Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Секс, публичный дом и проституция -сады наслаждений?




Читайте также:
  1. Секс, любовь и Франкенштейн
  2. Это консенсуальный, двусторонний, возмездный и публичный договор.

«Перед тем как продать девушку в публичный дом, ее приводят к бургомистру, где спрашивают, добровольно ли она хочет стать проституткой. Часто, хотя слезы мешают ей говорить, она не осмеливается противоречить».

Г. Гэллет, 1890

 

Согласно официальной статистике, в Таиланде от 500 000 до 1 000 000 проституток. Даже «эксперты» не могут назвать более точную цифру. 40-50% этих женщин страдают венерическими заболеваниями. По данным Всемирной организации здравоохранения, 75% проституток являются носителями ВИЧ-инфекции, вызывающей СПИД. Отдельные инспекции таиландского правительства в районах «красных фонарей» называют цифру даже в 80%.

Проституция имеет в Таиланде долгую и печальную исто­рию. В своих путевых заметках «Тысяча миль верхом на сло­не» Г. Гэллет писал об огромном количестве юных девушек, которых родители принуждают поступать в публичные дома для оплаты своих игорных и других долгов. В большинстве случаев дело не обходилось без грубейшего насилия, так как, если девушка сопротивлялась, «родственники (при потворст­ве властей) могли забить ее до смерти». Если девушка уми­рала не ранее через 15 дней после побоев, смерть не счита­лась связанной с насилием и родителям можно было не опа­саться судебного преследования. Так что лучше было бить, чтобы запомнилось. Попав в руки владельца публичного до­ма, девушки, как пишет Гэллет, становились «рабынями». Ав­тор при этом замечает, что девушки эти «в целом намного порядочнее и честнее», чем их европейские товарки.

Настоящий «бордельный бум» Бангкок пережил в середи­не XIX века. В это время в сиамскую столицу иммигрирова­ли тысяч китайцев, они селились в первую очередь в районе, впоследствии получившем название Китайского квартала. Рабочие жили вдали от своих семей, жен, как правило, оста­вляли дома. Так возникла ниша на рынке, которую заняли мо­лодые китаянки, скоро появились первые публичные дома. Они концентрировались прежде всего в западной части ули­цы Сампенг (сой Ванит), на границе городских районов Сам-пенг (Китайский квартал) и Пхахурат.

Перед входом в публичные дома висели зеленые фонари, и Сампенг стал печально известным «кварталом зеленых фона­рей». В этот сомнительный район перебрались многие игорные притоны, и квартал приобрел репутацию «злачного» места.



Но скоро публичные дома распространились и за пределы этого квартала развлечений. Сегодня Сампенг представляет собой оживленную улицу со множеством магазинов, где ни­что не напоминает о ее печальном прошлом. Однако в непо­средственной близости отсюда, посреди деловой сутолоки

Китайского квартала это прошлое еще существует. Здесь на­ходятся десятки борделей. Чужестранцы вряд ли обратят на них внимание, так как у входа висят уже не зеленые фона­ри, а вывеска с тайским названием ронг намча - «чайный до­мик». «Чайные домики» относятся сегодня к самому низшему сорту таиландских публичных домов (т. е. дешевому и весь­ма сомнительному с точки зрения санитарии). Чая там, разу­меется, нет и в помине.

Итак, таиландская проституция существует как минимум с середины XIX века, о более ранних временах мало что из­вестно. И не в последнюю очередь потому, что бирманцы при захвате Аюттхаи в 1769 году сожгли все важные истори­ческие документы. Никола Жервез, правда, не упоминает в своей «Естественной и политической истории Сиамского ко­ролевства» (1688) проституток, но пишет о «сожительницах», которых брали себе знатные господа для утех помимо «глав­ных жен». Эти «побочные жены» раньше, как правило, были рабынями и в своем новом качестве по-прежнему нередко подвергались измывательствам «главной жены». «Побочные жены», судя по всему, вели «строгий образ жизни», что пе­дантично контролировала, в частности, «главная жена». Если «побочная жена» оступалась (т. е. совершала измену), то ей в знак позора обривали голову, точно так же, как поступали в те времена и в Европе.



Выходит, что даже если конкретно о проститутках в XVII веке ничего не известно, то мужчины все же имели право раз­влекаться более чем с одной женщиной. До официального признания публичных домов оставался один шаг. Для этого не­обходимо было бедное население, готовое отправлять своих дочерей в бордели. В представителях такого слоя, как следу­ет из описаний Г. Гэллета, не было недостатка. Не следует за­бывать и о таиландской жизненной философии сабай-сабай, позволявшей предаваться удовольствиям без всяких угрызений совести. К сабай-сабай, этому желанному состоянию доволь­ства и приятности, относятся и сексуальные удовольствия. (По крайней мере, для мужчин. Как мы рассказали в главе «Муж­чина и женщина», о женщинах судят по другим меркам.)

Таким образом, таиландская проституция покоится на трех китах:

1. Бедности (в сочетании со стремлением к материальным благам).

2. Развитой «мужественности» и мужском шовинизме.

3. Таиландском стремлении к радости любыми средствами.


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 7; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты