Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Имеются ли какие-либо ограничения при выборе источников применимого права сторонами договора?

Читайте также:
  1. C. 4.35. 13). - Авторитетом права прямо признается, что доверенное лицо отвечает за dolus и за всякую culpa, но не за casus, которого нельзя было предусмотреть.
  2. I.2.1) Понятие права.
  3. I.2.3) Система римского права.
  4. I.3.1) Развитие римского права в эпоху Древнего Рима.
  5. I.3.2) Историческое восприятие римского права.
  6. II. Обязанности и права призывников
  7. II. По правовому основанию различались иски цивильного права и иски преторские.
  8. II. Стоимость основных источников финансирования.
  9. II. Сущность и классификация источников и методов финансирования.
  10. II.2.3) Утрата и ограничения прав гражданства.

Известно, что, во-первых, такие ограничения могут состоять в требовании существования тесной связи договора с правом данного государства, которое предусмотрено в МЧП ряда стран (Польша, США). Однако никаких ограничений, требующих наличия тесной связи договора с выбранным правом, не устанавливалось МЧП в советский период и не предусмотрено в настоящее время в ст. 1210 ГК РФ.

Этот вопрос имеет и иной аспект. Он связан с тем, что следует понимать в данном случае под выбором права, поскольку известно, что в настоящее время международные контракты регулируются не только национальным правом государств и действующими международными конвенциями, но и современным lex mercatoria - транснациональным правом, которое приобретает все большее значение в международном коммерческом обороте <1>.

--------------------------------

 

КонсультантПлюс: примечание.

Монография Н.Г. Вилковой "Договорное право в международном обороте" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2004.

 

<1> См.: Комаров А.С. Правовое регулирование внешнеэкономических операций и унификация права международной торговли: внешняя торговля на рубеже веков. М., 2001. С. 381 - 400; Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. С. 205 - 273; Бахин С.В. Субправо. С. 16 - 125.

 

Статья 1210 ГК РФ не содержит прямого ответа на вопрос о том, что следует понимать под выбором права и имеются ли какие-либо ограничения для сторон в выборе права в современных условиях, когда динамично развивается негосударственное регулирование отношений из международных коммерческих контрактов.

Как отмечает А.С. Комаров, в ст. 1210 ГК РФ не указано прямо, что стороны должны выбрать право определенного государства в качестве подлежащего применению права. В последние десятилетия в международных коммерческих договорах стали появляться ссылки на правовые системы, имеющие наднациональный характер, например право ЕС. В связи с этим А.С. Комаров высказывает мнение, что ссылка в соглашении о применимом праве на такие нормы или иные положения, источником которых являются межгосударственные документы, устанавливающие материально-правовое регулирование гражданско-правовых отношений, должна удовлетворять требованиям диспозиции ст. 1210 ГК РФ <1>.



--------------------------------

 

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2010 (3-е издание, исправленное и дополненное).

 

<1> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Отв. ред. Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. 2-е изд. С. 479 - 480.

 

При толковании ст. 1210 ГК РФ И.С. Зыкин, отмечая, что выбор сторон должен укладываться в категорию "право", поясняет, что в эту категорию прежде всего попадает право той или иной страны, как России, так и иностранных государств. В эту категорию попадают международные конвенции, включая и те, в которых Россия не участвует <1>. Комментируя ст. 1210, автор отмечает, что к категории права не могут быть отнесены не вступившие в силу международные конвенции, их проекты, типовые законы, поскольку согласие сторон на применение общих принципов права и справедливости не является достаточным для признания выбора права состоявшимся. Поясняя предложенное толкование, И.С. Зыкин пишет, что ссылка сторон на акт (документ), не укладывающийся в категорию "право", может придать ему характер положений контракта, но такой акт или документ не может противоречить императивным нормам применимого права. В данной ситуации речь может идти не о соглашении о выборе права, а о способе согласования между сторонами контрактных условий <2>.



--------------------------------

<1> См.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. С. 426.

<2> См.: Зыкин И.С. Внешнеторговые операции: право и политика. С. 427.

 

Нельзя не согласиться с тем, что в соответствии со ст. 1210 ГК РФ стороны могут в качестве применимого права выбрать только источники, "укладывающиеся в категорию права". Однако известно, что в настоящее время имеется много источников регулирования международных контрактов, которые не укладываются в традиционную, классическую категорию "право", но активно применяются в международном торговом обороте. Ограничивает ли российское законодательство обращение к этим источникам негосударственного регулирования или все же российские участники международного рынка могут предусматривать эти источники при определении применимого права?

Чтобы найти ответ на этот вопрос, необходимо выйти за пределы ст. 1210 ГК РФ и обратиться к общим положениям раздела "Международное частное право" ГК РФ, а именно к абз. 2 п. 1 ст. 1186, с которой данный раздел начинается. Указанное положение предусматривает, что особенности определения права, подлежащего применению международным коммерческим арбитражем, устанавливаются Законом о международном коммерческом арбитраже. Из этого следует, что наряду с нормой ст. 1210 "Выбор права сторонами договора" ГК РФ, являющейся нормой общего характера, предпосланной всем правоприменяющим органам, существует порядок определения применимого права, установленный законодательством о международном коммерческом арбитраже. Таким образом, в ГК РФ закреплен дифференцированный подход к решению вопроса о том, как определяется применимое право государственными судами и международным коммерческим арбитражем.

Для рассмотрения особенностей определения применимого права международным коммерческим арбитражем необходимо обратиться к ст. 28 Закона о международном коммерческом арбитраже, в п. 1 которой содержится положение об автономии воли, являющееся специальной нормой по отношению к ст. 1210 ГК РФ. Согласно п. 1 ст. 28 третейский суд (арбитраж) разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. Аналогичное положение воспроизведено в ст. 26 Регламента МКАС 2006 г. <1>. Между формулировками п. 1 ст. 1210 ГК РФ и п. 1 ст. 28 Закона о международном коммерческом арбитраже имеется существенное различие. При том что п. 1 ст. 1210 ГК РФ говорит о выборе права сторонами, в п. 1 ст. 28 Закона говорится о выборе сторонами норм права. Эта формулировка повторяет текст п. 1 ст. 28 Типового закона ЮНСИТРАЛ 1985 г., на основе которого, как это прямо указано в преамбуле, был разработан российский Закон о международном коммерческом арбитраже. Именно к материалам разработки Типового закона ЮНСИТРАЛ обращаются российские и зарубежные юристы для толкования положений национальных законов, основанных на Типовом законе. Как следует из комментария А.С. Комарова, сделанного со ссылкой на рабочие материалы Типового закона, смысл и цель использования в тексте Типового закона термина "нормы права" состоит в том, чтобы тем самым дать возможность сторонам предусматривать в качестве lex contractus не только право в собственном смысле слова, т.е. нормы, составляющие часть какой-то определенной национальной правовой системы, но также и нормы права, разработанные на международном уровне, содержащиеся как в конвенциях, так и в аналогичных юридических текстах, которые еще не приобрели обязательной силы <2>.

--------------------------------

<1> Об этом см.: Бардина М.П. О применении процессуального и материального права в Регламенте МКАС при ТПП РФ 2006 г. // ЖМЧП. 2008. N 4(62). С. 10 - 11.

<2> См.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. С. 315 - 316; Komarov A.S. The UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts: a Russian View. P. 252 - 253.

 

Х.М. Хольцман для иллюстрации той свободы, которая предоставляется при выборе "норм права" согласно ст. 28 Типового закона ЮНСИТРАЛ, приводит примеры выбора не только международных конвенций или единообразных законов, которые еще не вступили в силу, но и выбора права различных государств для регулирования различных аспектов договорных отношений, считает, что из законотворческой истории ст. 28 Типового закона следует, что спор может быть также подчинен национальному праву за исключением регулирования отдельных вопросов, а также применимому праву, сформулированному на определенную дату за исключением более поздних изменений и дополнений <1>.

--------------------------------

<1> См.: Holtzmann H.M. Application of the UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts Governed by the UNCITRAL Modal Law on International Commercial Arbitration // The UNIDROIT Principles: a Common Law of Contracts for the America? 1998. P. 163 - 164.

 

Следует отметить, что столь же широкое толкование выражение "нормы права" получило и в регламентах арбитражных судов, что подтверждает распространение именно такого понимания выражения "нормы права" в правовом регулировании международного коммерческого арбитража. Так, по мнению У. Франке, положение ст. 24(1) Регламента Арбитражного института Стокгольмской торговой палаты 1998 г., предусматривающее, что арбитражный суд решает спор по существу на основе права или норм права, предоставляет сторонам наибольшую свободу в выборе права к соглашению, делает явным, что стороны могут согласовать не только право, но также и любые принципы права <1>. Это положение сохранено и в Регламенте Арбитражного института 2010 г.

--------------------------------

<1> См.: Franke U.A. A New Arbitration Regime in Sweden. Stockholm Arbitration Report. 1999. N 1. P. 19.

 

Таким образом, право выбора, согласно Закону о международном коммерческом арбитраже, предоставляет сторонам значительно большую свободу, поскольку "нормы права" могут включать не только нормы права конкретного государства, но и нормы, которые не являются частью национального права, а относятся к вненациональному (транснациональному) праву или к современному lex mercatoria.

В последние годы в международной практике (пользуясь предоставленной законами о международном коммерческом арбитраже, основанными на Типовом законе ЮНСИТРАЛ и регламентами судов свободой выбора) стороны предусматривали применение к договору Принципов УНИДРУА, которые известны в настоящее время в дополненном варианте в редакции 2010 г. В июле 2007 г. Принципы УНИДРУА были одобрены ЮНСИТРАЛ.

В комментарии, сопровождающем Принципы, отмечается все возрастающая тенденция разрешать сторонам согласовывать "правовые нормы", которые не являются нормами какого-либо национального права, на котором арбитры должны основывать свое решение. При этом делается ссылка на п. 1 ст. 28 Типового закона ЮНСИТРАЛ, а также на ст. 42(1) Вашингтонской конвенции 1965 г.

Широкие возможности сторон определять источник, применимый к договорным правам и обязанностями, признаются в практике МКАС при ТПП РФ.

Например, в решении по делу от 20 января 1997 г. N 116/1996 по спору между российской и гонконгской фирмами в ходе арбитражного разбирательства было достигнуто соглашение о применении к отношениям сторон договора Принципов УНИДРУА. Арбитры сочли, что в соответствии со ст. 1.4 этих Принципов они подлежат применению как право, регулирующее договор <1>.

--------------------------------

<1> См.: Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации: арбитражная практика за 1996 - 1997 годы. С. 151 - 152.

 

В последние годы в практике МКАС были и иные примеры рассмотрения дел, в которых суд применял к существу спора не право конкретного государства, а Принципы УНИДРУА, когда стороны ссылались в контрактах на общие принципы права, на lex mercatoria <1>. Такой же подход можно найти и в практике других международных коммерческих арбитражей <2>.

--------------------------------

<1> См.: Бардина М.П. Определение применимого права в решениях МКАС при ТПП РФ // Третейский суд. 2005. N 4. С. 99 - 102.

 

КонсультантПлюс: примечание.

Монография Н.Г. Вилковой "Договорное право в международном обороте" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2004.

 

<2> Подробнее об этом см.: Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. С. 212 - 214.

 

Как отмечает А.С. Комаров во вступительной статье к Принципам УНИДРУА 2004 г., в настоящее время правомочия сторон договариваться о применимом праве, которое включает в себя не относящиеся к какому-либо определенному национальному правопорядку принципы и нормы, признается, только если спор рассматривается в порядке международного коммерческого арбитража <1>.

--------------------------------

<1> См.: Комаров А.С. Прогрессивное развитие унификации правовых норм о международных коммерческих сделках. С. VIII.

 

Изложенное дает основание прийти к выводу о том, что в российском законодательстве наряду с общим регулированием в ГК РФ вопроса о том, какие источники могут выбрать стороны при определении применимого права, существует также и специальное регулирование этого вопроса, содержащееся в п. 1 ст. 28 Закона о международном коммерческом арбитраже, имеющее в этой области преимущественную силу. Этот двойной режим регулирования, созданный с введением в действие Закона о международном коммерческом арбитраже, и нашел отражение в п. 1 ст. 1186 ГК РФ, имеющем значение констатации на законодательном уровне уже сложившегося режима.

Следовательно, если согласно ст. 1210 ГК РФ стороны могут быть свободны в выборе в качестве применимого права только источников регулирования, традиционно относящихся к праву, то при выборе применимых "норм права" стороны контракта, подчинившие спор международному коммерческому арбитражу, имеют значительно больше свободы в выборе источников исходя из специального (широкого) понимания, которое выражение "нормы права" получило в правовом режиме международного коммерческого арбитража.


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 6; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Установлены ли какие-либо императивные требования в ГК РФ к форме соглашения о применимом праве? | Имеются ли ограничения в выборе применимого права в п. 5 ст. 1210 ГК РФ?
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.041 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты