Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 3. Кодификация принципа




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. В основе принципа работы фильтра ПАВ лежит
  7. В основе тейлоризма лежат четыре научных принципа (правила управления).
  8. Взаимоотношения принципала, агента и третьих лиц
  9. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  10. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?

 

Комиссия международного права ООН в своем окончательном докладе о праве договоров сформулировала рассматриваемый принцип следующим образом: "Каждый находящийся в силе договор обязателен для участвующих сторон и должен ими добросовестно выполняться". Комиссия отметила, что речь идет о "коренном принципе права международных договоров".

В ходе обсуждения проекта некоторые члены Комиссии выразили сомнение относительно выражения "находящийся в силе", поскольку оно может позволить толкование, ослабляющее смысл нормы, в частности, позволяющее не распространяться на временно действующие договоры. Комиссия сочла, что принцип относится ко всем случаям действия договора, включая временное *(75).

Активная дискуссия по поводу данного принципа развернулась на Венской конференции 1968-1969 гг. *(76) Почти все выступавшие подчеркивали его значение. По мнению советской делегации, "точное применение договоров имеет существенное значение для устойчивых международных отношений; нарушение договорных обязательств подрывает основы мира и доверия между государствами...". Было предложено развернуть формулировку принципа в соответствии с той, что была предложена Специальным комитетом по принципам международного права относительно дружественных отношений и сотрудничества государств, которая в дальнейшем воплотилась в Декларации принципов международного права 1970 г.

Швейцарский представитель заявил, что правило "договоры должны соблюдаться" является общепризнанным как основа международного права. По мнению представителя Турции, поддержание мира в значительной мере зависит от соблюдения договорных обязательств.

На конференции вновь возник вопрос о замене выражения "договор в силе" на выражение "каждый действительный договор". Соответствующую поправку предложили Боливия, Чехословакия, Эквадор, Испания, Танзания. Она была поддержана и советской делегацией. Инициаторы поправки настаивали на том, что договор должен соответствовать не только формальным требованиям, но и требованиям содержательного порядка. В частности, он должен быть результатом свободного согласия, заключенным без всякого принуждения, обмана и коррупции. Однако ряд делегаций сочли, что "договор в силе" означает договор, который находится в силе в соответствии с положениями Конвенции 1969 г. как договор, действительный по международному праву. Это мнение было изложено и председателем редакционного комитета Т. Элаесом. Эксперт-консультант Х. Уолдок заявил, что предложенный Комиссией текст означает "в силе в соответствии с постановлениями Конвенции", однако это не то же самое, что "применяется" в соответствии с этими положениями. Применение договора должно регулироваться иными постановлениями Конвенции. Последнее мнение было отрицательно встречено несколькими делегациями, в том числе Кубы, по мнению которой статью следует применять в отношении всех статей Конвенции о праве договоров, а не только к постановлениям части II, касающейся заключения договора.



Ряд делегатов отрицали характер принципа "договоры должны соблюдаться" как нормы jus cogens, поскольку известны исключения из него (оговорка о неизменности обстоятельств). Аналогичного мнения придерживались и некоторые юристы *(77). Между тем исключения известны почти всем императивным нормам. Так, даже принцип неприменения силы допускает ее применение при самообороне. Поэтому прав А.Н. Талалаев, отмечающий императивный характер принципа "договоры должны соблюдаться" *(78).



Следует заметить, что в русском тексте Конвенции говорится не о вступившем в силу договоре, а о "действующем" договоре, что, пожалуй, точнее передает французский текст, где речь идет о traitй in vigeur. Такое положение ближе к намерению указать "действительный" договор. А.Н. Талалаев писал, что слово ""действующий" должно пониматься в широком смысле, включающем в себя не только вступивший в силу и не прекращающийся договор, но и договор юридически действительный" *(79).

Значительное внимание члены комиссии уделили принципу добросовестности. Испанская делегация высказала мнение, что принцип добросовестности, который играет важную роль в международных отношениях, лежит в основе нормы "договоры должны соблюдаться". Представитель Танзании отметил, что добросовестность должна иметь место на протяжении всего процесса, ведущего к заключению договора.

Представляется заслуживающим внимания замечание делегата Турции о целесообразности восстановить формулировку проекта 1964 г., согласно которой нарушение обязательства "порождает международную ответственность".

Статья "Pacta sunt servanda", толкуемая, как мы видели, несколько неоднозначно, была принята 96 голосами - "за", "против" не проголосовал никто. Аналогичным образом соответствующая статья была принята на Венской конференции в 1986 г. *(80)

"Статья 26. Pacta sunt servanda

Каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться".



 

Глава 4. Современное содержание принципа

 

На протяжении истории принцип "договоры должны соблюдаться" претерпел значительные изменения. Существенно обогатилось его содержание, упрочилась его значимость в международных отношениях, укрепились моральные и политические позиции. В обзоре МИД СССР 1991 г. о нем говорилось как об издавна сложившемся высшем императиве международной законности и общечеловеческой морали *(81).

Значительное внимание рассматриваемому принципу уделяется в официальных дипломатических актах. Первостепенное значение в этом плане имеет Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 г. Впервые принцип получил формулировку, отражающую его характерные черты, в наше время. Он сформулирован как "принцип добросовестного выполнения государствами обязательств, принятых ими в соответствии с Уставом". Отмечу важность включения в принцип двух элементов - добросовестности и соответствия обязательств целям и принципам Устава.

Принцип охватывает не только договоры, но и обычные нормы международного права, образующие его сердцевину. На передний план выдвинут пункт: "Всякое государство обязано добросовестно выполнять свои обязательства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права". С учетом этого сформулировано и положение о договорах: "Всякое государство обязано добросовестно выполнять свои обязательства, вытекающие из международных договоров, действительных согласно общепризнанным принципам и нормам международного права". В данном случае речь идет прежде всего о примате императивных норм, определяющих содержание принципа "договоры должны соблюдаться".

Содержание данного принципа развивалось вместе с международным правом и, прежде всего, другими его основными принципами. Л.А. Камаровский обоснованно подчеркивал: "Обязательность договоров вытекает прямо и с логической необходимостью из основных положений права, обеспечивающих мирное сожительство народов" *(82).

Так, утверждение суверенного равенства государств оказало влияние и на принцип "договоры должны соблюдаться". Все государства равны перед международным правом, обладают равными основными правами и обязанностями. Существует всеобщая и равная обязанность государств соблюдать нормы международного права, а также их равное право пользоваться им для защиты своих интересов. В Декларации о принципах международного права 1970 г. в пункте о суверенном равенстве государств говорится: "Каждое государство обязано выполнять полностью и добросовестно свои международные обязательства и жить в мире с другими государствами".

Достаточно сложно обстояло дело со связью рассматриваемого принципа с принципом международной ответственности, который медленно, шаг за шагом внедрялся в практику государств. В 1928 г. Постоянная палата международного правосудия в решении по делу о фабрике в г. Хожуве квалифицировала принцип ответственности как один "из принципов международного права и, более того, общего понятия права" *(83). В наше время мы можем твердо сказать, что этот принцип предусматривает международно-правовую ответственность за его нарушение. О.И. Тиунов справедливо отмечает: "Международно-правовая ответственность - один из составных элементов содержания принципа добросовестного соблюдения международных обязательств" *(84). В Статьях об ответственности государств за международно-противоправные деяния говорится: "Любое международно-противоправное деяние государства влечет международную ответственность этого государства" (ст. 1).

Современное содержание принципа "договоры должны соблюдаться" отличается от прежнего прежде всего тем, что оно основано на принципе международной законности. В прошлом принцип касался лишь соблюдения данного договора, независимо от его характеристик. Существовало правило quamvis coactus volui at tamen volui (пожелал будучи принужденным, тем не менее пожелал). Ныне действительными являются лишь договоры, соответствующие принципам международного права, закрепленным Уставом ООН. В результате существенно упрочивается единство международного права и международная законность в целом, что имеет первостепенное значение для обеспечения мира и международного сотрудничества.

Замечу, что уважение основополагающих норм международного права было присуще Советскому государству, прежде всего это относилось к уважению суверенитета и других законных прав контрагента. В телеграмме НКИД полпреду СССР в Иране (1937 г.) говорилось: "Иранскому правительству хорошо известно, что Советское правительство никогда не пользовалось ст. XIII и другими статьями договора 1921 г. в ущерб суверенитету и развитию Ирана" *(85). В своих основополагающих договорах Россия с самого начала подчеркивает, что ее отношения с партнером будут строиться в соответствии с принципами международного права, закрепленными Уставом ООН *(86).

Следующий элемент принципа "договоры должны соблюдаться" - принцип взаимности. Выполнение обязательств по договору должно быть взаимным. Советское государство с самого начала сопротивлялось попыткам других сторон нарушить этот принцип. В ноте НКИД РСФСР 1921 г. поверенному в делах Польши говорилось: "Российское Правительство со всей решительностью отрицает выдвинутый Польским Правительством принцип, что выполнение Рижского договора обязательно только для одной стороны..." *(87).

СССР считал, что взаимность обязательств вытекает из такого основного принципа международного права, как суверенное равенство. Выступая в Совете Лиги Наций в 1938 г., нарком внутренних дел СССР М.М. Литвинов отметил, что взаимность обязательств "вытекает также из принципа равенства независимых государств, предполагающего у них одинаковые права и одинаковые взаимные обязательства" *(88).

Выполняя свои международные обязательства, Советское правительство настаивало на взаимности. В беседе с послом Японии в ноябре 1938 г. М.М. Литвинов заявил: "Советское правительство строго выполняло и выполняет все свои международные обязательства, но оно желает, чтобы выполнение договора было взаимным" *(89).

Значение принципа взаимности подчеркивается и другими государствами. Приведем высказывание юридического советника госдепартамента США А. Софайера: "...Взаимность обязательств является принципом международных соглашений" *(90).

Взаимность требует выполнения прежде всего того, что прямо предусмотрено договором. В сообщении ТАСС о переговорах с Японией (апрель 1939 г.) говорилось: "Советское правительство считает недопустимым навязывание ему требований, не вытекающих из его формальных обязательств". При этом приводилась цитата из Меморандума НКИД от 10 января 1938 г.: "Политика японского правительства не дает ему ни моральных, ни политических оснований требовать от советского правительства чего-либо выходящего за пределы его формальных обязательств" *(91). Из этого следует, что наличие между государствами хороших отношений может дать моральные и политические основания для выполнения и того, что прямо не предусмотрено договором.

Договор должен выполняться всеми участниками в соответствии с его постановлениями. Это положение порою специально подчеркивается в договорном тексте. В Договоре об обычных вооруженных силах в Европе 1990 г. сказано: "Каждое государство-участник будет выполнять установленные в этом Договоре обязательства в соответствии с его постановлениями" (ст. 1.1) *(92).

Принцип "договоры должны соблюдаться" обязывает стороны принимать все необходимые меры к выполнению своих обязательств как во внешней, так и во внутренней сфере, включая правовую. В соответствии с этим стороны не принимают иных обязательств, противоречащих договору. В Договоре между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности 1997 г. говорится: "Стороны соблюдают настоящий Договор, не принимают никаких международных обязательств и не предпринимают никаких международных акций, которые противоречили бы его положениям" (ст. 14) *(93).

Из этого видно, что принцип "договоры должны соблюдаться" может иметь отношение и к третьим государствам, запрещая принимать в отношении их обязательства, противоречащие договору. Некоторые договоры предусматривают обязанность сторон предпринимать усилия по обеспечению выполнения их положений третьими странами. Так, в Женевской конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях 1949 г. стороны обязались "при любых обстоятельствах соблюдать и заставлять соблюдать настоящую Конвенцию" (ст. 1).

Такое положение характерно для договоров, устанавливающих нормы гуманитарного права, а также для тех, которые призваны охранять некоторые общие интересы. Особое значение оно приобретает в тех случаях, когда действия третьих государств способны воспрепятствовать достижению целей договора. Так, в Конвенции о сохранении морских живых ресурсов Антарктики 1980 г. указано: "Каждая Договаривающаяся Сторона обязуется прилагать соответствующие усилия, совместимые с Уставом Организации Объединенных Наций, с тем, чтобы никто не проводил никакой деятельности, противоречащей целям настоящей Конвенции" (ст. 22) *(94).

Из сказанного видно, что взаимность может иметь различное значение в отношении двусторонних и многосторонних договоров. В заявлении семи нейтральных государств от 1 июля 1936 г. говорилось, что "пока Устав Лиги Наций в целом будет выполняться так же непоследовательно и неполно, они оставляют за собой свободу действий - выполнять его отдельные положения или не выполнять" *(95). Разумеется, в таких случаях отдельные, именно отдельные положения могут временно не выполняться. Однако это вовсе не значит, что Устав в целом может игнорироваться.

Поэтому едва ли можно целиком согласиться с мнением представителя США в ООН Дж. Киркпатрик: "Однако мы не можем позволить: себе чувство обязанности одностороннего соблюдения обязательств, которые на самом деле существуют по Уставу, но отвергаются другими" *(96). При этом речь шла не об отдельных положениях, а о коренных принципах Устава - невмешательства и неприменения силы. Несмотря на нарушения отдельными странами содержащихся в договорах основных принципов международного права, их обязательная сила остается неизменной. В связи с этим позволю себе напомнить мнение такого юриста, как Х. Шоукросс, высказанное в ходе Нюрнбергского процесса: "Многократные нарушения Парижского пакта "державами оси (Речь идет об "оси Берлин - Рим" - военно-политическим союзе Германии и Италии, оформленном Берлинским соглашением 25 октября 1936 г. - Прим. ред.) также ни в коей степени не повлияли на его действенность" *(97).

Отмеченное положение не раз находило отражение в отечественной практике. В письме Правительства СССР Генеральному секретарю ООН (июнь 1975 г.) было сказано: "В отношении требования строгого выполнения обязательств, налагаемых Уставом, не может быть никаких исключений" *(98). В этом плане представляет интерес сообщение Комитета Верховного Совета по международным делам о политической оценке решения о вводе советских войск в Афганистан (декабрь 1989 г.). В нем говорилось: "Этой акцией мы противопоставили себя большинству мирового сообщества, нормам поведения, которые должны быть приняты и соблюдаться в международном общении. Многочисленные нарушения этих норм другими государствами, имевшие место и тогда, и, к сожалению, в последнее время, не могут служить поводом к оправданию подобных действий со стороны нашего государства" *(99).

Следующий важный элемент принципа "договоры должны соблюдаться" - принцип добросовестности, который имеет и самостоятельное значение в международном праве *(100). Значение этого принципа не раз подчеркивалось Международным Судом, включая и его значение для выполнения обязательств. В деле относительно военной и полувоенной деятельности в и против Никарагуа (юрисдикция) 1984 г. говорилось, что Суд неоднократно "подчеркивал необходимость в международных отношениях придерживаться добросовестности...". "Принцип добросовестности играет важную роль" *(101). В преамбуле Венской конвенции 1986 г. отмечается, что принцип добросовестности получил всеобщее признание.

В рассматриваемом случае, как говорится в докладе Комиссии международного права, "принцип добросовестности является юридическим принципом, который образует составную часть нормы pacta sunt servanda" *(102). В такой трактовке он применялся международной судебной практикой. В решении арбитража 1910 г. говорилось о принципе международного права, согласно которому "договорные обязательства должны осуществляться в полной мере добросовестно" *(103).

Общая формулировка принципа добросовестности нередко встречается в договорном тексте. В Российско-индийском соглашении о культурном сотрудничестве говорится: "Каждая из Договаривающихся Сторон предпримет меры, чтобы создать благоприятные условия, способствующие выполнению настоящего Соглашения" (ст. 16) *(104). Как видим, речь идет не только о соблюдении конкретных постановлений договора, но и о создании благоприятных условий для его выполнения, для достижения поставленных целей.

Сказанное подводит нас к довольно часто возникающему на практике вопросу о "духе" договора. Речь идет о воплощенной в договоре идее, которая находит свое отражение прежде всего в его целях *(105). Советское правительство уже в первые годы своего существования не раз указывало на необходимость руководствоваться духом договора. В ноте НКИД министру иностранных дел Великобритании (июнь 1921 г.) говорилось: "Советское правительство твердо надеется, что Британское правительство, в соответствии духом англо-русского соглашения, не будет принимать участия в таких недружелюбных действиях по отношению к России" *(106).

Необходимость придерживаться духа договора издавна находила отражение в международной судебной практике. Постоянная палата международного правосудия относительно применения договорных постановлений, запрещающих дискриминацию меньшинств, в ряде случаев настаивала на том, чтобы они применялись так, чтобы обеспечить отсутствие дискриминации - как фактической, так и юридической *(107). Иными словами, применение договора не должно ограничиваться лишь буквальным содержанием его постановлений.

Чем более сложным становится международно-правовое регулирование, тем большее значение приобретает вопрос о духе, целях договора. О.И. Тиунов отмечает, что "требование добросовестности требует такого подхода к его реализации, который соответствовал бы не только "букве", но и "духу" договора" *(108). Значение духа, целей все чаще стало подчеркиваться в договорах. В Договоре об учреждении Европейского экономического сообщества (1957 г.) было сказано, что государства-члены "воздерживаются от всех мер, могущих поставить под угрозу осуществление целей настоящего Договора". Они согласовывают "свою экономическую политику в той мере, в какой это необходимо для достижения целей настоящего Договора" *(109).

В международной практике случаи злоупотребления договорами встречаются сравнительно часто. В заявлении руководителей шести государств - Индии, Аргентины, Мексики, Греции, Танзании и Швеции (декабрь 1986 г.) - привлечено внимание к опасной тенденции подвергать эрозии существующие договоры для удобства отдельных стран. "Мы вновь заявляем, что необходимо всячески соблюдать дух и букву договоров, особенно относящихся к разоружению и ограничению вооружений. Мы, в частности, призываем правительство Соединенных Штатов Америки пересмотреть свое решение превысить потолок, установленный Договором ОСВ2" *(110).

В своих договорных отношениях государства должны в растущей мере принимать во внимание динамизм международной жизни, который далеко не всегда можно учитывать в конкретных постановлениях. Поэтому договаривающиеся стороны нередко обращают внимание на то, что при выполнении договоров необходимо учитывать происходящие в мире перемены. В Российско-итальянской Совместной декларации об основах отношений 1991 г. содержится положение, согласно которому участники "договариваются применять заключенные между СССР и Италией соглашения с учетом происходящих изменений в интересах российско-итальянских отношений" *(111).

Вопрос о духе договоров, естественно, обсуждался и в Комиссии международного права. Некоторые ее члены считали целесообразным включить в Конвенцию положение о том, чтобы стороны воздерживались от действий, нацеленных против объекта и целей договора. Комиссия, однако, решила, что "это прямо подразумевается в обязательстве осуществлять договор добросовестно..." *(112).

Данное положение было подтверждено судебной практикой. В решении по делу о проекте "Габчиково-Надьмарош" Международный Суд, сославшись на ст. 26 Венской конвенции 1969 г., закрепившую положение о том, что договоры должны осуществляться добросовестно, установил, что "цель данного Договора и намерения сторон, его заключивших, преобладают над буквальным применением. Принцип добросовестности обязывает Стороны применить его целесообразным способом и таким путем, чтобы его цели были реализованы" *(113).

Практике известны случаи, когда другая сторона, добросовестно выполняя свои обязательства, встречает тем не менее затруднения при реализации некоторых положений договора. В таких случаях СССР не раз шел на уступки, облегчая другой стороне выполнение договора. Таким путем было достигнуто соглашение об изменении в товарообороте с КНР в 1956 г. *(114) В 1957 г. было достигнуто соглашение об облегчении обязательств Бирмы по соглашению о взаимных поставках с СССР *(115).

Принцип добросовестности обеспечивает стабильность договорных правоотношений. В соответствии с ним лишь коренное нарушение договора одной стороной дает основания для его прекращения другой. Подчеркнув это положение, Международный Суд установил: "Нарушение иных договорных норм или норм общего международного права может оправдать принятие некоторых мер, включая контрмеры, пострадавшим государством, но оно не образует основания для прекращения по праву международных договоров" *(116).

На этом основании в международной судебной практике возник вопрос о принципе приблизительного выполнения договора. В особом мнении Г. Лаутерпахта по делу "Допустимость слушания заявителей Комитетом по Юго-Западной Африке" говорилось: "Является действительным принципом права, что, если правовой акт продолжающегося действия не может быть применен в соответствии с его буквальным смыслом из-за поведения одной из сторон, то он должен, без получения этой стороной преимуществ от своего поведения, применяться приблизительным образом, который наиболее точно отвечает его первоначальной цели" *(117).

На этот принцип ссылалась Словакия в деле "Габчиково-Надьмарош". Суд счел, что у него нет необходимости определять существование такого принципа, "поскольку, даже если такой принцип и существует, то он по определению может применяться в пределах границ данного договора" *(118). Думается, что позиция Суда обоснованна. Даже при нарушении отдельных положений договора обе стороны должны в соответствии с принципом добросовестности прилагать усилия к достижению поставленных целей. Принцип добросовестности требует от сторон приложения необходимых для этого усилий.

Все, однако, зависит от характера договора. Чем более сложную конструкцию предполагает создать договор, тем важнее значение его целей. Первоначально договор представляет собой общую основу, на базе которой воздвигается здание сотрудничества, от которого зависит конечный результат. Для иллюстрации можно сослаться на историю НАТО. Без изменения содержания основного договора характер Организации изменился достаточно существенно. Это положение неоднократно отмечается в научной литературе. Анализируя Маастрихтские соглашения, Е. Ноел пришел к выводу, что очень многое будет зависеть от последующего поведения партнеров *(119).

Принцип добросовестности имеет существенное значение для противодействия злоупотреблению договором. Злоупотребление представляет собой использование договора в целях причинения вреда, нарушения законных интересов партнера, уклонения от выполнения договора. Г.К. Дмитриева пишет: "Злоупотребление правом - это вопрос о границах, пределах осуществления прав субъектами международного права..." *(120).

Тормозя осуществление одних постановлений договора и стимулируя реализацию других, государство может добиваться существенного изменения содержания договора. Советскому государству не раз приходилось сталкиваться с недобросовестным отношением других государств к заключенным с ним договорам. Не случайно М.М. Литвинов, выступая на заседании Ассамблеи Лиги Наций в 1937 г., заявил: "Заключая международное соглашение, Советское правительство, естественно, имеет право заботиться о том, чтобы оно не было обманутым при сохранении обязательности соглашения для одних и фактической необязательности для других" *(121).

Сегодня явное нарушение договора связано с весьма серьезными последствиями. Поэтому недостаточно наглядное нарушение договора путем злоупотребления его постановлениями приобрело дополнительный смысл. В связи с этим многие юристы подчеркивают значение добросовестного выполнения договора. В.Я. Суворова пишет, что принцип добросовестного выполнения обязательств "запрещает государствам злоупотреблять правом" *(122).

Едва ли можно считать, что запрещение злоупотреблять правом в качестве отдельного института утвердилось достаточно прочно. В Комиссии международного права Р. Аго утверждал, что если бы существование международно-противоправного акта было признано, "то основным элементом все же было бы нарушение обязательства, а не осуществление права" *(123).

Комиссия международного права достаточно обстоятельно обсуждала вопрос о злоупотреблении правом при подготовке в 1953 г. статей о континентальном шельфе для Женевских конвенций ООН по морскому праву 1958 г. В комментарии Комиссии говорилось, что "запрещение злоупотребления правами поддержано судебными и иными властями". Запрещение злоупотребления правом представляет собой общий принцип права, признанный цивилизованными государствами *(124). В конечном счете в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. появилась ст. 300, озаглавленная "Добросовестность и незлоупотребление правами". В ней говорится: "Государства-участники добросовестно выполняют принятые на себя по настоящей Конвенции обязательства и осуществляют права и юрисдикцию и пользуются свободами, признанными в настоящей Конвенции, таким образом, чтобы не допускать злоупотребления правом".

С принципом добросовестного выполнения договоров связан также эстоппель. Р.А. Каламкарян пишет: "Юридическим основанием принципа эстоппель выступает принцип добросовестности" *(125). Этому принципу посвящена отдельная статья Венской конвенции о праве договоров 1969 г.: государство не вправе ссылаться на основание недействительности или прекращения договора, выхода из него или приостановления его действия, если, после того как ему стало известно о фактах, "а) оно определенно согласилось, что договор, в зависимости от случая, действителен, сохраняет силу или остается в действии; либо б) оно должно в силу его поведения считаться молчаливо согласившимся с тем, что договор, в зависимости от случая, действителен, сохраняет силу или остается в действии" (ст. 45).

Наконец, по мере роста внутреннего права для реализации договоров все большее значение приобретают соответствующие преобразования во внутреннем праве, отражающие требования принципа "договоры должны соблюдаться". Таким требованиям должна отвечать правовая система современного правового государства *(126).

С развитием международных отношений и усилением их влияния в деятельности государств проблема соблюдения договоров приобретает дополнительные аспекты. В прошлом ее решение зависело в основном от интересов внешней политики. Ныне соблюдение договоров в значительной мере решается при их реализации во внутригосударственной сфере. Многообразие международных отношений и их воздействия на внутреннюю жизнь государства требует различных способов правового регулирования. Значение этого момента стало чаще подчеркиваться специалистами. Л.Х. Мингазов пишет: "В каждой отрасли МП (международного права. - И.Л.) выбор того или иного средства регулирования, их соотношения зависит от характера регулируемого отношения" *(127). Международные отношения стали настолько сложной системой, что для их обоснованного анализа необходимы специалисты высокой квалификации. Дополнительные трудности порождает то, что эти отношения становятся все более многоплановыми, более того, они оказывают влияние на внутригосударственные отношения. Договор, не соответствующий или недостаточно соответствующий существующим международным отношениям, в значительной мере остается неэффективным. Такие договоры были известны взаимоотношениям социалистических стран, а сейчас они характерны для договоров между странами СНГ. Поэтому при подготовке договоров необходим обстоятельный анализ регулируемых отношений и выработка норм, которые им соответствуют. Все это требует участия специалистов высокой квалификации разных специальностей. Немногие государства принимают это во внимание.

В нашей стране при подготовке и реализации не только договоров, но и национальных законов обнаруживает себя непрофессионализм. Закон, только что принятый, почти сразу дополняется, изменяется. Соответствующие сложности существуют и при заключении и осуществлении договоров *(128). Современные договоры реализуются не только МИД, но и многими отраслевыми ведомствами. В последних должны быть достаточно подготовленные специалисты, способные формулировать соответствующие требования и обеспечивать их осуществление в соответствующей отрасли, но таковых мало.

Из сказанного видно, что в современных условиях существенно упрочились позиции принципа "договоры должны соблюдаться" и вместе с тем осложнились задачи его последовательного осуществления. По мере увеличения роли договоров в международных отношениях растет значение уважения к рассмотренному принципу. Существенно расширилось его содержание. Он тесно связан с иными основными принципами международного права, обеспечивает их выполнение. Принцип не только содержит требование соблюдения договора, но и устанавливает порядок его выполнения в духе добросовестности.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты