заключает обязанность' члена участвовать личным трудом в производственной деятельности .артели со­ответственно правилам внутреннего распорядка (и соответст­вующее правомочие артели) «постольху непременной состав­ной частью такого членства является трудовое правоотноше­ние между членом артели и артелью.

Членство без трудового правоотношения бывает в двух случаях: а) при уходе колхозника в организованном порядке на работу по трудовому договору в промышленное предприя­тие (в этом случае колхозник находится в трудовом правоот­ношении не с колхозом, а с соответствующим промышленным предприятием) и б) при полной нетрудоспособности члена колхоза {у члена' промысловой артели в этих случаях член­ство прекращается и возникает, при наличии определенных условий,■. пенсионное правоотношение с кассой взаимного страхования и взаимопомощи промысловой кооперации — пром страхкассой). - :

Своеобразное трудовое правоотношение .имеет место при работе члена колхоза на государственных сельскохозяйствен­ных машинах МТС. Своеобразие этого отношения заключает­ся в следующем: »а) оно обязательно предполагает членство в определенном колхозе и возникает из акта внутриартель- ного управления, которым {актом) данный член колхоза вы­деляется для работы в МТС; б) «работодателем», определя­ющим порядок работы такого члена колхоза, является МТС,' причем колхозник подчиняется существующему в МТС внут- раннему распорядку, но обязанности по оплате его труда по трудодням (сверх минимума, гарантированного от МТС) не­сут все те колхозы, где фактически применялся его труд.



2. Производственно-кооперативное трудовое правоотноше­ние, в отличие от рабоче-служебного отношения, представляет собой, как отмечено выше, не самостоятельное юридическое отношение, а именно составную часть сложного право­отношения, каким является членство (оообенно в колхозе).

Слитность производственно-кооперативного трудового от­ношения с иными элементами членства в артели обусловли­вает и специфические черты содержания этого 4 отношения сравнительно с рабоче-служебными отношениями. Именно эти иные элементы членства и определяют особенности произ­водственного-кооперативного трудового правоотношения.

Так, непременным элементом членства в артели является правоотношение по участию в управлении делами артели. Ваокную часть такого управления составляет, утверждение правил внутреннего трудового распорядка артели, норм вы­работки и норм оплаты труда. Поэтому правоотношение по участию в управлении делами артели обусловливает ту осо­бенность производственно-кооперативного трудового правоот­ношения, что внутренний распорядок, соответственно которо­му должен применять свою рабочую силу трудящийся, мера труда и мера вознаграждения за труд определяются актами •виутрлартёльного управления сообразно с уставом артели.



Непременным элементом членства в производственной ар­тели является, далее, правоотношение, закрепляющее тот факт, что кооперативно-колхозная собственность артели пред­ставляет собой именно собственность данного колхоза (или данной промысловой артели). Этим и обусловливается та от­личительная черта производственно-кооперативных трудовых правоотношений, что трудящийся получает вознаграждение за свой труд не по заранее устанавливаемым твердым нор-: мам (т. е. не заработную плату), а в порядке распределения доходов данной а)ртели в соответствии с количеством и . ка­чеством вложенного в артельное хозяйство "труда.

> Наконец, если иметь в виду только членство в сельскохо­зяйственной артели, то оно в качестве составного элемента заключает, в частности, правоотношение между колхозником и колхозом по поводу пользования приусадебным хозяйством, представляющим дополнительный источник материального су­ществования колхозника и его семьи. Этим объясняется, на- йример, то 'обстоятельс*во, что колхозное трудовое право­отношение, в отличие от рабоче-служащего отношения, не заключает в себе (кроме случаев беременности и родов) без-- условного права .на материальное обеспечение при временной нетрудоспособности К

3. Вступление-прием в члены «артели "(сельскохозяйствен­ной или промысловой) представляет собой двустороннее воле­изъявление и служит юридическим фактом, порождающим членство как -сложное промыслово-кооперативное или колхоз­ное правоотношение.



Вступление-прием в члены производственной артели, одна­ко, не исчерпывает собой всего фактического состава, необ­ходимого для возникновения именно трудового право­отношения между членом артели и артелью. Как указывалось выше, член колхоза, поступивший на работу в промышлен­ность, находится в трудовых правоотношениях не со своим колхозом, а с соответствующим государственным пред­приятием. Наличие трудового правоотношения предпола­гает. закрепление за членом артели определенной трудовой функции в артельном хозяйстве, определяющей его осо­бое (непосредственное) отношение к общественным средст­вам производства и к распределению доходов артели.

Поэтому членство в артели для возникновения трудо­вых .правоотношений между членом артели и артелью должно быть дополнено -актом вн у тр и а р тел ьн о го управления, возлагающим на данного члена «артели определенного рода работу ((включение в ту или иную колхоз­ную производственную бригаду и т. д.).

Так, например, распределение колхозников по бригадам или закрепление их за отдельными работами вне бригад про­изводится правлением" >артели. Определяя таким .путем инди­видуальную трудовую функцию каждого колхозника в общем артельном труде, правление артели учитывает квалификацию члена артели, его опыт работы, <а также и желание работать на том или ином участке с тем Однако, чтобы это было не в ущерб колхозному хозяйству[377]. На правлениях промысловых артелей также лежит обязанность распределения работы ме­жду членами . артели[378]. - ,

Из самой сущности кооперативно-колхозной собственности на средства производства вытекает принцип ведения хозяй­ства артели личным трудом ее членов.'Применение труда ра­бочих и -служащих, как отмечалось нами выше, в сельско­хозяйственных и промысловых артелях допускается лишь в строго ограниченных случаях и пределах.

Однако при известных условиях в колхозах могут прила­гать свой труд не в качестве наемных рабочих (не за зара­ботную плату и не на условиях, определяемых законодатель­ством о труде рабочих и служащих) не только члены колхоза.

Так, в условиях военного времени особый, обязательный минимум трудодней был предусмотрен для подростков в воз­расте от 12 до 16 лет—членов семей колхозников. При этом для подростков установлен более низкий минимум трудодней, чем для взрослых колхозников. Колхозы обязаны выдавать подросткам трудовые книжки и учитывать «отдельно вырабо­танные подростками трудодни[379]. Подросток, следовательно, не являясь членом колхоза, находится в трудовых правоотно­шениях с колхозом. Такое трудовое правоотношение по своим основным признакам (регулирование меры труда и оплата труда в трудоднях) является колхозным, а не рабоче- служебным трудовым правоотношением. Фактический состав, обусловивший возникновение такого правоотношения, скла­дывается: а) из факта семейных отношений с членом колхо­за и, очевидно, факта проживания на территории колхоза и б) акта внутриколхозного управления (включение подростка в колхозную производственную бригаду, выдача ему трудовой книжки).

Не являются колхозными трудовыми правоотношениями отношения граждан, поступающих на работу в колхоз по тру­довому договору (по найму). В этих случаях возникает тру­довое отношение, регулируемое общим законодательством о труде рабочих и служащих (т. е. трудовое правоотношение рабочего или служащего).

В промысловых •артелях' наряду с членами артели могут работать кандидаты «в; члены артели. В течение испытатель­ного периода кандидаты не .рассматриваются тсак Заемные рабочие и расчет с ними производится на таких же основани­ях, какие установлены для членов артели2. Таким образом, трудовое правоотношение с кандидатом является п р о м ы с- лово-кооперативным, а ®е рабоче-служебным трудо­вым правоотношением. Для возникновения лромыслово-коопе- ративного трудового правоотношения с кандидатом в члены артели приём в кандидаты должен -быть4 дополнен а к т о м в ну три ар те л ь но г о у п р а в'лен и я, возлагающим на кандидата определенную работу.

§ 4. Акты советского государственного управления

1. Как указывалось выше \ под актом советского госу­дарственного управления (или административным актом) ин­дивидуального. значения (в отличие ют нормативных актов, издаваемых, в частности, и административными органами) мы понимаем те акты советского государственного у п р а в л е н и я, которые направлены на установ­ление, изменение или -прекращение кон­кретных юридических отношений.

Административный акт, в отличие от соглашений (в том числе от трудовых договоров), является односторонним во­леизъявлением, .исходящим в предусмотренных законом "слу­чаях от компетентного на то органа государственного упра­вления.

От односторонней сделки, которая также является одно­сторонним юридическим актом, административный акт отли­чается именно своим авторитарным характером, т. е. тем, что совершить его может, только компетентный на то орган го­сударственного управления, осуществляя свои властные функ­ции. Например, назначить' гражданина на ту или иную долж­ность в государственном аппарате, выдать ему ордер на жи­лую площадь, назначить пенсию и т. д. может- только ком-. петентный на'то орган государственного управления, осущест-, вляя свою распорядительную власть. Авторитарный характер Административного акта нельзя понимать в том смысле, что будто бы он игнорирует волю того лица, к которому он адре­сован. Напротив, как уже указывалось выше, в подавляющем большинстве случаев административные акты совершаются с согласия или даже по прямому ходатайству тех лиц, которых они касаются.

В соответствии с темой настоящей главы мы остановим­ся на дальнейшем различии между односторонней сделкой и? административным актом только применительно к . одной об­ласти юридических фактов: области оснований воз­никновения . юридических отношений.

Односторонняя сделка (в качестве основания возникнове­ния юридического отношения) сама по себе способна порож­дать лишь .обязанности (и притом потенциальные) лица, со­вершающего такую' сделку. Для полного возникновения пра­воотношения из односторонней сделки требуется восприя­тие этой сделки другим лицом, т. е. дополнение ее второй' односторонней сделкой, исходящей от другого лица (напри­мер, завещание должно быть дополнено согласием принять наследство и т. п.). По сути дела в подобного рода случаях правоотношение в полном объеме ■возникает из сложного фактического состава, складывающегося из двух односто­ронних сделок.

Напротив, административный акт в силу присущего ему авторитарного характера способен обязывать другое лицо также и независимо от согласия последнего. «Независимо от согласия», разумеется, не означает непременно «против со­гласия», а означает лишь то, что в известных случаях, на­пример, при трудовой мобилизации для трудовой повинности (ст, 11 КЗоТ), при призыве на военную службу и т. п. согла­сие соответствующего гражданина имеет моральное, но не юридическое значение. Административные акты в советском трудовом праве, так же как и двусторонние акты, исходящие от обоих субъектов устанавливаемого трудового правоотно­шения, являются формами установления отношений непосред­ственного товарищеского сотрудничества свободных от экс­плоатации людей внутри отдельных социалистических пред­приятий (учреждений, хозяйств). Они исходят оторганов власти самих трудящихся и совершаются в интересах трудящихся.

Распределение общественной рабочей силы посредством двусторонних юридических актов позволяет в наибольшей мере учитывать личную непосредственную заинте­ресованность гражданина в выборе места и рода работы.

Однако право на труд само по себе вовсе не означает «.„право определять себе место работы по своему усмотре­нию, не считаясь с интересами и нуждами государства...»

2. Административные акты, направленные на распределе­ние рабочей силы между предприятиями, по их значе­нию в возникновении трудовых правоот^ ношений могут быть подразделены прежде всего на три группы.

а) Первую группу составляют такие администра­тивные -акты, из которых не возникает конкретного трудового правоотношения, а возникает лишь административно-правовое отношение, согласно которому конкретный гражданин (к ко­торому адресован административный акт) обязан вступить в трудовые правоотнощения с любым контрагентом из чис­ла- социалистических предприятий '(учреждений). Реальным примером такого акта в условиях Отечественной войны слу­жило предложение, которое мог сделать орган учета и рас­пределения рабочей силы трудоспособному гражданину, име­ющему высшее или среднее специальное образование, но не работающему в государственном предприятии (учреждении).


Такому гражданину'орган учета и распределения рабочей силы предлагал в двухнедельный срок поступить на работу. Неисполнение этого предложения влекло трудовую мобилиза­цию на общих .основаниях по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1942 г.[380]. В данном случае, сле­довательно, административный акт лишь порождал обязан­ность гражданина заключить трудовой договор с любым контрагентом из числа социалистиче­ских предприятий (учреждений). Основанием возникновения трудового правоотношения в этих случаях служил именно трудовой договор, а предшествовавший этому договору ад­министративный акт не входил в фактический состав, порож­давший данное конкретное трудовое правоотношение, поскольку для предприятия (учреждения) являлось юридиче­ски безразличным, поступает ли . гражданин на работу по собственной инициативе или в результате административного предписания. ' ^

б) Вторую группу' административных актов, напра­вленных на установление трудовых правоотношений, состав­ляют такие акты, которые обусловливают обязанность одно­го конкретного лица (юридического или физического) всту­пить в трудовое правоотношение с другим к о н к р е т н ы м . ' лицом. Эти акты сами по себе еще не порождают, трудового правоотношения, но определяют обоих участников того кон­кретного трудового правоотношения, которое должно возник­нуть, и потому являются существенным элементом фактиче­ского состава, влекущего возникновение данного конкретно­го правоотношения. Для наличия полного фактического состава, требуемого для возникновения трудового правоотно­шения, необходимо сочетание такого административного ак­та в одних случаях с трудовым договором, а в других — с внутризаводским (внугриучрежденческим) актом управле­ния.

Примером сложного фактического состава, складывающе­гося из .сочетания административного акта с трудовым^ до­говором, может служить поступление-прием на работу инва­лида Отечественной войны, направленного в государственное ^предприятие (учреждение) органом социального обеспече­ния[381]. Направление трудоустраиваемого инвалида на работу, осуществляемое органом социального обеспечения, представ­ляет собой административный акт, создающий обязанность конкретного предприятия (учреждения) заключить трудовой договор с данным инвалидом. Сам по себе акт органа ео- циального обеспечения не порождает трудового правоотно­шения, которое возникает лишь после заключения трудового договора. Если инвалид не захочет .воспользоваться путевкой органа социального обеспечения, то трудовой договор так и не будет заключен.

Примером сложного фактического состава, образуемого со­четанием административного акта с внутризаводским актом управления, может служить привлечение-зачисление на рабо­ту лиц, мобилизуемых в военное время для работы на произ­водстве и строительстве согласно Указу Президиума Верхов­ного Совета СССР от 13 февраля 1942 г.Сам по себе акт трудовой мобилизации порождал лишь. обязанность мобили­зованного явиться в распоряжение конкретного предприятия (строительной организации). Трудовое правоотношение в дан­ном случае возникало после того, как мобилизованный зачис­лялся актом внутризаводского управления на определенную должность (рабочую профессию) в данном предприятии.

Важно отметить, что административный акт тогда нуж-' дается в дополнении актом внутризаводского управления, ког­да орган, издающий административный акт, и предприятие, куда направляется привлекаемый к труду гражданин, нахо­дятся в отношениях координации, а не субординации. В та­ких случаях, «административный акт порождает лишь админи- 4 стративно-правовое отношение, обязывающее гражданина к .явке в конкретное предприятие, но сам по себе еще не дела­ет гражданина рабочим (или служащим) этого предприятия.


в) Наконец, третью группу составляют такие админи­стративные акты, которые служат самостоятельным н е п о- средст венным основанием' возникновения конкретного трудового правоотношения. Так, например, постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б), опубликованным 6 марта 1938 г., было установлено, что в документах- о назначении на работу, окончивших вузы должны указываться не только место ра-:, боты, но также"должность и заработная плата[382]. В тех слу­чаях, когда такой акт обязателен не только для молодого спе­циалиста, ,яо^ и для предприятия, непосредственно подчинен­ного соответствующему министерству, направляющему моло­дого специалиста, этот акт уже сам но себе1 является юриди­ческим фактом, вызывающим возникновение трудового право- Отношения. Административный акт способен полностью заме­стить трудовой договор при одновременном наличии двух ус­ловий': а) если между органом, издающим административный акт, и предприятием, где будет работать направляемый граж­данин, существуют отношения субординации, при которых указаный орган вправе не только направить' гражданина ЪЗ работу, но назначить его на определенную должность в под­чиненном предприятии; б) если содержание административно­го акта определяет те условия, которые составляют необхо­димое содержание трудового договора, т. е. указывают, где и в качестве кого будет работать данный гражданин.

Таким образом, классификация административных актов в области распределения рабочей силы по признаку их роли в возникновении конкретных трудовых правоотношений дает возможность различать: а) административные акты, обязы­вающие конкретного гражданина заключить' трудовой до­говор с любым контрагентом из числа государственных пред­приятий (учреждений); б) административные акты, порожда­ющие конкретное трудовое правоотношение, но при сочетании их с другими юридическими актами (трудовым договором или актом внутризаводского управления), и в) администрат тивные акты, самостоятельно порождающие трудовые право­отношения.

3. Еще более важной представляется классификация ин­тересующих нас административных актов по различию тех правоотношений, на установление ко­торых направляется тот или иной адми­нистративный акт.

В одних случаях административные акты могут быть направлены на установление трудовых^ право­отношений рабочих (служащих), т. е. таких пра­воотношений, которые преимущественно возникают из трудо­вых договоров. В этих случаях административный акт. либо полностью замещает трудовой договор (как в приведённом-' выше.примере с назначением на работу 'окончивших вузы), либо вместе с последующим трудовым договором или "актом внутризаводского управления образует единый сложный фак­тический состав, порождающий трудовое правоотношение {см. указанные выше примеры: трудоустройство инвалида Отече­ственной войны, трудовая мобилизация по Указу от 13 фев­раля 1942 г.). .

В других случаях административный акт может быть направлен на установление как бы колхозного трудового право отношения. Это имело место при мобилизации в военное время на сельскохозяйственные рабо­ты в колхозы, согласно постановлению СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 13 апреля 1942 г.1. Мобилизованный на такие ра­боты подчинялся внутриколхозным правилам трудового рас­порядка; обязательная мера труда для него была установле­на в форме известного количества трудодней; труд его опла­чивался деньгами и натурой по трудодням наравне с колхоз­никами {лишь по особым нормам производилось' авансирова­ние в счет, распределения доходов по трудодням). Админи­стративный акт в таких случаях как бы временно замещает колхозное членство в той части, в какой оно порождает, имен­но трудовое колхозное правоотношение, а не иные пра­воотношения, возникающие из членства в колхозе.

Наконец, в третьих случаях административный акт может быть направлен на установление правоотношения по выполнению трудовой п о в и н н о с т и (в тесном смысле этого термина). Трудовая повинность, по действую­щему советскому трудовому праву, как уже отмечалось вы­ше, является особым, экстраординарным видом трудовых пра­воотношений, который не может быть поставлен в один ряд с основными видами: 'рабоче-служебнымй й кооперативно- колхозными трудовыми правоотношениями. Выполнение тру­довой повинности сопряжено с временным отвлечением рабо­чих (служащих), членов промысловых артелей и членов кол­хозов от их постоянных занятий. У (граждан всех перечислен­ных категорий при привлечении к трудовой повинности не прекращаются их постоянные трудовые правоотношения (ра- [боче-служебные или кооперативно-колхозные) по месту их •обычной работы. Труд лиц, выполняющих трудовую повин­ность, регулируется иными правовыми нормами, нежели труд -рабочих и служащих, труд членов промысловых артелей и труд членов колхозов.

, Таким образом, классификация административных актов по признаку содержания порождаемых ими трудовых правоотношений дает, возможность различать: а) административные акты, направленные на уста­новление трудовых . правоотношений рабочих (служащих); б) административные акты, нацравленные на установление как бы колхозных трудовых правоотношений; в) администра­тивные акты, направленные на установление правоотношений, по выполнению трудовой повинности. •

Место административного ,акта в системе основа­ний возникновения трудовых правоотно­шений советского общества может быть определено сле­дующими положениями:

а) трудовые правоотношения рабочих (служащих), возни­кая преимущественно из трудовых договоров, могут в преду­смотренных законом случаях возникать и из административ­ных актов (в сочетании с договорами или без такого соче­тания); •

б) колхозные трудовые правоотношения возникают из членства, но в. военное время, при применении в колхозах труда не членов колхоза не по найму, из административных актов возникали как бы колхозные трудовые правоотноше­ния;

в) -правоотношения по выполнению трудовой повинности возникают исключительно из административных актов.

4. Административные акты, направленные на установление- трудовых правоотношений, могут совершаться в предусмот­ренных законом (и иными нормативными актами) случаях, только органами, специально на то уполно­моченными.

В зависимости от того, в каких отношениях находились до совершения административного акта лицо (к которому адре­суется акт) и орган (совершивший акт), можно различать:

а) акты направления или назначения на ра б о т. у о к о н- ч и в ш и х учебные заведения;

б) акты обязательного трудоустройства;

в) акты трудовой мобилизации в военное время.

Акты направления на. работу окончив­ших учебные заведения исходят от того'мини- стерства или иного центрального учреждения, которое рас­пределяет на работу лиц, окончивших соответствующее учеб­ное заведение. Эти акты в качестве предпосылки предполага­ют наличие отношений по обучению в соответствующем учеб­ном заведении. Но поступление в учебное заведение всегда является добровольным актом. Даже мобилизация (призыв) в ремесленные и железнодорожные училища» и школы фабрич­но-заводского обучения (ФЗО) не является мобилизацией в юридическом смысле, так как за уклонение от явки в комис­сии, организуемые для 'проведения призыва молодежи е эти учебные заведения, никаких юридических санкций не уста­новлено. "

Поступление в ремесленное, железнодорожное училище, школу ФЗО, среднее специальное или высшее учебное заве­дение, разумеется, всегда выражает .'эвентуальное согласие отработать по окончании обучения предусмотренный законом^ срок~ по указанию соответствующих* государственных орга­нов. ■ ■ /

Акты, об обязательном трудоустройстве в качестве предпосылки требуют особого отношения между органом, занимающимся трудоустройством, и устраиваемым на работу гражданином—отношения, возникающего из факта принадлежности данного гражданина к контингенту лиц, под­лежащих трудоустройству. Такие акты, как правило, обраще­ны к конкретному предприятию (учреждению), обязанному предоставить соответствующую работу трудоустраиваемому гражданину. В некоторых случаях эти акты обращались и к трудоустраиваемому, гражданину. Так, инвалиду труда III группы в военное время могло быть предложено поступить на работу в предприятие, указываемое органом социального обеспечения, или в любое другое предприятие • по с обет- венному выбору. Санкцией за невыполнение этого предложения являлось прекращение выплаты пенсии К

Акты трудовой мобилизации в военное время (или для борьбы со стихийными бедствиями в мирное время) не требуют в качестве предпосылки каких-либо особых отношений между совершающим такой акт органом и моби­лизуемым гражданином.

Эти акты базируются на общей обязанности граж­дан исполнять требования органов государственного управ­ления, соответствующие Конституции СССР. Они в принципе в предусмотренных законом случаях .могут быть обращены к любому трудоспособному гражданину.

5. Если трудовой договор и акты вступления-приема в члены производственно-кооперативной артели являются до­минирующим видом оснований возникновения социалистиче­ских трудовых правоотношений[383], то акты советского госу­дарственного управления совершаются для установления кон­кретных трудовых правоотношений лишь в весьма и весьма ограниченных случаях.

В мирное |дремя[384] совершение административных актов для указанных целей ограничивается по сути дела двумя случаями:

а) при направлении на работу лиц, окончивших •професси­ональные учебные заведения (от школы фабрично-заводского обучения до вуза), на определенный срок, который эти лица обязательно должны проработать- после окончания учебного заведения;

б) для проведения в необходимых исключительных случа­ях трудовой повинности (ст. 11 КЗоТ).

К категории административных актов, направленных на установление трудовых правоотношений служащих, должны быть также отнесены ./йкт.ы назначения должностных лиц и акты избрания на выборные должности в государственном ап­парате и в общественных организациях.

При весьма ограниченной сфере применения в мирное время административных актов для установления конкретных трудо­вых правоотношений -каждому гражданину предоставляется одинаковая юридическая возможность либо работать в социалистическом хозяйстве, либо заниматься единоличным трудом, или находиться на иждивении другого члена семьи. Разумеется, фактически, в соответствии с экономи­ческой структурой СССР, и в мирное время п о- давляющее большинство граждан прилагает свой труд в социалистических предприятиях. Так, еще к концу второй пятилетки 94% населения состояли из рабочих, слу­жащих и крестьян, занятых в социалистическом (государст­венном и колхозно-кооперативном) хозяйстве

6. Подводя итоги сказанному, мы можем наметить, сле­дующую схему оснований возникновения трудовых правоот­ношений в советском обществе:

A. Трудовые правоотношения рабочих (и служа­щих) с государственными предприятиями {учреждениями, организациями) возникают: а) преимущественно из трудовых договоров; б) из административных актов о направлении на работу по окончании учебного заведения (в сочетании с по­следующим заключением трудового договора, либо с внутри­заводским или внутриучрежденческим актом управления); в) из административных актов по трудоустройству (инвали­дов) в сочетании с трудовым договором; г) из актов назна­чения должностных лиц и из актов избрания на выборные должности.

Трудовые правоотношения рабочих (служащих) с колхоза­ми, промысловыми артелями и частными лицами (набхмный труд в потребительском хозяйстве) возникают всегда из тру­довых договоров.

Б. Колхозные трудовые правоотношения . возникают: а) из членства в сочетании <е актом внутри артельного управ­ления; б) из сочетания фактов семейной связи с членом кол­хоза, проживания на территории колхоза и акта внутриар- тельного управления.- - . /

B. Промыслов о-к оо пер активные трудовые пра­воотношения возникают из членства или из вступления в кан­дидаты в члены артели в сочетании с актом внутриартельно- го управления. ^

Г. Правоотношения по выполнению трудовой п о в и н- н о с т и возникают всегда из административных актов.


Обязанность участвовать в тех или иных трудовых про­цессах может возникать и из иных, не вошедших в приведен­ную выше схему, юридических актов. Например, участие в трудовых процессах может обусловливаться поступлением- зачислением в учебное заведение (производственное обучение и производственная, практика). Призыв на военную службу также может влечь участие в ряде трудовых процессов и т. п.

Однако под 'основаниями возникновения трудовых право­отношений мы понимаем юридические акты, направленные на распределение рабочей силы. Такие,же акты, как прием в учебное заведение, призыв на военную службу и т. п., направлены на другие цели, ив порождаемых этими^ актами правоотношениях труд # играет подчиненную роль. Так, основной целью отношений, возникающих из при­зыва на военную службу, является военное обучение и защи­та отечества. Основной целью 'правоотношений в учебных за­ведениях является обучение и т. п.

Напротив, привлечение к выполнению той или иной тру­довой функции в предприятии (учреждении, хозяйстве) пред­ставляет собой основную цель юридических актов, обуслов­ливающих возникновение трудовых правоотношений.


ГЛАВА ПЯТАЯ

СОСТАВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ТРУДОВОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ

§ 1. Понятие и виды элементов трудового правоотношения

1.. Юридическое отношение вообще в его наиболее элемен­тарном виде представляет собой такую связь между субъек­тами, которая Характеризуется ^аличием какош-Либо^о дцо- г о правомочия на одной стороне и соответствующей этому правомочию обязанности на другой стрроне. Таково, напри­мер, правоотношение, возникающее из договора займа: долж­ник обязан возвратить занятую сумму, а кредитор имеет пра­во требовать возврата этой суммы. В таком правоотношении представляется невозможным расчлененно рассматривать пра­во требовать возврата данной взаймы суммы и обязанность такого возврата. Нетрудно заметить, что реализация права заимодавца будет, всегда одновременно реализацией обязан­ности заемщика и, наоборот, реализация обязанности заем­щика явится в то же время удовлетворением права заимо­давца. Соответственно этому, неисполнение обязанности бу­дет всегда нарушением соответствующего права, а наруше­ние права всегда означает неисполнение соответствующей обязанности.

Вообще нельзя охарактеризовать* какое-либо, к он крет- н о е субъекти/вное право (дравомо'чие), не характеризуя в то же время^ соответствующую обязанность. Неразрывная связь права и «соответствующей ему обязанности обусловле­на тем, что эти категории выражают, в различных аспектах одно и то же 'общественное отношение.


Правомочие не есть что-то, принадлежащее субъекту вне конкретной связи с другими субъектами. Точно так же и ка­тегория юридической обязанности указывает на определенную связь между субъектами. Правомочие и обязанность не су­ществуют независимо друг от друга, они не представляют со­бой самостоятельных .слагаемых, образующих лтпьвих сум­ме правоотношение. Если мы утверждаем, что кто-то имеет то или иное субъективное право, то тем самым мы предпо­лагаем наличие соответствующей обязанности у другого ли­ца (или других лиц). Иными словами, утверждение о наличии того или иного 'субъективного права есть, следовательно, ут­верждение о наличии определенного правоотношения. С дру­гой стороны, утверждение, что на данном субъекте лежит известная юридическая обязанность, является в то же время констатацией соответствующего правомочия другого субъек­та. Следовательно, говоря об юридической обязанности, мы тем самым также утверждаем о наличии правоотношения.

Нельзя согласиться со встречающимися нередко в юриди­ческой литературе утверждениями, что правоотношение уста­навливает права и обязанности сторон В действительности права и обязанности не представляют собой, что-то отличное от правоотношения и лишь устанавливаемое последним. Пра­воотношение всегда есть как минимум одно, правомочие у одного лица и одновременно соответствующая обязанность у другого субъекта [385]. Оно всегда представляет собой такую общественную связь, которая в одном аспекте выступает как правомочие одного лица, а в другом—как обязанность дру­гого лица. Категории правомочия и соответствующей обязан­ности выражают различные, но взаимно обусловленные пози­ции субъектов в одном и том»же общественном отношении.

2. В реальной »жизни большей частью встречаются не пра­воотношения в их элементарном виде, а ело ж'я ы е . пра­воотношения, где правовая связь между субъектами не ис­черпывается одним правомочием на одной стороне и соответ­ствующей обязанностью на другой.

Сложное правоотношение будет там, где каждый из субъ­ектов несет ту или иную обязанность перед другим или где •хотя бы один из субъектов несет перед другим не одну, * а две (или более) связанных между собой обязанностей. В не­которых правоотношениях налицо оба осложняющих момен­та. Если на одной или на каждой из сторон правоотношения •выступают два или более субъектов, то уже в силу одного этого обстоятельства правоотношение также принимает слож­ный вид.

Каждое единое, но сложное правоотношение нуждается в расчленении ,на составные элементы. Это необходимо как в целях теоретического исследования, так и в практических целях, поскольку споры 'между субъектами сложного право­отношения могут касаться в отдельности различных его эле­ментов, а эти элементы могут подлежать различной юрисдик­ции. Например, возникший из трудового правоотношения спор по поводу выплаты заработной' платы решается в граждан­ско-правовом порядке, а спор по поводу правильности, нало­жения дисциплинарного взыскания в порядке подчиненности разрешается в административно-правовом порядке (вышестоя­щими органами в порядке ведомственной подчиненности).

Каждое сложное правоотношение состоит как бы из двух (или более) неразрывно связанных и взаимно обусловленных правоотношений элементарного вида. Последние и будут яв­ляться элементами сл о ок н о >г о правоотноше­ния.

Как всякое юридическое /отношение в его элементарном виде, так и элементы сложного правоотношения можно рас­сматривать либо в аспекте правомочия (а тем самым и соот­ветствующей обязанности), либо в аспекте обязанности (а тем самым соответствующего правомочия).- В силу отмечав­шейся выше взаимной обусловленности права и обязанности чрезультат. в обоих случаях будет в конечном счете один и тот же.

В этом смысле можно с одинаковым основанием элемен­ты сложного правоотношения называть как обязанностями (не забывая о том, что, характеризуя обязанность', мы тем самым' характеризуем и корреспондирующее ей право), так и права­ми (помня о том, что определение конкретного субъективного права обусловливает и определение соответствующей обязан­ности). Так, например, элементами правоотношения, возникав ющего из договора купли-продажи, можно считать? обязан­ность передачи имущества и обязанность уплаты установлен­ной цены. Но равнозначным будет наименование указанных элементов как права на получение имущества и права на получение продажной цены.

В отличие от общепринятого взгляда мы говорим об «эле­ментах правоотношения» в указанном .смысле, применимом только к .сложному правоотношению. Если взять конкрет­ное правоотношение в его элементарном виде, то не предста­вляется возможным раздельно рассматривать, например, пра­во на оплату по труду и обязанность оплаты по труду. На­против, данное отношение надо рассматривать в его непо­средственном единстве. С нашей точки зрения, -нецелесообраз­но называть «элементами» правоотношения и его субъектов, как это издавна принято в юриспруденции. Правоотношение возникает между субъектами, а не субъекты возникают вме­сте с правоотношением в качестве его элементов. Наличие правоспособных субъектов составляет одну из необходимых предпосылок возникновения правоотношения. Прекращение правоотношения означает прекращение взаимообусловленных прав и обязанностей субъектов, но не прекращение их право­субъектности. Вообще понятие субъекта права должно свя­зываться с правоспособностью, а не с составом конкретных правоотношений. .

Принято говорить еще о так «называемом объекте пра- в а как элементе правоотношения. Конечно, всякое правоот­ношение имеет свой объект в смысле выражаемого им мате­риального отношения. Но в юриспруденции говорят об объек­те в двух других смыслах: а) для обозначения действий обя­занного лица и б)'для «обозначения того предмета, по поводу которого должны быть совершены эти действия.

Но действия «обязанного субъекта, которые, вправе от -не­го требовать управомоченный субъект, составляют именно содержание обязанности. От наименования со­держания обязанности объектом права характеристика этого содержания ничего не выигрывает. При желании, конечно, и самую обязанность можно называть объектом субъективно­го права. Но это желание отправляется от • абстрактного .представления о субъективном праве как господстве-субъек­та над объектом, а не как особой форме общественной свя-/ зи между субъектами.

Вместе с тем известно, что многие правоотношения возни­кают между людьми по -поводу вещей (или объективирован­ных продуктов «духовного» производства). Глава III Общей- части Гражданского кодекса РСФОР, как известно, называет­ся: «Объекты прав (имущества)».

Представляется разумным признать, что в. тех случаях, когда правоотношение между лицами возникает по поводу вещи (или объективированного продукта «духовного» произ­водства), для такого правоотношения «соответствующая вещь и будет служить «объектом правоотношения (имен­но объектом дравоотцошения, т. е. объектом не только пра­ва, но и обязанности).

3. Трудовое правоотношение принадлежит к числу с лож-' ных правоотношений в указанном выше смысле.


Сложный характер трудового правоотношения обусловли­вается следующими четырьмя моментами.

Во-первых, в трудовом правоотношении каждая из сторон выступает по отношению к другой и как обязанное, и как управомоченное лицо. В этом смысле трудовое правоотно­шение является двусторонним обязательством. Оно представ­ляет собой единство двух отношений: в "одном обязанным ли­цом выступает работников другом —«работодатель». Хотя существование обоих правоотношений взаимно обусловлено, но исполнение обязанности по одному правоотношению да­леко не всегда обусловлено исполнением обязанности по встречному правоотношению (как это предусмотрено в отног шении гражданских_ двусторонних договоров" согласно ст. ст.. 139 -и 144—146 FK РСФСР). Например,\-нарушение работни­ком трудовой дисциплины, разумеется, не освобождает «ра­ботодателя» от выполнения обязанностей по охране' труда.

Во-вторых, сложность трудового правоотношения обусло­вливается тем, что каждая из сторон несет перед другой не одну, а несколько обязанностей, которые могут служить' предметом самостоятельного требования и подлежать различ­ной юрисдикции (в одних случаях гражданско-процессуаль­ной, в других — административной или дисциплинарной). Каждая из «этих обязанностей обеспечивается особой санк­цией.

В-третьих, сложность трудового правоотношения обуслов­ливается рассмотренным выше-[386]- «удвоением» субъекта на. стороне «работодателя»: по одним обязанностям «работода­теля» ответственность несут юридические лица, по другим — непосредственно должностные лица административного персо­нала, а по третьим — те и другие несут одновременно различ­ную ответственность..

Наконец, в-четвертых, особо своеобразный момент, обус­ловливающий сложный характер .трудового правоотношения, связан с включением в состав трудового правоотношения не­которых правоотношений по материальному обеспечению. Ли­цо, состоящее в трудовом правоотношении, по общему пра­вилу, имеет, в частности, .право на обеспечение при времен­ной нетрудоспособности., В тех случаях, когда соответствую­щую этому праву обязанность несет непосредственно «рабо­тодатель», например, при обеспечении беременных и рожениц в колхозах'на основании ст. 14-'Примерного устава сельско­хозяйственной артели или при обеспечении по временной, не­трудоспособности работников советских учреждений и пред­приятий за границей, — никакого нового (сравнительно с -рас­смотренными выше) момента, усложняющего структуру тру­дового правоотношения, не возникает. Но в отношении рабо­чих и служащих, работающих на территорйи СССР, и членов промысловых артелей эта обязанность передана органам ма­териального обеспечения. Вместе с тем в этих случаях «ра­ботодатель» с момента возникновения трудового правоотно­шения и до его прекращения обязан к регулярной уплате соответствующему органу материального обеспечения стра­ховых взносов за данного работника в размере известного процента к заработку последнего.

Указанные отношения по материальному обеспечению, вхо­дящие в состав трудового правоотношения, следует отличать от тех отношений по материальному обеспечению, для кото­рых достаточно наличия в прошлом трудовых правоотно­шений у обеспечиваемого субъекта или его родственника (на­пример, пенсионное отношение).

В тех же случаях, когда отношение по материальному обеспечению входит в состав трудового правоотношения, оно является своеобразно усложняющим структуру последнего элементом, так как между работником и «работодателем» имеется посредствующее з-вено-орган материального обеспе­чения.

4. В буржуазной юридической литературе вопрос об эле­ментах трудового правоотношения (по буржуазному праву) излагается в виде вопроса об обязанностях сторон трудового договора.

В этой связи буржуазные юристы обычно прежде всего исключают из состава правоотношения между работником и «работодателем» обязанности последнего, установленные за­конодательством об охране труда. Рассматривая эти обязан­ности только как обязанности перед государством (публично- правовые повинности), но не перед работником, буржуазные юристы тем' самым сводят их значение для работника к юри­дическому рефлексу и не признают за работником субъектив­ного права требовать соблюдения фабричного законодатель-. стЕа К Законодательство^ об охране труда в такой трактовке выступает чем-то' вроде ханжеского английского законода­тельства о покровительстве животным с тем отличием, что за рабочим признается возможность «заявлять» о нарушени­ях фабричного законодательства [387], но не требовать его ис­полнения.

Трактовка же всех остальных обязанностей работника как -договорных маскирует фактическую нормативную власть ка­питалиста в области установления условий труда. Именно це­лям этой маскировки служат утверждения, что «в договоре о приеме на работу '(Einstellungsvertrag) всегда будет содер­жаться соглашение об условиях (труда), по крайней мере в форме молчаливого подчинения уже действующим или буду­щим условиям»

Советскому социалистическому праву чуждо противопо­ставление обязанностей «работодателя» перед государством (в лице его органов охраны труда) обязанностям перед кон­кретным работником по трудовому правоотношению. Обязан­ности в области охраны труда, установленные советским за­конодательством, поскольку они затрагивают интересы кон­кретных работников, одновременно входят в состав как адми- нистративно-правового отношения (между «работодателем» и соответствующими органами государственного надзора), так и соответствующих трудовых правоотношений.

Вместе с тем советское право, разумеется, не нуждается и в фикции, изобра«жающей, что все последствия трудового договора (или соглашения о вступлении-приеме в члены про­изводственной -артели) определяются соглашением сторон. Эти последствия в значительной мере определяются в плано- вОхМ порядке законами, указами, постановлениями Прави­тельства, коллективными договорами, а также уставами кол­хозов и промысловых артелей, принятыми в соответствии с примерными уставами, утвержденными в установленном по­рядке.

Элемента трудового правоотношения представляется целе­сообразным классифицировать прежде всего исходя из того, какая из сторон этого правоотношения — работник или «ра­ботодатель» — выступает в качестве обязанного субъекта. -

имеет права на осуществление этой охраны... Он обращается к чиновникам промышленного, надзора» (К ask el,указ. соч., стр. 152).

Русский царский закон 1886 г. (Собрание узаконений н распоряжений правительства 1886 г. 86, ст. 639) устанавливал, что «распоряжения заведывающего фабрикою или заводом о наложении на рабочих взыска­ний... обжалованию не подлежат. Но, если при посещении фабрики или' завода чинами фабричной инспекции будет обнаружено из заявлений, еде-, данных рабочими, несогласное с требованиями закона наложение на них' взысканий, то заведывающий привлекается к 'ответственности» (ст. 142 Устава о промышленном труде —Свод законов, т. XI, ч. 2, изд. 1913 г.).

В. И. Ленин по этому поводу писал: «...если какой-нибудь рабочий пожалуется инспектору на незаконный штраф, то инспектор может отве­тить ему: «Жаловаться на наложение штрафов закон не разрешает».— Много ли найдется рабочих, знакомых с хитрым законом, которые сумеют ответить на это: «Я не жалуюсь, я только заявляю» (Соч., изд. 4-е, т. 2, стр. 36—37).

1 Silberschmidt, Das deutsche Arbeitsrecht, т. I, 1926, стр. 228; Kreller (в «Arbeitsrecht», т. JI, стр. 873 и сл.) различает договор о приеме на работу (Einstellungsvertrag) и соглашение о содержании договора.

С этой точки зрения одна часть элементов трудового пра­воотношения может быть обозначена как обязанности работника (и, следовательно, в то же время правомочия «работодателя»), а другая часть —как права работника (и, • следовательно, в то же время обязанности «работодателя»)'.

5. Рассматривая обязанности работника по трудово­му договору, буржуазные юристы обычно указывают три группы таких обязанностей:

а) обязанность работать;

б) обязанность «повиновения» работодателю;

в) обязанность «верности» работодателю (сюда относят обязанность воздержания от конкуренции с «работодателем», обязанность воздержания от работы по. совместительству, обязанность сохранять коммерческую тайну и не разглашать производственных секретов, обязанность бережливо обра­щаться с предоставленными для работы вещами и т. д.)[388].

При этом некоторые буржуазные юристы рассматривают вторую и третью обязанности как особые обязанности, хотя и побочные, дополняющие обязанность работать[389]. Напротив, другие не считают обязанность «повиновения» и обязанность «верности» особыми обязанностями,' а рассматривают их лишь в качестве указаний на то, к а к и м образом дол- . жна выполняться обязанность работать [390].

Первая «точка зрения более соответствует реальным пра­воотношениям в капиталистических предприятиях. Обязанно­сти «верности», действительно, в значительной части не свя­заны с порядком осуществления обязанности трудиться (на­пример, обязанность соблюдать коммерческую тайну). Точно так же и обязанность «повиновения» в буржуазных трудовых правоотношениях часто выходит за пределы исполнения пред­писаний нанимателя, касающихся выполнения работы и «по­рядка» внутри предприятия. Так, например, в силу ст. 62 русского дореволюционного Устава о "промышленном труде[391]рабочий должен был воздерживаться от «дерзости или дур­ного поведения», хотя бы ©то «дурное поведение» и не со­ставляло предусмотренного © ст. 107 того же Устава «нару­шения «порядка» внутри предприятия.

В применении к советским трудовым правоотношениям не 'представляется возможным конструировать какую-то особую обязанность «верности» по отношению к данному предприя­тию, отличную от .обязанности честно трудиться и от общей обязанности, верности по отношению к Советскому-государст- ву, советскому обществу. Социалистической -системе хозяйст­ва чужды коммерческие тайны отдельных предприятий. Точно так же в применении к трудовым правоотношениям в социа­листическом обществе бессмысленно было бы ^конструиро­вать обязанность «воздержания от конкуренции». Обязанно­сти бережного отношения к имуществу предприятия в процес­се труда относятся к порядку выполнения обязанности тру­диться. Что же касается «воздержания от работы по совме­стительству», то этот вопрос уже был рассмотрен нами вы­ше К

Еще более очевидной представляется недопустимость в применении к советским трудовым правоотношениям констру­ировать .особую обязанность «повиновения». Обязанность вы­полнять распоряжения и указания администрации в советском трудовом праве всегда всецело касается поведения работни­ка в связи с выполняемой им работой и покрывается более общей обязанностью трудиться с «соблюдениехМ внутреннего трудового «распорядка предприятия (учреждения, хозяйства). Обязанность соблюдать внутренний трудовой распорядок указывает именно на то, как обязанное к труду лицо дол­жно применять свою рабочую силу.

Поэтому вся та группа элементов советского трудового, правоотношения, -где обязанным лицом выступает работник, может быть обозначена как обязанность личным трудом участвовать в осуществлении за­дач предприятия (учреждения, хозяйства) в соот­ветствии с внутренним Трудовым распо­рядком последнего (см. ниже, § 2).

6. Рассматривая вопрос об? обязанностях ра­ботодателя перед работником, многие буржу-' азные юристы сводят их к одной обязанности: обязанности уплаты вознаграждения[392]. Они при этом, разумеется, не мо­гут обойти молчанием иных обязанностей «работодателя», вытекающих из так называемого «фабричного» или «социаль­ного» законодательства, получившего известное развитие в буржуазных государствах с середины прошлого столетия. Но эти обязанности рассматриваются как «попечительные» обя­занности публичночгоравовото характера, которым не коррес­пондируют субъективные права работника [393].

Характерно, что в буржуазной юридической литературе весьма редко {и то только, для таких профессий, как актеры, изобретатели и т. п.) ставится вопрос об обязанности-фактиче­ского предоставления работы. Такую обязанность буржуазные юристы -склонны признать за «работодателем» только в тех случаях, когда «отсутствие работы способно в значительной

мере повредить развитию работоспособности работника или существенно затруднить его карьеру»Предполагается (и это предположение вполне соответствует капиталистическому способу производства), что, по общему правилу, интерес на­емного работника исчерпывается получением вознаграждения и потому обязанность предоставления работы, по общему- правилу- (в особенности при повременной оплате), «раство­ряется в обязанности выплачивать вознаграждение» [394]. И дей­ствительно, при эксплоататорской организации труда в фак­тической занятости нанятого работника заинтересован экс- плоататор, а не работник, если ему уплачивается вознаграж­дение за простой.

Иное характерно для социалистических трудовых правоотношений, поскольку трудящиеся работают на себя, на свое общество и труд является делом чести. За работни­ком, как субъектом социалистического трудового правоотно­шения, несомненно, закрепляется право на фактическое полу­чение работы, и притом в условиях,- способствующих высокопроизводительному труду -и Вхместе с тем безопасных для жизни и здоровья. Обя­занности администрации социалистических предприятий (уч­реждений, хозяйств) по фактическому использованию рабочей силы, по организации повышений производительности труда и по обеспечению безопасных в техническом 'и санитарном от­ношениях условий труда являются одновременно >и обязанно­стями перед государством.

• Таким образом, те элементы социалистического трудового правоотношения, в которых обязанным .лицом .выступает «ра­ботодатель», следует разделить на две группы.

Первая группа может быть обозначена как право работни­ка на. фактическое применение своей рабочей силы в услови­ях, способствующих высокой производительности труда и безопасных для здоровья {см. ниже, § 3).

Вторую группу составят право работника на вознагражде­ние за труд н некоторые дополнительные имущественные права работника (см. «иже, § 4).


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 9; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.03 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты