Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ 482

Читайте также:
  1. V7: Воздействие финансов на экономику и социальную сферу
  2. А) Если на систему оказано воздействие, то она будет действовать таким образом, чтобы уменьшить влияние этого воздействия
  3. Административно-правовое воздействие в сфере экономики
  4. Антропогенное воздействие на атмосферу, основные загрязнители атмосферного воздуха, основные источники загрязнения.
  5. Антропогенное воздействие на леса, растительные сообщества, животный мир.
  6. Антропогенное воздействие на моря и океаны, основные источники загрязнения. Экологические последствия загрязнения морей и океанов. Охрана морей и океанов.
  7. Болезни, вызываемые воздействием производственного шума (шумовая болезнь)
  8. В дальней зоне воздействие ЭМП оценивается плотностью потока энергии
  9. Виды вибрации. Воздействие вибрации на человека
  10. ВИДЫ ЗНАКОВ И ИХ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ЗРИТЕЛЯ

Психологическая сущность и структура социально-
психологического воздействия............................................ 482


Оглавление 8

Понятие социально-психологического воздействия................ 482

Теоретические модели воздействия......................................... 484

Структура социально-психологического воздействия........... 492

Воздействие массовой коммуникации..................................... 498

Изменение аттитюдов: теоретические подходы и исследования 501

Типы исследований изменения аттитюдов............................. 501

Эмпирические детерминанты изменения аттитюдов........... 505

Предсказание поведения........................................................ 508

Теория обоснованных действий Фишбейна иАйзена............... 509

Модель межличностного поведения Триандиса...................... 510

Подход с позиции теории социальных решений Шерифа...... 512

УСТОЙЧИВОСТЬ К СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ ВОЗДЕЙСТВИЮ И ЕЕ
МЕХАНИЗМЫ........................................................................... 514

Психологическая защита как механизм социально психологической

устойчивости к воздействию.................................................. 514

Психологическое прививание.................................................... 516

Метод самозащиты Ранка...................................................... 518

МЕЖЛИЧНОСТНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ..................... 523

Теоретические подходы к межличностному взаимодействию 523

Межличностное взаимодействие: сущность и содержание.. 523

Межличностное взаимодействие как общение....................... 524

Взаимодействие как организация совместной деятельности.... 529

Типология межличностного взаимодействия Бейлса............. 530

Подход к межличностному взаимодействию в символическом

интеракционизме......................................................................... 533

Взаимодействие как взаимозависимость: теория взаимозависимости
Тибо иКелли............................................................................... 534

Нормативная регуляция межличностного взаимодействия 538

Нормативно-ролевая регуляция межличностного взаимодействия ...538 Психологические механизмы формирования и действия социальных



норм........................................................................................... 540

Межличностное взаимодействие и социальный контекст.... 545

Межличностное взаимодействие как взаимопонимание. 546

Межличностное взаимодействие как процесс формирования единого

поля значений............................................................................ 546

Межличностное взаимопонимание как нахождение сходства 547

Межличностное взаимопонимание как процесс построения

взаимоотношений..................................................................... 551

Пространственное расположение значений........................... 555


Оглавление 9

Цикличность конструирования единого поля значений в

межличностном взаимодействии............................................ 556

Межличностное взаимодействие как культурно-исторически
детерминированный диалог..................................................... 558

ЧАСТЬ VI. МЕЖЛИЧНОСТНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В МАЛОЙ
ГРУППЕ................................................................................... 564

Понятие и исторические особенности формирования проблематики



малых групп............................................................................. 564

Понятие малой группы............................................................. 564

Развитие теоретических подходов к малой группе за рубежом 571

Теоретические ПОДХОДЫ К малой группе................................ 574

Подход групповой динамики.................................................... 575

Экспериментальный подход..................................................... 576

Психодинамический подход к проблематике малых групп..... 577

Развитие исследований малой группы в отечественной традиции.... 580

Генезис и развитие малой группы......................................... 584

Детерминанты возникновения малой группы.......................... 584

Этапность развития малой группы........................................ 585

Механизмы групповой динамики.............................................. 591

Социально-психологические характеристики сложившейся малой

группы....................................................................................... 597

Структурные характеристики малой группы....................... 597

Нормативное поведение в малой группе.................................. 605

Групповая сплоченность........................................................... 623

Процесс группового функционирования............................. 632

Экологический аспект группового функционирования........... 632

Личность в групповом процессе............................................... 639

Межличностные отношения в групповом процессе................ 648

Процесс принятия группового решения................................... 656

Феномены управления групповым процессом.................... 669

Феномен лидерства................................................................... 669

Теоретические подходы клидерству........................................ 671

Руководство малой группой..................................................... 675

Межгрупповые отношения..................................................... 684

Основные теоретические подходы к исследованию межгрупповых

отношений................................................................................ 685

Процессы межгрупповой дифференциации и интеграции..... 690

Факторы детерминации межгрупповых отношений............. 693


Оглавление 10

ЧАСТЬ VII. МАССОВИДНЫЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ
ЯВЛЕНИЯ................................................................................ 697

Массовые информационные процессы................................ 697

Массовая коммуникация как социальный феномен................. 697

Функции массовой коммуникации............................................ 698

Условия эффективности массовой коммуникации................. 700

Признаки массовых информационных процессов.................... 701

Психологические эффекты массовых информационных процессов 703

Стихийные процессы передачи информации.............................. 708

Слухи как форма стихийной передачи информации.............. 708

Типология слухов....................................................................... 709

Возникновение и прекращение слухов....................................... 711

Феномен внеколлективного поведения............................... 715

Исходные понятия.................................................................... 715

Субъективные признаки внеколлективного поведения............ 716

Роль коммуникации во внеколлективном поведении................ 717

Толпа как социально-психологический феномен............. 720

Понятие и теоретические подходы к объяснению феномена поведения

человека в толпе........................................................................ 720

Разновидности толпы.............................................................. 724

Динамика формирования и поведения толпы......................... 726

Управление поведением толпы................................................. 727

Паника как социально-психологический феномен........... 730

Паническое поведение и его особенности................................ 730

Возникновение и прекращение паники...................................... 731

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ
ПСИХОЛОГИИ....................................................................... 735

ЗАКЛЮЧЕНИЕ....................................................................... 741

ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ.............................................. 742

АВТОРСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ.................................................. 743

ЛИТЕРАТУРА:........................................................................ 744


Предисловие

ОТ АВТОРА

Идея данной книге родилась у автора в результате длительных размышлений автора о ситуации, сложившейся в отечественной социально-психологической традиции в 1990-е годы. Разрушение многолетней информационной изоляции от мировой социальной психо­логии, доступной до этого времени лишь избранным, да и то испытывавшим сильнейшее идеологическое давление, привело к осознанию факта существования огромного количе­ства исследований в диковинных проблемных областях. Сохранение предшествующего идеологического апломба о существовании единственно правильной и самой верной из всех - советской социальной психологии стало, по меньшей мере, неуместным. Надежды на то, что после открытия границ внешний интерес обрушится на нас, оказались чистой иллюзией и не более. Увы, по сложившейся в мире традиции место под солнцем надо за­воевывать и завоевывать не апломбом, а знанием того, что в нем делается. И коль они не стремятся за нашими достижениями, а мы стремимся к интеграции в единую мировую социальную психологию, то ее, как минимум, надо знать. Отсутствие же этого знания мо­жет привести только к одному - дополнительным сложностям в самопредъявлении. Ко­нечно же, ортодокс от науки может воскликнуть - ну и не нужны они нам. Ему то может и не нужны, т.к. у него может многое, что обнаружиться из того, что не хотелось бы демон­стрировать, но новые знания, информированность о том, что делалось и делается в мире социальной психологии нужно подрастающему поколению свободному от идеологиче­ских шор.

Сказанное и послужило основным мотивом автора для написания книги, в которой заинтересованный читатель может получить широкую панораму представлений о том, что делалось и делается в мире и не только западном, но и восточном. Собственный авторский опыт чтения лекций в университетах Великобритании, участие в конференциях и семина­рах, владение самой современной англоязычной литературой и достаточный уровень эру­дированности в широком спектре проблемных областей социальной психологии обусло­вили необходимость написания книги, в которой представлены размышления о ситуации в ней.

Основная задача, которую автор учебного пособия ставит перед собой - дать по возможности предельно четкое определение предмета социальной психологии, вехи ее становления, обозначить перспективу ее дальнейшего развития в свете данных современ­ной науки.

В идеологии книги лежит интегративно-эклектический подход, разрабатываемый автором и предполагающий мирное сотрудничество и партнерство различных психологи­ческих традиций друг с другом, направленное на взаимообогащение и взаиморазвитие. Данный подход и определяет стремление представить в максимально полной и доступной форме наиболее продуктивные подходы и школы, познакомить с наиболее известными исследователями и их разработками, очертить аспекты и измерения различных проблем­ных областей.

Избранный подход определяет и интернациональность воззрений автора. Будучи расположенным к Европейской, на мой взгляд более философичной традиции, я постара­юсь показать и все достойное обсуждения в самой плодовитой и мощной - американской


Предисловие 12

традиции, не оставляя без внимания и наиболее близкие к ним разработки отечественных авторов. Без излишней апологетики нам пора уже разобраться в том, кто есть, кто и что есть, что в мире социальной психологии.

Авторское написание подобного рода книги связано, конечно же, с определенными трудностями. В отдельных областях исследований и психологических традициях я менее информирован в других - более. Поэтому, не претендуя и никогда не претендовав на абсо­лютность оценок, буду стараться придерживаться максимально остраненного взгляда Единое авторство, наряду с отмеченными недостатками, обладает и достоинствами - воз­можностями выдерживания единой логики, последовательности изложения и сохранения авторской позиции.

Я приглашаю читателей не к авторскому монологу, а к диалогу, в котором могут сформироваться новые знания, новые взгляды и подходы к интереснейшему миру соци­ально-психологической феноменологии. И проникновение в этот многообразный мир даст продуктивные всходы в лице приобщенности к мировой социальной психологической традиции.

Архитектоника книги построена по принципу продвижения от общего к частному исходя из авторских представлений о необходимости исходного информирования читате­ля в общем, спектре проблем, метатеоретических построениях, а затем переходу к их дета­лизации на уровне теорий среднего уровня и конкретных эмпирических исследований. Учитывая большую потребность в практико-ориентированных знаниях, при необходимо­сти приводятся достаточно подробные описания технологических решений. Так как учеб­ное пособие состоит из двух томов, то в первом из них будут представлены теоретико-методологические основания современного социально-психологического знания, дано общее представление об основных подходах и исследовательских традиций. В силу того, что в качестве системообразующей категории выступает личность как субъект и объект социально-психологической феноменологии, а также того обстоятельства, что эта катего­рия традиционно рассматривалась как второстепенная в советской социальной психоло­гии, в первом томе будет представлен широкий спектр аспектов социально-психологического изучения личности в ее взаимодействии с социальным окружением.. Во втором же томе будут рассмотрены традиционно широко представленные в отечественных учебниках по социальной психологии проблемные области общения, малых групп, массо-видных социально-психологических явлений, дополненные новыми разделами, посвящен­ными проблемам предубеждений, просоциального поведения, межгрупповых отношений и некоторым прикладным областям социальной психологии.

Понимание специфики теоретических подходов и построений невозможно без зна­ния и понимания их методологических оснований. По этой причине в книге сразу же дает­ся достаточно широкий обзор философских оснований в их эпистемологическом, онтоло­гическом и аксиологическом аспектах. Понимание сути теории невозможно без понима­ния специфики научной теории, что обусловило максимально подробное ознакомление с критериями, принципами построения научной социально-психологической теории и ее проверки. Наряду с традиционно доминирующими эксплицитно структурированными теориями дается подробное представление имплицитно структурированных теорий, при­обретающих особую популярность сегодня. Причем, раздел теории значительно шире чем в зарубежных учебниках, что обусловлено стремлением автора к более глубокому озна-


Предисловие 13

комлению отечественного читателя с малодоступными разработками в данной области. Столь же подробный анализ представлен и по отношению к методологическим основани­ям, т.к. именно в них кроется фундамент идею многомерности как знания, так и истины.

Методологические основания неотделимо соседствуют с методами социально-психологического исследования. Наряду с традиционными методами широко представле­ны качественные методы, как приобретшие новое дыхание в современном социально-психологическом ренессансе интереса к феноменологии и дискурсу. Представление мето­дов построено в логике описания их возможностей и ограничений. При невозможности отсылки к первоисточникам приводятся конкретные иллюстрации применения методов.

В виду слабой информированности отечественного читателя в многообразии теоре­тических традиций, существующих за рубежом в книге представлен широкий обзор их специфики без идеологического критиканства, а с акцентом на прослеживание обуслов­ленной уровнем культуры и временем причинности определенной трактовки социально-психологической феноменологии и использования специфического исследовательского инструментария. Особое внимание уделено теоретическим традициям, не получившим должного освещения - экзистенциально-феноменологической, социально-конструктивистской, психодинамической, интеракционистской и интегративно-эклектической. Общая логика представления этих традиций предполагает рассмотрение предпосылок становления, методологических оснований, понятийного аппарата, теорети­ческих основоположений, персоналий и перспектив развития.

В качестве базовой категории, на которой основывается все здание социальной пси­хологии, как уже отмечалось выше, избрана личность в ее социально-психологическом аспекте и именно категория самости, как определяющей социальную сущность человека. Подробнейший анализ проблемы самости связан с явным дефицитом современных пред­ставлений в области человеческого Я в отечественной традиции. Другими областями, ана­лизу которых так же уделено значительное место, являются области социального позна­ния, социального объяснения, социального воздействия.

Ориентированность издания на студентов-психологов предполагает более строгий научный стиль изложения с корректным цитированием первоисточников и приведением популярных иллюстраций лишь при необходимости. Необходимость их информирования в литературе вопроса определяет привлечение к списку рекомендованной литературы наи­более интересных зарубежных первоисточников. Это обусловлено расширением реальных возможностей ознакомления с ними, а так же полным отсутствием отечественных анало­гов по некоторым проблемным областям.

Структура пособия включает резюме каждого раздела, вопросы для обсуждения, краткие задания на осмысление изложенного ранее, инструменты самоанализа, описание средств самосовершенствования.

Фамилии зарубежных исследователей приводятся в русскоязычной транскрипции в случае распространенности в русском языке и оригинальном написании в других случаях. Это связано, прежде всего, с тем, что те их транскрипции, которые встречаются в русскоя­зычной литературе, часто весьма далеки от оригиналов и создают предпосылки для дез­ориентации читателей.


Предисловие 14

Предлагаемое учебное пособие будет полезным и для преподавателей социальной психологии и психологии личности, специалистов, интересующихся данной отраслью науки, широкого круга читателей.

Доктор психологических наук, профессор

В.А. Янчук


ЧАСТЬ I. ПРЕДМЕТ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СТАНОВ­ЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Предмет социальной психологии

Эволюция представлений о предмете социальной психологии

Социальная психология является одной из самых молодых, но перспективных об­ластей психологического знания. Её появление на свет связано с тем, что в рамках психо­логии господствовал персоноцентризм, а в рамках социологии - социоцентризм, хотя для обоих было ясно, что существует класс явлений, который ни одному з них в отдельности не по силам объяснить. Например, в рамках традиционной психологии крайне сложно объяснить феноменологию малой группы как простую сумму психологических особенно­стей составляющих ее индивидов. Трансформации, которые имеют место в группе у от­дельного индивида, столь очевидны, что игнорировать их стало делом невозможным. А в рамках социологии столь же остро ощущалась проблема дефицита внутриличностных ос­нований для объяснения социальных процессов и явлений. Компромиссным решением этого расхождения стало появление социальной. Главной ее задачей стало конституирова-ние истинно научного знания, претендующего на объективное изучение общественной активности людей, открытие универсальных законов социального поведения (не только в мире человека, но и в мире животных).

Для прослеживания динамики социально-психологических представлений следует определиться в содержании категории. Итак, социальная психология - это область знания, занимающаяся изучением особенностей социального взаимодействия и взаимовлияния людей и их социального контекста. Отталкиваясь от положения о социальной сущности человека как производной от его взаимодействия с окружающей средой, социальная пси­хология фиксирует внимание на вопросах межличностного взаимодействия в рамках объ­единений различного уровня сложности. Изучаемый круг вопросов ранжируется от внут­риличностных процессов (формирование и проявление самости, социальной идентично­сти, социального познания, переживания и т.п.) до межличностных взаимоотношений.

Официальной датой социальной психологии как самостоятельной области знания считается 1908 год - время опубликования «Введения в социальную психологию» McDougall и «Социальной психологии» Ross. Первая посвящена естественным склонно­стям и способностям человеческого мышления, вторая - будущему и настоящему, возни­кающему между людьми как следствие формирующихся ассоциаций (там же, с. 1). Как видим, у обоих авторов весьма отдаленное отношение к предмету социальной психологии в современном его понимании. В американской традиции социальная психология подается как новая дисциплина, предметом которой являются индивидуальные и интраличностные процессы (McDougall, 1908; Simmel, 1908). В европейской традиции предметом ее являет­ся исследование роли социальных (структурных контекстов) в отношении индивидуаль­ных процессов.


Предмет и исторические особенности становления социальной психологии 16

Расхождения в ориентациях на интраиндивидуальные и социально-контекстуальные процессы приводят к параллельному существованию двух видов социальной психологии психологической и социологической. В 1990-е годы более известной становится психоло­гическая социальная психология, фокусируемая на психологических процессах влияния социальных стимулов на индивида (включая экспериментальную методологию).

Менее известной, но более глубокой является идущая от интеракционистских раз­работок Ч.Х. Кули (Cooley) и Дж.Г. Мида (Mead) социологическая социальная психология, фиксируемая на анализе взаимодействия общества и индивидов (включая наблюдение, опросы, интервью).

Тэджфел (Tajfel), обсуждая проблему социального измерения, считает, что «соци­альная психология должна включать в качестве своих теоретических и исследовательских приоритетов прямую заинтересованность во взаимоотношениях между психологическим функционированием человека и широкомасштабными социальными процессами и собы­тиями, формирующими это функционирование и формируемыми им» (1981, с. 7). М. Дойч конкретизирует эти различия в следующей дифференциации четырех уровней анализа со­циально-психологического исследования: 1) интрапсихологический - фокусируется на механизмах, посредством которых люди организуют свое восприятие и оценку социально­го окружения; 2) интериндивидуальный и ситуационный уровни, охватывающие интерин­дивидуальные процессы в том виде, в котором они реализуются в данной ситуации; раз­личные позиции, занимаемые индивидом и принимаемые во внимание по отношению к ситуации; 3) социально-позиционный - охватывающий экстраситуационные различия в социальных позициях, таких, как принадлежность к различным группам и категориям членства участников; 4) идеологический - относящийся к системам представлений, репре­зентаций, оценок и норм, разделяемых субъектом в ситуации эксперимента (1986). М. Дойч утверждает, что американцы в своих исследованиях концентрируются в основном на первом и втором уровнях, в то время как европейцы - на третьем и четвертом. Однако, сегодня наметилось некоторое согласие между ними в определении предмета социальной психологии (А. Manstead, M. Hewstone, 1999, c. 588).

В советской науке предметом социальной психологии было изучение закономерно­стей поведения и деятельности людей, обусловленных их включением в социальные груп­пы, и изучение психологических характеристик самих этих групп. В качестве основопола­гающего провозглашался принцип единства сознания и деятельности, в качестве метапод-хода - деятельностный подход; строгой методологической основы, как видим, не было. Наиболее оригинальной категорией, разработанной в рамках советской социальной психо­логии, стала категория «общение», в содержании которой есть действительно несколько продуктивных идей.

Применительно к современной социальной психологии с большей или меньшей до­лей условности можно говорить об экспериментальной, когнитивистской, интеракциони-стской, психодинамической, экзистенциально-феноменологической, гендерной и социаль­но-конструктивистской идеях исследования. Какой-либо универсальной теории пока нет. Наличие огромного количества минитеорий приводит к фрагментации социально-психологических представлений и следовательно - к необходимости интегрирующего их теоретического основания. Одна из попыток такого рода представлена в рамках теории социальных репрезентаций С. Московичи (Moscovici); автор стремился разрешить одну из


Предмет социальной психологии 17

фундаментальных проблем социальной психологии - преодолеть разрыв психологии на уровне академическом и на уровне обыденного сознания.

Проблема максимально возможного адаптирования исследовательского инструмен­тария к экзистенциальной феноменальности и пространственно-временной континуально­сти социального бытия личности и ее окружения активно обсуждается и сегодня. Стано­вится все более очевидной ограниченность возможностей лабораторного эксперимента, жестко структурированных опросных методик и наблюдения, ориентированных на коли­чественную констатацию данных, что приводит к обострению дискуссий о научной досто­верности в условиях специфического предмета, не подлежащего прямой операционализа-ции (количественному измерению) и верификации (пространственно-временному под­тверждению).

Представленные сложности в определении предмета социальной психологии во многом связаны с ее привязанностью к социокультурному контексту. Не случайно здесь все заметнее интерес к изучению культуры, формированию культурной психологии, ана­лизу ее исторической подоплеки, что в конечном счете позволит прийти к более адекват­ному пониманию социальной сущности человека в его взаимодействии с окружающей средой.

Области социально-психологических исследований

Со сравнительных исследований культуры начинается социальная психология в ин­терпретации В. Вундта. Вундт считал, что психология должна изучать те интеллектуаль­ные продукты, которые создавались сообществом человеческих жизней и являются, таким образом, необъяснимыми в понятиях индивидуального сознания, так как предполагают взаимодействие множества людей. Основным социокультурными продуктами, порождае­мыми этим взаимодействием, являются язык, мифы, обычаи, содержание которых привле­кает особое психологическое внимание, формирует высшие мыслительные функции, т.е. знание.

Другой областью исследовательских интересов, имеющей непосредственное отно­шение к проблематике социальной психологии, стали массовидные явления, изучаемые такими исследователями, как Г. Лебон, В. Макдауголл, В.М. Бехтерев и др. Именно в та­ких феноменах, как поведение толпы проявлялась качественно иная, по сравнению с инди­видуальной, феноменология духа. Явления деиндивидуализации человека толпы, эффекты ее поведения вызывали пристальный интерес психологов. Однако проблема описательно-сти все время соседствовала с проблемой научности, и в наблюдениях такого рода в ос­новном применялись субъективные интроспективные методы, как правило, несущие на себе отпечаток личности исследователя. Эта субъективность, как в вопросах интерпрета­ции, так и в методике доказательства, ставила под сомнение научный статус социальной психологии и стимулировала ученых к поиску новых решений. Учитывая сложившееся к тому времени доминирование позитивистской методологии в доказательстве научной объ­ективности, в социальной психологии резко активизировало ее применение.

В широко известной работе Меде «Экспериментальная психология толпы» (1920) автор, применительно к анализу толпы, вводит понятие группы и, как считают многие ис-


Предмет и исторические особенности становления социальной психологии 18

следователи, и с этого времени изучение группового поведения людей становится ведущей областью социально-психологических исследований.

Большое влияние на развитие социальной психологии как экспериментальной науки оказал Г. Олпорт (Allport), рассматривавший ее как отрасль, занимающуюся изучением поведения индивидов в его стимулирующем влиянии на поведение других. Введение Ол-портом эксперимента в социальную психологию, наряду с установлением измеряемости аттитюдов (социальных установок), послужило основанием для признания ее научности.

Категория «аттитюд» стала одной из ведущих в социально-психологическом иссле­довании. С ней связывались большие надежды в плане изучения природы социальной ак­тивности человека. Предполагалось, что знание об устойчивых отношениях человека к объектам окружающего мира может послужить фундаментом, во-первых, для понимания специфики его социального поведения, во-вторых, основанием для прогнозирования пове­дения - давняя мечта психологов. Первоначально эти ожидания в какой-то мере оправды­вались, но впоследствии встали проблемы, связанные с валидностью их измерений.

В 1930-е годы, благодаря блестящим экспериментам М. Шерифа, в социальную психологию входят такие понятия, как социальное восприятие, нормативное поведение, групповое давление и др. К. Левин, изучая атмосферу в группе, вводит понятие групповой динамики, ставшее отправной точкой в экстенсивном исследовании малых групп.

В последующие годы больше внимания стали уделять изучению социально позна­вательной активности, в рамках которой были разработаны теоретические подходы к из­менению аттитюдов, подчинению, взаимозависимости, социальному обмену, социальному сравнению и т.д.

В 1950-е годы Ф. Хайдер (Heider) инициирует изучение атрибутирования, т.е. при­чинного объяснения поведения - направление, которое сохраняет свою значимость и сего­дня. В 1970-е годы возобновляется интерес к изучению социально-познавательной актив­ности, но уже под влиянием так называемой компьютерной метафоры и ассоциируемого с ней информациионо-процессуального подхода

Сегодня в социальной психологии произошел заметный переход от интраличност-ной и интерситуационной ориентации, характерной для этапа становления, к интерлично­стной и ситуационно-контекстуальной. Для первой наиболее характерны категории - атти­тюд, малая группа (в контексте стимула), различные ее характеристики, связанные с нею и т.п. Для второй - социальная репрезентация, социальное познание, социальное мышление, социальное взаимовлияние и т.п. Все эти категории объемны по содержанию, так как охва­тывают более широкий класс явлений социального бытия.

В сфере прикладных исследований можно, с некоторыми оговорками, выделить следующую проблематику: 1) личности в контексте формирования и проявления ее соци­альной сущности (самость, социализация, социальный опыт, социальная идентичность и т.д.); 2) социального познания (социальное восприятие, объяснение, мышление и т.д.); 3) личности в ее взаимодействии с непосредственным социальным окружением (социальное влияние и взаимовлияние; воздействие и взаимодействие и т.д.); 4) взаимоотношений лич­ности с ее окружением (малая группа; групповое влияние; групповая динамика и т.д.); 5) личности в опосредованном социальном окружении (субкультура, общество и т.д.) и 6) массовидные явления (толпа, паника, мода и др.). К числу категорий, наделяемых само-


Области социально- психологических исследований 19

стоятельным статусом, часто относят агрессивное, асоциальное, просоциальное поведение, предубеждения и т.п.

Оценивая перспективы развития социальной психологии, можно с определенной долей уверенности можно сказать, что, наряду с приобретением все большего статуса са­мостоятельности, внутренней интеграции, сближения с обыденностью социального бытия, для нее характерны тенденции интеграции с пограничными областями знаний - антропо­логией, этнографией, социологией, культурологией и тд.

История развития социальной психологии Развитие социальной психологии за рубежом

Традиционно история становления той или иной области знаний представляется как последовательная эволюция, предполагающая развитие их, уточнение, углубление. Однако применительно к социальной психологии такая логика вряд ли уместна, что обусловлено рядом обстоятельств. Прежде всего это связано с самим понятием социальная психология, которое, как пишет К. Грауманн, историк этой науки, сегодня используется по отношению к: 1) отрасли психологии, в рамках которой проведено большинство социально-психологических исследований и опубликовано большинство работ; 2) области исследо­ваний в (микро) социологии; 3) любой отрасли социальных наук, занимающихся изучени­ем индивида в обществе; 4) ко всем социальным психологиям, включая два основных их подразделения и ряд сфер специализаций, которые скорее ориентированы в будущее, не­жели прошлое и настоящее социальной психологии. Данное обстоятельство предполагает четкое определение предмета исторического анализа и его источниковедческой базы.

Применительно к самому историческому анализу предмета можно говорить по крайней мере о двух тенденциях. Первая выражается в стремлении к объективному анали­зу первоисточников позитивистского толка и выстраиванию некого последовательного развития знания. Вторая, более продуктивная тенденция, предполагает привязку вопроса о развитии знания к социально-историческому контексту с целью формирования более глу­бокого понимания и объяснения тех или иных теоретических подходов и моделей без ка­кой бы то ни было предвзятости, осознавая, что на каждом исторически конкретном про­межутке существует свой пласт культуры, багаж обыденных и научных познаний, на ко­торые опирается исследователь и за рамки которых он может выйти разве что в абстрак­ции.

Сложность данного вопроса связана еще и с тем, что существует как минимум две точки зрения на предмет социальной психологии. Некоторые ученые (Ross, 1908) считают, что социальной психологии надлежит сосредоточиться на социальном (структурном) кон­тексте. А. Пепитон (Pepitone), например, полагает, что коллективная социальная психоло­гия того типа, который представляет Росс, по большей части остается социологией, тогда как для психологии «единственной реальностью является человек» (1981, с. 974).

Наконец, еще одна особенность рассматриваемой проблемы заключается в том, что можно говорить как минимум о двух развитых социально-психологических традициях -американской и европейской, различающихся в своем отношении к изучению социально-


Предмет и исторические особенности становления социальной психологии 20

психологической феноменологии. В рамках отечественной традиции тоже наработано не­мало продуктивных идей, к сожалению, практически не известных за рубежом.

Американская социальная психология. Культура индивидуализма и прагматизма, свойственная американскому обществу, наглядно проявилась в научных направлениях Чикагской школы. По меткому замечанию Картрайта (Cartwright), создание социальной психологии как отдельной области эмпирического исследования может рассматриваться как бунт всего поколения против кабинетных методов социальной философии (1979, с. 83). Здесь, по оценке Ф. Олпорта, индивидуалистская концепция срослась с эксперименталь­ным бихевиористским подходом, а социальная психология стала «наукой, изучающей по­ведение индивида в тех областях, где это поведение стимулирует других людей или явля­ется реакцией на такое поведение» (1924, с. 12). Однако если «бихевиористские взгляды» были только способом постижения фактов, то экспериментальные методы дают урожай этих фактов. Сочетание индивидуалистского подхода, бихевиористских взглядов и экспе­риментального метода было необходимо, чтобы превратить социальную психологию в солидную научную дисциплину; в этом направлении она развивалась первые три-четыре десятилетия своего существования (Cartwright, c. 4).

Следует отметить, что Олпорт во многом опирался на работы учеников Вундта. В этой связи Пепитон тоже говорит о «немецких корнях экспериментальной традиции в со­циальной психологии» (1981, с. 975). Свое заметное развитие после первой мировой войны в США, научный климат и прагматизм которых способствовал превращению социальной психологии в экспериментальную «науку о человеке» (Allport, 1924, c. 4). Погоня за ре­зультатами исследований позитивистского толка привела к превращению эксперимента в некую маниакальную идею, а в конечном счете - к изучению объектов вне их социального контекста. Отчасти это было связано с поиском универсальных решений всех проблем по­средством открытия законов человеческого поведения и принципов его стимулирования. Стимульно-реактивная модель применительно к социально-психологической проблемати­ке действительно была продуктивной в тогдашнем контексте культуры. Примером такого рода являются работы Д. Карнеги, детальнейшим образом прописывавшего, что именно надо делать в тех или иных обстоятельствах для достижения преследуемых целей. Осозна­ние же того, что любое решение должно привязываться к конкретной ситуации и что один и тот же стимул, в зависимости от обстоятельств, может приводить к диаметрально проти­воположным результатам, пришло несколько позже. Тем не менее такого рода литература, привела к явному росту популярности психологии как области знания. В 30-х годах мно­гие книги психологов бихевиористского толка входили в число бестселлеров. Надежды глобалистского толка тешили и самих психологов, создававших утопию построения со­вершенного социального общества. Более того, было и немало желающих реализовать та­кого рода государства на практике - Сталин, Гитлер, Муссолини, «радевшие» за благо че­ловека вообще и испытывавшие сложности в отношении человека конкретного; не вписы­вавшиеся в их модели люди рассматривались как артефакты со всеми негативными по­следствиями для последних.

В 1930-40-х годах свои оптимистические надежды социальные психологи стали увязывать с категорией аттитюда, чему способствовал ряд обстоятельств: во-первых, атти-тюд измеряем, во-вторых, относится к характеристике внутреннего мира личности, опре­деляющей социальное поведение, в-третьих, обладает потенциалом прогностичности. Ап-


Исторические особенности развития зарубежной социальной психологии 21

риори предполагалось, что, зная аттитюды человека по отношению к объекту, можно про­гнозировать и его поведение по отношению к нему. В эти годы была разработана широкая палитра измерения аттитюдов (шкалы Lickert и Thurstone, семантический дифференциал Osgood и др.), и интерес к ним сохранялся достаточно долго, практически до осознания его низкой прогностичности, подтвержденной неудачной попыткой использования аттитюдов избирателей в качестве индикаторов выборной активности. Неудачи такого рода прогнозов привели к острой дискуссии в отношении аттитюдов как базовой категории социальной психологии. Спектр позиций распространялся от утверждений об искусственности самого понятия, на одном полюсе, до нахождения усилителей прогностического потенциала его измерений, на другом. Предлагалось много компромиссных решений, одним из которых стало выделение аттитюда на объект и на ситуацию М. Рокичем в контексте широко из­вестных экспериментов социолога Лапъера.

Разочарование в аттитюде как базовой категории социальной психологии не отрази­лось на ее экспериментальной ориентации. Эксперимент и сегодня предпочитается боль­шинством социальных психологов полевому исследованию, а измерения - наблюдению. Это же стало критерием научных публикаций, более того, финансирование исследований, осуществляемое при согласовании с соответствующими профессиональными структурами психологов, в существенной степени зависит от исследовательской методологии.

Большое влияние на развитие американской социальной психологии оказал К. Ле­вин (1890-1947), сформировавшийся в традициях немецкой гештальтпсихологии, идеи которой оказались весьма продуктивными: такие понятия, как гештальт, изморфизм, праг-нантность, перцептивная группировка и др. привнесли в проблематику восприятия и ин­терпретации человека человеком много новых аспектов.

В своей книге «Принципы топологической психологии» Левин формулирует осно­вополагающую цель теоретической психологии, которая должна заключаться в «разработ­ке системы понятий, демонстрирующих все характеристики гештальта, в котором любая часть зависит от всех других составляющих его частей» (с. 2). Этим утверждением Левин относит теорию силового поля полностью в сферу гештальт-направления. Называя такой подход Аристотелевским, Левин, оценив прежнюю психологию как преднаучную, подверг критическому рассмотрению характерную для нее жесткую категоризацию, статистиче­ское определение закономерности, фенотипический подход и описательную методологию. В качестве альтернативы он предложил конструктивный метод, опирающийся на положе­ния о: 1) критериях закономерности, не зависимых от повторяемости; 2) приоритетной роли интерпретаций, основанных на взаимоотношениях событий по отношению к класси­фикационным; 3) определении феномена как существующего в континууме; 4) методоло­гии, утверждающей контролируемый эксперимент и количественные измерения.

В отличие от предшествующих индивидуалистических подходов, Левин подчерки­вал неразрывность взаимосвязи личности с ее окружением. Наиболее наглядно он проде­монстрировал это в своей известной формуле B = ƒ(P, E), (где В - поведение, Е - окруже­ние, Р - личность), часто представляемой в модифицированном виде B = ƒ (P, S), где S -ситуация. В соответствии с этой формулой адекватная психология должна оперировать всей совокупностью сил, воздействующих на поведение человека, а не отдельными, вы­рванными из их общей совокупности, как укоренилось в психологической традиции. Это в большей мере общеметодологический, чем теоретический подход, потому что в данном


Предмет и исторические особенности становления социальной психологии 22

случае внимание концентрируется на принципе взаимозависимости, превосходстве целого (ситуации или поля) над частным. Левин использовал здесь конструктивные, а не класси­фикационные методы. Такая методология позволяла ему ставить эксперименты с группа­ми (как прототипами «силового поля»): работать с ними в ходе повседневной жизни с це­лью изменения группового поведения, морали, предубеждений, стиля руководства и т. д., т.е. использовать подход, именуемый изучением групповой динамики. В 1944 году Левин был назначен директором Исследовательского центра групповой динамики при Массачу-сетском технологическом институте. Определить понятие «групповая динамика» доста­точно сложно, но в целом оно ассоциируется с влиянием группы на индивида и индивида -на группу: группа изменяет восприятие и поведение индивида, а это, в свою очередь, при­водит к изменению восприятия и поведения группы. Исследование групповой динамики включает также изучение структуры групп по отношению к лидерству (демократическое -авторитарное) и эффективность структуры лидерства по отношению к различного рода задачам и ситуациями.

Интересы Левина распространялись на широкий спектр групп (индустриальных, учебных, по интересам и т.д.) и социальных программ, которые давали ему возможность проверить данные психологической теории в обыденной жизни.

Левин проводил свои наблюдения в четырех проблемных областях одновременно, связанных с исследованием: 1) возможностей повышения продуктивности деятельности групп и изучением причин остановки в росте эффективности и отклонения от поставлен­ных целей; 2) исследованием коммуникации и распространения слухов; 3) исследованием социальной перцепции, межличностных отношений, групп членства регулятивной функ­ции групп; 4) исследованием подготовки лидеров, которое привело к созданию в 1946 году Национальной лаборатории обучения и развития тренинговых, или Т-групп, которые предназначались для подготовки эффективных лидеров, открытых линий коммуникации, борьбы с предубеждениями и деструктивными аттитюдами. В последующем Т-группы получили широкое распространение в образовании, консультировании, производственной и клинической практике.

После второй мировой войны в США в теоретических воззрениях, как отмечает Грауманн, произошел переход от бихевиористского к когнитивному и от широкого к олее узкому теоретическому рассмотрению, что было характерным не только для социальной, но и для общей психологии. Включение компьютера в культуру мышления, перспективы, связанные с ним, не могли не оказать влияния на социальную психологию. Господствую­щим в ней стал информационно-процессуальный подход с его представлением о человеке, как системе, перерабатывающей информационные ресурсы. Рамки экспериментализма позитивистского толка, с его ориентированностью на операционализацию и верификацию, обусловливали использование в качестве метода научного теоретизирования индуктивно-дедуктивный метод с его строгой ориентированностью на эмпирическое подтверждение любого гипотетического предположения. В рамках такого рода теоретизирования стано­вится невозможным выход за пределы проверяемых гипотез, что, в свою очередь, приво­дит к появлению большого числа минитеорий, направленных на описание локальных ас­пектов изучаемого явления.

Хотя, как утверждает Грауманн, о бихевиористском подходе (заимствовавшем клю­чевые идеи из концепции И.П. Павлова) можно главным образом говорить как об амери-


Исторические особенности развития зарубежной социальной психологии 23

канской разработке), и считается, что переход к когнитивизму был вызван появлением в Америке гештальтпсихологии, все же популярность когнитивного подхода обусловлена компьютерной революцией в науке и культуре. Другое дело, что разработки гештальтпси-хологов оказались наиболее пригодными для такого поворота в психологическом позна­нии. В результате из социальной психологии начинает вымываться категория социального поведения, заменяясь когнитивным отображением, предшествующим поведению (плани­рующим), сопровождающим его (контролирующим) и возникающим вслед за ним (запо­минающим).

Радужные перспективы, связанные с когнитивизмом в социальной психологии, со­провождались лавиной эмпирических исследований. Столь бурная активность стимулиро­валась тайной надеждой на свойственное экспериментализму стремление к установлению универсальных законов складирования, переработки и последующего воспроизведения информационных ресурсов, их последующей привязки к практике социального поведения людей. Однако, как это часто бывает, «гора родила мышь», что и привело к кризису в со­циальной психологии 1970-х годов, проявившемуся в осознании невозможности решения глобальной задачи - более глубокого понимания социальной активности - посредством информационно-процессуального подхода. Из минитеорий не синтезировались макротео­рии; все очевиднее становилась необходимость в новых идеях.

Тем не менее, когнитивная революция привела к изменению статуса американской социальной психологии: она, как пишет Бершейд (Berscheid, 1992, с 531) «заняла почти центральное положение в современной психологической науке», хотя, на наш взгляд, та­кой вывод излишне оптимистичен, поскольку американская экспериментальная психоло­гия представляет собой в основном эмпирическое описание социально-психологических особенностей американских студентов, так как подавляющее количество данных было получено в результате исследования именно их.

В конце 1950-х годов эта же проблема поднималась Ф. Хайдером в связи с игнори­рованием в качестве психологических фактов самоописаний исследуемых как субъектив­ных. Для возможности включения этих данных в качестве объектов социально-психологического анализа Хайдеру понадобилась разработка и конституирование весьма искусственной модели «человека как наивного ученого», в соответствии с которой в своих самоотчетах он представляет не только спонтанные результаты интроспекции, но и фор­мулирует гипотезы, проверяет их, т.е. проводит верификацию, отделяя случайное от не­случайного. Привлечение самоотчетов привело к появлению одной из самых продуктив­ных, связанных с феноменологией реальной жизни областей социальной психологии -атрибутирования.

В 1970-е годы намечается своеобразный бунт социального конструктивизма, под­вергающего резкой критике объективистскую методологию эксперименталистской соци­альной психологии. Конструктивисты прямо ставят вопрос о социально-культурной де­терминированности отражения. Один из лидеров этого движения К. Герген (Gergen), под­черкивает, что для социальной психологии гораздо важнее проследить особенности фор­мирования культурных значений, нежели давать констатацию эмпирических фактов в их объективности. Используемая социальными конструктивистами метафора мира как текста, прочтение которого определяется аккумулированными в культуре значениями, обладает значительно большей перспективностью. Более того, наряду с движением радикальной


Предмет и исторические особенности становления социальной психологии 24

психологии, подвергающей жесткой критике позитивизм эксперименталистской психоло­гии, конструктивисты возрождают идеи становления культурной социальной психологии. Свой вклад в новые идеи ее развития привносят представители кросс-культурной и ген-дерной психологии, показывающие бесперспективность универсалистской модели рас­смотрения социально-психологической природы людей, не учитывающей уникальности (имики) каждой культуры и субкультуры, рассмотрения мужчин и женщин как обладаю­щих уникальными свойствами и качествами, не соизмеримыми по критериям универсаль­ного толка и применимыми к другим представителям животного мира (крысам, собакам и т.п.).

Давая общую оценку роли американской социальной психологии в науке, нельзя не отметить, что именно благодаря своему прагматизму она завоевала себе место под солн­цем, привела, с одной стороны, к экстенсивному тиражированию своих стандартов, с дру­гой - к унификации социально-психологических представлений. В этом отношении евро­пейские традиции в социальной психологии, по нашему мнению, более глубоки и разно-сторонни.

Социальная психология в Европе. Впитав в себя традиции таких выдающихся умов своего времени как В. Вундт, Э. Дюркгейм, К. Левин и др., европейская социальная психо­логия представляет собой поле оригинальных и глубоких идей, актуализация которых происходит и сегодня, хотя, как говорит Кох, «каким бы ни был исторический вклад Евро­пы в развитие психологической науки - английская постдарвинистская сравнительная психология, русские концепции школы Павлова, эмиграция гештальтпсихологии, разра­ботки Пиаже, «даже» феноменология и, конечно, неопозитивистская философия венского кружка - все это с энтузиазмом принималось, усваивалось и перерабатывалось в нечто американское, частично смешанное с местной ветвью бихевиоризма и насквозь индиви­дуалистическое» (1985, с. 25).

Однако, по оценке Грауманна, «то, что позже окрестили «американизацией» евро­пейской (например, немецкой) психологии, на деле было весьма необходимой реконст­рукцией и интернационализацией социальной науки, проделанной с помощью американ­цев и принятой в Европе с благодарностью. И лишь к случаям, когда ею, проблемы и их решения принимались и усваивались без критического подхода, возможно применение термина «американизация»» (2001, с. 38). Правда в самой европейской психологии эта оценка не столь однозначна, хотя состояние социальной психологии в довоенной Европе было довольно плачевным по сравнению с США. В Великобритании этими проблемами занимался С. Бартлетт (Bartlett), в Германии -Мёде (Moede, 1920), заложивший основания экспериментальной психологии групп; Хелпах (Hellpach), основавший в 1921 году первый Институт социальной психологии и издавший первый систематизированный немецкий учебник по социальной психологии. Тем не мене, эти отдельные достижения не сопровож­дались попытками к развитию социальной психологии в рамках европейского научного сообщества.

Такая же ситуация наблюдалась в Европе и после 1945 года, и хотя отдельные спе­циалисты и группы ученых занимались социально-психологическими исследованиями и преподавали в различных европейских университетах, они, по словам Граумана, «не знали о существовании коллег ... обмен информацией проходил в основном между отдельными научными центрами и Соединенными Штатами» (2001. с. 39).


Исторические особенности развития зарубежной социальной психологии 25

В 1966 г. была создана Европейская ассоциация экспериментальной социальной психологии (EAESP), которая вскоре стала ядром научного общества социальных психо­логов этой части света. Среди первых, кто занялся поиском путей самоопределения евро­пейской социальной психологии, были Тэджфел (Tajfel) и Московичи, которые пытались предложить ориентиры так называемого европейского пути, избегая наиболее уязвимых мест эмпирицизма и экспериментализма в социально-психологических исследованиях, связанных с неадекватностью позитивистской методологии по отношению к изучению социальной феноменологии. Проблема связи социальной психологии с реальной жизнью является наиболее актуальной в рамках теории социальных репрезентаций, разработанной С. Московичи и его последователями. В этом аспекте идеи европейских психологов явля­ются более продуктивными.

Со своей стороны, Тэджфел и его ученики акцентировали внимание на социальных характеристиках индивидуального и группового поведения. Именно влияние переживания человеком своего бытия на поведение, их зависимость от ценностных ориентаций культу­ры и общества, в котором он живет, определяет контекст европейской линии в развитии социально-психологических исследований. Эту идею Московичи дополняет аргументом о том, что общество «содержит собственные структуры, которые не могут описываться в тех же понятиях, что и характеристики личностей» (1972, с. 54). Поэтому «социальная психо­логия может и должна прямо связывать свои теоретические и исследовательские разработ­ки со взаимоотношением между функционированием человеческой психики и крупно­масштабными социальными процессами и событиями, которые формируют это функцио­нирование и сами им формируются» (Tajfel, 1981, с. 7).

Возможно, именно многообразие социальных и культурных характеристик евро­пейской жизни вызывало такую озабоченность социальным (т.е. культурным) контекстом социального поведения и его психологических исследований. Внимание к этому аспекту особенно заметно в работах Тэджфела, посвященных стереотипам, предрассудкам и меж-групповому поведению, а также в работах Московичи по социальному воздействию, груп­повым меньшинствам и социальным репрезентациям. В то же время налицо ситуация ра­зобщенности: многие центры социально-психологических исследований не интересуются проблемой европейской самобытности, а лишь «следуют на определенной дистанции и с опозданием за прихотливыми изменениями главной линии американской социальной пси­хологии» (Tajfel, 81, c. 6). Как следствие, их теории и исследования мало отличаются от таковых в любом научном психологическом центре Северной Америки. Но независимо от того, происходит ли полная смена ориентации европейской социальной психологии или только отчасти, как замечает в этой связи Джасперс, в «европеизации» социальной психо­логии есть и некоторые достижения: психологи стали активнее взаимодействовать (Jaspers, 1986, c, 12).

Однако Шерер (Scherer), на основе анализа неформальной переписки между амери­канскими и европейскими коллегами и сравнения учебников, делает вывод о «постепенно увеличивающемся разрыве между европейской и североамериканское ветвями дисципли­ны» (1992, с. 184). По результатам его опроса, примерно 80 членов EAESP и ее американ­ского аналоги SESP, разделяют мнение о том, что американская социальная психология более индивидуалистична, этноцентрична, и ориентирована на лабораторный экспери­мент, чем европейская (1993, с. 549). Что же касается тематики исследований, то складыва-


Предмет и исторические особенности становления социальной психологии 26

ется впечатление, что интересы европейцев преимущественно склоняются в сторону «межгрупповых отношений, социальной идентификации и социального влияния в ракурсе групповых факторов» (1992, с. 184), в то время как социальное познание индивидов, разра­батываемое под сильным влиянием когнитивной традиции с ее акцентами на информаци­онно-процессуальный подход, являются «ключевым направлением развития» американ­ской социальной психологии (1992, с. 188). Шерер выдвигает в качестве объяснения их то обстоятельство, что в Северной Америке и Европе направления развития были обусловле­ны различиями в культурных ориентациях: в США - на личность и ее функционирование, в Европе - на социальные и культурные детерминанты познания и поведения (1993, с. 520). Этот вывод соответствует утверждению Й. Джасперса (Jaspars) о приближении века социальной психологии в Европе. «Мы двигаемся... в сторону более углубленного изуче­ния социального поведения в соответствии с расширенным социальным контекстом - со всей очевидностью для того, чтобы теоретически обоснованно связать результаты своих исследований с реальными социальными событиями» (1980, с. 427).

В целом европейская социальная психология с момента своего организационного оформления в 1960-х годах пытается адаптироваться к ситуации многообразия культурных оснований, не предпринимая попыток к гомогенизации типично европейского разнообра­зия подходов. Во многом этому способствует то обстоятельство, что сами основатели ее были эмигрантами из разных европейских культур и испытывали на себе «дружеские объ­ятия» американских коллег, всячески от них дистанцировались. Преимуществом и одно­временно уязвимостью европейских подходов к анализу социально-психологической фе­номенологии является включение в предмет исследований мета-теоретического уровня анализа познавательной активности и социального взаимодействия. Дебаты последних лет между представителями обоих направлений - индивидуальной познавательной активности и теории социальных репрезентаций - способствуют прояснению различий в оценках роли социальных контекстов в формировании индивидуальных знаний и действий. Европей­ские психологи более строго подходят к анализу понятий социальной идентичности и межгрупповых отношений в контексте использования языка и влияния его особенностей.

К сожалению, приходится констатировать практически полную изолированность от этих процессов отечественных социальных психологов, только начинающих предприни­мать робкие попытки к установлению и развитию контактов с европейским социально-психологическим сообществом. Во многом повторяется ситуация довоенной Европы, с ее отдельными контактами, не сопровождающимися поддержкой каких-либо организацион­ных структур.

Развитие отечественной социальной психологии

История развития социальной психологии в рамках постсоветского пространства освещалась в многочисленных публикациях, но в основном, как отмечает Г.М. Андреева, в них речь шла о так называемой психологической социальной психологии, тогда как со­циологическая социальная психология оставалась как бы на заднем плане. Сегодня, когда обе ветви этого знания получили в нашей стране права гражданства, уместно обратиться к некоторым историческим этапам их взаимодействия (1997, с. 6).


Исторические особенности развития отечественной социальной психологии 27

О появлении социальной психологии в современном понимании ее предмета можно говорить только в советский период. До этого с некоторой натяжкой находим лишь от­дельные работы, например, труды В.М. Бехтерева.

На ранних этапах своего становления социально-психологическая проблематика разрабатывалась преимущественно в некоторых разделах социологии в плане самых об­щих представлений о ее предмете, круге ее задач, понятийном аппарате. Специфика совет­ской социальной психологии во многом определялась идеологизацией ее проблем.

Термин «коллективная (социальная) психология» был предложен М.М. Ковалев­ским (1910) в его работе «Социология»; это курс лекций, прочитанных ученым в Петер­бурге. Выясняя взаимоотношения социологии с другими науками, автор уделяет внимание ее связи с психологией, подробно анализируя концепцию Г. Тарда и именуя социологию психологией коллективной или групповой. При этом Ковалевский отмечает, что сам Тард предпочитает термин «социальная или коллективная психология». Полемизируя с ним по поводу отдельных положений его концепции, Ковалевский согласен с ним в общем опре­делении предмета и актуальности социально-психологического знания. Единственное средство познать психологию масс, как он считает, - это изучить всю совокупность их ве­рований, учреждений, нравов, обычаев и привычек, провести исследование народных ска­зок, былин, пословиц, поговорок, юридических формул, писаных и неписаных законов; именно этим длинным путем, а не прямым анализом душевных движений посетителей того или иного салона, будут положены прочные основания для изучения коллективной психологии.

Во многом повторяя традицию психологии народов Вундта, обращающуюся к ана­лизу коллективного мифотворчества, российская социальная психология ориентирована, по мнению А. Копельмана, на изучение народного духа, проявляющегося в деятельности и переживаниях групп людей и коллективов (1908). Интересные идеи содержались в трудах Л.Н. Войтоловского, П.А. Сорокина и др. Самым же крупным явлением в этой области несомненно были фундаментальные работы В.М. Бехтерева: «Объективная психология» (1907) и «Внушение в общественной жизни» (1908). Если в первой речь шла преимущест­венно о предмете новой области науки (психологическая жизнь не только индивидов, но и «групп лиц» - толпы, общества, народов), то во второй - анализировался важнейший ме­ханизм воздействия - внушение, рассматриваемое не только на индивидуальном уровне. В обоих трудах были заложены идеи концепции «коллективной рефлексологии», намечено экспериментальное исследование отношений между личностью и коллективом, влияния общения на социальные процессы, зависимости развития личности от различных типов коллективов. В.М. Бехтереву принадлежит и заслуга прочтения курса лекций по социоло­гии, в котором были поставлены проблемы соотношения социологии и социальной психо­логии.

В ходе дискуссии 1920-х годов, активное участие в которой принимали виднейшие российские философы, социологи и психологи (В.А. Артемов, В.М. Бехтерев, К.Н. Корни­лов, Г.И. Челпанов и др.), резко обозначилась тенденция к новой материалистической нау­ке, основанной на идеях марксистской философии. Но и здесь наметилась определенная поляризация мнений. Г.И. Челпанов, в частности, не возражая против «союза» марксизма с психологией, акцентировал внимание на необходимости разделить психологию на две час­ти: эмпирическую, в качестве естественнонаучной дисциплины, и социальную, базирую-


Предмет и исторические особенности становления социальной психологии 28

щуюся на социокультурной традиции. Основания для такого разделения действительно существовали, и Челпанов, опираясь на труды Русского географического общества, видел их, в частности, в том, что в России уже давно сложились предпосылки для построения «коллективной психологии», или «социальной психологии». Другая сторона программы Челпанова была обусловлена его критическим подходом к переводу психологии на рельсы марксизма. Социальную психологию он признавал той частью психологии, которая обяза­на базироваться на принципах нового мировоззрения, в то время как эмпирическая психо­логия, оставаясь естественнонаучной дисциплиной, вообще не должна быть связана с ка­ким-либо философским обоснованием сущности человека, в том числе и с марксистским.


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 17; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ЧАСТЬ V. КОНСТРУИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНОГО МИРА 399 | Для дополнительного чтения_________________________
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.051 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты