Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Древний Китай




Читайте также:
  1. Аналогии макрокосмоса и микрокосмоса в китайской натурфилософии
  2. Буддийская космология и традиционная китайская культура
  3. В государстве кангюев существовали две резиденции правителей» сообщают: китайские хроники
  4. Глава 1. Древний Египет
  5. Глава 2. Древний Египет
  6. Глава 34. Гонконг: возвращение в Китай
  7. Глава 34. Гонконг: возвращение в Китай.
  8. Глава 36. Китай - "дракон с длинным хвостом".
  9. Глава 36. Китайская Народная Республика
  10. Глава 37. Китай эпохи Дэн Сяопина

Из наиболее известных памятников политической и правовой культуры Древнего Китая самым авторитетным можно считать «Шуцзин». Как вытекает из его содержания, политико-правовое устройство Поднебесной (так назывался древний Китай в ту эпоху) сводится к следующим основным положениям:

· Правление Поднебесной должны осуществлять мудрецы, обладающие дэ(т.е. божественной благодатью, милостью); способ передачи власти из рук в руки в данном случае уже не столь важен.

· Управление Поднебесной осуществляется непосредственно по мандату Неба, а в качестве критерия «выдачи» этого мандата выступает тот самый этический детерминант дэ.

· Данный детерминант может накапливаться и иссякать на протяжении всего долгого, порой многовекового, периода правления определенной царской династии («династийный цикл»).

· Правитель должен быть справедливым и старательным, заботиться о благе подданных и быть моральным эталоном для всех; он обязан окружать себя способными помощниками и всегда выдвигать талантливых.

 

Такого рода представления нашли свое конкретное воплощение в трудах многих мыслителей и государственных деятелей Древнего Китая.

Наиболее ярким представителем древнекитайской политико-правовой мысли является, несомненно, знаменитый Конфуций (Кон Фу Цзы),живший в 551 – 479 гг. до н.э.[7] Мысли и суждения Конфуция, составившие основу такого этико-правового учения Востока, как конфуцианство, до сих пор властвуют над умами и сердцами людей не только в Китае, но и во многих других странах мира.

Основное свое внимание Конфуций сосредоточил на создании и отработке эталона высшей морали, должного поведения, на создание идеала совершенного человека. Суть же социального порядка Конфуций видел в прочности и стабильности общества, в том, чтобы все находились на своих местах и каждый знал свои права и обязанности. Благо народа – едва ли не самое важное и основное в политической доктрине Конфуция. А чтобы это благо было обеспечено, каждый должен стоять на правильном пути – дао, т.е. твердо держаться истинного принципа, быть бескомпромиссным в основном, решающем.

Конфуций прекрасно сознавал, что общество, по крайней мере то, в котором он жил, есть весьма строго упорядоченная и достаточно хорошо организованная система выработанных и признанных обществом общеобязательных (нормативных) установлений и предписаний. Последние же есть по своей сущности не что иное, как созданные людьми условности (условные нормативы поведения), но условности, без которых общество просто не в состоянии существовать. Условности эти непосредственно выражаются в стереотипах сознания и поведения людей, а также в стереотипах, формально закрепленных письменно в виде указов, распоряжений, правил и иных документов, исходящих от власти, обусловливающих социальную и административную иерархию и в целом регулирующих жизнь общества. Причем смыслообразующим, системным стержнем всей этой сложной общественной жизни выступает тот самый моральный стандарт, укреплению и возвеличиванию которого нужно отдавать все силы, что и делал сам Конфуций[8]. Возвеличение моральных устоев как в целом в жизни общества, так и в мыслях и деяниях правителей, Конфуций видел в авторитете древности, обычаев и традиций прошлого. Именно там и в них, по его разумению, и заключается тот самый прочный фундамент, на котором стоит подлинная человеческая добродетель, подлинная справедливость. Именно в традициях и обычаях древних следует искать все то, что способно сотворить совершенного, т.е. идеального в моральном отношении, человека. И это относится не только к простому человеку, но и к тем, кто управляет людьми.



Вот, например, какие качества приписывал Конфуций морально совершенному или, иначе, благородному (в конфуцианском смысле) человеку:



· Добродетель (дэ).

· Любовь к людям, т.е. гуманность, человечность (жень).

· Обладание чувством долга и справедливости (и).

· Постоянное стремление к знаниям (чжи).

· Почитание старших (сяо и ди).

· Демонстрация верности и преданности (чжун).

· Уступчивость, мягкость (жан) и уважительность (цзин).

Свои жизненные принципы и поступки благородный человек должен основывать на обязательном и четко расписанном ритуале (ли); этот ритуал нужно знать в совершенстве.

 

Именно все эти качества, образующие основы морального эталона китайца, имеют корни в прошлом Поднебесной, и именно они отличают китайцев от варваров.

Суть социального порядка, как уже говорилось, Конфуций видел в обеспечении стабильности и прочности общества. Каждый человек, вновь напомним один из главных конфунцианских принципов, должен знать в обществе свое место, знать свои права и обязанности: «Государь должен быть государем, подданный – подданным, отец – отцом, сын – сыном». Да, утверждал Конфуций, государство – это большая семья и государь есть отец этой семьи (об этом мыслитель говорит везде и всегда, но в различных интерпретациях). Однако в такой большой семье один лишь государь-отец не в состоянии справиться с управлением. Его помощниками должны быть чиновники, обладающими качествами благородного человека. Причем очень важно, что свое право управлять эти чиновники обязаны были доказывать в терминах высокой морали, т.е. обладать знаниями и иметь соответствующие способности (сегодня сказали бы – обладать высоким профессионализмом), быть мудрыми и добродетельными.



Мудрый администратор (чиновник, управляющий), по Конфуцию, должен:

· знать, что любят люди (богатство и престиж) и что они ненавидят (бедность и презрение);

· всегда стремиться к добру – и тогда люди поверят ему и пойдут за ним;

· неустанно заботиться о людях;

· постоянно и неустанно самосовершенствоваться в управленческом искусстве;

· уметь все видеть и все слышать, отбрасывать сомнительное и недостоверное, осторожно высказывать свое мнение;

· избегать рискованного и опасного, действовать с осмотрительностью.

Как можно видеть, эти советы великого Конфуция могли бы стать руководством к действию для современных чиновников, да и для всех нас вообще.

Заключая раздел о взглядах Конфуция, заметим, что Конфуций в истории политической и правовой мысли представлен скорее как теоретик, нежели практик. В реальной же жизни идеи великого мыслителя не нашли своего воплощения, хотя их авторитет остается, как мы уже знаем, высоким на протяжении многих веков.

 

Древнекитайская политическая и правовая мысль представлена не только «теоретическим» конфуцианством. Последующие поколения выдвинули такие известные имена, как Мо Цзы, Шан Ян, Шень Бу-Хай, Лао-Цзы и др., которые выступили своего рода политическими реформаторами, пытавшимися на практике реализовать мысли, идеи и рекомендации Учителя – Конфуция.

Наиболее колоритная фигура здесь – Мо-цзы. Кратко рассмотрим его взгляды.

Мо-Цзы(приблизительно 479 – 400 гг. до н.э.) – ученик одного из учеников Конфуция. Позже он создал свою собственную школу, напоминавшую скорее секту фанатиков, нежели союз единомышленников, в которой он и его соратники развивали созданное им учение моизма. Главный труд реформатора называется по его имени – «Мо-цзы».

Как и Учитель (напомним, что так звали и до сих величают Конфуция), Мо-цзы рассматривал благо народа в качестве конечной цели и важнейшего критерия мудрой администрации, что с необходимостью требует привлечения к службе способных и достойных, понимающих и реализующих общепринятые принципы. В то же время в моизме утверждались и иные постулаты, которые придали своеобразие этому учению. Они могут быть в кратком виде сведены к следующему:

1. Мо-цзы сформулировал концепцию всеобщей, равновеликой и универсальной любви всех ко всем. Суть этого постулата сводится к тому, что царящие в мире пристрастность и обособленность, противопоставление своих чужим приводят к несправедливости, господству сильных над слабыми, умных над глупыми, знатных над простыми. Поэтому все, и особенно правители, должны хорошо осознать это, тогда и будет польза для каждого и для всех, для общества и государства.

2. Радикализм Мо-цзы (радикализм как раз и проявлялся в том, что основной свой постулат он и его ученики пытались насильно воплотить в жизнь) приводил к снижению стандарта человеческих чувств и привязанностей, к отказу от эмоционального богатства индивидуальности в пользу усредненности. Другими словами, моизм проповедовал своего рода казарменное равноправие, не учитывающее индивидуальные особенности людей.

3. Возникновение государства (а Мо-цзы едва ли не первый в истории политико-правовой мысли сформулировал взгляды на происхождение государственности) моизм связывает с общественным договором, что предвосхитило значительно более поздние воззрения Жана Жака Руссо и Томаса Гоббса. В трактовке Мо-цзы государство выглядит как инструмент глобального принуждения, но принуждения во имя всеобщей справедливости и равновеликости, а не в классовом (марксистском) понимании. Идеал государства, полагает Мо-цзы, заключается в установлении жесткой административной структуры. В рамках такой структуры народ расчленен, лишен семейно-общинных связей и целиком идентифицирует себя с начальством в том смысле, что стремится всячески продемонстрировать ему (начальству) свою лояльность и не опоздать с доносом на соседей, который всячески поощряется моизмом. Здесь моисты очень близки к конфуцианцам, которые настаивают на всесильной вербальной коммуникации, спектр которой – от внимании к словам начальства до доносов. Учение Мо-цзы рассматривает высшую справедливость как результат власти имущих – власти начальства, которому всегда видно, что лучше для людей и что хуже.

Наконец, исходным началом и самым строгим судьей в государственных делах является, по Мо-цзы, великое Небо, которое всему начало и всему же конец. Небо – это абсолют, которому подвластны земные, в том числе государственные, дела. В этом смысле само Небо у Мо-цзы тоже представало властным и жестким, в нем олицетворялась унылая универсальная и в то же время безликая справедливость. Уместно заметить, что именно в моизме едва ли не впервые был выдвинут тезис о том, что мудрые и способные администраторы должны трудиться не только (и даже не столько) во имя идеалов высокой морали, как проповедовал Конфуций но и ради высокого статуса, оклада и власти. Немаловажно и то, что именно Мо-цзы впервые в политической мысли Древнего Китая выдвинул идею о роли наград и наказаний в качестве мощного рычага администрации.

 

Литература

Васильев Л.С. История Востока: В 2 т. М.,1994.

Всемирная галерея: Древний Восток. СПб.,1994.

Историки античности: В 2 т. М.,1989.

История политических и правовых учений: Древний мир / Отв. ред. В.С. Нерсесянц. М.,1983.

Шилюк Н.Ф. Древний Восток: Курс лекций: В 2 ч. Ч. 1. Свердловск, 1991.

 

 

cd

 

 


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 9; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты