Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



В. Табачная регалия 5 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

5) Подати, которые не соразмеряются с данным количеством или
ценой товаров и услуг, предлагаемых плательщиками, вообще
трудно перелагаются.

Оптими-Надо заметить, что до сего времени существуют как противники,

стическаятак и защитники переложения налогов. Первые видят в нем большее или теорияменьшее зло, с которым, однако, по неизбежности его государство перело-должно мириться и принимать в соображение в своих финансовых меро-женияприятиях; вторые, наоборот, видят в переложении налогов только хоро-налоговшие стороны и утверждают, что посредством переложения налога с од­ного лица на других вся финансовая система приходит в равновесие и все ошибки финансовой практики до известной степени устраняются. По выражению Канара, гнет всякого налога делается совершенно нечувст­вительным с течением времени вследствие переложения; временные

1 См.: Рау, § 269-272.


Общее учение о налогах

затруднения, противодействующие этому переложению, он называет трением. Другой ученый, Притвиц, утверждает, что вся сумма налогов благодаря переложению должна распределиться так, что все доходы граждан придут опять в то же самое отношение между собой, какое было бы и без всяких налогов, подобно тому как вода по мере отливания ее из одного отделения пруда, разделенного на части решетчатыми перего­родками, тотчас приходит во всех отделениях к одному уровню, только несколько пониженному. Далеко нельзя согласиться с этим оптимисти­ческим взглядом на действие переложения налогов: если иногда и случа­ется, что неправильности и чрезмерные недостатки обложения как бы до некоторой степени сглаживаются путем переложения, то эти случаи еще не дают повода обобщать наблюдаемые в них явления, так как во многих других случаях этого уравнивающего, благотворного влияния переложе­ния налогов не встречается. В самом деле, иногда переложения вовсе не бывает, иногда же оно совершается очень медленно и не вполне. Напри­мер, чрезмерное обременение поземельной ренты остается на ней без переложения, при условии свободного ввоза иностранных продуктов, точно так же, как чрезмерное обременение налогом дохода с домов при малом спросе на квартиры и т.п. Точно так же, если только некоторые из контрибуэнтов или малое число их обложены слишком низко или слиш­ком высоко, то влияние на цены невозможно и неравенство неизбежно. Во всякое случае, в промежуточное время до окончательного переложе­ния случаются разные потрясения и потери; даже полное переложение при высоком налоге не обходится без экономических невыгод, ибо оно уменьшает производство и потребление товара и вместе с тем пользова­ние богатством. Таким образом, мнение Канара и Притвица не находит себе подтверждения в финансовой практике.



Противники переложения утверждают совершенно обратное с Пессими-только что приведенной теорией. Ее представитель - Прудон утвержда- стическаяет, что все налоги в конце концов перелагаются на потребителя, никакое теориязаконодательство не может предупредить этого. Потребители в массе бедны, а налоги еще более сокращают их скудные достатки, следова­тельно, налоги несправедливы, а между тем они необходимы — вот одно из экономических противоречий (contradictions économiques) Прудона. Этот недостаток не зависит ни от правительства, ни от идей, ни от лю­дей, и задачу обложения Прудон объявляет неразрешимой. Американ­ский писатель Bolles то же самое примыкает к мнению Прудона, утвер­ждая, что справедливый налог в своем действии делается несправедли­вым: некоторые несут весь налог, другие часть его перелагают, третьи совсем не несут, успев все сбросить на плечи других, и пока мы еще не можем установить ни одного закона, открывающего нам процессы и законы переложения, а потому и вся система обложения в результате становится-де крайне несправедливой(!?).



Но взгляды и оптимистов, и пессимистов в вопросе о переложении налогов, безусловно, страдают крайностью; конечно, мы не знаем до сих пор законов переложения и не можем с уверенностью сказать про какой-


Отдел третий. Подати и налоги

нибудь определенный налог, в какой степени от подвергся переложению, но есть все-таки известные условия, от наличности которых зависит спо­собность налогов к переложению, и знакомство с этими общими усло­виями очень важно для всякого финансиста.

Общие условия, от которых зависит переложение, прекрасно изложены Адольфом Вагнером, и мы кратко приведем их здесь. При переложении с продавца на покупателя (Fortwälzung) все дело зависит от того, насколько эластично предложение, — если оно может сократиться, то продавцы успевают сбросить налог на потребителей. Анализ же эластичности предложения обнаружи­вает, что предложение зависит от трех условий: 1) экономически-технических условий данного предприятия, 2) личных условий производителей и 3) хозяйственного строя страны. По экономи­чески-техническим условиям, те предприятия легче могут сокра­тить свое производство, а следовательно и переложить налог на потребителей, которые обладают лишь небольшим постоянным капиталом, а главным образом производят при помощи оборот­ного капитала, который легко перенести в другую отрасль произ­водства. Далее, весьма важно, насколько легко постоянный капи­тал можно приноровить к другому производству, насколько эла­стичен спрос, существуют ли суррогаты продукта, способен ли данный продукт к перевозке, хороши ли пути сообщения, на­сколько возможно соглашение между производителями и т. д. От личных условий предпринимателя зависит, насколько он вос­пользуется возможностью сократить предложение и таким обра­зом успеет сбросить налог на потребителя. Степень и род образо­вания, экономическое положение лица — все это оказывает влия­ние на то, может ли лицо перейти к другому занятию или нет. Экономический строй также имеет огромное влияние на условия переложения: свобода промышленной деятельности, системы концессий, свобода передвижения и т. д. — все это оказывает ог­ромное влияние, насколько лицо может перейти к другому роду промышленной деятельности.



Те же самые условия определяют, насколько покупатели ус­пеют сбросить налог на продавца, с той лишь разницей, что те условия, которые благоприятствуют при Fortwälzung, будут за­держивающими при Rückwälzung (т.е. переложении с покупателя на продавца) и обратно; так, напр., предприятию с крупным по­стоянным капиталом, который трудно приспособить к другому роду производства при эластичности спроса на обложенные про­дукты, при легкости подвоза, при существовании суррогатов их,


Общее учение о налогах


такому предприятию, говорит Вагнер, трудно сбросить налог на потребителя, придется значительную долю налога взять на себя. Так как все вышеуказанные моменты действуют совместно и час­то перекрещиваясь друг с другом, то заранее предвидеть резуль­тат этих влияний невозможно. Факт крайне печальный. Неудиви­тельно, если некоторые экономисты, как, напр., Falk, убедив­шись, что при современной хозяйственной организации невоз­можно с уверенностью справедливо разложить налоги, ставят вопрос не об организации налогов, а о том, как должна быть организована хозяйственная жизнь, чтобы равромерное распре­деление налогов стало возможным. И Falk отвечает, что только расширение общественно-хозяйственной сферы государства мо­жет содействовать более равномерному распределению налогов, но все-таки полной равномерности в обложении до сих пор нель­зя достичь.

Что касается до уклонения от несения налога, то это может Способы
произойти следующими тремя способами: уклоне-

несения налога

1. В виде прямого нелегального уклонения в случае назна- ния от
чения прямого налога и потребления контрабандных и корчем­
ных товаров, в случае акциза или таможенной пошлины; этот
способ возможен только при условии несовершенства финансо­
вого управления и всегда сопряжен с обманом или утайкой.

2. Посредством сокращения потребления обложенного акци­
зом продукта. Если, напр., устанавливается налог на табак в раз­
мере 25 % с цены его, то я могу уклониться от этого налога, или
совсем перестав курить, или же потребляя табака на 25 % меньше
прежнего. Но сокращение потребления заставляет сокращать и
производство и таким путем задерживает накопление и останав­
ливает ход развития народного богатства, а потому этот способ
уклонения от платежа налога является для государства не менее
нежелательным, чем первый.

3. Зато есть способ уклонения от налогов весьма плодотвор­
ный и поэтому весьма желательный — это усиление производства
и улучшение технических приемов его. Если обложенным лицам
удается посредством усиления своей промышленной деятельно­
сти увеличить свои доходы на сумму налога, то весь вред от него
состоит только в том, что плательщикам приходится тратить
больше времени и сил. Если обложение ведет к такому стремле­
нию, то оно влечет за собой значительные выгоды в экономиче­
ском отношении, если только время и силы контрибуэнта не че­
ресчур уж этим затрагиваются. Некоторые способы устройства
налогов, особенно косвенных, служат непосредственным побуж-


Отдел третий. Подати и налоги

дением для плательщиков к техническим усовершенствованиям в производстве (классический пример винокуров Слейго — в Глаз­го, в Шотландии, в прошлом веке). Если вследствие этого про­дукты будут получаться с меньшей затратой труда и с меньшим количеством издержек производства, то гнет налога может сде­латься совершенно нечувствительным, а народное хозяйство — обогатиться новым способом дешевого производства продуктов. Правила§ 38. Нам остается в нескольких словах сообщить те немно-обложе- гие важные правила, которые выработаны наукой относительно нияустройства и организации обложения. Многие писатели пытались формулировать те правила, которых государство должно дер­жаться при назначении и взимании налогов, но попытки эти, в сущности, составляют не что иное, как дальнейшее развитие зна­менитых максимов Ад. Смита, по справедливости получивших и сохранивших за собой до сих пор название финансовых аксиом, а потому мы, в интересах краткости изложения, и остановимся главным образом на этих максимах. Вот они:

1. «Подданные должны платить налоги, насколько возможно,
соразмерно своей платежной способности, т.е. в размерах доходов,
которые они получают под покровительством государства».

2. «Налог, который индивид обязан платить, должен быть
определен точно, а не быть произвольным; время, способ, место и
количество платежа должны быть в точности известны как лицу,
платящему налог, так и всему обществу». Таким образом, строгая
определенность должна характеризовать правильную податную
систему.

3. «Каждый налог должен взиматься в такое время и таким
способом, какие представляют наиболее удобства для платель­
щика». В стране земледельческой, как Россия, где главное богат­
ство населения заключается в земледельческих продуктах, кото­
рые являются готовыми осенью, взимание налогов поэтому
должно быть приурочено также к осени или первой половине
зимы1. Точно так же промысловые налоги должны в своем взи­
мании сообразоваться со сроком расплат в каждой стране. Вооб­
ще момент уплаты налогов должен совпадать с моментом наи­
большей налоговой способности плательщика. Что же касается
до способа уплаты, то здесь в прежнее время особенно могло
представляться важным взимание налогов натурой. В древности

1 В действительности для прямых окладных сборов у нас установлены два срока — 30 июня и 1 января. Впрочем, губернским по крестьянским делам присутствиям предоставлено в этих пределах назначать частные сроки.


Общее учение о налогах

и в средние века большинство налогов имело характер натураль­ный, так как денежное хозяйство тогда было мало развито; на­против, в настоящее время натуральные сборы потеряли всякое значение.

Тем не менее и в новейшее время могут быть случаи, где примене­ние натуральной системы соборов, в виде исключения, может сопровож­даться известными выгодами и удобствами для плательщиков. Так, анг­личане на островах Фиджи в 70-х гг. заменили с успехом денежные на­логи натуральными; так, подать с инородцев Сибири, носящая название «ясак», и теперь уплачивается звериными шкурами. Граф Канкрин со­общает, что во время его министерства крестьяне южных местностей России для уплаты налогов запродавали евреям и другим торговцам еще не собранное сено за самую ничтожную цену; между тем стоявшие там кавалерийские полки покупали у евреев это сено, платя за него втрое дороже; очевидно, что в данном случае как для плательщиков, так и для казны было бы гораздо более выгодно, если бы правительство взимало там налог прямо сеном.

4. «Каждый налог должен быть устроен таким образом, что­бы извлекать из кармана народа возможно менее сверх того, что поступает в государственную казну», т.е. желательно, чтобы по возможности вся сумма, взятая налогом у народа, представляла чистый доход государства, или, другими словами, чтобы издерж­ки взимания являлись минимальными.

Способы взимания налогов могут быть разделены на два вида: 1) посредством чиновников, назначаемых государством, и 2) старинный способ — посредством откупщиков. В средние века, при невыработанно-сти податной системы и при подкупности чиновников, взимание налогов через этих последних обходилось казне настолько дорого, что прави­тельство находило более выгодным, отчасти, конечно, и по другим сооб­ражениям, сдавать налоги на откуп частным предпринимателям, которые прямо вносили в казну ту сумму, которую правительство желало полу­чить вперед. Откупщики же, движимые личной корыстью, устанавлива­ли строгий надзор за взиманием налогов и в свою очередь раздавали его по участкам более мелким откупщикам. Естественно, что при такой сис­теме взимания налогов не могло обходиться без чрезмерных вымога­тельств и притеснений народа; поэтому везде откупщики были ненави­стны народу. Насколько невыгодны откупа для казны и народа, можно видеть как из истории нашего винного откупа (см. ниже), так и из сле­дующего примера: в министерство Сюлли во Франции народ уплачивал откупщикам до 150 милл. фр.; в казну же поступали из них лишь 30 милл. фр., т.е. в 5 раз меньше. Конечно, здесь очень многое зависит от общего культурного развития страны, но тем не менее откупа как форма взимания налогов являются в настоящее время, безусловно, наименее выгодными для народного хозяйства и потому уже могут считаться от-


Отдел третий. Подати и налоги

жившими свой век, и все большее и большее развитие получает теперь взимание налогов посредством специальных чиновников, с участием местных властей. Чем страна развитее в культурном отношении, тем этот переход от откупов к бюрократическому способу взимания налогов происходит скорее. Так, первая перешла к этому второму способу Англия, затем уже Франция; Россия же позднее всех: питейный откуп окончил в ней свое существование, так сказать, на наших глазах (лишь в 60-х гг.).

Отчего же, спрашивается, прежде, несмотря на все свои невыгоды, взимание налогов посредством откупов было так распространено? При­чина этого явления заключалась прежде всего, как уже упомянуто выше, в дурном состоянии чиновничества. Организация способного, умелого и честного чиновничества есть явление новейшей культуры, а в XVII и XVIII вв. в Западной Европе злоупотребления чиновников делали риско­ванной всякую попытку доверить им взимание налогов. Затем одной из причин, препятствовавших применению современного нам способа взи­мания налогов, служила беспорядочность ведения всего высшего финан­сового управления и отсутствие правильно организованного кредита. В прежнее время государство не могло реализовать займы тем способом, как это совершается теперь; чтобы получить значительную сумму денег, государство должно было иметь под руками богатых людей, которые могли бы ссужать его, и этими людьми являлись откупщики, у которых деньги брались даже вперед за два, за три года в счет будущих поступ­лений налогов. Откупа по тем или другим причинам сохранились и до нашего времени по отношению к отдельным видам обложения: так, только несколько лет тому назад прекратилась отдача на откуп табачной монополии в Италии, Турции и Румынии, и недавно сдана на откуп эта монополия в Испании.

Таковы четыре правила, сформулированные Ад. Смитом; относительно их можно сделать много замечаний; они не безу­пречны, но все-таки по своей общей глубине и верности могут быть смело положены в основание всякой правильно устроенной системы налогов. К этим правилам можно присоединить еще следующее - пятое: «государство не должно вводить налогов, противных предписаниям нравственного, морального кодекса» (налогов на евреев, раскольников, проституток и т.п.).

ПравилаАдольф Вагнер недурно развивает общие основные принципы об-

обложе-ложения, давая при этом очень простую и понятную их схему. Он насчи-
нияпо тывает этих принципов девять, вот они по четырем подразделениям:
Адольфу I.Финансовые принципы:

Вагнеру1) достаточность обложения;

2) подвижность.

II. Народнохозяйственные принципы:

3) выбор источника обложения, т.е. решение вопроса, должен ли
быть источником обложения только доход отдельного лица или и капи­
тал его;


Общее учение о налогах

4) как действует налог на плательщика, кто его в действительности
несет, т.е. исследование вопроса о переложении налогов.

I. Принципы справедливости:

5) общность обложения;

6) равномерность.

IV. Принципы налогового управления:

7) определенность обложения;

8) удобство для плательщика при платеже налога;

9) вопрос о возможно меньших издержках по взиманию налогов.

Два первые принципа финансово-политического характера («дос­таточность» и «подвижность») Вагнер ставит во главе всех принципов, в противность многим другим финансистам, ставящим на первом месте принцип справедливости, равномерности обложения. Он руководствует­ся при этом тем, что общественно-хозяйственная система является столь необходимой для людей, что доставление средств для нее, достаточ­ность, должно быть поставлено на первом месте, и только постольку приводятся принципы справедливости, поскольку это позволяют финан­совые принципы. Во всяком случае, обложение должно быть доста­точным на покрытие государственных нужд, насколько они не покры­ваются доходами от частноправовых источников государства и от по­шлин. Затем, обложение должно обладать подвижностью, т.е. способно­стью приноравливаться к государственным нуждам: разумеется, не все налоги обладают этой счастливой для государственного казначейства способностью, но, по крайней мере, налоговая система должна включать в себя и такие виды налогов, которые бы легко по состоянию государст­венной кассы можно было бы увеличивать и таким образом покрывать дефициты.

Таким образом, обложение должно отвечать многим услови- Податная ям: оно должно быть и справедливо, и равномерно распределено, система и давать сумму, достаточную для удовлетворения государствен­ных нужд; уплата налога должна быть удобна для плательщиков, и т.д.; конечно, хорошо было бы, если бы нашелся один такой идеальный налог, который бы отвечал всем этим требованиям, но такого налога еще нет — и вот, чего нельзя достичь введением одно налога, тó государства стараются достичь той или другой комбинацией различных налогов, т.е. системой налогов. Народ­ный доход постепенно все более и более дифференцируется: если на первых ступенях существовал один только доход от земледе­лия, а еще ранее от скотоводства, то с течением времени возни­кают все новые и новые виды доходов — доходы от промышлен­ной деятельности, от капитала и т.д., причем и здесь они прини­мают разные виды и формы: так, мы имеем теперь, напр., в числе промысловых доходов доход от либеральных профессий. Госу-


Отдел третий. Подати и налоги

дарство, распределяя налоги, должно суметь привлечь все виды доходов к обложению; очевидно, один налог не способен охва­тить все эти разнообразные виды доходов — приходится вводить несколько налогов, чтобы осуществить общность и равномер­ность обложения. Точно так же, чтобы сделать бюджет устойчи­вым и в то же время достаточно подвижным, чтобы он мог при­норавливаться к общественным нуждам, нужно опять ввести не один, а несколько налогов. Вот, следовательно, где лежит, между прочим, причина существования многих налогов, а не одного. Такая комбинация налогов, построенная по возможности по ука­занию высших принципов податного обложения для покрытия государственных расходов, называется податной системой. В финансовой науке долго эта задача построения системы оставалась без внимания, лишь Гок сделал попытку в этом отношении, затем Штейн и Вагнер. На практике, разумеется, в податной системе эти высшие принципы проводятся далеко не вполне; налоги часто, особенно прежде, создаются без всякого плана, а просто вводится в данное время тот или другой налог под влиянием нужды.

Истори- § 39. Общий ход исторического развития налоговой системы

ческий представляется взгляду исследователя в следующем виде. Перво-очерк начально повсюду были распространены разного рода имущест-

податных венные подати, из которых чаще всего применялись поземельные систем сборы, что находит себе объяснение в самом характере прими­тивных государств, успевших развить у себя только земледельче­ский промысел. Вместе с тем также на самых ранних ступенях развития государственного хозяйства мы встречаемся со значи­тельным развитием личных налогов, в форме поголовных и классных или сословных, причиной чего была, конечно, сравни­тельная простота и несложность операции их взимания. При этом обыкновенно существовала сумма изъятий и привилегий как для отдельных сословий, так и для целых местностей: так, во Фран­ции и Германии были изъяты от обложения дворянство и духо­венство, так что податными классами были преимущественно крестьяне и третье сословие; затем, с основанием крепких бургов, многие города откупаются от налогов, всех или некоторых (villes franches); из этого общего явления средневекового государствен­ного хозяйства исключение до некоторой степени мы найдем только в одной Англии, где различные изъятия имели сравни­тельно ничтожное распространение.

Из косвенных налогов первыми по времени являются тамо­женные пошлины, потому что иностранная торговля развивается вообще раньше и больше, чем внутренняя, и представляет наибо-


Общее учение о налогах

лее удобств и поводов для обложения. Благодаря неприязненному чувству к иностранцам, составляющему характерную особен­ность средневековой жизни, эти налоги имели первоначально целью обложение не туземных потребителей, а иностранных купцов, и падали одинаково на торговлю привозную, вывозную и даже транзитную, причем любопытной чертой их устройства яв­ляется стремление правительств подыскать более или менее ре­альный предлог для их взимания в своей услуге торговцам. Кос­венные налоги на предметы внутреннего производства или акци­зы развиваются позднее, с XVII в., и первоначально, частью вследствие того, что падают на предметы первой необходимости, пользуются такой народной антипатией, какой не встречал ни один другой налог, не исключая даже поголовного; поэтому во всех странах скоро наступает реакция против акцизов, приведшая к более благоразумному употреблению их как фискального сред­ства и к смягчению отношения к ним населения.

Вообще в истории систем обложения замечаются следую­щие три периода: 1) первый период, отличающийся неразвито­стью и случайным характером налогов, обнимает собой государ­ственное хозяйство всего древнего мира и начала средних веков до XVI в.; 2) второй период обнимает собой XVI, XVII и XVIII вв., когда произошли чрезвычайные перемены во всей об­щественной жизни Европы, когда денежный строй хозяйства вытеснил собой натуральный, когда потребности государства сильно расширились и выросли и когда вследствие этого сразу явился большой запрос на новые источники государственных доходов. Масса новых налогов, преимущественно косвенных, наполняет бюджеты западноевропейских государств в этот пе­риод; в Англии, напр., в течение каких-нибудь 20 лет существо­вания республики при Кромвеле одних акцизов было введено до 200 видов, причем обложению подвергались всевозможные предметы потребления, часто даже совершенно удивительные, как, напр., коробки для масла или соломенная труха; в Голлан­дии в XVII в. было так много косвенных налогов, что, по словам историка де Витта, на порцию рыбы, поданную в ресторане, падало 34 различных акциза. Прямые налоги также отличались в этот период своей многочисленностью и вместе с тем случайно­стью, а отчасти даже прямо странностью: так, в Англии сущест­вовал налог на покойников, налог на холостяков; в Виртемберге — специальный налог на соловьев, и т.д.

С конца XVIII в. наступает новая эпоха в обложении. К это­му времени правила обложения успели выработаться, сознание о


Отдел третий. Подати и налоги

твердости и постоянстве налогов успело укорениться, понятие о
том, что государство имеет законное право требовать от поддан­
ных пожертвований в виде налогов, вошло в общее сознание, и
мало-помалу образовалось убеждение, что масса разнообразных
налогов не только не удовлетворяет своему назначению, но оста­
навливает прогресс промышленного развития и, вредя народному
хозяйству, наносит ущерб самому фиску. Поэтому третий и со­
временный нам период в истории налогов отличается уже гораздо
меньшим количеством их и большим однообразием; формы со­
временных налогов являются более определенными, правила ад­
министрации более выработанными и при выборе оказывается
предпочтение таким податным источникам, которые сулят круп­
ный миллионный доход. При этом финансовая история этого пе­
риода в значительной степени отличается от предшествовавших
тем, что теперь гораздо более резко, гораздо более рельефно вы­
ступает на сцену борьба экономических интересов, кладущая
весьма характерную печать на экономическую и податную поли­
тику. Так, в Англии упорная борьба земледельческого класса с
аристократией капитала, начавшаяся еще в XVII в. и обострив­
шаяся к концу XVIII в., кладет свой отпечаток на финансовую
систему: сообразно с преобладающим значением земельной ари­
стократии земельный налог является крайне непопулярной фор­
мой обложения; экономист Давенант пишет против него трактат,
а министерство Роберта Вальполя постепенно начинает смягчать
и отменять его. По мере возрастания авторитета и значения ари­
стократии капитала на сцену выступают финансовые вопросы,
интересующие этот класс и так или иначе получают положитель­
ное решение: уничтожается масса косвенных налогов, тяготев­
ших на промышленности, проводится великая реформа свобод­
ной торговли, отменившая постепенно цепи покровительствен­
ной системы. Когда, наконец, с начала XIX в. мало-помалу к ин­
тересам двух господствующих классов начинают присоединяться
и заявлять о себе интересы рабочих, - возбуждаются вопросы об
отмене всех тех налогов, которые тяжело давят на беднейший
класс населения: уничтожается налог на хлеб в 1846 г., на соль в
1825 г., вводится вновь подоходный налог в 1842 г., служащий
противовесом обратно пропорциональному обложению сохра­
нившихся косвенных налогов. Подобным же образом вся финансо­
вая история новой Европы есть более или менее результат борьбы
различных интересов экономических классов ее населения.
Единый § 40. В заключение общего учения о налогах и в связи с

налог предшествовавшими историческими замечаниями остановимся


Общее учение о налогах


на короткое время на вопросе о том, нельзя ли все существующие налоги заменить одним или, по крайней мере, немногими налога­ми? Попытки к положительному решению этого вопроса встре­чаются с давних пор и были вызваны учением физиократов. Уже Вобан проектировал свою «королевскую десятину» как средства замены многих, но не всех налогов его времени. Физиократы — Кенэ и маркиз Мирабо — высказывались еще решительнее и считали вполне достижимым удовлетворение государственных потребностей посредством чуть не единого налога; так, последний высчитывал, что из 600 милл. фр., уплачиваемых народом в виде налогов, 350 милл. шло на издержки взимания и только 250 милл. оставалось в распоряжении правительства, и утверждал, что эту последнюю сум­му (в несколько уменьшенном размере — 225 милл. фр.) можно по­лучить от земельного, очажного и личного налогов. Наиболее знаменитый представитель физиократов — Тюрго был также сто­ронником единого налога, хотя и признавал затруднения, кото­рые может повлечь за собой установление этой системы, а Менье во Франции и до сих пор горячо проповедует возможность, целе­сообразность и необходимость единого налога на капитал. В свою очередь известный американский писатель Генри Джордж агитирует много лет за «национализацию» земли и введение еди­ного налога на земельную ренту.

Любопытный проект замены всех налогов предложил Пфейффер — это налог на расходы. Определить расходы, он говорит, вовсе не так трудно, как кажется с первого взгляда, даже гораздо легче, чем опреде­лить доходы лица, и часто при оценке дохода приходится судить о по­следнем лишь по расходам лица; расходы вообще труднее скрыть, чем доходы. При определении расходов можно было бы так же поступать, как и при определении дохода, т.е. отчасти можно руководствоваться указаниями самого плательщика и внешними признаками, указывающи­ми на расход, отчасти предоставить это оценке особых комиссий. Пфейффер выставляет все выгодные стороны налога на расходы: эта форма обложения самая справедливая, так как действительно на каждого налагается одинаковая жертва, этот налог не является штрафом для бе­режливого, каким, напротив, является подоходное обложение, а побуж­дает к бережливости: каждый может быть уверен, что плоды своего тру­да он сам один пожнет. Налог на расходы непереложим, не стесняет промышленности, как существующий способ обложения, издержки взи­мания незначительны и каждому ясно, сколько он платит государству1.

Нет сомнения, что осуществление того или иного плана еди­ного налога сопровождалось бы многими выгодами для государ-


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.021 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты