Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Для дополнительного чтения_________________________

Читайте также:
  1. Бердяев, Н. Я и мир объектов. Опыт философии одиночества и общения / Н. Бердяев // Мир философии. Книга для чтения : в 2 ч. – М., 1991. – Ч. 1. – С. 549 – 554.
  2. Для дополнительного чтения___________________________
  3. Для дополнительного чтения___________________________
  4. Законодательные чтения в Государственной Думе Федерального Собрания РФ.
  5. Невозможность использования стратегического соответствия в качестве дополнительного конкурентного преимущества.
  6. Особенности выразительного чтения драматических произведений.
  7. Особенности выразительного чтения прозаических произведений
  8. Подготовьте текст для чтения вслух и устного перевода.
  9. ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ И ИХ ГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ. КРИВЫЕ БЕЗРАЗЛИЧИЯ И ИХ СВОЙСТВА. ПРЕДЕЛЬНАЯ НОРМА ЗАМЕЩЕНИЯ.

1. Андреева Г.М. Социальная психология. - М.: Изд-во, 2000.

2. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Современная социальная
___ психология на Западе. Теоретические ориентации. М., 1978.


Исторические особенности развития отечественной социальной психологии 37

3. Андриенко Е.В. Социальная психология - М.: Издательский центр «Акаде­
мия», 2000.

4. История психологии в Беларуси. Хрестоматия / Составители Л.А. Кандыбо-
вич, Я.Л. Коломинский. - Мн.: Тесей, 2004.

5. Кандыбович Л.А. История психологии в Беларуси: Учеб. пособие. - Минск,
Тесей, 2002.

6. Социальная психология: саморефлексия маргинальности. М., 1995.

7. Шульц Д., Шульц Л. История современной психологии. - М.; СП б., 1998.
Основные источники________________________________

1. Хьюстон, М. Введение в социальную психологию. Европейский подход:
учебник для студентов вузов / М. Хьюстон, В. Штребе. - М.: ЮНИТИ-
ДАНА, 2004.

2. Андреева Г.М. К истории становления социальной психологии в России //
Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, № 4, с. 6-17.__________________


В.А. Янчук

Основные тенденции развития социально-психологического знания Роль метатеоретических метафор в развитии психологического знания

Культурно-исторический контекст развития психологических представлений, нахо­дящий свое выражение в их трансформации, смене представлений, теоретических моделей и приоритетов, создает основания для констатации их зависимости от сформировавшихся в общественном самосознании культурных аналогий, или метафор. Рассмотрение такого рода полезно по причине динамики изменений взглядов на социальную природу и сущ­ность человека. В этом смысле присутствуют как бы две лини познания. Первая связана с традиционным для эмпирической психологии стремлением к открытию универсальных, внеисторичных законов, постижения сути вещей такой, какова она есть. Однако такая ло­гика сталкивается с большой объемностью социальной феноменологии и отсутствием не­посредственного доступа к ней. Единственной возможностью познания является выстраи­вание предположений, основанных на косвенных проявлениях универсальной реальности, с неизбежным отбором наиболее репрезентативных ее проявлений, достраиванием тех пробелов, которые присутствуют в любой реконструкции. Отсюда - значимость гипотети­ческих моделей социальной сущности, построенных на оснований аналогий или культур­ных метафор.



Другая линия рассуждений, связанная больше с традициями социального конструк­тивизма, исходит из постулата принципиальной непостижимости универсальной сущно­сти, конструируемости ее посредством значений, поставляемых культурой, в качестве своеобразных проводников для построения соответствующих психологических теоретиче­ских моделей изучаемой феноменологии.

Само понятие «метафора» (от др. греческого metaphora - перенос) определяется как оборот речи, заключающий скрытое уподобление, образное сближение слов на базе их переносного значения, часто ассоциируется с аналогией, иносказанием. В психологиче­ском контексте оно определяется как выведение, расширение, перенос одной реальности дискурса или содержания на другое, более яркое, вспоминающееся (Reber, 1995, c. 19), т.е. нечто большее чем образ, способствующий более глубокому пониманию или видению. Метафора требует способности отражения вопроса за его рамками для образования его возможной связи с чем-то другим для понимания чего-то сложного более отчетливо и бы­стро сравнивая его с чем-то хорошо известным и понятным.



В методологическом аспекте понятие метафоры было использовано П. Рикером (P. Ricouer) в его противостоянии позитивизму с помощью разработанной им теории метафо­рической истины (1977), которая, суть метафорическое рассуждение, обладает творческим и изобретательным характером. Исследуя параметры человеческой активности, он разра­ботал метод герменевтической рефлексии.

Метафоры играют особую роль в процессе создания нового видения проблемы. Они сцеплены со временем и культурой. По мнению Дака (S. Duck), им принадлежит решаю­щая роль в творческом расширении мышления, значений и понимания, зависящих от кон­текста, в котором это расширение имеет место. Автор подчеркивает: «Мы все используем язык для проведения исследований, и этот язык структурирует исследование, расширяя и


Основные тенденции развития социально-психологического знания 39

ограничивая процесс размышлений об исследовании» (1994, с. 32). Эти структуры инфор­мируют и ограничивают процесс рассмотрения феномена. Каждый видит феномен в соот­ветствии с исходной точкой зрения и относительность различных точек зрения может по­мочь нам увидеть что-то фундаментально важное.

Проблема метафоричности научного сознания достаточно очевидна при проведении сопоставительного анализа вновь сконструированных теоретических моделей, ставших приоритетными в общественном сознании. Каждое уже свершившееся великое открытие в области естествознания или просто культурно-историческое явление неизбежно становит­ся своеобразными метафорическими аналогиями для построения соответствующих теоре­тических моделей в психологии.

В.С. Степин в этой связи отмечает, что в «процессе становления и развития картины мира наука активно использует образы, аналогии, ассоциации, уходящие корнями в прак­тическую деятельность человека (образы корпускулы, волны, сплошной среды, образы соотношения части и целого как наглядных представлений и системной организации объ­ектов)» (1989, с. 10).

В истории психологии реально просматривается ряд таких общекультурных мета­фор: синкретическая - многобожество, схоластическая - Священное Писание, механиче­ская - часы, статистическая - бухгалтерский отчет, энергетическая - закон сохранения энергии, системная - баланс, кибернетическая или компьютерная, гендерная, синергетиче-ская и более частные, каждая из которых обусловливала соответствующие теоретические модели (энергетическая модель личности З. Фрейда, компьютерные модели в когнитивной традиции и т.п.). Именно общекультурные метафоры выступают, в силу отсутствия прямо­го доступа к объективной реальности, в качестве аналогий для интерпретации социально-психологической феноменологии, определяя ассоциативное поле исследователя, создавая предпосылки для теоретического многообразия.

Общекультурная метафоризация социально-психологического знания, возможность множественной интерпретации изучаемого феномена сопряжены с проблемой влияния личности исследователя на выбор методологии, ход исследования и интерпретацию его результатов.

Перспективы развития социально-психологического знания: от модернизма к постмодернизму

Перспективы развития социальной психологии и персонологии в последние годы обсуждаются в контексте перехода от культурной традиции модернизма, ассоциируемого с европейским рационализмом, к постмодернизму. Культурно-научная традиция, сформи­ровавшаяся в эпоху Просвещения, базируется на идее научного открытия универсальных законов сущего, на безграничных возможностях человеческого познания и в сфере науки, культуры, производства. И если прежде единственным вершителем этих законов был бог, то в эпоху модернизма на его место становится человек. Познание объективных законов становится главной установкой соответствующей научной методологии, квинтэссенция которой в ее наиболее четком виде была представлена в позитивизме с его принципами операционализации и верификации как условия научной объективности и беспристрастно­сти: если есть возможность количественного выражения изучаемых свойств объекта (опе-


Основные тенденции развития социально-психологического знания 40

рационализация), то есть возможность их пространственно-временной подтверждаемости (верификация), есть все основания для установления объективной закономерности.

Применительно к психологии эта идея была реализована в абсолютизации экспери­ментального метода как инструмента выявления объективных законов психики, понимае­мой как свойство материи, как своего рода универсум, требующий постижения своих соб­ственных законов функционирования. Так как в естествознании такая возможность, на основе позитивистской методологии доказывалась, то гипотетически обосновывалась идея ее переноса в сферу психического. Однако в отличие от физика, химика и т.п., которые имеют непосредственный доступ к изучаемой реальности, пусть и опосредованную науч­ными приборами, у психолога такой возможности нет. Здесь носитель сознания выступает и в качестве объекта изучения. А поскольку он субъективен и не лишен некоторой преду­бежденности, его описания не могут быть критерием объективности научного исследова­ния. Остается одно - косвенная реконструкция закономерностей психического через выяв­ление устойчивых, экспериментально подтвержденных повторяемостей в поведении. Именно эта идея лежит в основании экспериментальной психологии позитивизма и зарож­дения культурно-научной традиции модернизма.

В работах ряда философов, занимавшихся проблематикой развития научного позна­ния, красной нитью проходит констатация уязвимости позитивистов в подходе к процессу познания в плане непосредственного доступа к объективной действительности: во-первых, это связано с инструментальными возможностями, а во-вторых - с личностью самого ис­следователя, который, будучи существом социальным, вовлеченным в контекст культуры и своего окружения, не может полностью абсолютизироваться от них.

Доминирование в психологическом исследовании позитивистских установок во многом обусловлено человеческим, т.е. психологическим, фактором, стремлением психо­логии к конституированию себя как научной области естествознания; и понадобилось не­сколько десятилетий, чтобы этот вопрос хотя бы начал обсуждаться; окончательное же развенчивание позитивизма как научной методологии происходит с эпохой постмодер­низма

Анализируя состояние психологической науки в этот период, К. Герген (K.J. Gergen) выделяет четыре ее фундаментальные особенности:

1. Исчезновение предмета исследования. Фундаментальный вопрос, постав­
ленный постмодернистами, сводится к утверждению о том, что наш язык
о мире оперирует как зеркало этого мира, на основе социальных процес­
сов, которые кристаллизируются во множестве различных теорий, в ре­
зультате чего предмет исследования размывается, становится множест­
венным, фрагментарным.

2. Переход от универсальных свойств к контекстуальному отражению исто­
рических обстоятельств вопроса, к критической саморефлексии.

3. Маргинализация метода. Экспериментальная методология модернистов
ставит человека в позицию механического автомата, поведение которого
является продуктом внешнего ввода; таким образом отрицается его ак­
тивность и личная ответственность; проводится искусственное обособле­
ние исследователя, утверждается первичность знания, достигаемого через
отчуждение.


Перспективы развития социально-психологического знания 41

4. Большая повесть о прогрессе. В рамках модернизма прогресс научного познания рассматривается как процесс поступательного преодоления трудностей на пути достижения истинного знания; ставится под сомнение и само понятие истины, и исследование как средства ее достижения [1997, c. 23-25].

В эпоху постмодернизма берется курс на обеспечение тесной связи психологиче­ской науки с повседневной жизнью человека, но целью становится не поиск истин, а пред­ложение альтернатив, отражающих многообразие трактовок того или иного явления. Вме­сто объективных оценок психолог приглашается к идентификации с позицией личности, профессионала и политика. Активность, деконструкция, диатропика, полилинейность бе­рутся на вооружение представителями гендерной, дискурсной, критической, экзистенци­ально-феноменологической традиций. Вместо того, чтобы говорить о причинах того или иного явления, психолог постмодерна говорит о том, каким оно может быть. Короче, надо обрести смелость преодолеть барьеры здравого смысла, вводить новые формы, теории, интерпретации, интеллектуальности [K.J. Gergen, 1997, c. 27]. В этой связи Герген предла­гает понятие «генеративной теории», призванной преодолеть конвенциальное мышление и таким образом открыть новое альтернативное мышление, соединить психологию и обще­ство.

Дж. Шоттер (J. Shotter), анализируя перспективы развития социальной психологии, акцентирует внимание на необходимости изменения характера психологического исследо­вания, на трансформацию обособленного проверяющего теорию созерцателя, заинтересо­ванного, интерпретирующего, проверяющего процедуру наблюдателя; одностороннего стиля исследования к двусторонней интерактивной модели. Эту мысль он конкретизирует так: вместо образа а), мышления как (пассивного) зеркала природы, b) знания как точной репрезентации и исследователя как внешнего наблюдателя» предлагается ряд других обра­зов: образ а) ученого как одного из членов сообщества действующих вслепую людей, ис­следующих собственное окружение с помощью стека или другого подобного рода инст­румента; b) для которых знание значимо как средство обращения с ним, знание происхо­дящего вокруг, путей коммуницирования между ними; и с) мышление как активно соз­дающее смыслы относительно инвариантных свойств, открываемых при помощи инстру­ментально обеспеченных исследований собственного окружения - изменения познания посредством наблюдения за на познание посредством нахождения в контакте или сопри­косновении с изучаемым феноменом (1997, с. 58).

Таким образом, психологическая наука должна изменить свою исходную позицию, должна включать в плоскость рассмотрения континуальность феноменологии и способы легитимизации обретенного знания, связанного с отношением к экзистенциальным пере­живаниям. В более детализированном виде это изменение, по мнению Шоттера, должно отталкиваться от:

1. теоретизирования к практическому обеспечению, инструктивному описа-

нию;

2. заинтересованности в обстоятельствах к заинтересованности в активно-

сти и использовании мыслительных средств или психологических инст­рументов собственного изобретения;


Основные тенденции развития социально-психологического знания 42

3. поворота от того, что происходит в головах индивидов, к интересам (со-

циальным), к сфере окружения, к тому, к чему это может приводить, что и чему может способствовать;

4. перехода от процедур простого согласования к диалогу;

5. исходной позиции отражения (когда поток взаимодействий приостанав-

ливается) к локальным точкам, вплетенным в исторический поток соци­альной активности;

6. языка репрезентации реальности к его роли как координатора многообра-

зия социальных действий, с его репрезентативной функцией, реализую­щейся в ряде лингвистически конституированных социальных отноше­ний;

7. доверия к жизненному опыту как основе понимания мира к рассмотре-

нию социальных процессов его конструирования;

8. исследования, основанного на фундаменте приоритетов и авторитетов, к

исследованию, предполагающему возможность корректирования ошибок в локальных пространственно-временных ситуациях.

«Таким образом, - говорит автор, - мы уходим от индивидуалистской, третьесто-ронней, внешней позиции созерцающего наблюдателя, исследователя, коллекционирую­щего фрагментированные данные с социально «сторонней» позиции наблюдения за реали­зующейся активностью, соединяющего пробелы между фрагментами при помощи изобре­тательного воображения теоретических категорий, к более интерпретативному подходу; уходим от использования выведения - утверждения (конечно, на некотором основании), что по существу ненаблюдаемые субъективные сущности, предположительно внутрилич-ностные, все же существуют; переходим к моделям герменевтического изучения, от теоре­тических к более практическим интересам, связанным с вспомогательными средствами и способами, неизбежно применяемыми нами при проведении исследований» (там же, с. 59-60).

Целью научного психологического познания является не только описание, что тоже существенно, но и рассмотрение той роли, которую играет знание в жизни общества, как оно сохраняет память о прошлом и предъявляет себе в настоящем. Формулируя задачи «нарративной психологии», Лиотард (J.-F. Lyotard) выделяет три типа исследовательской компетентности - знать, как, знать, как излагать, и знать, как слушать [1984, c. 21].

Вышесказанное предполагает пересмотр практически всех вопросов, изучаемых в психологии в новом свете, предполагающем выяснение именно процессуальной природы человеческой активности, обусловленной контекстом реального бытия. В первую очередь необходимо переосмысление соотношения таких базовых категорий, как личность, ситуа­ция и активность, используемых для описания социального бытия личности и ее окруже­ния в их континуальной, экзистенциально-феноменальной, диалектической взаимозависи­мости. Любое акцентирование на одном из компонентов данной триады неизбежно приво-дет к ограниченному пониманию сути и гипертрофированию одних ее аспектов в ущерб другим.

С. Квейле (S. Kvale), описывая возможный сценарий будущего развития психологи­ческого знания, отмечает движение от археологии психики к культурному ландшафту представления мира, что предполагает «поворот лицом к укорененности человеческого


Перспективы развития социально-психологического знания 43

существования в специфических исторических и культурных ситуациях, открытость ин-сайтам, поставляемым искусством и человечеством. Основные исследовательские вопросы должны включать лингвистическое и социальное конструирование реальности, взаимоза­висимость локального контекста и самости в сети взаимоотношений. И это должно требо­вать принятия открытой, ориентированной на перспективу и неопределенную природу знания и его проверки в практике, должно предполагать многометодный подход к иссле­дованию, включая качественное описание многообразия отношений человека с миром и деконструкции текстов, пытающихся описать эти отношения. Остается открытым вопрос, насколько радикально и быстро эти изменения займут свое место в психологической нау­ке, имеющей прочные индивидуалистические и рациональные корни» (1997, с. 53).

Рисуя контуры будущего психологии, один из современных авторитетов Л. Первин (L.A. Pervin) обозначает многообразие, плюрализм и расширение горизонтов как опреде­ляющие перспективу ее развития. Комплексность личности, согласно его точке зрения, обусловливает комплексность рассмотрения ее с позиций разных подходов. Время гегемо­нии каких-либо методов закончилось. Существует готовность к установлению связей с различными теоретическими дисциплинами. Решающим фактором здорового развития персонологии сегодня являются: серьезное отношение к вкладу альтернативных подходов; исследование феноменов максимально возможным числом разнообразных способов; воз­вращение к старым проблемам посредством их изучения новыми методами. Современная персонология фокусируется на личности как системе, включая взаимодействие между по­стоянством и многообразием, стабильностью и изменчивостью, интеграцией и конфлик­тами, и на изучении людей в различных контекстах на протяжении достаточно длительно­го времени существования паттернов, в мире их внутренних мыслей, чувств, публичного поведения (1990, с. 725-726), что приведет к более быстрому решению актуальных про­блем социальной психологии.

Глоссарий

Дискурс — любой фрагмент речи больше предложения(абзац, фрагмент тек­ста и т.п.),выражающий относительно законченную мысль. В дискурсном ана­лизе - единица анализа речевого высказывания, позволяющая определиться в его смысле и значении. В социальной психологии - целостное рассуждение для себя, предназначенное для передачи другому человеку с учетом возможности его наи­более адекватного понимания.

Метафора - выведение, расширение, перенос одной реальности дискурса или содержания на другое, более яркое, вспоминающееся. В научном познании ме­тафора выступает в виде культурной аналогии, позволяющей определиться в средствах описания исследуемых явлений, найти объяснения, вписывающиеся в логику здравого смысла и позволяющие продуктивно исследовать определенный класс явлений. Метафора - это попытка нахождения простого способа пони­мания чего-либо сложного более отчетливо и быстро посредством сравнения с его чем-либо хорошо известным и понятным.

Модернизм - основанная на европейском рационализме культурная тради­ция, ориентированная на раскрытие универсальных законов сущего и обосновы-вающая его принципиальную возможность. В науке и культуре эта традиция


Основные тенденции развития социально-психологического знания 44

проявляется в поиске универсальных стандартов и решений оптимального свойства. Прогресс научного знания рассматривается как линейный и кумуля­тивный.

Плюрализм - (от лат. pluralis -множественный) культурная традиция, ут­верждающая возможность существования множественных подходов и реше­ний как оснований для углубления в познании. Плюрализм в культуре взаимоот­ношений предполагает признание права на инакомыслие.

Постмодернизм в культуре -традиция, основывающаяся на идее о необхо­димости культурного многообразия как основания развития человечества. В отличие от модернизма с его ориентацией на универсализм и единообразие, по­стмодернизм приветствует разнообразии мнений, считая что в многопланово-

сти позиций заключается возможность углубления знания.___

Вопросы для обсуждения______________________________

1. Каково значение и роль культурно-исторических метафор в развитии научно­
го познания?

2. Какие научные метафоры использовались в социально-психологическом зна­
нии и в чем их особенности?

3. Каковы особенности развития социально-психологических представлений?

4. Каковы отличительные черты модернистского и постмодернистского подхо­
дов в психологическом познании?

5. Какие недостатки позитивистского подхода к изучению социально-психологической фено­
менологии отмечаются известными психологами и почему?

6. Какие перспективные области развития социальной психологии определяются соци­
альными психологами? Каков потенциал их продуктивности?

Для дополнительного чтения___________________________

1. Аллахвердян А.Г., Мошкова Г.Ю., Юревич А.В., Ярошевский М.Г. Психология
науки. Учебное пособие. - М.: Московский психолого-социальный институт
Флинта, 1998.

2. Первин Л., Джон О. Психология личности: Теория и исследования. - М.: Ас­
пект Пресс, 2000.

3. Социальная психология: саморефлексия маргинальности. - М., 1995.

4. Шульц Д., Шульц Л. История современной психологии. - М.; СПб: Речь, 1998.

5. Янчук В.А. Методология, теория и метод в социальной психологии и персоно-
логии: интегративно-эклектический подход. -Минск.: Бестпринт, 2000.


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 6; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ 482 | Основной источник___________________________________. 1. Хьюстон, М. Введение в социальную психологию
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.032 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты