Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 1. Значение поправок и изменений договоров




Читайте также:
  1. I. Значение и единство
  2. IV. Значение библиографии. Виды и типы библиографических пособий.
  3. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  5. XII. Караулы. Назначение, состав, численность караулов по конвоированию
  6. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  7. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  8. Администрация морского порта, ее значение и функции.
  9. Антиблокировочные системы, назначение, типы и основные элементы
  10. Биологическое значение аминокислот

 

Неуклонно растущие темпы мирового развития делают все более актуальной проблему своевременного пересмотра договоров. Особенно актуальна эта проблема при коренных изменениях в мировой системе. Весьма показателен в этом плане опыт, связанный со Второй мировой войной. Война показала, сколь серьезные опасности таит в себе существующая международная система. В результате, несмотря на принципиальные идеологические различия, государства согласились на формирование новой международно-правовой системы, в основу которой был положен Устав ООН. Немалые изменения в системе международных договоров произошли в связи с формированием системы отношений после прекращения холодной войны. Особое значение проблема пересмотра договоров имеет для России, унаследовавшей большой объем договоров СССР, с одной стороны, и занявшей иное положение в мире - с другой. Поэтому чрезвычайно важно исследовать договорную практику не только России, но и СССР.

В Послании Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию указывалось на необходимость "сделать внешнюю политику адекватной целям и возможностям нового этапа развития". При этом подчеркивалось, что адекватный ответ на наиболее острые угрозы XXI в. "можно дать лишь солидарными усилиями мирового сообщества, с опорой на инструменты ООН и международное право" *(244).

Острой стала необходимость адаптации международных организаций к сложившейся ныне новой обстановке. Министр иностранных дел РФ С.В. Лавров отмечает: "Сегодня нет ни одной международной и региональной организации, будь то ООН или другая структура, которая не пыталась бы адаптироваться к новой обстановке и не пыталась бы решать новые задачи" *(245).

До сих пор не было четких положений по этому вопросу, за исключением правила единогласия сторон. Сегодня многосторонние договоры могут изменяться по согласию большинства сторон. Допускаются особые соглашения между отдельными сторонами по тем же вопросам, по которым заключен общий договор. Наиболее сложен вопрос об изменении содержания договора путем согласованной практики, без внесения в него формальных поправок.

Международные отношения характеризуются разнообразием и многоплановостью. Эти моменты учитываются при формировании постановлений договоров. Есть нормы общего характера о сотрудничестве в той или иной области. Их реальное содержание зависит от уровня развития сотрудничества и, следовательно, от согласованной практики участников. Есть нормы жесткой определенности, например, те, что содержатся в конвенциях о распределении радиочастот. Они соблюдаются так, как определены в конвенции, без всяких изменений. Наконец, встречаются нормы, которые остались невостребованными. Как показала практика, нормы договоров могут допускать некоторые изменения в своем содержании по взаимному соглашению сторон в связи с меняющимися условиями.



При изменениях в международных отношениях прибегают к помощи поправок и изменений в договорах. Поправки, изменение договоров могут оказывать существенное влияние на права и обязанности государств. Правило о необходимости взаимного соглашения всех сторон при пересмотре договоров нашло закрепление в Лондонском протоколе 1871 г., согласно которому ни одна держава не может изменить своих договорных обязательств иначе "как с согласия договаривающихся сторон, достигнутого посредством дружеского уговора" *(246). В подготовленном правовым департаментом Секретариата ООН меморандуме говорилось, что "в прошлом существовало мнение о том, что многосторонние конвенции не могут быть изменены без общего согласия всех первоначальных договаривающихся сторон...".



Обратимся к доктрине международного права, которая всегда уделяла этому вопросу значительное внимание *(247). Специалисты в области права договоров отмечают, что право пересмотра договоров вытекает из принципа "договоры должны соблюдаться" *(248). В доктрине господствовала теория необходимости участия в пересмотре всех участников. Ф.И. Кожевников писал: "Доктрина современного международного права устанавливает, что законным условием возможности пересмотра международного договора является, как правило, согласие на это всех его участников" *(249). Г. Бликс считал, что традиционная норма международного обычного права состоит в том, чтобы на пересмотр многосторонних договоров, которые не имеют противоположных ясно выраженных постановлений, необходимо согласие всех договаривающихся сторон *(250). Это же правило доказывал в обстоятельной монографии по данному вопросу Э. Хойт *(251).

Практика Советского государства придерживалась правила о необходимости согласия с пересмотром договора всех его участников. В 1922 г. в связи с предложением главных союзных и ассоциированных держав признать постановления Версальского мирного договора 1919 г., касающиеся реки Неман, полномочный представитель РСФСР в Литве направил ноту Литовскому правительству, в которой говорилось: "Российское правительство всегда твердо стояло на той точке зрения, что никакие международные акты, в свое время подписанные при участии России, не могут быть изменены без такового же участия Российского правительства" *(252).



Советская дипломатия не раз подчеркивала, что пересмотр договоров путем взаимного соглашения является одним из принципов ее политики *(253). Приведем, в частности, высказывание А.Я. Вышинского. Наш принцип, отмечал он, заключается в том, что "никакая новая конвенция по данному вопросу не может быть принята без согласия тех государств, которые участвовали в предыдущей конвенции..." *(254).

В случае попыток одной из сторон пересмотреть договор Советское правительство указывало на связанную с этим ответственность. В меморандуме от 13 сентября 1923 г., врученном поверенному в делах Польши в Москве, указывалось: "Союзное правительство считает нужным указать Польскому правительству, что такая попытка одностороннего пересмотра двустороннего акта будет иметь своим неизбежным последствием предъявление определенных требований по существу Рижского договора и со стороны Союзного правительства" *(255).

Советское правительство не раз протестовало против попыток Англии, США и Франции частично изменить Мирный договор с Италией 1947 г. Так, в нотах, направленных в Лондон, Вашингтон и Париж, говорилось, что "предложение решить вопрос о пересмотре Мирного договора с Италией в той или иной части в порядке переписки или устройства частных совещаний Советское Правительство считает неприемлемым, как нарушающее элементарные принципы демократизма" *(256). Речь шла не только о нарушении принципов демократии, но и о нарушении прав государств, внесших свой вклад в дело победы над Италией. Последний момент имеет существенное значение для определения случаев, когда многосторонние договоры требуют для пересмотра согласия заинтересованных сторон.

Выступая за стабильность договорных отношений и уважение к правам сторон, советская дипломатия не возражала против пересмотра договоров, когда необходимость в этом диктовалась потребностями международной жизни. В 1936 г., выступая на конференции в Монтре по вопросу о Черноморских проливах, М.М. Литвинов, коснувшись вопроса о пересмотре договоров, сказал: "Одно отношение к нему, когда этот пересмотр целиком укладывается в рамки сохранения, а тем более укрепления мира; иное отношение, когда реализация его может вызвать политические пертурбации, нарушить международное спокойствие и мир или привести к насильственному нарушению интересов других государств" *(257). При обсуждении проектов соглашений об опеке советская делегация настаивала на включении пункта о сроках пересмотра соглашений в соответствии с прогрессом территорий под опекой *(258).

Значительное внимание советская дипломатия уделяла пересмотру неравноправных договоров. М.М. Литвинов заявлял: "...Мы не скрывали своих симпатий к тем народам, в отношении которых в этих договорах были совершены явные несправедливости, и не нам поэтому возражать против ревизии этих договоров..." *(259).

Советское правительство отстаивало право на участие в пересмотре договоров государств, которые были незаконно устранены от участия в них, хотя и являлись непосредственно заинтересованными *(260). Такие государства могут проявить инициативу в отношении ревизии договора. В ходе переговоров между СССР и Норвегией в конце 1944 г. и начале 1945 г. относительно Шпицбергена советская сторона поставила вопрос о необходимости ревизии договора о Шпицбергене 1920 г., от участия в котором Советское государство было в свое время отстранено *(261).

При внесении поправок, как и при заключении договора, особое положение занимают необходимые участники, без которых достижение целей договора может оказаться невозможным или будет предельно затруднено.

В 1948 г. была заключена Конвенция о режиме судоходства на Дунае, отменившая ранее действовавшую Конвенцию 1921 г. В соответствии с последней Европейская дунайская комиссия состояла из представителей Великобритании, Франции, Италии и Румынии, т.е. включала лишь одно придунайское государство. Советское государство не было в ней представлено. Хотя до этого в соответствии с Парижским мирным договором 1856 г. Россия была членом комиссии. Конвенция 1948 г. была принята голосами придунайских государств, из них и состоит Дунайская комиссия.

Обратимся к Договору о нераспространении ядерного оружия 1968 г. Его необходимыми участниками являются государства, обладающие ядерным оружием. В Договоре говорится о праве любого участника предлагать поправки. Если поправка будет поддержана одной третью или большим числом участников, то депозитарии созывают конференцию с участием всех сторон. "Любая поправка к настоящему Договору должна быть утверждена большинством голосов всех Участников Договора, включая голоса всех Государств - участников настоящего Договора, обладающих ядерным оружием, всех других Участников Договора, являющихся членами Совета управляющих Международного агентства по атомной энергии..." (ст. 8).

На протяжении истории великие державы присваивали себе право пересматривать политические договоры, представляющие общий интерес, без участия всех участников *(262). В неравноправных договорах право пересмотра договора признавалось за господствующей стороной *(263). После Второй мировой войны развитие национально-освободительного движения привело ко все более частому пересмотру неравноправных договоров. Так, во франко-марокканской декларации 1957 г. участники отметили, "что ввиду продвижения Марокко по пути прогресса Договор в Феце от 30 марта 1912 года не соответствует более требованиям современной жизни и не может далее регулировать франко-марокканские отношения" *(264).

В июне 1970 г. министр развития экономики Венесуэлы заявил о решимости пересмотреть неравноправный торговый договор с США *(265). В апреле 1956 г. нижняя палата конгресса Филиппин приняла резолюцию относительно пересмотра отношений с США. Президент одобрил резолюцию, в которой говорилось о необходимости пересмотреть соглашения, заключенные с США *(266). Процесс пересмотра оказался далеко не простым делом. Прошло почти два десятка лет, и в 1972 г. президент Филиппин вновь говорил: "Наша независимость не будет иметь смысла, пока мы не объявим, что полностью освободились от иностранного влияния и контроля". В обращении содержалось требование основательно и быстро пересмотреть все договоры с США *(267).

Сегодня великие державы не могут по своему усмотрению пересматривать общие договоры, однако практически всегда они в состоянии блокировать нежелательный им пересмотр. Такое положение вовсе не означает, что те же США могут в одиночку противостоять прогрессивному развитию международного права. Весьма показательна в этом плане история Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. США отказались ее подписать. Ныне в Конвенции участвуют 145 государств, и ее нормы стали нормами обычного международного права. Через 22 года после подписания Конвенции, в феврале 2004 г., Комитет по иностранным делам сената единодушно ее одобрил. Тем не менее в администрации США все еще существует "архиконсервативная" точка зрения, согласно которой Конвенция в целом и орган по морскому дну в частности представляют угрозу суверенитету США.

По этому поводу в редакционной статье газеты "Интернешнл Геральд Трибюн" (2 августа 2004 г.) отмечалось, что "беспристрастное чтение говорит о совершенно ином. Кодифицируя то, что ныне является обычаем, расширяя доступ к стратегически важным водам и регулируя условия для добычи ресурсов дна, Конвенция по морскому праву упрочила бы суверенитет США". В случае открытия Конвенции для поправок "Соединенные Штаты не будут иметь места за столом переговоров, если не осуществят подписания. В этом и будет состоять настоящая угроза интересам Америки".

По мере развития динамизма международной жизни проблема поправок приобретает все большее значение. Договоры заключаются с учетом того, что условия, в которых они принимаются, будут меняться, и потому все чаще включают положения о пересмотре их с учетом возможных изменений. Право на изменение договора по соглашению участников вытекает из их права заключать договоры.

В ноте МИД СССР посольству Югославии от 28 июня 1958 г. речь шла о том, что "изменение отдельных условий соглашений в результате переговоров между Сторонами не выходит за рамки нормальной общепризнанной международно-договорной практики государств и что самими соглашениями Стороны не лишаются права ставить вопрос об изменениях отдельных условий Соглашения" *(268).

Практике СССР были известны, правда немногочисленные, молчаливые согласия на поправки к договору. В 1967 г., через шесть месяцев после подписания с СССР протокола о возмещении займа, президент Индонезии обратился к Советскому правительству с предложением о переносе его страной времени первого возмещения на один год. Причина объяснялась финансовыми трудностями этой страны. Поскольку ответ Советского правительства не последовал, правительство Индонезии ратифицировало протокол *(269).

Независимо от указания в договоре на возможность его изменения, применяются общие правила: соглашение о поправке принимается так же, как и сам договор. Соответствующие положения в практике России порою включаются в важные двусторонние договоры. В Договоре с Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива 2003 г. сказано: "Изменения и дополнения к настоящему Договору оформляются отдельными протоколами, вступающими в силу в соответствии с процедурой, описанной в пункте 1 настоящей статьи" (ст. 5). А в п. 1 статьи говорится, что Договор подлежит ратификации и вступает в силу с даты обмена ратификационными грамотами *(270).

Вместе с тем в договоры включаются самые различные процедуры внесения поправок. Возьмем для примера соглашения о воздушном сообщении. В Соглашении между Правительством РФ и Федеральным Советом Швейцарии 1993 г. говорится, что согласованные между Сторонами изменения "будут временно применяться с даты их письменного согласования и окончательно вступят в силу после обмена нотами между Договаривающимися Сторонами, извещающими о выполнении ими необходимых конституционных процедур" (ст. 18) *(271).

В Соглашении между правительствами РФ и Республики Македония 2001 года говорится: "Изменения в приложение могут быть внесены по согласованию между авиационными властями Сторон" (ст. 18). Между тем в Соглашении указывается, что приложение является его неотъемлемой частью *(272). Как видим, положения о внесении изменений могут иметь свои особенности, порой весьма специфические.

Теперь относительно понятий: "поправки" и "пересмотр". Статья 108 Устава ООН посвящена поправкам к Уставу, а ст. 109 - пересмотру Устава. В подготовленном Секретариатом ООН документе о заключительных постановлениях договора проводится различие между постановлениями о поправках и о ревизии договоров. Первые касаются предложений об изменении отдельных постановлений, вторые - об изменении договора в целом *(273).

Если иметь в виду отношение к масштабу пересмотра договора, отмеченное различие не лишено определенного смысла. Однако и в том и в другом случае юридический процесс остается в принципе одинаковым. Статья 108 Устава ООН предусматривает, что поправки вступают в силу для всех членов Организации после того, как они приняты двумя третями голосов членов Генеральной Ассамблеи и ратифицированы ими, включая всех постоянных членов Совета Безопасности. Аналогичное положение предусмотрено и ст. 109 о пересмотре Устава.

Вместе с тем при обсуждении ст. 108 на Сан-Францисской конференции был принят доклад комитета, который содержал следующее положение: "Член не будет обязан оставаться в Организации, если его права и обязанности были бы изменены путем поправки к Уставу, с которой он не согласен и находит для себя невозможным одобрение ее, или если поправка, должным образом принятая необходимым большинством Ассамблеи или общей конференции, не может быть обеспечена ратификацией, необходимой для введения такой поправки в силу" *(274).

Это положение соответствует принципу суверенитета государств. Однако нельзя не учитывать, что отказ признать поправку может прекратить членство в ООН, что неизбежно будет оказывать влияние на позицию государства. Значение этого момента не раз отмечалось юристами *(275). Данное положение имеет общее значение для участия в многосторонних договорах.

В своем докладе Комиссия международного права коснулась терминов "поправки" и "ревизия". Было отмечено, что различие между ними также имеет определенный смысл. Однако юридический процесс в обоих случаях един. Поэтому и было решено говорить в статье о "поправках" *(276). Венские конференции о праве договоров согласились с таким подходом.

Сегодня положения Лондонского протокола имеют в основном значение для внесения поправок в двусторонние и ограниченные договоры. В отношении широких многосторонних договоров его значение ограничено. Первый опыт заключения широких многосторонних конвенций показал, что последовательное применение принципа единогласия способно предотвратить прогрессивное развитие международного права.

В 1906 г. Женевская конвенция 1864 г. об улучшении участи раненных во время войны была пересмотрена в результате принятия новой конвенции, которая прямо установила, что в случае ратификации она отменит Конвенцию 1864 г. между участниками. Вместе с тем Конвенция 1864 г. сохранит свою силу в отношении сторон, которые не ратифицировали новую конвенцию. Аналогичные положения содержала и Гаагская конвенция 1907 г. о законах и обычаях войны, пересмотревшая Конвенцию 1899 г. Это положение получило распространение в практике. Женевская конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях 1949 г. предусматривает: "Настоящая Конвенция заменит собою Конвенции от 22 августа 1864 года, 6 июля 1906 года и 27 июля 1929 года в отношениях между Высокими Договаривающимися Сторонами".

Как уже было отмечено, новые конвенции о создании общих норм международного права не всегда отменяют заключенные по тому же вопросу ранее для государств, не согласившихся с новыми конвенциями. Это положение весьма существенно для прогрессивного развития международного права. Практика России позитивно относится к указанному вопросу. Спецкомитет ООН по сфере правовой защиты, предусмотренной Конвенцией 1994 г. о безопасности персонала ООН и связанного с ней персонала, в апреле 2004 г. обсуждал предложение о принятии пересмотренного проекта Факультативного протокола к Конвенции 1994 г. Представитель России заявил, что проект представляет собой разумный компромисс между позициями тех государств, которые выступают за максимальное расширение сферы охвата правового режима защиты ооновского и связанного с ООН персонала и тех, кто проявляет в этом вопросе определенную осторожность. Существование в перспективе двух параллельных режимов - конвенционного и его расширенной по степени охвата версии - оставит государствам свободу выбора относительно участия в каждом из них *(277).

В настоящее время широкое распространение получила формула о поправках следующего содержания: любое государство-участник может предлагать поправки к конвенции, поправки вступают в силу для каждого государства-участника, принимающего эти поправки, после принятия их большинством государств - участников конвенции, а впоследствии - для каждого оставшегося государства-участника в день принятия им этих поправок. Эту формулу содержат, например, Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 г. (ст. 15), Соглашение о спасении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство, 1968 г. (ст. 8), Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении 1972 г. (ст. 11).

Указанные положение отражает общее правило. Но в некоторых случаях оно дополняется особыми условиями. Примером может служить приведенная выше ст. VIII Договора о нераспространении ядерного оружия 1969 г. *(278) При этом государства, обладающие ядерным оружием, являются в данном случае необходимыми участниками, без которых невозможно достижение целей Договора.

От многосторонних договоров, устанавливающих общие нормы международного права, отличаются политические договоры, непосредственно затрагивающие конкретные права тех или иных участников. В случае изменения международной ситуации Россия отстаивала необходимость внесения изменений в договор. Показательна в этом смысле история с адаптацией Договора об обычных вооруженных силах в Европе в связи со вступлением Польши, Венгрии и Чехии в НАТО. 2 декабря 1998 г. на заседании Совета министров иностранных дел ОБСЕ участники договорились урегулировать ключевые проблемы адаптации в первые месяцы 1999 г. "В условиях нерешенности ключевых проблем адаптации российская сторона будет вынуждена принять соответствующие меры по защите своих интересов..." *(279). Тем не менее Договор, подписанный 30 европейскими странами, а также США и Канадой, был к середине 2004 г. ратифицирован только Россией, Белоруссией, Казахстаном и Канадой. Западные державы потребовали от России ряда политических уступок.

Вопрос о внесении поправок в договор решается на общих основаниях после его официального подписания, несмотря на отсутствие ратификации. На совместном заседании комиссий по иностранным делам обеих палат Верховного Совета при обсуждении Договора между СССР и ФРГ 1970 г. был поставлен вопрос о высказываниях ряда политических деятелей ФРГ о необходимости внести в него изменения. В ответе министра иностранных дел СССР А.А. Громыко говорилось: "Переговоры о Договоре между СССР и ФРГ, как известно, завершены, и Договор подписан. Договор - это межгосударственный документ, а не нечто такое, что можно латать и переделывать по желанию каждого..." *(280).

России приходилось не раз протестовать против одностороннего пересмотра договоров. Так, в ходе беседы с государственным секретарем США М. Олбрайт, Президент РФ Б.Н. Ельцин выразил озабоченность действиями Вашингтона в связи с переводом в практическую плоскость работ по созданию национальной системы противоракетной обороны. М. Олбрайт "подчеркнула приверженность США договору по ПРО, выразив готовность к продолжению контактов с Россией по этому вопросу" *(281). В 2001 г. Президент США Дж. Буш заявил, что поскольку Россия не рассматривается как враг, Договор о ПРО утратил свое значение. Россия возражала против такого мнения, предлагала пересмотреть Договор. Несмотря на это, администрация США в декабре 2001 г. сообщила России, Белоруссии, Казахстану и Украине о своем намерении выйти из Договора *(282).

Вопрос о пересмотре решается по-разному в договорах о специальных видах сотрудничества и в политических договорах. Во-первых обычно имеются специальные положения по этому вопросу, во вторых они чаще всего отсутствуют. Стороны учитывают неопределенность факторов, способных воздействовать на их договорные отношения. Это положение отмечается и доктриной *(283).

Вместе с тем получила распространение и несколько иная позиция. Так, Ч. де Вишер заметил: "Все более и более четко признается, что строгое применение правила, требующего, чтобы все первоначальные договаривающиеся стороны приняли участие или присоединились к ревизии, слишком сложно или даже невозможно, благодаря изменениям в политическом созвездии..." *(284). Макнейр заявил: "Если говорить о праве, то немногое может быть сказано о пересмотре договоров: Международное сообщество явно прокладывает путь к созданию определенного выхода из современного действия правила, требующего согласия всех сторон, на которых влияет пересмотр..." *(285).

В опубликованном в 1951 г. меморандуме правового департамента ООН говорилось, что, в отличие от прошлого, "ныне существует иное мнение, согласно которому допускается возможность изменения многосторонних соглашений путем согласия большего или меньшего числа первоначальных членов" *(286).

Значительный вклад в проблему пересмотра договоров внесли международные организации *(287). Это положение подчеркивалось в комментарии Комиссии международного права к проекту о праве договоров *(288). Оно особенно очевидно, когда речь идет об учредительном акте организации и о принимаемых организацией конвенциях, как это имеет место в Международной организации труда (МОТ). В определенной мере оно относится и к договорам, заключаемым под эгидой организации.

В изменившейся ныне обстановке международным организациям приходится уделять значительное внимание тому, чтобы их учредительные акты, а также практическая деятельность отвечали новым условиям *(289). В некоторых специализированных учреждениях ООН допускаются поправки к ратифицированному уставу без ратификации (ст. XIX Устава Продовольственной и сельско-хозяйственной организации).

В Протоколе об изменении Договора о борьбе с распространением порнографических изданий сказано: Генеральный секретарь ООН "предложит также государствам, являющимся Сторонами в вышеуказанном Договоре, применять измененные положения вышеуказанного акта немедленно по вступлению в силу таких изменений даже в тех случаях, когда эти государства не имели еще возможности стать Сторонами в настоящем Протоколе" (ст. 2) *(290).

Статут Лиги Наций отразил признание проблемы мирного пересмотра ситуации, установленной договором, имеющим отношение к поддержанию мира. Ассамблея может "время от времени предлагать пересмотр Членами Лиги договоров, которые стали неприменимыми, рассмотрение международных ситуаций, продолжение которых может поставить под угрозу международный мир" (ст. 19).

В 1936 г. ряд выступавших в Ассамблее Лиги Наций возлагал значительные надежды на указанное положение. По этому поводу М.М. Литвиновым там же было заявлено: "Такой пересмотр возможен и целесообразен, по мнению советской делегации, лишь при наличии согласия на такой пересмотр всех заинтересованных сторон" *(291).

Несмотря на то что о значении указанного положения Статута Лиги было сказано и написано многое, оно так и осталось неосуществленным. При подготовке Устава ООН в печати высказывалась мысль о желательности пересмотра договоров. На конференции в Сан-Франциско делегация США, поддержанная рядом других делегаций, предлагала признать за Генеральной Ассамблеей право пересмотра договоров. Однако большинство участников выступили против этого предложения. В.М. Молотов по этому поводу заявил, что попытка передать договоры "на рассмотрение международной организации означала бы нарушение суверенных прав государств, подписавших договоры. ...Понятно, что мысль о пересмотре договоров была отвергнута как несостоятельная" *(292). В результате в Уставе ничего не говорится о функции ООН в области пересмотра договоров.

Несмотря на указанные моменты, в период существования Лиги Наций и ООН многочисленные договоры, касавшиеся, в частности, территориальных вопросов, рек, водных путей, пересматривались непосредственно заинтересованными государствами без участия всех сторон в ранее заключенных договорах. Существенные изменения в пересмотр договоров внесли интеграционные документы, особенно относящиеся к европейской интеграции *(293).

Рост числа многосторонних договоров делает необходимым указание в них правил внесения поправок с тем, чтобы избежать конфликтных ситуаций. В результате в договоры включаются постановления о возможности внесения поправок по соглашению того или иного большинства сторон при сохранении участия в прежнем договоре остальных участников.

Анализ постановлений о поправках, содержащихся в договорах, показывает их значительное разнообразие и недостаточную четкость. В некоторых договорах предусмотрены условия, при которых могут делаться соответствующие предложения, но не определен порядок их принятия, не указываются последствия для сторон, не согласившихся с поправками, и т.д. В общем, договорная практика не позволяет вывести определенные правила по рассматриваемому вопросу.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 9; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.023 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты