Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Г. Промысловый налог




Читайте также:
  1. А) календарному месяцу - в течение 20 календарных дней, следующих за последним календарным днем отчетного (налогового) месяца;
  2. А. Поземельный налог
  3. Агентский договор глазами налогового органа
  4. Анализ аналогов
  5. Аналоги запчастей для Lifan Breez
  6. Аналогии опыта
  7. Аналогия
  8. Аналого-цифровые преобразователи
  9. Б) календарному кварталу или календарному полугодию - в течение 40 календарных дней, следующих за последним календарным днем отчетного (налогового) квартала (полугодия);
  10. Б. По домовый налог

Общие§ 47. Задача народнохозяйственной деятельности заключает-

замеча- ся в увеличении в стране количества разного рода материальных ния благ или ценностей; в современной Европе эта цель достигается двумя путями: 1) сельскохозяйственным производством в широ­ком смысле, т.е. извлечением и получением ценностей прямо из природы и их первичной обработки, и 2) посредством промыш­ленного производства тоже в широком смысле, т.е. переработки, мены и перевозки продуктов первого рода. Экономическая дея­тельность второго рода называется в широком смысле промыш­ленностью и, смотря по характеру ее отдельных отраслей, разде­ляется на 1) промышленность в тесном смысле, т.е. ремесленно-мануфактурное производство, 2) торговлю и вообще торговые предприятия разного рода (банковое дело и т.п.) и 3) транспорт­ное дело — перевозку товаров и людей (извоз, железные дороги, пароходы и пр.).

Как известно, промышленность — эта вторая, по нашему раз­делению, категория народнохозяйственной деятельности — играет в современных цивилизованных государствах громадную, все более и более возрастающую роль: весьма значительная доля на­родного богатства в европейских странах составляет непосредст­венный результат промышленной деятельности; существуют да­же государства, в которых наибольшая доля богатств получается не от сельскохозяйственного производства, а от промышленно-


Оценочные или прямые налоги

сти1. Но если таков современный экономический строй Европы в наше время, то он весьма далек от того, что было в средние века, в древности или даже что существует и теперь среди малообразо­ванных народов где-нибудь в Африке или в Азии. Развитие про­мышленности в огромных размерах и преимущественно на фаб­ричный манер с огромными затратами капитала и большим чис­лом машин и человеческих рук есть главным образом создание новейшего времени, т.е. XVIII и XIX вв. Отсюда ясно, что, не имея особенно важного значения, промышленность и не могла служить прежде для правительства серьезным источником госу­дарственного дохода; вместе с тем a priori можно заключить, что благодаря относительно юному возрасту промышленности про­мысловые и торговые налоги не могут быть в настоящее время так развиты и совершенны, как, напр., налог поземельный. Такое заключение оправдывается и изучением действующих законода­тельств, относящихся к этой форме обложения; повсюду она на­ходится на сравнительно невысокой ступени развития, ограниче­на известными пределами и дает доход, далеко не соответствую­щий тому значению, какое имеет объект ее в хозяйственной жиз­ни народов. Во Франции, напр., промысловый налог дает не бо­лее 1/24 части всего государственного дохода (тогда как промыш­ленность в широком смысле доставляет около 60 % всего народно­го дохода), в Пруссии — лишь 1/42 часть, в России — 1/30 (по Czörnig'у), до такой степени покровительственно относятся все государства к промышленности, так мало пользуются они этим богатым и все более и более возрастающим источником обложе­ния.




1 В «Dict. of Statistics» Мюльгаля (стр. 320) приведены следующие данные об источниках доходов главных европейских государств.

Англия Франция Германия Россия Весь свет В милл. ф. ст.

 



226 53 492 113 135 74 30 414 9 291 96 93 31 4 382 22 350 103 68 37 4 507 14 218 94 34 12 2 3229 225 2750 841 605 275 66
13 95 12 98 5 84 156 816
   

Земледелие Горное дело

Мануфактурная пром....

Внутренний транспорт.

Подомовая рента

Торговля.......................

Мореходство

Банки.............................

Профессиональные заня-
тия.................................

Итого


Отдел третий. Подати и налоги

ПричиныПричины этого явления заключаются в следующем: во-первых,

незначи-правительства не желают ставить препятствий развитию промышленно-тельногости и, напротив, всеми возможными мерами стремятся содействовать ей, обложе-часто на счет интересов других отраслей экономической деятельности. ния про-Факт преобладания в настоящее время покровительственной системы в мышлен-таможенной политике лучше всего указывает, как высоко ставят все ностисовременные правительства значение туземной промышленности. Вто­рой весьма существенной причиной, по крайней мере в тех странах, в которых по политическому устройству интересы того или иного класса имеют реальное влияние на ход политических дел, является господство интересов среднего класса. Так, если обратиться к изучению, напр., ис­тории английской финансовой политики, то нельзя не заметить, что вме­сте с быстрым ростом могущества среднего класса капиталистов про­порционально растет их влияние и воздействие на все законодательные решения, касающиеся промышленности, и что вместе с тем все сборы и налоги, по преимуществу тяжело падающие на средний класс и противо­речащие его интересам, постепенно ограничиваются. Третьей причиной слабого развития промыслового налога может считаться трудность про­мыслового кадастра и сбора промыслового налога. Достаточно напом­нить, что, тогда как в кадастре земельном приходится иметь дело с объ­ектом реальным, который скрыть невозможно, в промысловом кадастре нужно оценивать доходы, получаемые путем кредитных сделок и не имеющие никакого реального выражения, или если и имеющие его, то все-таки способные быть легко скрытыми. Обороты в промышленной деятельности совершаются до такой степени в тайне, что часто совер­шенно неуловимы для постороннего лица; самый доход от нее, в проти­воположность доходу от земельной собственности, крайне разнообразен, изменяется не только по местностям, но и по родам промыслов и по приемам производства; поэтому определить и оценить промысловый доход несравненно труднее, чем доход с земли или дома; укрыть его и тем уклониться от уплаты налога несравненно легче. Вот три главные причины, объясняющие тот факт, что промысловые налоги в современ­ной Европе развиваются слабее, чем сама промышленность.



Понятие оОбращаясь затем к теории промысловых и торговых сборов, промыслемы должны остановиться прежде всего на определении промысла как их податного объекта. Промысел есть понятие относительное, которое можно понимать в широком и тесном смысле слова, смотря по цели, для которой оно берется. В первом смысле под промыслом разумеется каждое занятие, имеющее своей целью создание материальных ценностей или достижение веществен­ных благ в противоположность так называемым свободным про­фессиям, где в силу высших стремлений вознаграждение в форме гонорара или жалованья не должно быть главной побудительной причиной. В более тесном смысле под промыслом понимается


Оценочные или прямые налоги

такое хозяйственное предприятие, в котором в качестве произво­дительных элементов участвует наравне с личной приобрета-тельной способностью предпринимателя и капитал. Такая связь капитала с личным трудом представляет необходимую принад­лежность промысла и составляет его отличительную черту. Оба эти элемента присутствуют здесь в различной степени и мере. В труде ремесленника, единолично работающего, капитал зани­мает низшее место, и, наоборот, его личный труд — первенст­вующее; при этом в данном случае происходит полное влияние обоих элементов, и невозможно определить, что или какую часть своего дохода ремесленник получает в качестве промышленной прибыли и что — в качестве заработной платы. Иное дело в круп­ных коммерческих и торговых предприятиях; тут капитал имеет наибольшую важность, слияние вещественного и личного эле­мента далеко не так полно, и возможно с гораздо большей легко­стью, особенно в акционерных компаниях, определить, какая часть дохода приходится на долю капитала и какая - на долю труда. Масса акционеров - суть представители капитала, дирек-торы, члены правлений и др. служащие — представители личного элемента и труда; при этом, конечно, в дивиденд акционеров це­ликом входит промысловая прибыль, хотя тут же присутствует и просто процент на затраченный капитал.

Итак, соединение капитала с трудом составляет необходи­мое условие понятия о промысле, только результатом его являет­ся промысловый доход, отличный как от дохода капитального, так и от заработной платы. При таком определении из понятия промысла одинаково исключается как большая часть либераль­ных профессий, точно так же и простая работа по найму. Отсюда не следует еще, конечно, что либеральные профессии не должны вовсе подлежать обложению; к ним нельзя применить лишь нало­га промыслового, но их можно обложить, напр., подоходной по­датью; что же касается до заработной платы простых рабочих, то она должна оставаться необложенной, ибо последние несут и без того обременительные косвенные налоги. К сожалению, на прак­тике мы встречаемся с постоянными отступлениями от этого пра­вила: в старом баденском, напр., промысловом налоге обложены поденщики, слуги, музыканты, писцы; в Саксонии даже прямо существовала лично-промысловая подать (persönliche Gewerb-steuer). Все подобного рода налоги основаны на смешении или недостаточно ясном и точном разделении понятий; бескапиталь­ная рабочая сила никоим образом не может быть поставлена на­ряду с промыслом: лицо своей деятельностью может приобретать


Отдел третий. Подати и налоги

имущество, а имущество может приносить доход, но никогда
само лицо не может приносить дохода. Поэтому под промыслом
должно разуметь лишь такое занятие, которое производится с
помощью капитала и которое дает доход, отчасти зависящий от
затраченного капитала. В этом ограниченном смысле промысло­
вый налог есть налог на предпринимательскую прибыль.
Опреде- Доход, получаемый промышленным предпринимателем, по

ление самому существу своему далеко не представляет однородной
промы- массы. Поэтому предварительно следует определить его состав-
слового щ^ части. Во-первых, так как для каждого промысла затрачива-
налога ется капитал, то в общую прибыль входят проценты на этот капи­
тал по тому среднему уровню, который господствует в данное
время в стране. Во-вторых, в доход предпринимателя входит соб­
ственно промысловая прибыль, из которой предприниматель по­
лучает необходимое содержание для себя и своего семейства и из
которой должен покрываться могущий случиться в промысле
риск. В малых промышленных предприятиях, напр. у ремеслен­
ников, промысловая прибыль сливается с заработной платой точ­
но так же, как сливаются в них капитал и труд, вследствие чего
они и должны быть обложены значительно слабее, чем крупные
промышленники. Л. Штейн поэтому разделяет промысловый на­
лог на три вида: 1) налог на предприятия, в которых доминирует
капитал как фактор дохода (Unternehmungssteuer); 2) собственно
промысловый налог, где капитал и труд являются равнодейст­
вующими факторами (Gewerbesteuer), и 3) налог на прибыль от
занятий, производимых личным трудом без капитала, или, иначе
говоря, на заработную плату (persönliche Erwerbsteuer).
Промы- § 48. На практике произвести точное вычисление промысло-

словый вой прибыли представляет такие затруднения, которые не могут кадастр щцл в сравнение с другими налогами. Трудность промыслового кадастра обусловливается многими разнообразными причинами: доходность промысла зависит от многих местных и часто слу­чайных обстоятельств еще в большей степени, нежели земледе­лия; личные способности, различие размеров капитала даже в одном и том же производстве и местности делают весьма разно­образными получаемые промышленниками прибыли. Кроме того, самые промыслы до крайности разнородны и разнохарактерны, причем внешние признаки, по которым можно было бы прове­рить показанную самим промышленником доходность или опре­делить ее помимо его личного расспроса, чрезвычайно затрудни­тельны, а часто и совсем неуловимы. Ввиду вех этих трудностей от сравнительно точного кадастра, подобного, напр., поземель-


Оценочные или прямые налоги

ному или домовому, в промысловом налоге приходится отказать­ся, и потому огромное большинство европейских законода­тельств, покинувши мысль о нем, обратилось к такого рода прие­мам, которые имеют своей задачей на основании внешних и внутренних признаков различных промышленных предприятий определить приблизительно промысловый доход, и притом не каждого отдельного лица, а целого класса однородных промыш­ленников; кадастр индивидуальный заменен кадастром группо­вым. Подобный кадастр, основывающийся притом не на специ­альном изучении точного экономического положения каждого промышленника, а лишь на поверхностном ознакомлении с до­ходностью различных видов промыслов по их общим признакам, конечно, весьма несовершенен и поверхностен. Остановимся подробнее на его устройстве и принципах такого кадастра.

В обыденной жизни в своих суждениях о богатстве или сте­пени зажиточности какого-либо лица мы имеем обыкновение по некоторым внешним фактам делать умозаключение о его матери­альном положении. То же самое предполагается и относительно устройства промыслового кадастра: за неимением возможности точно высчитать чистый индивидуальный доход каждого про­мышленника, о нем можно судить по известным внешним фак­там, внешней обстановке промысла. Подобрать эти факты, от­крыть тот масштаб, которым измеряется доходность промысла, и составляет одну из важнейших задач финансовой науки и законо­дательной практики. Раз эти факты найдены и проверены, оста­нется разгруппировать их по известным классам и отдельные промыслы подвести под эти классы, назначив соответствующие оклады налога.

За основу берутся самые разнообразные признаки, способст­вующие определению приблизительной выручки промысла; их можно разделить на две категории: признаки внешние и внутрен­ние.

Признаки внешние суть те, которые существуют помимо во- Внешние ли и желания контрибуэнта; они могут быть названы также неиз- признаки меняемыми, постоянными. Для пользования этими признаками промы-должно руководиться некоторыми презумпциями как общими слового правилами, действительные фактические исключения из которых дохода приходится уже игнорировать законодателю. Так, во-первых, должно заметить, что известного рода промыслам соответствует известная средняя величина промыслового дохода, или, что то же, различные промыслы различаются степенью своей доходно­сти. Есть такие промыслы, которые по самому характеру своему


Отдел третий. Подати и налоги

приносят весьма значительный доход, и наоборот, другие прино­сят доход весьма ничтожный. Кому не известно, напр., что труд банкира, совершенный в течение какого-нибудь часа, доставляет иногда более, нежели самый усидчивый годичный труд какого-нибудь сапожника или иного ремесленника. Можно возразить, что это признак случайный, что разнообразие доходности промы­слов во многом зависит не от их вида, а от счастья или ловкости предпринимателя, но этим возражением выставленное положение отнюдь не отвергается и лишь дает повод заключить, что пользо­вание этим признаком требует осторожности. Ввиду общепри­знанного значения различной доходности отдельных промыслов первой задачей промыслового кадастра является разнесение их по категориям соответственно доходности каждого; исполнение этой задачи в виде классификации промыслов во всех действую­щих законодательствах лежит в основании организации промы­слового налога. Другим внешним, неизменяемым признаком, также стоящим вне воли контрибуэнта, служит положение мест­ности, в которой производится промысел. Близость или отдален­ность промысла от торговых и населенных пунктов влияет на обширность сбыта произведений, а известно, что сбыт составляет главное условие получения промышленной прибыли. Достаточно для доказательства этого положения привести несколько приме­ров: продукты огородничества, легко подвергающиеся порче, теряют всякое значение, если огород вдали от рынка, и сбывают­ся по дешевой цене, давая предпринимателю ничтожный доход; напротив, то же огородничество приносит значительные выгоды, если оно имеет под рукой постоянный обширный рынок для сбыта своих произведений. Банкир в столице, несомненно, получит при равенстве прочих условий больше прибыли, чем банкир в провинции; портной или сапожник, живущий на боль­шой улице города, заработает больше, чем он мог бы заработать живя в глухом переулке. Конечно, и этот внешний признак имеет условное значение и исключения могут иметь место, но в общем влияние его не подлежит сомнению; особенное значение имеет он в некоторых специальных и свободных профессиях. Признак этот, известный под именем географического коэффициента, принимается во внимание во всех европейских законодательст­вах; так, во Франции размеры налога прямо сообразуются с коли­чеством населения места производства промысла, а в Пруссии в старом налоге все города были разделены на четыре географиче­ских округа по их населенности, богатству и торговому значе­нию.


Оценочные или прямые налоги

Кроме этих двух признаков внешних, общего характера, су- Внутрен-ществуют еще признаки внутренние, частного, индивидуального ние при-характера: возможно заключение о приблизительном доходе из- знаки вестного промышленника на основании приблизительного же промы-

расчета его постоянного или оборотного капитала, вложенного в слового
т/- дохода

его промысел. К постоянному капиталу относится самое здание,

занимаемое фабрикой, или торговое помещение, машины, их сравнительная сила и пр. Поэтому на доходность промысла ука­зывают размеры здания и те производительные механизмы, кото­рыми действует заведение: чем более, напр., на фабрике паровой силы, тем она более производит, чем обильнее река водой и более поставов, тем мельница может более перемалывать хлеба. У из­вестных финансистов Эскиру-Парьё и Гока к этой категории при­знаков отнесены: стоимость здания или его наемная плата, коли­чество паровых сил, веретен на прядильных фабриках, станков на ткацких, чанов на винокуренных заводах, прессов, черпальных машин; в библиотеке — количество журналов и книг, количество и стоимость лошадей и экипажей у извозчика, количество тонн вместимости судов и т.п. в транспортном предприятии. Вторым внутренним признаком является величина оборотного капитала, т.е. количество уничтожаемых или изменяемых запасов и количе­ство помощников при производстве промысла. Сюда относится исчисление всех употребляемых на производство материалов: ржи и картофеля при винокурении, хлопка и шерсти на прядиль­ных фабриках, пряжи — на ткацких, тряпья — на писчебумажных, бумаги в типографии и пр.; сюда же относится и количество за­трачиваемого топлива, и число рабочих, занятых в предприятии. На основании всех этих признаков можно составить понятие о величине оборотного капитала, а по этой последней можно су­дить и о величине и доходности самого производства.

Таковы те признаки, на основании которых составляется промысловый кадастр. В общих чертах устройство его довольно однообразно и заключается в следующем: прежде всего различа­ются промыслы, имеющие исключительно местное значение и работающие для местного спроса, от тех, которые производят на отдаленный сбыт, и устанавливается для обеих групп различная высота окладов налога. Затем обе группы промыслов делятся на виды соответственно первому указанному нами внешнему при­знаку, т.е. по предполагаемой высоте доходности их. Кроме того, первая группа, т.е. местные промыслы, наряду с делением на ви­ды подвергается делению по разрядам местностей, т.е. сообразно географическому коэффициенту, обыкновенно по числу населе-


Отдел третий. Подати и налоги

ния или по другим признакам. Наконец, внутри всех этих подраз­делений устанавливается еще новое деление на классы по объему предприятия: по числу рабочих, машин, аппаратов и пр. Для всех подразделений и классов устанавливаются различные оклады налога соответственно предполагаемой для каждого из них высо­ты промыслового дохода, и для производства обложения на прак­тике остается уже только подвести каждое из существующих промышленных предприятий, по указанным в кадастре призна­кам, под тот или другой класс.

Само собой разумеется, что равномерного обложения чистых ин­дивидуальных доходов промышленников таким схематическим спосо­бом достигнуть невозможно, да это и не имеется, как было упомянуто выше, в виду, но этот недостаток, кроме того, неизбежен при всяком обложении не по действительной величине дохода, а лишь по известным презумпциям относительное ее. Как средство для установления большей индивидуализации обложения некоторые ученые, напр. Вагнер, реко­мендуют соединение промыслового кадастра с репартиционной систе­мой, т.е. распределение контингентированной суммы налога в данной местности самими заинтересованными лицами, самими плательщиками, которые, будучи более или менее близко знакомы с экономическим по­ложением каждого из сотоварищей, сумеют-де установить и большее соответствие между окладами налога и доходами. Нельзя, однако, не заметить, что, установляя некоторую равномерность обложения в преде­лах отдельных местностей, это средство неспособно уничтожить нерав­номерность обложения между целыми местностями страны.

Организа-§ 49. Наименьшей сложностью, а вместе с тем и наименьшей

ция про-точностью долгое время отличался французский промысловый

мысловогоналог, носящий название contribution des patentes и возникший в

налога вконце прошлого столетия, в 1791 г., когда с уничтожением цехов
Западной ' ' „ , А4.. ,

_, . и всякого рода профессиональных привилегий (maîtrise et

' jurandes) все получили право свободно заниматься каким угодно цииФран- промыслом под условием взятия особого патента. Патент упла­чивался по установленному тарифу соответственно наемной стоимости квартир, лавок, магазинов и мастерских, занимаемых промышленниками. Скоро, однако, выяснилась несправедливость этого способа определения налога и к прежнему принципу — об­ложению помещения, сохранившемуся под новым названием «пропорционального налога» (droit proportionnel), присоединился другой — обложение соответственно виду промысла и местона­хождению его — под названием «постоянного налога» (droit fixe), в одинаковом размере для всех лиц, занимающихся данным про-


Оценочные или прямые налоги

мыслом в данной местности. Оба эти масштаба в своем первона­чальном виде скоро оказались слишком грубыми и несовершен­ными и потому подвергались с течением времени многочислен­ным видоизменениям и улучшениям (важнейшие перемены про­изведены в 1844, 1850 и 1881 гг.), и в настоящее время француз­ский промысловый налог является приблизительно в следующем виде.

В основании его лежат, по словам Леруа-Больё, проверенные опытом начала: 1) не все виды торгов и промыслов одинаковы по своей прибыльности; 2) доходность предприятия находится в зави­симости от количества народонаселения в местности, 3) а также от размеров элементов производства: стоимости зданий, количества машин, числа рабочих; 4) показателем благосостояния предпри­нимателя и торговца является его личная квартира. Сообразно с этими налогами и установлено обложение промыслов постоян­ным (d. fixe) и пропорциональным налогом (d. proportionnel). Все промыслы разделены на четыре категории, обозначаемые первы­ми буквами алфавита: А, B, С и D.

В категорию А отнесены такие, преимущественно торговые и ремесленные, предприятия, доходность и обширность которых зависит от местного потребления. Оклады droit fixe различаются здесь по роду промысла и по густоте населения; для этого все промыслы разделены на восемь классов, и для каждого из них установлено восемь различных окладов по числу жителей в ме­стонахождении промысла (кроме Парижа, где также существуют особые оклады); таким образом для категории А назначены 64 раз­личных оклада налога от 2 до 300 фр. (для Парижа до 400 фр.). Droit proportionnel в этой категории платится в размере 1/20 (пер­вые три класса), 1/30 (следующие три класса) и 1/50 (последние два класса) части со стоимости помещения, занимаемого торговым предприятием.

Вторая категория (В) заключает в себе наиболее прибыль­ные, точно перечисленные виды торговой и промышленной дея­тельности: банкирские конторы, комиссионерские общества, морское страхование и пр. Droit fixe взимается сообразно количе­ству населения, по особому тарифу для каждого рода промысла, и притом в двух видах: в твердой цифре — taxe déterminée и в изме­няющейся - taxe variable - за каждое из служащих в этих пред­приятиях лиц свыше пяти человек (в размере от 5 до 50 фр.). Droit proportionnel, за немногими исключениями, равняется в этой категории 7ю части стоимости помещения.


Отдел третий. Подати и налоги

В 1893 г. сделаны были некоторые поправки в положении о па­тентном сборе с торговых предприятий этого рода и тем самым увели­чено обложение крупных магазинов сравнительно с мелочной торговлей. Крупные магазины с оборотами в сотни миллионов франков быстро рас­тут во Франции и, стягивая в свои руки всю торговлю, наносят смер­тельный удар мелочной торговле. Первый закон в этом роде относится еще к 1889 г., затем он был дополнен в 1891 г.; наконец, в 1893 г. обло­жение крупных магазинов еще более было повышено.

Законодательные постановления 1893 г. заключаются в установле­нии налогов в трех формах - taxe déterminée, taxe variable и droit proportionnel, которые варьируют в своей величине в зависимости от количества служащих при магазине.

Третья категория (С) содержит в себе промышленные пред­приятия, доходность которых не зависит от местности, которые не рассчитываются на местный сбыт (фабрики, железные дороги, горное производство и пр.). Здесь droit fixe уже совсем изменяет принципу народонаселенности и соразмеряется с внутренними признаками доходности промысла: вместимостью судов, количе­ством капитала в акционерных обществах, емкостью снарядов для брожения и варки, числом и видом машин, количеством ра­бочих и пр.; droit proportionnel различной величины взимается или исключительно со стоимости помещения, занимаемого тор­гово-промышленным предприятием, или же одновременно и со стоимости квартиры предпринимателя.

Четвертая категория (D) обнимает либеральные профессии и подлежит платежу лишь droit proportionnel в размере 1/15 с квар­тирной платы.

Такова в общих чертах французская система промыслового обложения. Несомненно, что она далеко не избегает значитель­ных недостатков; Леруа-Больё указывает много примеров вызы­ваемой ею неравномерности обложения и находит поистине изу­мительным, что публика к ней приспособляется; тем не менее она переносится населением если и не без жалоб, то, по крайней ме­ре, без раздражения и приносит весьма высокую сумму дохода в 127,4 милл. фр. (по росписи на 1898 г., не включая сюда 691/2 милл. фр. добавочных сантимов).

б)ВАвст- На одинаковых основаниях, в сущности, устроена система рии промыслового налога в Австрии; общая разница заключается в том, что деление на классы здесь еще сложнее и приемы несколько иные. Так, в Австрии распределенный на четыре класса налог ос­новывается главным образом на роде и характере промысла, на числе жителей местности и на внутренних признаках, определяю-


Оценочные или прямые налоги

щих общую стоимость и доходность производства, — количестве рабочих, машин, станков и пр.; в отличие от Франции здесь не принимается во внимание плата за помещение. В Пруссии оклады в) В Прус-прежнего промыслового налога (до 1891 г.) различались по 11 ро- сии.дам промыслов (обозначаемых литерами от А до L) и по четырем Старыйклассам населенности: своеобразность прусской системы заключа- промы-

лась в предоставлении большей самодеятельности плательщиков, в словый

налогсилу устройства так называемых средних податных окладов

(Mittelsätze) для данного рода промыслов в данной местности. Пе­ремножением такого среднего оклада на число промышленников известного рода в данной местности определялась общая сумма налога с города или округа; раскладка этой суммы между отдель­ными плательщиками производилась уже ими самими, причем для малодостаточных плательщиков могло быть допущено пони­жение оклада до установленного законом минимума (Minimal-satz), конечно, на счет повышения оклада для более зажиточных промышленников, что сохранено и теперь в новом промысловом обложении Пруссии.

Крайняя неравномерность старого прусского промыслового Новыйналога, обнаружившаяся с развитием торговли и промышленно- прусскийсти, отягощение ремесленников и мелких торговых предприятий промы-в интересах крупных, утрата географическим коэффициентом словыйсвоего значения с развитием путей сообщения, трудность разнес- налог ти промыслы по классам — все это настоятельно требовало ре­формы в сфере промыслового обложения, что и было сделано 24 июня 1891 г. вместе с преобразованием общего подоходного налога.

Новое обложение (т.е. ныне действующее в Пруссии) орга­низовано по классно-подоходной системе. Все промыслы разде­лены на четыре класса, по которым они разносятся не на основа­нии точного обследования каждого промысла, а предположи­тельно, причем эта классификация совершается по двум призна­кам: или по доходу с предприятия, или по капиталу, затраченно­му в нем.

Эти четыре класса следующие:

с ежегодным доходом или с капиталом (основным и оборотным) в марках

I - 50 000 и более ..................................... 1 000 000 и более

П - 20 000-50 000 ...................................... 150 000-1 000 000

Ш -4000-20 000 ....................................... 30 000-150 000

IV -1500-4000 ...................................... 3000-30 000


Отдел третий. Подати и налоги

Промышленные предприятия с доходом ниже 1500 мар. или с капиталом ниже 3000 мар. освобождены от налога. От налога также изъяты земские и городские промыслы, ссудо-сберега­тельные товарищества, потребительные общества и некоторые другие предприятия. Обложение по классам совершается в сле­дующем размере: по I классу берется 1 % с дохода, притом так, что при доходе 50 000-54 000 мар. оклад составляет 524 мар., а затем с каждых лишних 4800 мар. дохода взимается 48 мар.

Для остальных классов оставлен в силе принцип самообло­жения: помножением среднего оклада на количество промыш­ленных заведений в данном податном округе определяется общий контингент, а затем он уже раскладывается самими заинтересо­ванными лицами (комиссией из них) между отдельными пред­приятиями, но в пределах указанных maximum' ов и minimum'ов:

Класс Средний оклад Min. Max.

II ................................................. 300 156 480

Ш ................................................. 80 32 192

IV ................................................... 16 4 36

Для всех содержателей питейных заведений и гостиниц вве­ден дополнительный сбор в размере от 15—100 мар. (по классам). Новый промысловый налог собирается по четвертям года и вве­ден в действие с 1893/4 г., причем оговорено, что если получится от него более 19 811 000 мар. на 5 %, то в размере этого излишка налог будет уменьшен.

Цель этой реформы сводится к облегчению малоимущих и перенесению податной тяготы на более состоятельные классы.

Что касается Англии, то там нет самостоятельного специ­ального налога на промышленность и торговлю, а существует общий подоходный налог, которому под шедулой D подлежат доходы от этих отраслей экономической деятельности (см. главу о подоходном налоге).

История§ 50. Обратимся теперь к истории и описанию русских про-

промы-мысловых сборов.

слового До Петра I существовавшая у нас система промысловых

обложе- сборов и налогов отличалась сложностью, запутанностью и неоп-нияв ределенностью. Во-первых, промышленники были подведены оссиипод общее посошное обложение; кроме того, в экстренных случа­ях, большей частью на военные надобности, устанавливались и различные чрезвычайные сборы. Эти сборы, назвавшиеся «запро­сными деньгами», распределялись по сохам, по дворам, а еще


Оценочные или прямые налоги

чаще взимались с имуществ промышленников, с «животов и промыслов», составляя с них известный процент (пятая деньга, десятая, двадцатая деньга). Царствование Петра Великого при­несло, как известно, ряд новых налогов, и между прочим и на промышленные классы. Благодаря его настойчивым усилиям русская промышленность к концу его царствования приняла до­вольно обширные размеры и послужила сравнительно хорошим объектом обложения в форме разнородных и разнохарактерных сборов с фабрик и заводов. При Петре же были установлены в России гильдии и цехи, но прежде всего как полицейско-государ-ственный, а не финансовый институт, ибо купцы платили вместе с другими неслужилыми сословиями подушный налог (имевший, впрочем, первоначально имущественный характер). Впрочем, уже Петру принадлежит честь в первый раз задумать о произ­водстве правильного промыслового кадастра. Для этой цели он приказал произвести особую перепись городских жителей — куп­цов, посадских и слободских людей; при этом должны были опи­сываться не только их дворы и характер их промыслов и ремесел, но даже и объем промыслов и наемная плата за помещение. Та­ким образом, по-видимому, было намерение произвести промы­словый кадастр, однохарактерный с теперешним французским, и промысловый налог должен был установиться на основании при­мерно внешних признаков, с одной стороны, и наемной платы за помещение, с другой. Смерть не дала осуществиться всем этим планам.

При преемниках Петра до 1775 г. существенно важных пе­ремен в организации промысловых налогов не произошло, а только в этом году были отменены все существовавшие до этого времени частные промысловые сборы и подушная подать с куп­цов, а на место их установлен впервые особый гильдейский сбор. Гильдии, таким образом, получили фискальное значение. Купцы размещались по трем гильдиям, причем в гильдию мог записы­ваться всякий, имевший не менее 500 р. капитала; имевшие менее причислялись к мещанам, платившим по-прежнему подушную подать. Распределение купцов по гильдиям происходило смотря по сумме объявленного ими капитала: к первой гильдии причис­лялись те, которые объявили свой капитал более чем в 10 000 р., ко второй - обладавшие капиталом от 1000 до 10 000 р., к треть­ей—от 500 до 1000 р. Объявление высшего капитала предостав­лялось на совесть каждого, почему никаких доносов на утайку имущества не принималось. Самый налог был определен в разме­ре 1 % с объявленного по совести капитала. Через 10 лет, т.е.


Отдел третий. Подати и налоги

в 1785 г., произошло более точное определение прав торгового класса посредством издания так называемого «Городового Поло­жения»; этим же законодательным актом были повышены разме­ры объявляемых капиталов, но оклад налога остался тот же са­мый.

Наиболее важные узаконения о промысловом налоге отно­
сятся к 1863 и 1865 гг., которые до выхода в свет закона 8 июня
1898 г. (см. стр. 241) и составляли наше действующее законода­
тельство о так называемых пошлинах за право торговли и промы-
Совре-слов. К этим узаконениям присоединился в 1885 г. весьма важ-
меннаяный законодательный акт — «правила об обложении торговых и
системапромышленных предприятий добавочным сбором».
русскогоВажнейшую часть всей нашей системы промыслового обло-

промы-жения составляли так называемые пошлины (правильнее «нало-

слового. обложениясловогоги»)за право торговли и промыслов, к рассмотрению которых мы

прежде всего и обратимся.

1. Пошли-Все торгово-промышленные действия по действовавшему ныза пра-вполне до 1 января 1899 г. законодательству разделялись на две во торгов-категории: 1) на производимые без платежа пошлин и 2) на про-ли и про-изводимые с платежом пошлин.

Мыслов

К первой категории относятся следующие действия: 1) торг хлебов во всяком виде, льном, пенькой и другими земными произрастаниями всякого рода, скотом, птицей и всякими жизненными припасами, шер­стью, волосом, пухом, щетиной, невыделанными шкурами, лесом, дро­вами и др. лесными произведениями, топливом всякого рода, строитель­ными материалами с возов, судов и лодок, на рынках, площадях и при­станях, но не из складов, дворов, амбаров и лавок; 2) разносная продажа съестных припасов, фруктов и лакомств, старого крестьянского платья, крестьянских изделий и т.п. предметов; 3) размен денег с ларей и столов; 4) торговля всякими товарами на ярмарках (продолжающихся не более семи дней) и на установленных торгах; 5) строение, починка и содержа­ние речных, озерных и морских судов всякого рода (кроме содержания пароходов, служащих для перевозки грузов и пассажиров); 6) содержа­ние лошадей для обывательских станций и вообще извозный промысел (не включая, однако, сюда содержания извозчичьих заведений для лег­ковой и ломовой езды, конторы или заведения для транспортировки кла-дей и пассажиров); 7) приготовление машин и аппаратов для фабрик, а также земледельческих орудий, химических составов и красильных ве­ществ; 8) содержание учебных, гигиенических и лечебных заведений, а также библиотек для чтения повсеместно и книжных магазинов, за ис­ключением обеих столиц; 9) производство ремесла в качестве хозяина, с помощью одних только членов своего семейства, а также при одном наемном работнике и пр.


Оценочные или прямые налоги

Для всех торгово-промышленных действий, не освобожден­ных законом от налога (неправильно у нас называемого «пошли­ной»), предприниматели обязаны были ежегодно брать особые свидетельства и билеты с определенной платой в пользу казны за те и другие.

Свидетельства бывают двух родов: купеческие, или гиль- а) Гиль­дейские, и просто промысловые. Гильдейское свидетельство ука- дейские и зывает на принадлежность данного лица к известному званию промы-

или сословию, т.е. плательщик, кроме права на торговлю или словые
г свиде-

промысел, приобретает вместе с ним известные права и преиму-

v v v тельства

щества, присвоенные купеческому званию. Свидетельства же

промысловые имеют исключительно фискальное значение, как и французский патентный сбор, и уплата пошлины за них никаки­ми иными, кроме права на торгово-промышленное действие, по­следствиями не сопровождается.

Гильдий с 1865 г. осталось две. Из них к первой принадле­жит, согласно предположению закона, оптовая торговля, как рус­скими, так и иностранными товарами; сюда же относятся, т.е. обязаны выбирать свидетельства первой гильдии, некоторые промыслы, отличающиеся особой доходностью, как банкирские, комиссионерские, страховые, транспортные и т.п. предприятия. Плата за свидетельства первой гильдии однообразная — 565 р. для всех местностей России. Ко второй гильдии относятся лица, по­лучающие право на розничную торговлю, и владельцы фабрик и заводов с числом рабочих более 16 человек; плата за свидетель­ство этой гильдии варьирует по пяти классам местностей (гео­графический коэффициент) в размере от 40 до 120 р.

Промысловые свидетельства выдаются: 1) на содержание фабричных, заводских и ремесленных заведений, действующих ручной работой, без применения водяной или паровой силы, из­возчичьих заведений и мелких подрядных предприятий, с числом рабочих, не превышающем 16, трех разрядов: первого (от 2 до 4 рабочих) - за плату от 3 до 10 р. (по пяти классам местностей), второго (от 5 до 9 рабочих) - за плату от 7 до 20 р., и третьего (от 10 до 16 рабочих) - за плату от 10 до 30 р.; 2) на мелочной торг - с платой от 10 до 30 р., 3) на развозный торг - 16 р., 4) на разносный торг — 6 р. и 5) торговым приказчикам — 35 р. — перво­го класса и 6 р. - второго класса.

Вторая форма пошлин за право торговли и промыслов вы- б) Билеты ражалась в обязательном взятии билета на каждое отдельное тор- наторгово-говое или промышленное заведение; всякий, берущий купеческое промыш-

свидетельство, тем самым обязан взять за установленную плату ленные

,,. заведения


Отдел третий. Подати и налоги

по крайней мере один билет на торговое или промышленное за­ведение; количество выбираемых билетов пропорционально. По одному свидетельству первой гильдии при этом нельзя получить более 10 билетов; по свидетельству второй — более пяти, и по свидетельству на мелочной торг — более одного билета, так что, если действительное количество заведений превышает эти числа, то необходимо брать второй раз свидетельство. Плата за билеты разнообразится, смотря по местности: при свидетельстве первой гильдии она колеблется между 20 и 55 р., второй — между 10 и 35 р., при свидетельстве на мелочной торг — между 2 и 10 р. При­вилегированная промышленность: аптеки, фотографии, типогра­фии и литографии — обложена только этим видом налога; содер­жатели их берут только билеты по второй гильдии на промыш­ленное заведение, но не обязаны брать ни купеческих, ни промы­словых свидетельств.

Недос- За этим общим очерком первой части прежнего русского

татки промыслового обложения сделаем относительно ее несколько

пошлин скритических замечаний и затем перейдем к другой новейшей по

торговлипроисхождению части.

и промы-1) Промысловый налог, по свидетельству 1-й гильдии, пред-словставляет твердую фиксированную цифру, для всех равную и, сле­довательно, не принимающую совсем во внимание имуществен­ную способность плательщика; очевидно, что нельзя не назвать такой способ обложения крайне грубым и несовершенным. Во второй гильдии есть уже маленькая вариация: цифра налога раз­нообразится, смотря по местности; но различие это чересчур об­щего свойства: доход торговца зависит не от одного местонахож­дения его предприятия, но и от массы других условий, оставляе­мых без внимания. Если мы обратимся затем к билетному сбору, то на первый взгляд может показаться, что здесь есть как бы стремление к пропорциональности, ибо на каждое торговое или промышленное заведение нужен особый билет. Но дело в том, что число заведений отнюдь еще не определяет размеров оборота и цифры доходности предприятия; одно крупное заведение может приносить доход в сто, в тысячу раз больше, чем десять мелких. Для более равномерного обложения необходимо было бы обра­тить внимание (как это и сделал закон 8 июня 1898 г.) и на другие признаки, напр. на наемную плату за помещение. Существовав­шая же система билетных сборов, особенно благодаря указанной выше зависимости числа выдаваемых билетов от разряда свиде­тельства, вела часто к тому, что чем промышленник богаче, тем


Оценочные или прямые налоги

меньше платил он налога, т.е. незаслуженно крупные капитали­сты поощрялись на счет мелких.

Вообще про эту часть нашего промыслового обложения можно сказать, что она далеко не имела законченной правильной организации и во многом уступала хотя тому же, тоже весьма несовершенному, французскому droit fixe в смысле равномерно­сти налога. Крупные предприятия пользовались незаслуженными привилегиями, не оправдываемыми ни фискальными, ни эконо­мическими, ни политическими соображениями. Так, все кредит­ные учреждения, банки акционерные, а равно поземельные, об­щественные и взаимного кредита, каковы бы ни были их оборо­ты, раз капитал их превышает 50 000 р., все одинаково платили за свидетельство первой гильдии (при капитале от 10 до 50 тыс. — за свидетельство второй гильдии, ниже 10 тыс. — за свидетельство на мелочной торг). Притом законом 1884 г. под общее, хотя и несколько меньшее обложение подведены даже такие кредитные предприятия, которые заслуживали бы возможного поощрения и даже совершенного освобождения от налога, т.е. опять поощрял­ся крупный капитал и задерживалось развитие мелких сбереже­ний и мелкой промышленности; именно по закону 1884 г. ссудо-сберегательные товарищества и сберегательные кассы, основан­ные на начале взаимной помощи, которые особенно должны бы­ли бы поощряться в нашем отечестве как стране, весьма бедной капиталами, платили за свидетельство 1-й гильдии, если их капи­тал превышает 100 тыс., 2-й гильдии — при капитале от 20 до 100 тыс., на мелочной торг — при капитале от 5 до 20 тыс. р. и за билет на мелочной торг — при капитале не свыше 5 тыс. р. Права на торговлю товариществами или торговыми домами довольно запутаны, но, в сущности, невысоко обложены: каждый из ком­паньонов брал свидетельство первой или второй гильдии. Право подрядов и поставки ограничено было известными размерами по свидетельствам, именно: по промысловым — до 5000 р., 2-й гиль­дии — 30 000 р., 1-й гильдии — на всякую сумму.

§51. Описанное несовершенство наших «пошлин» с торгов- Реформали и промыслов принудило наше Министерство Финансов еще в русского 1884 г., 26 марта, внести в Государственный Совет проект об ус- промы-тановлении процентного сбора со значительных торговых и про- слового мышленных предприятий и о более равномерном обложении тор-обложения говли и промышленности. Этот проект, впрочем, был отвергнут Государственным Советом на том основании, что подоходное обложение не может представлять затруднений лишь относи­тельно акционерных компаний и товариществ; что же касается до


Отдел третий. Подати и налоги

обложения отдельных предпринимателей со значительными тор­говыми оборотами, то относительно их Государственный Совет высказал мнение, что «обложение их по чистому доходу едва ли было бы своевременным без введения всеобщего подоходного налога». В результате от всего проекта остались лишь некоторые незначительные изменения в интересах более равномерного об­ложения промыслов, Высочайше утвержденные 5 июня 1884 г. и касавшиеся цифр обложения компаний и способа обложения ре­месленников; по самому частному характеру своему они не были в состоянии исправить общих, описанных нами недостатков про­мыслового обложения. Поэтому в том же году министр финансов переработал вновь свой проект и 28 ноября 1884 г. снова внес его в Государственный Совет; в результате его настояний получился успех, и 15 января 1885 г. были утверждены «правила об обложе­нии торговых и промышленных предприятий дополнительным сбором (процентным и раскладочным)»1.

Дополни-Вот существенные черты этих новых правил, представляю-тельныещих собой важнейший в текущем столетии шаг к реформе рус-сборы сской системы налогов на промышленную и торговую деятель-

ГГ

ип ромы-

и промы-По закону 1885г. оба дополнительных сбора падали только

СЛОВ ы

на предприятия, уплачивающие гильдейские пошлины; лишь в 1889 г. законом 19 января второй, т.е. раскладочный, сбор рас­пространен и на предприятия негильдейские, хотя и не все, а именно: на торговые и промышленные предприятия, содержимые по свидетельствам: а) на мелочной торг; б) промысловым 1-го и

Так как в последующем изложении приведены только правила раскладки и взи­мания раскладочного сбора лишь с гильдейских предприятий, в общем распро­страняющиеся ныне и на негильдейские, то здесь считаем уместным изложить те отступления от них, которые установлены специальным законом 19 января 1889 г. для обложения раскладочного сбора с негильдейских предприятий.

1) Общая сумма этого сбора определяется для каждой губернии в законода­тельном порядке отдельно от первого (сбора с гильдейских предприятий). 2) Раскладка суммы сбора, причитающейся с уезда, производится отдельно от раскладки сбора с гильдейских предприятий уездным податным присутствием в особом составе. 3) В члены податных присутствий для раскладки сбора между негильдейскими плательщиками избираются шесть лиц из среды этих платель­щиков. Вообще новый раскладочный налог на негильдейские предприятия пред­ставляет собой сбор, отдельный от прежних двух, хотя организация в существен­ных чертах остается та же самая, почему мы в дальнейшем изложении и не будем указывать на те мелкие отступления в порядке определения доходности и вообще действий податной администрации, которые установлены для нового сбора. Об­щая сумма раскладочного сбора с негильдейских предприятий была назначена для 1889 и 1890 гг. в 1 250 000 р.


Оценочные или прямые налоги

2-го разряда; в) также и промысловым свидетельством 3-го раз­ряда, если оно обязано выборкой билетов мелочного торга.

Первый «дополнительный 3-, а с 1892 г. 5-процентный сбор» а)3 %-ныйвзимался с акционерных обществ, товариществ на паях и других дополни-видов товариществ по участкам в размере 5 % с чистого дохода тельный за истекший операционный год. Правления этих обществ и това-риществ обязаны в течение месяца по утверждении общим соб­ранием годового их отчета представить сей отчет в губернское податное присутствие, а равно препроводить для напечатания в «Вестник Финансов, Промышленности и Торговли» заключи­тельный баланс и извлечение из годового отчета, с показанием в оном валового дохода, расхода и чистой прибыли за отчетный год, а также распределение последней с означением размера ди­виденда на каждую акцию или пай. Одновременно с представле­нием отчета за истекший операционный год правление представ­ляет квитанцию казначейства в уплате следующего с предпри­ятия дополнительного процентного сбора.

При установлении дополнительного процентного сбора предпола­галось взимать его с тех предприятий, которые обязаны представлять в установленном порядке ежегодные отчеты о своих операциях. Поэтому к этому сбору привлечены также поземельные банки, городские кредит­ные общества, общественные банки, общества взаимного кредита (не исключая и земских), ссудо-сберегательные товарищества и кассы, осно­ванные на начале взаимной помощи, и вообще все торговые и промыш­ленные общества и товарищества, банковые и кредитные учреждения, обязанные, по их уставам, публиковать отчеты о своих операциях, если при этом они должны оплачивать гильдейские пошлины.


Второй — дополнительный — «раскладочный» сбор взимался со всех остальных предприятий, платящих сначала только гиль­дейские (а ныне и «негильдейские» по закону 1889 г.) пошлины, первоначально исключены заводы и фабрики, подлежащие пла­тежу акцизных сборов. Но в 1892 г. раскладочный сбор распро­странен и на них; как видно из самого названия, сбор этот, в от­личие от первого, имеющего долевой характер, есть налог репар-тиционный; общая сумма налога по каждой губернии, губернский контингент, определяется в законодательном порядке на три года. Различие между формами обоих дополнительных сборов имело своей причиной, во-первых, затруднительность определения чис­того дохода отдельных торгово-промышленных предприятий сравнительно с определением его у акционерных компаний, и, во-вторых, необходимость соблюдения или, лучше сказать, неже­лание затрагивать коммерческой тайны оборотов предприятий


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 21; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.084 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты