Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Ростово(Владимиро)–Суздальская Русь




1. Географические условия формирования Северо-Восточной Руси.

2. Создание Ростово-Суздальского княжества.

3. Укрепление Ростово(Владимиро)-Суздальского княжества при Юрии Долгоруком, Андрее Боголюбском и Всеволоде-Большое Гнездо.

 

История Владимиро-Суздальской Руси издавна приковывала внимание многих исследователей. И это не удивительно. Именно здесь возникли экономический базис, политическая надстройка, культура, идеология, то есть все то, что заложило основу Московской Руси, положило начало формированию русской нации. По определению историка С. М. Соловьева, «здесь была почва новая, девственная, на которой новый порядок вещей мог приняться гораздо легче». Подобный «порядок вещей» позволил владимиро-суздальским князьям создать себе прочную опору в лице новых городов, в которых они были «неограниченными властелинами» и «полновластными» хозяевами.

Владимиро-Суздальская земля была расположена вдали от кочевых половцев и редко подвергалась их набегам. Хотя князья постоянно воевали с волжскими болгарами, мордвой и другими племенами, жизнь здесь была безопаснее, чем в других местах.

Восточные славяне быстро осваивали междуречье Волги и Оки. В эти важные в стратегическом и экономическом отношении земли вятичей хлынула в IX-X ст. волна славянского заселения из районов Новгородской, а затем Смоленской, Черниговской и других территорий Руси. Их манили плодородные пашни, леса, богатые пушным и иным зверем, реки и озера, где в изобилии водилась рыба. По Волге можно было плыть в Каспийское море, чтобы продавать в восточных странах пушнину и другие товары.

Здесь проходил сложный и долгий процесс смешения славянского населения с местным, фино-угорским населением – весью, мерей, который привел к созданию качественно нового этнического образования и прктически полному поглащению местных племен, органически вошедших в состав древнерусской народности и внесших свой вклад в материальную и духовную культуру русского северо-востока.

Ряд крупнейших политических событий эпохи раннего средневековья, связанных с этой окраинной землей, нашли свое отражение в летописных сообщениях и сообщениях арабских путешественников. Эти свидетельства существенно дополняют материалы археологических раскопок раннегородских и сельских поселений, первых городов: Ростова Великого, Белоозера, Ярославля, Суздаля, Владимира. Именно Ростово-Суздальской земле, в состав которой входила территория от Белоозера до Владимира, довелось сыграть важную роль в политической истории Руси в эпоху раннего средневековья. Именно эта земля стала центром формирования великорусской народности, становления нового образования – Московского царства.



Неудивителен и вполне понятен интерес историков к этому району и к этому периоду. Историками досоветского периода: Н. М. Карамзиным,

С. М. Соловьевым, В. О. Ключевским; советскими историками: Б. Д. Грековым, В. В. Мавродиным, Л. В. Черепниным, И. Я. Фрояновым и многими другими высказаны различные точки зрения на характер социально-экономических

и политических процессов, которые происходили в данный период на Руси, на место и роль в этих процессах Владимиро-Суздальской земли. Вместе с тем, они все единодушны в том, что Северо-Восточная Русь играла важную роль во всех этих процессах.

Начало возвышения Владимиро-Суздальской Руси приходится на время правления Владимира Мономаха и его сына Юрия. Хотя упоминания в русской летописи о древнем городе Ростове относится к 907 г. Ростов упоминается среди крупнейших центров Киевской Руси. Это означает, что в данное время он был тесно связан с Киевом и, видимо, находился от него в определенной зависимости. Историк А. Н. Сахаров считает, что в названных в летописи городах – Чернигове, Переяславле, Ростове «сидели русские князья – вассалы и данники киевского князя». Интересно, что с Ростовом ряд исследователей связывают и упоминания арабских писателей о древнерусском центре – Артании.



Согласно некоторым местным преданиям, город основан неким Россом. И вот Россов стан постепенно превратился в Ростов. В других работах говорится, что город был основан легендарным царевичем Роста или Раста. Существует и мнение, что название Ростова происходит от слова «русский». Однако еще в досоветской литературе была представлена позиция, что все эти легенды и версии не достоверны. Большинство краеведов соглашаются с версией, что в IX в. город на берегу озера Неро, или Каово, был основан человеком по имени Рост-Ростислав. Известно и то, что Ростов, привольно раскинувшийся по берегам озера, стал родиной русского огородничества.

Летописные источники сообщают о распространении здесь христианства еще в конце X в. «В лето 6499 (991 г.) иде Михаил митрополит по Русской земле и до Ростова, с четырма епископы Фотиа Патриарха, и с Добрынею…

И учаша митрополит всех… веровати в единого бога». Согласно легендам тогда же была сооружена в Ростове и первая церковь «от древес дубовых». Однако местные жители упорно сопротивлялись насаждению в городе христианства, а вместе с ним и феодальных порядков. Во время восстания 1071 года здесь был убит один из первых ростовских епископов Леонтий.



Немного позже на этой территории основывается Суздаль. Суздаль впервые упоминается в летописи под 1024 годом в связи с антифеодальным восстанием, которое подавил киевский князь Ярослав Мудрый. В это же время Ярославом Мудрым на Волге основывается и Ярославль. Согласно легенде, князь решил крестить местное население села Медвежий Угол. «Но егда входи в сие селище, людии сего испустити от клети некоего люта зверя и псов, да растешут князя и сущих с ним. Но господь сохранил Благоверного князя; сей секирою своего победи зверя…» После этого жители Медвежьего Угла полностью покорилися. «И тамо на острову, его же учреди реки Волга и Которосль и проточие водное… князь повеле народу рубити древеса и чистити место, идеже умысли и град создати… Град сей Благоверный князь Ярослав назвал во свое имя Ярославлем». Существует и другая версия, согласно которой Ярослав ехал после убийства князя Бориса осмотреть Ростовское княжество и приказал построить на берегу Волги город.

Как известно, города играли значительную роль в развитии производства, сельского хозяйства округи, общественно-политической жизни региона и государства в целом. Во многих городах формировалась и укреплялась местная знать, которая со временем начнет предъявлять свои требования к местному и великим князьям. В такие города, как Вы помните, Владимир Великий и Ярослав Мудрый в качестве соправителей­­ направляли своих сыновей.

Центром Северо-Восточной Руси считался Ростов. Здесь жили многие бояре и местный тысяцкий. Однако в начале XII ст. князь Юрий, 8-й сын Владимира Мономаха, обосновывается в Суздале. Здесь находилась его резиденция. Князь опирался на население новых, растущих городов Владимира, Переяславля, Углича и других, а также на зависимых от него мелких землевладельцев. Скорее всего, этим князь желал избежать влияния ростовских бояр.

Именно это во многом и создало условия для усиления княжеской власти. Если Приднепровье было сначала колонизировано, а уже затем здесь возникла княжеская власть, то северо-восток был колонизован по инициативе или во всяком случае под эгидой уже существующей княжеской власти. В результате князья получили здесь власть сразу, которой не знали их собратья в Киеве или Литве. На северо-востоке князьям принадлежали земли, леса, города, луга. Люди, пришедшие на эти земли, не могли претендовать на неотъемлемые экономические права.

Будучи частной собственностью, северо-восточные княжества передавались по наследству в соответствии с установившимися обычаями, т. е. делились на примерно равные доли по числу наследников мужского пола.

В каждом удельном княжестве образовалось три разряда землевладения: частные земли князя; владения светских феодалов и монастырей; черные земли, возделывавшиеся свободными крестьянами. Князь был крупнейшим землевладельцем государства, а потому львиную долю княжеских доходов составляли доходы от эксплуатации его личных земель. Частью этих доходов и земель князь мог поделиться со своими слугами, которые, как правило, служили ему верой и правдой. Именно об этом писал князю дворянин Даниил Заточник: «Лучше бы мне свою ногу видеть в лаптях в твоем доме, нежели в красных сапогах на боярском дворе; лучше бы мне в дерюге служить тебе, нежели в багрянице в боярском дворе».

При Юрии Долгоруком княжество, получившее название Ростово-Суздальское, из далекой окраины превратилось в обширное независимое княжество.

По описанию летописца, князь был высокого роста и крупного сложения, с большими глазами, длинным носом и небольшой бородой. Свое меткое прозвище он получил за то, что свои загребущие руки протягивал к далеко лежащим землям, стараясь подчинить их себе.

Уже в 1107 году князь укрепил оборонительные сооружения во многих городах, что в том же году спасло их, в том числе и Суздаль, от разгрома волжских болгар. Горожане «из града изщедши, всех избиша». Через год был построен Владимир на реке Клязьма, который имел важное стратегическое (военное и торговое) значение. Важно отметить, что в строительстве Владимира принимали участие тысячи людей. В скором времени были построены крепости: Звенигород на Москве-реке, Кидекша, Юрьев-Польский.

В 1107 году Юрий женится на дочери половецкого хана Аепы. Подобный брачный союз должен был стать прежде всего союзом политическим, направленным против Волжской Болгарии и устранявшим противоречия Киева со степью.

С именем Юрия связано строительство Москвы. Летопись под 1147 г. сообщает, что Юрий приглашает своего союзника черниговского князя Святослава: «Приди ко мне брате, на Москов», и далее, что «Обед здесь был дан силен». А уже в 1156 году «князь великий Юрий Володимиречь заложи град Москву, на устниже Неглинны, выше реки Аузы».

Юрий одним из первых князей отказался платить «суждальскую дань» Киеву. Это означало решительный поворот в вассальных отношениях, сдвигом к самостоятельности Суздальской земли, как финансовой, так и вассально-правовой.

Юрий придавал большое значение идеологическому и политическому престижу церкви. Приезд в Киев в 1156 г., где находился Юрий, из Византии митрополита Константина укрепил позиции князя на Руси и подтвердил союз с Византией.

В то же время постоянное стремление Юрия на юг в Киев не могло не вызывать неудовольствие местных “суздалбских” феодалов. Им необходим был местный правитель, который бы защищал и исполнял желания и требования местной дружины, а также лично владевший местными землями и тем самым понимавший чисто местные нужды «суждальских» землевладельцев.

Таким стал сын Юрия – Андрей, получивший прозвище Боголюбский(1157-1174).

Андрей – князь-воин, опытный полководец, авторитетный и грозный воевода, его приказам подчинялись даже «дикие половцы». Личное мужество князя было общеизвестно и признано. Князь выступал разумным политиком, трезвым и расчетливым соперником за столом переговоров. Неоднократно выступал посредником между отцом и его противниками. Все это определяло Андрея как незаурядного дипломата ХII в. Князь имел тесные связи с церковью. Он был хорошо образованным, начитанным человеком, не лишенным оригинального литературного таланта.

Андрей в летописях показан как местный патриот – «суздалец». Суздаль он рассматривал как постоянное место своего пребывания, а Киев – как временное место своей деятельности. В этой связи интересно подчеркнуть, что Андрей не всегда поддерживал и отца в его борьбе за Киев, усматривая в этом нарушение отцом договорных обязательств и существовавших традиций.

Все это привело к тому, что Андрей покидает отца – великого князя

в момент его триумфа и уходит на северо-восток, в «Суждальскую землю», отказываясь от своей доли в «Русской земле», в Киеве.

На Руси наступила эра большой политики, главным действующим лицом которой становится Андрей. Именно ему русская история обязана новой политической стратегией, новыми политическими понятиями и даже новыми методами проведения политики.

Летом 1154 года «иде Андреи от отца из Вышгорода в Суждаль без отне воле» (против воли отца) со своей свитой и домочадцами, духовником и ближней дружиной.

В обозе князь увозил икону Божьей Матери византийской работы, которая вскоре стала называться «Владимирской». Именно этой иконе суждено было стать символом Ростово-Суздальской, (с 1157 года Владимиро-Суздальской), а затем и Московской Руси. На это обратил внимание летописец: «…взя (князь) из Вышегорода икону святое Богородици, юже принесоша с Пирогощею ис Царяграда в одином корабли».

В суздальской земле Андрею прежде всего необходимо было заручиться поддержкой местных феодалов. Ведь от Юрия он получил в удел только Владимир. И князь делал все возможное, чтобы достигнуть своей цели. Прежде всего он добивается своего признания у местного духовенства. Андрей жертвует многочисленные средства местным монастырям и церквам на строительство каменных храмов в городах удела и за его пределами. Это должно было показать духовенству и местным феодалам, что он не только обладает христианскими добродетелями, но и является рачительным и внимательным хозяином, единственным из семейства Юрия, кто не только не поехал на юг, а наоборот, вернулся оттуда и стал заботиться о Суздале и суздальской земле.

Деятельность Андрея привела к положительным результатам. Когда в мае 1157 г. в Киеве умер Юрий Долгорукий «Ростовци и Суждальци, здумавши вси, пояша Андрея, сына его старейшего, и посадиша и въ Ростове на отни столе, зане же бе любимъ всеми за премногую его добродетель, юже имяще прежде к Богу и ко всемъ сущимъ подъ нимъ». Эта запись летописи дает нам основание сделать вывод, что феодалы, духовенство, мелкие служилые землевладельцы, население городов, выгнав наместников Долгорукого, которые управляли землей, единодушно признали Андрея. Андрей в этот период практически удовлетворял все сословия края. Князь показал себя опытным полководцем, умелым дипломатом и рачительным хозяином. Андрей из «сподручника» своего отца превратился в могущественного князя, владеющего примерно третью всей территории Древней Руси.

Избрание Андрея означало создание на северо-востоке самостоятельного государственного образования, очага будущего политического центра всей русской нации. По заключению историка Н. М. Карамзина Андрей, «могъ бы тогда завоевать древнюю столицу; но хотелъ единственно тишины долговременной, благоустройства въ своем наследственномъ Уделе».

При Андрее Ростово-Суздальское княжество значительно окрепло. Строительная деятельность Андрея привлекала массы ремесленников. Отсутствие межкняжеской борьбы в земле позволяло развивать хозяйство и торговлю, а успешная борьба с Волжской Болгарией и Новгородом открывала для купечества важные торговые пути.

В осуществлении своей внутренней и внешней политики Андрей опирался на свою дружину и всесильное боярство, которое он привлекал богатыми пожалованиями. Андрей по многим городам и селам рассадил своих посадников и тиунов. Они выполняли роль феодальных управляющих, приказчиков, надсмотрищиков и являлись непосредственными исполнителями княжеской воли, получая за это часть феодальной ренты.

Союзником князя выступала церковь. Андрей попытался даже во Владимире создать самостоятельную митрополию и заменить высший синклит, состоявший из греков, русскими. Это вызывалось тем, что на Руси епископы -иноземцы действовали не как члены местной феодальной корпорации, призванной служить её интересам, а как члены византийского общества, как чиновники патриарха Византии, присланные собирать дань для своего непосредственного патрона – киевского митрополита, который отправлял эту дань в Константинополь.

В начале 60-х годов XII в., в результате долгих споров, вместо епископа грека Леона, «ростовци и суждальци», не без нажима со стороны Андрея, избрали русского епископа Феодора. Своей резиденцией новый епископ избрал Суздаль, где находился величественный Успенский собор.

Одновременно в крае возрастает культ иконы Владимирской Божьей Матери. Он стал ассоциироваться с городом Владимиром, центром нового государственного объединения: «И постави ей храмъ на реце на Клязьме, две церкви каменны, и створи градъ каменъ», – записал летописец. О великолепии храма, посвященного Богородице, мы узнаем из Лаврентьевской летописи, автор которой под 1160 г. записал: «Того же лета создана бысть церкови святая Богородица в Володимири благоверным и боголюбивым князем Андреем, и украси ю дивно многоразличными иконами, и кдрагим каменьем бещисла и ссуды церковными и верх ея послати по вере же его, и по тшанию его к святои Богородице, приведе ему Бог из всех земель все мастеры и украси ю паче инех церквии». Огромные богатства переданы были церкви, которая получила от князя и большие земельные владения. Все это свидетельствовало о стремлении Андрея освободиться от политической и духовной власти Киева и превратить Ростово (Владимиро) – Суздальскую землю в самостоятельное государство.

Андрей перед византийским патриархом поставил вопрос и о создании в своей земле независимой от Киева митрополии, но получил отказ. И все же Владимирская кафедра приобрела определенную автономию. Андрей и Феодор создают новые общерусские церковные праздники. Их деятельность находит поддержку у монахов Киево-Печерского монастыря и черниговского князя Святослава Ольговича.

Однако существовали и противники. Среди них оказался блестящий оратор и полемист Кирилл Туровский, который «Федорца… от божественных писаний ересь обличи и прокля его. И Андрею Боголюбивому князю много послания написа от евангельских и пророческих указаний». В конце концов, несмотря на поддержку князя, карьера Феодора закончилась печально (он был убит в Киеве). Идея Андрея о самостоятельной митрополии в тот момент оказалась неосуществленной.

Неудача Андрея в церковных делах совпала с начавшимся кризисом его как внешней, так и внутренней политики. Неудачные походы ростово-суздальских дружин во главе с предводителем ростовского боярства Борисом Жидиславичем в 1172 г. на Волжских Болгар и в 1174 г. на Киев – яркие тому подтверждения. Причем ход сражений в одной и другой битве дает право предположить, что бояре явно предпочитали любые поражения (на поле брани либо за столом переговоров), нежели, добившись победы, способствовать укреплению власти и могущества Андрея.

Владимиро-суздальских бояр не устраивало и самовластное правление Андрея внутри княжества. Бояре готовили заговор, который и был осуществлен июньской ночью 1174 г. «Убьен же бысть (Андрей) месяца июня 29 день, на память святою апостолу Петра и Павла, в суботу на ночь». В заговоре принимало участие около 20 человек. Во главе заговора стояли родственники жены Андрея – Кучковичи.

Убийство боярами Андрея Боголюбского (по сообщению летописи)


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 11; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.018 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты