Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Общественная производительность труда (ОПТ), как главный показатель деятельности экономики




Читайте также:
  1. I. ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ РАБОТНИКОВ ФИЗИЧЕСКОГО ТРУДА
  2. II. Мероприятия по оздоровлению условий труда
  3. II. Чрезвычайные ситуации на химически опасных объектах экономики и при использовании химического оружия
  4. II. ЧТО НАМ ИЗВЕСТНО О ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ РАБОТНИКОВ УМСТВЕННОГО ТРУДА
  5. L – затраты труда.
  6. PR и смежные сферы деятельности
  7. V. Ориентированная основа деятельности (ООД).
  8. V. Ориентированная основа деятельности (ООД).
  9. V. Ориентированная основа деятельности (ООД).
  10. V. Ориентированная основа деятельности (ООД).

Чувствительные люди, рыдающие над ужасами революции, уроните несколько слезинок и над ужасами, её породившими.

Жюль Мишле, французский историк и мыслитель начала ХIX века

В приведённой трактовке экономики как науки остаётся открытым вопрос, почему за параметр оптимизации принят именно общественный труд, а не время исполнения работ, т.е. сроки, план, как было принято при социализме, или минимизация денежных расходов и максимизация доходов всякой хозяйственной операции, как при капитализме?

Ответ на него очевиден. Успехи плановой экономики нередко достигались слишком дорогой ценой, а экономия денег при капитализме зачастую оборачивается расточительством человеческого труда, здоровья людей, их интеллекта, природных богатств. Прибыль способствует корыстным устремлениям бизнесменов, но не целям всего общества. В гармоничной экономике именно человек ставится во главу угла, его долгосрочному благополучию и должна содействовать всякая деятельность.

Вместе с тем для разработки мероприятий, повышающих эффективность общечеловеческого труда, в первую очередь требуется установить единый показатель работы всей народнохозяйственной системы. Без такого критерия любая деятельность оказывается подчинённой ограниченным, конъюнктурным целям, лишается глобальной направленности. Люди нередко мешают друг другу, а не способствуют согласованным действиям, всеобщему процветанию. Радеющие каждый о себе Лебедь, Рак и Щука, как свидетельствует классик, не способны переместить телегу.

Причём, этот показатель должен быть именно одним, поскольку в противном случае потребуется соразмерять разные показатели, т.е. всё равно каким-то образом приводить их к единому критерию. Он призван быть простым и универсальным, охватывать все структуры, показанные на схеме Рис. 2.1, а не только некоторые из них. И в каждой служить как критерием, стимулом, так и руководством к действию. Указанный показатель обязан быть однозначным, наглядным, понятным каждому, не должен допускать противоречащих друг другу толкований. Он призван служить компасом, указующим правильное направление развития экономики, с которым можно будет сравнивать результаты любых действий. Только тогда появится ясность, что в экономике хорошо и что плохо, в чём заключается прогресс и в чём – регресс, что нужно делать, а чего следует избегать.



Очевидно, что таковым не может служить какой-то индивидуальный или промежуточный результат (прибыль, индивидуальная производительность, выработка электроэнергии, производство угля, стали и др.). В самом деле, как уже отмечалось, прибыль обладает ограниченным полем действенности. Она не способна служить показателем эффективности ни частника, ни государства в целом. Вся «прибыль» в этих хозяйственных субъектах расходуется, и иное невозможно. Не могут ни семья, ни государство не использовать на потребление или на другое дело всего получаемого ими дохода.

С другой стороны, критерием эффективности не может быть и прибыль, получаемая всеми предпринимателями вместе или каждым из них в отдельности, поскольку она не всегда сопровождается реальным увеличением эффективности общественного производства. Как пример, прибыльность (т.е. доход от собственности) в совремённой России – одна из самых высоких в мире (до 45% от ВВП), а экономика загибается и население погибает от нищеты. Такими качествами не обладают в полной мере и применяемые ныне интегральные показатели экономики государств: ВВП, ВНП, национальный доход и др.



Вместе с тем единственным объективным показателем эффективности работы всей экономической организации как целого, отделённым от вспомогательных мероприятий, является достигаемый ею конечный результат, т.е. объём изготавливаемых предметов потребления. Именно он характеризует коэффициент полезного действия общественного труда, служит конечным результатом, ради которого этот труд применяется. При этом все иные продукты труда оказываются промежуточными и нужны лишь в той мере, в которой они способствуют увеличению числа и качества предметов потребления. Другие показатели могут отображать этот главный лишь в той мере, в которой они ему соответствуют. И это очевидно, «… вопросы накопления, вопросы добычи, вопросы усиления производительности народного труда должны стоять впереди вопросов распределения народного богатства» (В.В. Жуковский).

Поэтому в качестве мерила, определяющего реальную результативность общечеловеческого труда, здесь предлагается применять Общественную производительность труда (ОПТ), которая характеризуется количеством предметов потребления(вне зависимости от материальной или нематериальной их формы), которые производятся в государстве одним средним работником за единицу времени.

Этот показатель является интегральным и напрямую завязан на главную цель человеческой деятельности – удовлетворение потребностей. В нём не фигурируют промежуточные результаты, её маскирующие. Он непосредственно вытекает из сформулированного выше определения экономики как науки, зависит не только от производства, но и от распределения, от меры эксплуатации наёмного труда, от реализуемой в стране экономической и политической программы, от глубины и качества осуществляемых в ней разделения и кооперации общественного труда. ОПТ характеризуется не только развитием науки и техники, образования и культуры, медицины и спорта, но и реализуемой в обществе социальной и национальной доктрины, её нравственности и гуманности, экологии и демографии. Определяется отношением в стране к собственности и к национальной культуре, к обороне и дипломатии, к хозяйственным связям и используемым деньгам.



Раскроем некоторые особенности этого показателя. Понятно, что непосредственное измерение ОПТ невозможно, поскольку нельзя оценить в каких-то конкретных единицах все человеческие потребности и предметы, их удовлетворяющие. Но, с другой стороны, действительный интерес представляет не сама данная величина, а лишь её динамика, зависимость изменения ОПТ от различных обстоятельств. Так же, как в физике абсолютную величину энергии установить невозможно, и только её изменение, т.е. работа, имеет практический смысл.

В самом деле, кинетическая энергия оценивается формулой , где – масса тела, а – скорость его перемещения. Однако величина скорости зависит от системы отчёта. Так, относительно движущегося вагона человек перемещается с одной скоростью, а относительно земли – совсем с другой. Аналогично потенциальная энергия , определяемая гравитацией, устанавливается формулой , в которой – ускорение свободного падения, а – высота. В таком случае оказывается, что если её отсчёт осуществляется относительно пола – тогда оказывается одна величина потенциальной энергии, а если от потолка – совсем другая. И точно так же со всеми другими видами энергии. Тем не менее, понятие «энергия» широко применяется и в теории, и в практике современной науки и производства.

Тем не менее, в дальнейшем будет описана методика вычисления общественной трудоёмкости изделий (ОТИ), которая может применяться на каждом предприятии в отдельности и напрямую завязана на ОПТ (всякое понижение ОТИ автоматически увеличивает ОПТ, и наоборот).

Вместе с тем о величине ОПТ с некоторой достоверностью судить можно. Для этого обратим внимание, что ОПТ и жизненный уровень населения зеркально отображают друг друга, одно из них неизменно сопутствует другому. Чем больше ОПТ, тем выше жизненный уровень населения страны, и наоборот. А поэтому наиболее простым и достаточно близким к ОПТ аналогом, который можно определять непосредственно и динамика которого легко оценивается, является средний доход на одного работающего в государстве, измеряемый в фиксированных ценах. С другой стороны, для этой цели можно использовать величины национального дохода, ВВП или ВНП в неизменных ценах, приходящихся на одного работающего, но эти показатели в современной их трактовке искомый критерий отображают со значительной погрешностью.

В самом деле, в состав ВВП включаются не только реальные продукты и услуги, производимые экономикой страны или оказываемые их производителями, но и цены продаваемых акций, затраты на «производство» которых несоизмеримы с затратами на другие продукты. Поэтому, в частности, известный экономист Л. Ларуш решительно возражает против принимаемых ныне общественных показателей и требует перехода к «твёрдотоварным» измерителям.

Рис. 2.2. Динамика изменения среднего уровня зарплат и безработицы в зависимости от изменения национального дохода

На выше приведённых рисунках представлены динамические характеристики изменения средних зарплат и уровней безработицы по сравнению с таковыми у национального дохода, приходящегося на одного работающего. В них данные о национальных доходах стран брались из справочников «Statistical year book». Все остальные показатели были получены из сборников «Year book of labour statistics», Geneva. Кроме того, данные по США уточнялись с помощью справочников «Statistical abstract of the United States». Величина национального дохода Польши была взята из «Naty Rocvznik statyczny», а для ЧССР – из книги «Statistica Rocenka CSSR». Сведения по СССР брались из справочников ЦСУ «Народное хозяйство СССР». Всё это позволило уточнить и существенно повысить надёжность получаемых выводов, не лишая их универсальности.

Действительный масштаб изменения безработицы, показанный на рисунках, здесь следует помножить на 10. Из графиков легко видеть, что, как тенденция, изменения национального дохода и средних зарплат соответствуют друг другу, а динамика безработицы обратна изменению национального дохода. То есть чем быстрее увеличивался в каком-то году национальный доход на одного работающего, тем в большей мере снижался уровень безработицы и росла средняя зарплата, и наоборот.

Более того, анализ полученных закономерностей для различных стран мира показал, что если соответствие динамики национального дохода и зарплаты в каком-то году существенно нарушалось, это вело к сокращению в последующем году как национального дохода, так и среднего уровня зарплаты (см., например, Францию в 1960 году). То же наблюдалось и в других странах, графики которых здесь не представлены. В частности, такое происходило в Польше 1959 г., в Японии и Португалии 1960 г., в Норвегии 1963 г., в Индии 1959 и 1962 г.г. и др. Кроме того, в эти же годы обычно наблюдался и более интенсивный рост безработицы. Случайно ли это и не служит ли отображением определённого закона экономики?

Таблица 4

Страны США Япония ЧССР Швеция СССР Англия Норвегия Финляндия Дания
КДЗ 0.953 0.922 0.84 0.834 0.826 0.787 0.754 0.745 0.713
КДБ 0.827 0.811 - 0.460 - 0.508 0.870 0.764 0.907
КЗБ 0.851 0.711 - 0.325 - 0.964 0.807 0.254 0.518

 

ФРГ Канада Польша Израиль Бельгия Франция Португалия Гана Индия
0.676 0.651 0.618 0.613 0.588 0.557 0.117 0.06 0.022
0.152 0.711 0.696 0.351 0.068
0.299 0.574 0.378 0.387

Кроме графического выполнялся также статистический анализ. А именно, вычислялись коэффициенты взаимной корреляции, устанавливающие степень зависимости динамики средней зарплаты от изменения национального дохода на одного работника (КДЗ) в различных странах. Одновременно рассчитывались коэффициенты корреляции между изменением национального дохода и динамикой уровня безработицы (КДБ), а также между зарплатой и безработицей (КЗБ) в период между 1956 и 1965 годами. Результаты расчётов помещены в Таблице 4. Напомним, что чем большей оказывается величина коэффициента корреляции, тем сильнее связь исследуемых параметров. А если коэффициент корреляции равен единице, значит их зависимость друг от друга функциональна.

Из таблицы следует, что чем выше уровень организации государства, тем большими оказывались у него указанные коэффициенты корреляции. Эти результаты опровергают утверждение некоторых современных экономистов, будто чем больше зарплата, тем выше уровень безработицы, и наоборот. В действительности эти факторы в нормально организованной экономике не противодействуют, а содействуют друг другу. То есть чем лучше работает экономика, тем большим оказываются заработки работающих и ниже уровень безработицы. Чем выше средняя зарплата (до разумного уровня), тем ниже уровень безработицы и лучшие условия создаются для развития экономики. И таково же воздействие безработицы на зарплаты и производство. Поэтому каждый из указанных факторов является и причиной, и следствием эффективности экономики. Это служит дополнительным подтверждением не только возможности, но и необходимости гармонизации производственных отношений.

В этой связи показатель ОПТ как феномен исследуем более подробно.

Единицей времени, за которую он оценивается, может быть час, день, месяц, год или средняя продолжительность человеческой жизни. Отсюда можно применять часовую, дневную, месячную, годовую или вековую ОПТ. И каждая из них обладает своими особенностями. Так, вековая ОПТ позволяет судить о воздействии на суммарную стоимость, создаваемую человеком за весь период его жизни, таких факторов, как средняя её продолжительность, особенности питания, распорядка дня, соотношения между трудом и отдыхом, оптимальной длительностью отпусков, работы спортивных, оздоровительных, медицинских служб, экологической обстановки и т.д. Очевидно, что с помощью применяемых ныне ограниченных показателей оценить воздействие этих факторов на человека и производство невозможно.

Годовая ОПТ может использоваться для изучения влияния макропараметров экономики, эффективности общественного разделения труда и его кооперации, реформ и реорганизаций. Действительно, данный показатель служит критерием совместной работы всех факторов производства, реализуемой в стране ценовой, таможенной, образовательной и др. стратегий. Он определяется не только длительностью изготовления самого товара, но также временем перемещения задействованных в нём полуфабрикатов и денег от одних контрагентов к другим, сроком хранения их в складских помещениях и проч. Очевидно, что чем все эти задержки оказываются меньшими, тем выше интенсивность производства, быстрее перемещаются в нём товарно-денежные потоки. А значит результативнее используются ресурсы, т.е. овеществлённый и неовеществлённый человеческий труд, эффективнее работает вся экономика.

Часовая ОПТ наиболее чувствительна, динамична. Она предоставляет информацию о влиянии на продуктивность труда различного рода крупных и мелких организационных мероприятий, психологических факторов, технической вооруженности и ещё многого другого.

Таким образом, применение различных формулировок ОПТ позволяет оценивать эффективность и стимулировать самые различные факторы экономики. Причём, они не противостоят друг другу, а формируют единую информационную базу для оптимизации общественного производства как целого и всех его структур в отдельности. Учитывают воздействие не только экономических, но и всех других обстоятельств.

В действительности существующие сейчас частные критерии производительности труда не способны служить не только количественными, но даже качественными показателями эффективности общественного производства. Для доказательства этого утверждения рассмотрим простейший пример. Пусть имеется общество, состоящее из 1000 человек, потребности которых удовлетворяются исключительно хлебом. Естественно предположить поэтому, что все работающие в этом обществе трудятся в сельском хозяйстве, выращивая, допустим, 1000 т зерна в год. ОПТ в нём, таким образом, составляет 1 т/чел. в год (1000 т/1000 чел).

Прослышав о техническом прогрессе и желая воспользоваться открываемыми им возможностями, общество решило выделить из своего состава 500 человек, чтобы они работали в промышленности. То есть добывали руду, уголь, плавили металл, делали станки, выпускали нужные сельскому хозяйству машины. Эти продукты труда, разумеется, не удовлетворяют потребностей людей и не могут, как таковые, служить целью производства.

Допустим, что оставшиеся в сельском хозяйстве 500 человек с помощью полученной техники стали выращивать уже 1200 т зерна в год. То есть в результате проведённой реорганизации ОПТ в государстве повысилась на 20% (1200 т/1000 чел = 1.2 т/чел). Но зерно выращивается только в сельском хозяйстве, а поэтому производительность труда в нём увеличилась на существенно большую величину, т.е. на 140% (1200 т/ 500 чел = 2.4 т/чел). Плюс ещё на какой-то процент за это время повысилась производительность труда в промышленности.

Так и рассчитывали динамику производительности труда в социалистической экономике. Результатом этого и служили данные статистики о том, что её величина за какой-то промежуток времени возрастала в десятки раз. Динамика уровня жизни людей, однако, при этом оказывалась значительно более скромной. А поэтому кроме пропагандистского эффекта такие показатели не давали ничего существенного.

Рассмотрим другой пример, когда после реорганизации в том же обществе уже стали выращивать только 800 т зерна в год. При этом ОПТ упала на 20% (800 т/1000 чел = 0.8 т/чел). Промышленность, таким образом, потребила больше труда, чем сэкономила в результате своей деятельности. Производительность труда в сельском хозяйстве, однако, и в этом случае стала выше на 60% (800 т/500 чел = 1.6 т/чел). Реорганизация, таким образом, нанесла ущерб, но частные критерии производительности экономики полны оптимизма.

Возможно, что если бы в промышленность перешло не 500, а 300 человек, эффект был бы обратным. Но как с помощью существовавших критериев это можно установить?

Если подобное возможно в описанном простом гипотетическом обществе, есть ли гарантия, что то же самое не происходит всюду, где всё значительно сложнее, количество предметов потребления и различных отраслей, видов предприятий практически беспредельно? Не имея общественного критерия, как в принципе можно разумно управлять государством, производством, исследовать взаимозависимость их структур, оптимизировать соотношения между ними, совмещать индивидуальные, коллективные и общественные интересы?

Отметим, что ОПТ является не только экономическим, но, в определённой степени, философским, мировоззренческим показателем. Действительно, из него следует, что если какой-то вид деятельности не способствует росту ОПТ, его следует уменьшать или ликвидировать вовсе. Всякого рода технические и организационные новшества, переделы собственности и новые государственные институты лишь тогда продуктивны, когда они способствуют повышению ОПТ. И всякой политике, борьбе кланов и проч. здесь нет места. Если увеличение производства средств производства не ведёт к росту ОПТ, его темпы следует сокращать (напоминаем, что в СССР производство товаров группы А росло существенно быстрее, чем группы Б, и это обстоятельство привело к тому, что производство начало в большей мере обслуживать само себя, чем общество). Если проводимые реорганизации, мероприятия или реформы ведут к понижению ОПТ, они являются безусловно регрессивными.

То есть в действительности все непопулярные меры непродуктивны. «Известно, что общественное движение, высшие общественные формы являлись тогда, когда народ начинал богатеть» (С.М. Соловьёв). Поэтому популизм, столь неодобряемый нынешней элитой страны, в действительности более производителен, чем обожаемые ею антинародные методы достижения сомнительных целей. И это неудивительно, поскольку высшие формы организации присущи лишь обществу, достигшему соответствующего уровня развития, общественная производительность труда в котором позволяет этим формам существовать, которое уже выходит из убогих форм прозябания.

Для демонстрации этого явления рассмотрим динамику ОПТ России в 20-м столетии. Средний царский рабочий в 1913 году зарабатывал в месяц 27.5 рубля (средний москвич – 30 рублей), что соответствовало 55 тогдашним американским долларам. Принимая во внимание инфляцию доллара с того времени, покупательная способность заработка рабочего в СССР начала 80-х годов тогда составляла примерно 560 долларов США. Заметим, что зарплата среднего советского работника в эти годы равнялась примерно $200. Таким образом, революция 17-го года в действительности оказалась регрессивной, несмотря на все положительные достижения советской эпохи.

После «революции» начала 90-х годов эффективность экономики ещё более понизилась. Так, сейчас средняя зарплата в стране даже без учёта налогов составляет чуть больше $100. А если оценить её в ценах 1983 года, то она за это время уменьшилась со 182 до 90 рублей. Это и есть истинный итог «прогрессивности» преобразований, осуществлённых у нас большевиками и современными необольшевиками.

Данный результат подтверждается конкретной статистикой. Так, выработка электроэнергии на одного работающего в отрасли за последние 12 лет уменьшилась в 2.1, угля – в 4.1, нефти – примерно в 4 раза. К 2000 году энергоёмкость единицы промышленной продукции оказалась на 26,7% выше, чем в 1990. За это время производственные мощности страны сократились на треть, а степень физического износа оборудования достигла 75%. При этом обновление его не превышает 1%. И так далее.

За время реформы существенно увеличилась не только численность криминалитета, но и органов, призванных обеспечивать защиту от него. Возникли новые, частные охранные структуры, и все они формируются отнюдь не из самых слабых членов общества. Таким образом, множество людей занято воровством, а другие – охраной, и все при деле. Поэтому реформа вызвала резкое падение самого важного показателя общественного производства – интегральной результативности человеческого труда. О какой её прогрессивности в этих условиях может идти речь?

На следующем рисунке приведены динамики изменения показателей производства различных отраслей хозяйства, взятые из монографии С.Ю. Глазьева, С.Г. Кара-Мурзы и С.А. Батчикова «Белая книга. Экономические реформы в России 1991–2001 гг.», 2003 г. Данные нормированы относительно максимальных. Причём, здесь во внимание принимаются не финансовые, а натуральные показатели.

Рис. 2.3. Динамика изменения производства в некоторых отраслях России

Заметим, что приведённая динамика является типовой для всех без исключения отраслей хозяйства. До начала реформы наблюдался устойчивый рост большинства их показателей, а затем с 1991 года наступило резкое падение, сменившееся к 1998 году некоторым оживлением. То есть здесь налицо не локальный, а системный кризис, при котором сформировалась такая система экономического хозяйствования, при которой ОПТ оказывалась заведомо ниже, чем была она до реформы. Если бы было иначе, тогда и спад был бы меньшим, и выход из него более крутым. «Я думаю, что основная угроза для нас – это слабый экономический рост, отсутствие серьёзных структурных реформ. Если мы сравним динамику роста (9% ВВП в 2000 году и около 4% в 2002-м), то тенденция очевидна» (Экс-министр финансов, зам. председателя комитета по бюджету и налогам Госдумы М. Задорнов).

Это очевидно, поскольку когда в результате каких-либо действий, кардинального изменения производственных и общественных отношений, переделов собственности и проч. производительность падает в разы, а затем увеличивается на проценты, вернуться к прежнему положению в своём новом качестве система уже не способна. То есть экономика вводится в генетическое состояние более низкой продуктивности, а это уже фатально. Формируется такая экономическая организация, которая по природе своей не способна к значительно большей эффективности, чем демонстрирует она в начальном своём состоянии. Да, позитивная эволюция может иметь место, но качественный скачёк возможен только при революции, при кардинальной замене чего-то существенного. Именно такое происходило в стране после революций 1917 и 1991 года, бескомпромиссных и бесчеловечных.

И это заставляет относиться с большой осторожностью ко всяким экономическим или политическим глобальным инновациям. Если система экономических отношений является более эффективной, она демонстрирует это с самого начала. А если и после 15 лет реформы её всё ещё лихорадит, значит болезнь приобрела хроническую форму.

Обратим внимание, что понижение ОПТ по мере «прогресса» человечества затронуло не только Россию, но и большую часть других стран мира. Так, даже в США, наиболее динамичном государстве современного мира, «…активно обсуждается вопрос о том, почему средний уровень реальной заработной платы в стране (очищенный от инфляции) практически не изменился с 1983 года…» (В. Супян). Более того, по данным академика С.Г. Струмилина, тысячу лет назад наёмный работник зарабатывал в день овцу, через пятьсот лет – только половину овцы, а сейчас не везде и ногу от неё зарабатывает. И так по большинству других сопоставимых предметов потребления.

В прежние времена здоровый, крепкий мужчина уверенно кормил жену, нескольких детей и престарелых родителей, а в наше время не везде и себя способен содержать. Нетрудно представить, что было бы с человечеством, если бы так было всегда. И это несмотря на безусловный научно-технический прогресс. Чем, как не всякого рода организационными экспериментами, манипуляцией с собственностью, с деньгами, теоретическим мудрствованием, человеческой наивностью, агрессивным эгоизмом, тщеславием и всевластной глупостью можно объяснить этот регресс? Именно эти действия запускают эскалатор условий, в которых развивается человечество, в обратном направлении. Поэтому позитивные достижения науки и техники не в полной мере способны преодолеть последствия указанных деструктивных реорганизаций. И теория Мальтуса здесь не причём, поскольку человечество ещё даже не приблизилось к полному использованию всего потенциала Земли.

Более того, чем более продуктивным оказывался прогресс, тем больше возможностей открывал он для всякого рода патологий, масштабнее и изощрённее они становились. И пример с глобализацией – яркое тому подтверждение. «Если мир после нескольких тысячелетий беспрерывных индивидуальных сбережений так беден в отношении накопленных капитальных активов, то это следует объяснить, на мой взгляд, не расточительными наклонностями, свойственными человечеству, и даже не разрушениями от войн, а высокими премиями за ликвидность, прежде причитавшимися собственности на землю, а теперь достающимися деньгам» (Дж. Кейнс).

Из приведённой схемы рис. 2.1 видно, что без любого из показанных видов труда экономика эффективно работать не способна, а поэтому все они равноправны. Отсюда прогресс производства заключается в сокращении таких видов труда, общественная необходимость которых невелика, а использование понижает ОПТ. И экономика как наука призвана способствовать этому процессу. Она должна устанавливать такие «правила игры», при которых заработок тех, труд которых повышает ОПТ, оказывается выше, а нанесение ущерба автоматически ведёт к убыткам. А не как сейчас…

Из требования повышения ОПТ следует, что всякая экономия общественного труда является полезной, и наоборот. Поэтому с помощью данного показателя можно оптимизировать работу всевозможных служб, оценивать эффективность административного управления, надёжность работы общественного транспорта, регулировать зарплату различных категорий работающих и проч. Например, поезд, везущий 1000 человек, опаздывает на 15 минут. Адекватна ли причина, вызывающая это опоздание, потере обществом 250 человеко-часов?

При строительстве Московского метро переходы между станциями сделаны настолько протяжёнными, что каждый из пассажиров тратит на передвижение по ним не менее 5 минут. Если принять во внимание объём ежедневных перевозок (более 4 млн пассажиров в день), окупает ли себя экономия длины проездных путей за счёт переходов (т.е. потеря свыше 25 тыс. человеко-дней ежедневно!)?

Известно, что няня в яслях заменяет труд десятка матерей. Много ли найдётся других видов труда со столь высокой результативностью и почему тогда настолько мало ей платят?

Если зарплаты учёных, офицеров, врачей и учителей сейчас оказалась меньше средней в стране, а у работающих в бизнесе, в финансах, в политике, занимающихся криминальной деятельностью доход много выше, значит, согласно используемым ныне экономическим правилам, труд первых у нас признаётся менее нужным государству, чем последних, и его следует сокращать (Sic!). Можно ли в этих условиях ожидать восстановления реального производства в ближайшее время?

Кто знает, во что обходятся обществу очереди, дефицит, «сближающая людей» толчея в общественном транспорте, и ещё многое, многое другое? А сколько такого расточительства на любом предприятии? Сколько видов труда, учреждений, бюрократических структур, которые никому не нужны, которые просто воруют общественный труд? Как камень на дороге, кому он нужен? Но попробуй его проигнорировать!

Например, современная реклама на телевидении занимает до 20 – 25% всего времени показа. Учитывая, что в среднем в стране телевизоры смотрят по 2 часа в день не менее 50 миллионов человек, а реклама оказывается полезной ничтожному числу людей, не следует ли так организовать финансирование телевидения, чтобы оно не наносило ущерба обществу более 25 миллионов человеко-часов ежедневно! Вырубаются громадные лесные массивы, чтобы выпускать печатную рекламную продукцию, подавляющая часть которой попросту выбрасывается в мусор. Не слишком ли дорогая цена платится обществом за коммерциализацию телевидения, за то, чтобы всего несколько бизнесменов получили повышенный доход, уже не говоря о качестве этой рекламы, культурному, психологическому и нравственному ущербу, причиняемому ею? Ведь не трудолюбию, порядочности, необходимости каждому повышать квалификацию, воспитанию доброты и честности учит она, а голому потребительству. Каковым должно быть государство, в котором лишь потребление признаётся базовой ценностью?

Поэтому очевидно, что без использования общественного критерия, каковым является ОПТ, и эти проблемы разрешить невозможно.

Применение единого и универсального показателя экономического развития общества будет способствовать перевоплощению экономики из искусства, в состоянии которого она сейчас пребывает, в науку. То есть позволит внедрить не только надёжные качественные рекомендации, но и количественные, сделать их однозначными и строгими.

И ещё. Использование такого объединяющего все виды деятельности людей и гармонизирующего их показателя, каковым является ОПТ, позволяет человечеству, наконец, перейти преимущественно от потребительства к созиданию. В самом деле, во все времена для решения своих текущих проблем люди занимались в основном потреблением созданными не ими богатствами, а не создавали их сами. Так, охотники выбивали животный мир планеты, дровосеки рубили леса, рыболовы вылавливали морские богатства, добывающие отрасли брали нефть, газ, минеральные богатства и проч. Капиталистический строй паразитирует на эксплуатации и потреблении накопленного ранее человеческого потенциала, «культурные» страны до сих пор благодетельствуют за счёт всего окружающего их мира и проч. Но пока масштабы этого разбоя ещё не были столь глобальными, Земля могла в какой-то степени компенсировать наносимый этими процессами вред. Однако сейчас уже не так. Как животный, растительный, так и человеческий, минеральный потенциалы во многом уже разрушены.

В существующих показателях нет различия, достигаются успехи за счёт созидания или паразитического потребления накопленных ранее богатств. А поскольку создавать труднее, чем потреблять, следует ли поэтому удивляться столь масштабной деградации всего окружающего нас мира?

В этой связи использование такого гармонизирующего всё показателя, как ОПТ, даёт возможность решить и эту глобальную проблему выживания человечества.


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 10; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.033 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты