Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Российский фактор» в политике США после ХВ




Читайте также:
  1. I. Африка после окончания Первой мировой войны
  2. I. По последствиям
  3. II. Экономические последствия безработицы
  4. VI. Последовательная и предсказуемая внешняя политика – продвижение национальных интересов и укрепление региональной и глобальной безопасности
  5. Автокорреляция остатков модели регрессии. Последствия автокорреляции. Автокорреляционная функция
  6. Автоматическое изменение формата ячейки после ввода данных
  7. Аграрная политика конца 1920-х – начала 1930-х годов. Насильственная сплошная коллективизация, ее истоки и последствия для страны.
  8. Аграрная реформа П.А. Столыпина: основные задачи и последствия;
  9. Агрессия США во Вьетнаме. Международные последствия вьетнамской войны.
  10. Агроэкосистемы, их отличия от природных экосистем. Последствия деятельности человека в экосистемах. Сохранение экосистем.

В США оценка статуса и роли РФ в мире формулировалась с учетом нескольких факторов, в том числе:

· исторически сложившейся внешнеполитической идеологии США,

· результатов эпохи биполярного сосуществования,

· политики СССР в 1985—1991 гг.,

· деятельности РФ.

В последний год правления Дж. Буша-старшего изменение курса в отношении РФ было не столь заметно, так как важные стратегические документы, в которых излагались основы будущей американской политики, оставались секретными. 1 февраля 1992 года была подписана Кэмп-Дэвидская декларация Президента Буша и Президента Ельцина о новых отношениях, в которой говорилось, что РФ и США не рассматривают друг друга в качестве потенциальных противников, а их отношения «характеризуются дружбой и партнерством».

В одном из секретных документов администрации — «Рекомендации для оборонного планирования»- содержались некоторые положения, которые должны были определять политику США после окончания холодной войны. В нем отмечалось, что США должны употребить свое положение признанного гегемона для укрепления нового мирового порядка с тем, чтобы не позволить какому-либо государству в Западной Европе, Восточной Азии, на постсоветском пространстве или в Юго-Восточной Азии подняться до положения регионального лидера, способного контролировать регион, где у Америки и ее союзников есть интересы.

Подчеркивалась важность осуществления контроля над событиями в РФ, чтобы не позволить ей «вариться в собственном соку», так как она по-прежнему оставалась второй ядерной сверхдержавой. Отмечалось, что новая РФ совсем необязательно будет враждебной США, однако при планировании российской политики предлагалось принимать во внимание, что нет твердой гарантии того, что Украина, Беларусь и Казахстан вернут все ядерное оружие в РФ, поэтому угроза возможной нестабильности и хаоса на постсоветском пространстве при сохранении нескольких ядерных арсеналов должна рассматриваться с достаточной долей вероятности; нельзя с полной уверенностью утверждать, что на территории Евразии будут развиваться стабильные государства с рыночной экономикой. Более вероятным представляется возрождение автократического Российского государства со значительной военной мощью и недоброжелательного по отношению к соседним странам;



· следует проявлять сдержанность в оказании экономической помощи и политической поддержки отдельным политическим лидерам, включая президента РФ;

· надо устраниться от выполнения роли арбитра в отношениях между Российской Федерацией, Украиной и странами Центральной Азии.

Для создания условий стабилизации Европы и нейтрализации возможного роста агрессивности РФ, проводить политику вовлечения западных республик бывшего СССР в европейские политические институты и структуры безопасности.

В 1992 году в заявлениях отдельных политологов прозвучала мысль о том, что партнерство США с РФ возможно только при выполнении ею ряда конкретных условий. З. Бжезинский одним из первых высказался по поводу российско-американского партнерства. В отношении РФ он предложил отказаться от оказания ей помощи в осуществлении социального и экономического преобразования. Главными задачами политики США должны быть, во-первых, обеспечение становления по-настоящему постимперской РФ, которая сможет занять подобающее место в концерте передовых демократических государств; и во-вторых, консолидация и стабилизация постсоветских государств с тем, чтобы создать благоприятный геополитический контекст для трансформации РФ в постимперское государство.



По мнению З. Бжезинского особого внимания американского руководства при планировании политики в отношении РФ заслуживали следующие моменты:

· наивность надежд обеих сторон, основанных на том, что посткоммунистические государства ожидали получить широкомасштабную помощь от Запада в виде нового «плана Маршалла», а США и другие ведущие западные страны неверно оценили перспективы и масштабы реформ, системные сложности трансформации, размах сопротивления со стороны номенклатуры, сроки реформирования;

· многоступенчатость процесса преобразований, когда успех каждой последующей фазы зависит от успеха и результатов предыдущей;

· необходимость учитывать то, что успешное завершение политического преобразования создаст прочную базу для экономических реформ;

· успех преобразований определяется совокупностью объективных и субъективных факторов.

Идея партнерства с РФ в американской трактовке изначально существенно отличалась от российского варианта «равноправного партнерства» с Западом. Главное отличие состояло в том, что, во-первых, США не рассматривали РФ в качестве равноправного партнера в преобразования мирового порядка и, во-вторых, считали партнерство возможным только при условии, что РФ успешно завершит демократические реформы и будет выполнять условия Запада. Двустороннее партнерство в американской трактовке также предполагало непротиводействие со стороны РФ любым действиям США.

В 1993—1994 гг. в силу того, что не была до конца сформулирована внешнеполитическая стратегия администрации Клинтона, заметное влияние на отношения с Российской Федерацией оказывал умеренный либеральный подход. Его сторонники считали, что следовало избегать крайних оценок и подходов, не делать ставку на отдельных политических лидеров, поддерживать преобразования в стране и не ожидать быстрого успеха реформ. Специалисты по РФ отмечали, что ее трансформация — дело нескольких поколений и США и Запад должны воспользоваться исторической возможностью помочь ей стать демократической, неагрессивной, капиталистической.



Дискуссии о политике США в отношении РФ приобрели особую остроту начиная с 1996 года. Назначение на пост министра иностранных дел Е. М. Примакова вызвало резкую реакцию со стороны республиканцев и консервативных аналитиков. Отмечалось, что внешнеполитическая риторика российского руководства все более отражает склонность оценивать международные отношения с позиций соперничества между Востоком и Западом, что вновь во главу угла ставились великодержавные интересы.

Укрепление тенденции к переводу РФ из разряда «приоритетного государства», в разряд «одного из государств», с которым США придется иметь дело в ходе реализации глобальной стратегии, было заметно в ряде документов, принятых администрацией Клинтона. В опубликованном в 1997 году документе «Стратегия национальной безопасности в новом столетии» РФ не была выделена в отдельное региональное направление американской политики, рассматривалась как одно из новых независимых государств (ННГ), отношения с которым объявлялись важными для европейской безопасности и бесконфликтного развития Европы. В документе выделялись четыре цели американской политики в отношении новых независимых государств:

· уменьшить угрозу ядерной войны и распространения ядерного оружия и любого оружия массового уничтожения;

· оказывать помощь этим государствам в развитии демократии и рыночной экономики, способствовать их интеграции в сообщество демократических государств;

· включить РФ, Украину и другие государства в новую систему европейской безопасности;

· оказывать помощь всем новым независимым государствам в разрешении этнических и региональных конфликтов, поддерживать их устремления к укреплению независимости.

В отношении РФ подчеркивалась необходимость и значимость продолжения работы Российско-Американской комиссии по экономическому и технологическому сотрудничеству (Комиссии Гор-Черномырдин), но при этом отмечалось, что наиболее эффективная помощь российским реформам должна осуществляться не по официальным каналам, а в рамках торговой и инвестиционной политики. В качестве приоритета американской политики объявлялось сокращение торговых барьеров и принятие РФ в Парижский клуб (18 сентября 1997 года РФ стала членом Парижского клуба стран-кредиторов), а также в ВТО. В мае 1998 года в г. Бирмингеме (Великобритания) на встрече глав государств и правительств промышленно развитых стран («семерка») РФ впервые приняла участие в качестве полноправного члена и Группа семи была официально преобразована в Группу восьми (однако фактически ею не стала).

К концу президентства Б. Клинтона консервативные политологи и политики сделали российскую политику демократической администрации главным объектом критики. Республиканцы выделяли в основном негативные факторы внутренней и внешней политики РФ, обвиняя в неблагоприятном развитии событий в РФ администрацию Клинтона и внешнеполитических экспертов, занимавшихся идейной разработкой ее политики.

Либералы оставались расколотыми на тех, кто был одержим планами глобального регулирования по распространению демократии и рыночной экономики и требовал увязывать американскую политику с внутриполитической ситуацией в РФ, и на тех, кто выступал за усиление геополитического компонента двусторонних отношений. Последние не отрицали ошибок в действиях РФ, но указывали и на наличие позитивных факторов. Считали, что для США гораздо выгоднее добиваться сотрудничества с РФ в решении глобальных проблем и предоставить ей возможность разобраться во внутренних трудностях своими силами, без нажима извне. Мнение сторонников реального партнерства с РФ не оказало решающего влияния на политику администрации Клинтона, которая делала многое вопреки мнению и интересам РФ. «Пророссийски» мыслившие политологи и политики оказались в меньшинстве.

 


Дата добавления: 2015-04-18; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.025 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты