Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Part XI




Что он имел в виду, говоря, чтобы я не делал ему больно? Я даже и не собирался. Луи не сделал мне ничего. Ничего плохого, по крайней мере. Наоборот, было больно мне. Нет, не больно. Мне было просто неприятно. Неприятно в тот момент, когда он оторвался от нашего «почти поцелуя» из-за телефона. Мне стало так обидно. Обидно за то, что он влюбил меня в себя, притянул меня к себе, обидно за то, что я поддался этому и уже был готов ко всему. А он все так резко прекратил. Почему? Он же сам сказал, что у него в голове то же самое, что и у меня. Я не могу поверить, что это все вообще произошло. Хотя, по сути, что произошло? Ведь ничего и не было. Мы были близки эмоционально. И все. Как бы мне хотелось большего. Намного большего…

Опять в моем мозгу творится какая-то белиберда. Я пялюсь в свой ноут, слушаю музыку и просто сижу в каком-то ступоре. Я немного приврал Перри. Ну как приврал, я действительно хотел выспаться. Но разве у меня получилось бы это после нахождения рядом с Луи в одной машине на столь опасном расстоянии? Естественно нет. И я просто просидел почти 5 часов, прослушивая всю свою музыку и думая о нем. В каждой песне я искал подтекст. Пытался связать их с Луи. Все время представлял, что же он делает там, у Эда дома, какие мысли сейчас посещают его голову. Я не могу найти себе место. У меня постоянно перехватывает дыхание на пустом месте, стоит мне представить чуть больше, чем я могу себе позволить. Я опять вспомнил тот концерт. Опять вспомнил, как он смотрел на меня, как он отреагировал, когда я облизал свои губы, как оценивающее он осматривал мое тело. Ну, разве так можно? Это же против всей природы. Так не должно быть. Мы не должны нравиться друг другу. В конце то концов, как будут смотреть на меня люди, узнав, что мне нравится парень…

Боже, я признал это! Мне нравится парень. Но ведь Луи не просто парень, для меня он особенный, меня все привлекает в нем: от его взъерошенной прически до прекрасных щиколоток, которые виднеются из-под постоянно подогнутых брюк. А его ноги… Господи, и мне говорят, что у меня женские ноги. Вы его задницу видели? Она божественна! Особенно во всех его облипающих тело джинсах. Да уж, этот парень знает, что ему надо подчеркнуть.

Время подходит к двум. Скоро позвонит Перри. Я подошел к зеркалу и осмотрел себя. Что во мне не так? Неужели по мне сразу заметно, что я неравнодушен к Луи? Почему в день нашей первой встречи он так себя повел? Прижался ко мне, когда я пил пиво, нагло, но соблазнительно улыбался, держал меня за руку. Да в конце то концов, такие вещи говорил, от которых я практически получал оргазм. И это только от слов. А сегодня… тот момент с нашим недопоцелуем.



Боже, да я просто свихнулся, по-другому не может быть. Я смотрел на себя и представлял Луи рядом. Да, он немного ниже, но намного сильнее. Духовно и эмоционально, я имею в виду. А может и физически. Единственный раз я мог наблюдать его физические способности, но, к сожалению, тогда я был без сознания.

Зазвонил телефон. Да, Эдвардс пунктуальная, когда этого не надо.

- Да, Перри. Ты готова?

- Я то да, а ты выспался?

- Ага, - соврал ей я, - тебя забрать? – как мне этого не хочется, но я должен был спросить.

- Да, пожалуйста. – Как она мило это сказала. Может ведь, когда ей что-то надо. Я улыбнулся и ответил.

- Хорошо, через 15 минут буду.

И, не обманув Перри на этот раз, я прибыл к дому Эдварда вовремя. Из двери вышла девушка, а следом за ней Зейн, Эд и Луи. Где Дани я не знаю. Либо осталась внутри, либо ее уже нет. Но все смеялись, веселились. Чем они там занимались, черт бы их побрал? Мне пришлось выйти из машины.



- Привет, парни! – я пожал руку Эда, обнял за плечи Зейна, постучав слегка его по спине, и так же приобнял Луи, не подавая никакого вида, что у нас с ним особые отношения. И он, на мое удивление, сделал то же самое. Но, когда он начал убирать свою руку с моей спины, то как бы ненароком прошелся по моей пятой точке. Простите? Мне это показалось? Или это на самом деле случайность? Или же…? Оу, нет, видимо не случайность, так как, посмотрев на Луи, я увидел, что он улыбнулся мне и слегка подмигнул, так чтобы никто не заметил. Он вообще в курсе, что эти его действия разрывают меня изнутри? Но я не смог удержать себя и тоже улыбнулся ему.

- Готов зажечь стадион? – спросил неожиданно Эд. – Давай как вчера.

И все заржали. Я скривил лицо в полунедовольной улыбке. Ладно-ладно, вы что, всю жизнь собираетесь припоминать мне это? Я же обкурился тогда. Точно!

- Чтобы так зажечь, мне нужно дунуть. – Я постарался сказать это максимально серьезно, но у меня не получилось. На слове «дунуть» я засмеялся.

- Ну, это не проблема, брат, - сказал Зейн и достал из кармана небольшую самокрутку. Не такую, как обычно.

- Что это?

- Гарри, тебе не обязательно знать, что это. Но ты такого не пробовал. Этого хватает на долгое время.

Я взял самокрутку и прикурил.

-Стоп! – вдруг заорал Эдвард, - тебе этого будет много. Это нам всем. Пошли. Всего пара минут.

Я посмотрел на Перри. Она мотнула мне головой, чтоб я не ходил.

- Детка, - я начал говорить с заигрывающим тоном, на что тут же получил подзатыльник от Зейна, и перестал, - ты же хочешь, чтоб все прошло на высшем уровне? Тогда я должен сделать это.



- Ладно, черт с вами, - она укуталась в свой кардиган и села в машину, - даю вам 5 минут. Потом начинаю сигналить.

Мы заулыбались и моментально вошли в дом.

Стоя прямо за закрытой входной дверью, не удосужившись пройти дальше, мы образовали круг. Я, наконец, прикурился. Ох и крепкая же это штука. Передал дурь Эду, он Зейну, а тот Луи. Он прильнул своими губами к свертку. Своими прекрасными губами. Наверное, такими мягкими и нежными, чувственными, но дерзкими. Блин, меня уже вставило что ли?

- Томлинсон, - заговорил Зейн, - хорош облизывать фильтр, ты же не один.

Тогда Луи, наконец, сделал затяжку и передал самокрутку мне. Я смотрел на нее и понимал, что человек, который сводит меня с ума, только что держал эту самую вещь у себя во рту. Я понимаю, что это глупо, но я посчитал это чем-то нашим с ним личным. Как продолжение того поцелуя. Я невольно опять облизал губы и посмотрел на… как там его?.. Томлинсона. Он пристально наблюдал за мной, а когда его взгляд упал на мои губы, в тот самый момент, когда я их облизал (он как будто чувствует, когда я собираюсь сделать это), то мило улыбнулся и прикусил свою нижнюю губу. Этот момент просто снес мне крышу. Мы вроде так близко, и все так интимно, но этого никто не замечает. Я затянулся еще раз. Задрал голову, смотря на люстру, висящую на потолке, и закрыл глаза, передавая при этом почти закончившийся косяк Эдварду. По телу потекла услада. Я почувствовал, что голова стала тяжелой, но в тоже время, у меня появился такой прилив энергии. Я просто заулыбался и качал головой из стороны в сторону. Эд и Зейн заржали. И до них дошло. Малик что-то шепнул Эду и они просто разразились смехом, пытаясь при этом что-то обсудить. А я почувствовал, что меня ткнули в щеку. Я открыл глаза и увидел Луи. Он, улыбаясь, смотрел на меня. Но ничего не говорил.

- Что? - смеясь, наконец, поинтересовался я.

Тогда Томлинсон выдохнул свою порцию дури, потушил окурок и ответил.

- У тебя такая ямочка на щеке, когда ты улыбаешься, - и он засмеялся.

Это услышали Эд с Зейном и присоединились к нам. Мы стояли в проходе, как четыре обормота и держались за животы, потому что стоять прямо уже было не возможно. А по сути, из-за чего мы смеемся? Не понятно.

Но нас вернула в реальность Перри. Мы все услышали, как за дверью неугомонно сигналит мой Лексус.

- Ладно, парни, увидимся, - и я вышел на улицу.

И вот мы стоим на нашей сцене, посреди футбольного поля. Отменные декорации, отличный свет, мощная акустическая система. Все просто шикарно. Настроение превосходное. На последней репетиции я отжег по полной. Все остались довольны, даже Перри, которая больше всех сомневалась. На трибуны уже начали рассаживаться люди. Нас отправили гримироваться. Всем делали прически, ну, прилизывали волосы. А мне начали гелем выкручивать кудри, чтоб они «смотрелись эффектнее», как сказал Дуглас. Я надел брюки (да-да, те самые), ботинки, и очередь дошла до жакета. Но я решил повременить с этим. Пока я оставался в футболке. Переоденусь перед выходом на сцену.

Мы с Перри (над которой я кстати долго смеялся из-за ее прически) выглянули из-за трибун, чтоб осмотреть зрителей. Понятное дело кого мы искали. Я проверил те три места, которые присмотрел с утра. Но парней нигде не было. Я решил, что они еще не пришли. И когда я уже начал отворачиваться, чтоб уйти обратно в гримерку, то краем глаза заметил его. Я развернулся обратно и начал наблюдать за Луи. Он шел за Эдом и Зейном, который все еще немного хромал. Они сели на три крайних места у прохода, Луи последний. Да, об этих местах я не подумал. Похоже, все-таки Лиам и Найл рассказали им, что мы будем спускаться к месту нашего выступления по этому проходу. Возможно, то, что мы курили пару часов назад, а возможно что-то другое на меня подействовало, но я был рад, что Луи сидит с краю. Я довольно улыбнулся и отправился переодеваться. Осталось 5 минут.

И вот я решил-таки снять футболку. Стягивая ее через голову, подтанцовывая себе при этом, застрял в горловине. Я начал смеяться над своей нелепостью и, наконец, вытащил голову из этой тряпки. Как оказалось, все уже смотрели на меня. Каждый из них видел мои татуировки на руках. Кто-то, возможно, видел те, что на теле, когда они просвечивали через футболку. Но чтобы так, в открытую, во всю красу как говориться, никто. А так как никого из хора не было на вечеринке Эда, когда я плескался в бассейне, то всем было удивительно видеть их. В итоге я не выдержал. Так как я был расслаблен, сами знаете чем, то язык я соответственно за зубами сдержать не смог.

- Ну что? Вас что-то смущает? – обратился я к каждому, разводя в сторону руки, чтоб они смогли увидеть всё. Ладно, не скрою, мне это нравится. Но только сегодня!

Тут непонятно откуда выползла Перри и отвела меня в сторону.

- Гарри, - сказала она шепотом, - надень уже жакет.

- А что случилось то? Они имеют что-то против тату? – так громко сказал я, что Эдвардс пришлось закрыть мой рот рукой.

- Стайлс, при чем тут твои тату. Посмотри на девочек. – Она визуально обвела пальцем большую часть нашего хора, которую составляли девчонки, и Рика, который был открытым геем. – Они все смотрят не на твои татуировки. Гарри, ты так зажег на репетиции, что всем было невтерпеж дождаться, когда ты уже снимешь эту футболку. А ты все тянул. Понимаешь? Они под впечатлением.

- От кого? От меня? – я начал смеяться.

- Гарри, - раздраженно рявкнула Перри, - тебя не отпустило что ли еще? Перестань вести себя так. Ты же прекрасно знаешь, что ты видный парень. А своим СЕГОДНЯШНИМ поведением, - она растянула слово «сегодняшним», - ты всех смущаешь. Оденься уже.

Я в недоумении посмотрел на нее, потом на всех остальных, и все-таки надел жакет.

- Как тебе будет угодно.

На сцену вышел директор Стюарт. Он начал свою речь о том, как важно заниматься спортом, что необходимо развивать в детях дух здорового соперничества и много подобной ерунды.

Хор же уже направился к верхним рядам трибун, которые были огорожены перегородкой, чтоб нас не могли видеть.

За сценой, на поле уже стояли две футбольные команды. Лиам и Найл в первых рядах. Еще я заметил, что рядом с Зейном уже сидит Даниэль. Ну, вроде всё. Все в сборе. Я высматривал в щель в перегородке Луи. Он сидел неподвижно, сложив ногу на ногу, а руки на груди. Этот свободный свитер обтягивал его руки, которые были просто превосходны. Мне опять захотелось потрогать его. Но тут мистер Стюарт заорал в микрофон.

- Встречайте, наших титулованных, талантливых и просто замечательных ребят из хора с песней группы Queen «Don’t stop me now». Ваши аплодисменты!

И весь стадион бушевал и хлопал только нам. Началась музыка и мы стали спускаться по лестничному проходу. Я, соответственно, первый.

«Tonight I'm gonna have myself a real good time
I feel alive and the world it's turning inside out, Yeah!»

Я пел, спускаясь и охватывая взглядом все трибуны. Остальной хор шел за мной. Я слышал, как визжат девушки. Что не могло не ввести меня в краску. Но, черт, это безумно заводило.

«I'm floating around in ecstasy»

Я уже ближе подхожу к Луи. Я вижу, как все они уставились на меня. Зейн ржет. Эд кивает головой. Дани просто восторженно смотрит. А Луи… Он сел боком, высунув ноги, согнутые в коленях, в проход, и, наклонив, как он обычно делает, голову набок, улыбался мне своей белоснежной привлекательной сексуальной улыбкой. Я спускался по лестнице все ниже, пел свою партию и… смотрел ему прямо в глаза.

«So don't stop me now, don't stop me
'Cause I'm having a good time, having a good time»

На последних строчках, весь наш хоровой батальон начал скакать, прыгать, сбегать по лестнице. Началась партия Перри. А я…

Я просто не удержался… Проходя мимо Луи, и видя, как он смотрит на меня снизу вверх, я улыбнулся ему и подошел так близко, чтоб, незаметно для всех, провести своей рукой по его щеке… Такой теплой, приятной. Я чувствовал легкую щетину и складочку, образовавшуюся от его улыбки.

Я уже спустился вниз, и мы все встали на сцене, как и положено. Я и Перри посередине, напротив друг друга, а остальные полукругом позади.

«I'm burning through the skies Yeah!
Two hundred degrees
That's why they call me Mister Fahrenheit
I'm trav'ling at the speed of light
I wanna make a supersonic man of you»

Я пел и, должен был смотреть на мою напарницу, но у меня не выходило. Я развернулся к трибунам и смотрел на них. Как они хлопали нам стоя, пританцовывали и свистели. У меня вырвался смешок, когда я увидел, что учудил Зейн. Он притащил плакат с надписью «Гарри сними жакет». Пока я исполнял свое соло, Перри смеялась. Я опять посмотрел на Луи. Он… покраснел? Из-за меня что ли? Боже! Он убивает меня. Такой прекрасный, недосягаемый, он как идол. Такой грациозный и стройный. Луи смотрел только на меня. Он просто прожигал взглядом. Но я даже и не думал отрывать от него глаз. Я чувствовал наш зрительный контакт каждой клеточкой моего тела. Во мне просто росло возбуждение. Я не мог сдерживаться. Меня трясло, но я все пел и пел…

Тут Перри потащила меня в танец. Все пошло не по плану. Тринадцать человек скакали по сцене, чего не должны были делать, и пели самую заводную песню. Последние строчки уже исполняли всем хором.

«Don't stop me don't stop me don't stop me
Hey hey hey!
Don't stop me don't stop me
Ooh ooh ooh (I like it)
Don't stop me have a good time good time
Don't stop me don't stop me
Ooh ooh Alright
I'm burning through the skies Yeah!
Two hundred degrees
That's why they call me Mister Fahrenheit
I'm trav'ling at the speed of light
I wanna make a supersonic woman of you»

И тут я сделал саму глупую, отмороженную и безбашенную вещь, которая просто взорвала весь стадион. Точнее всю женскую часть стадиона. Я снял жакет и, покрутив его в руке, выбросил назад. Визг, раздавшийся в этот момент, просто перебил нас. Песни не было слышно абсолютно. Я смеялся прямо в микрофон. Я безумствовал, как и все, находившиеся на стадионе. Я повернулся назад, к футболистам, и увидел, что те тоже свистят нам и подпевают. Лиам возвысил свои руки вверх с поднятыми большими пальцами.

Я обернулся обратно и увидел Луи. Но что это? Он склонил голову и закрыл рукой лицо. Господи, что же я натворил. А все так прекрасно начиналось. Все мое настроение просто вылетело в трубу.

Мы допели эту песню и встали перед трибунами для поклона. Тут поднялись Зейн с Эдом, который подтолкнул Луи, для аплодисментов. И тогда, я увидел, что поднимаясь, Луи посмотрел на меня. Он покраснел. Опять. А его взгляд был таким… Я не знаю. Хищным что ли? Он смотрел на меня, приподняв одну бровь, и ехидно улыбался. Что у него в голове? Он хлопал так же, как и все, но более размеренно, словно говоря мне «неплохо, Гарри, неплохо, но мог бы и лучше». Я что, должен был раздеться что ли? И Луи опять, прикусив свою губу, подмигнул мне. На что я ответил ему тем же. Мы, наконец, поклонились и начали удаляться в сторону раздевалок. Перри махала Зейну и я в последний раз посмотрел на трибуны. Луи, все также провожая меня взглядом, поднес свою ладонь к щеке, до которой я дотронулся, и оставил так на какое-то время. И, может, конечно, я не так всё понимаю, но блин, это был такой интимный жест. Словно там моя рука, и он не хочет отпускать ее. Как тогда, у Эда. Я улыбаясь покачал головой и опустил взгляд вниз, показывая, что у меня уже просто нет сил выдерживать такое. Мои руки тряслись. Дыхание участилось. Я не мог совладать с собой. Если раньше я мог перенести его присутствие, то после случая в машине, меня просто выносит. Я все время хочу, чтоб он был рядом. Просто рядом. Просто видеть его. Наблюдать за ним. За таким прекрасным, совершенным, безукоризненным.

Я стоял возле раздевалки. Девушки уже все убежали смотреть на своих футболистов. Да и парней осталось немного. Я, Джейк и Митчел. Парни оживленно обсуждали наше выступление. А я сидел на скамейке и не мог прийти в себя. Я положил голову на руки, упиравшиеся в колени, и закрыл глаза.

- Гарри, с тобой все в порядке? – спросил Джейк.

- Да, чувак, спасибо, все отлично. Вы молодцы. Просто устал.

- Нет, Гарри, молодец это ты. У нас ни разу в жизни не было такого выступления. Спасибо тебе огромное.

Я открыл глаза и улыбнулся двум ребятам, которые практически восхищенно смотрели на меня.

- Идешь смотреть игру?

- Да, сейчас оденусь и приду.

И они вышли, оставив меня одного с моими мыслями. Сердце уже немного успокоилось. И дыхание восстановилось. Но мандраж не прошел. Во время выступления я испытал бурю эмоций, которые просто захлестнули меня с головой. Я так и сидел с закрытыми глазами и вспоминал образ Луи.

- Гарри, - опять услышал я голос Джейка, - к тебе тут пришли.

О, ребята надумали заглянуть. Отлично. Хоть отвлекусь.

- Да, Джейк, впусти их. – Я открыл глаза и развалился на скамье уже более расслабленно.

Но друзья передо мной не появились. Передо мной возник один Луи.

Я раскрыл свой рот от нехватки воздуха. А он лишь закрыл за собой дверь и оперся спиной на соседнюю стену.

- Дааа, - протянул Луи, - раззадорил ты нас сегодня, Гарри Стайлс. – он опять ехидно улыбнулся. – Ножки у тебя просто превосходные, скажу тебе. И тело в целом…

Молчи! Только молчи! Я не могу слышать, как ты отзываешься обо мне. Я начал носом набирать воздух, издавая легкое сопение.

- Так и будешь молчать, Гарри? Может, наконец, ответишь мне?

Я вновь опустил голову и пальцами взял себя за переносицу. Зачем он вообще пришел? Он решил в конец уничтожить мое самоуважение. Я покачал головой. Нет, нет, Луи! Ты убиваешь во мне все благоразумное. Рядом с тобой я думаю только о пошлом и испорченном, черт побери!

- Гарри?

- Заткнись! – заорал я на него и, резко поднявшись с сиденья, подошел к нему впритык. Я практически прижал его к стене. И, пододвинувшись на максимально близкое расстояние, шепнул ему в губы. – Просто заткнись…

И тогда я поцеловал его. Со всей остервенелостью, потому что мне надоело ждать. Я так хотел почувствовать его губы на своих. Сначала я целовал верхнюю губу, потом нижнюю. А Луи лишь стоял и, закрыв глаза, улыбался. Одной рукой я оперся о стену позади него, а вторую запустил ему в волосы. И, похоже, это был толчок. Луи раскрыл свой рот и просто ворвался своим языком в мой. Он прижал меня к себе так сильно, что мне не хватало кислорода. Но мне было плевать. Если бы я мог, я бы вжался в него еще сильнее. Одна его рука держала меня за мою оголенную спину, а вторая расположилась на ягодицах. Когда Луи сжал их, я невольно издал стон и почувствовал на его губах улыбку. Этому мерзавцу нравится издеваться надо мной. Я просунул свои руки ему под свитер и нащупал кубики пресса. Водя по ним пальцами, пытался ощутить каждую его клеточку. Поднялся вверх по торсу и, высунув руки через горловину, взял его лицо. Снова и снова целовал его. То втягивая в себя его губы, то покусывая. Его же руки изучали мое тело. Он гладил мою спину, руки, задницу… Господи, и за что только мне это? Я оторвался от губ Луи и начал покрывать все его лицо поцелуями, медленно опускаясь к шее. Я слегка прикусил его кожу, а потом с силой всосал ее. Луи вдохнул воздух и сжал губы. Когда я отпустил его, то на шее остался красный след. Блин, я не подумал об этом.

Я посмотрел ему в глаза.

- Прости, - почти беззвучно, практически одними губами сказал я.

Но Луи лишь покачал головой и придвинул мое лицо к своему.

- Гарри, ты делаешь меня другим человеком. Я только и делаю, что думаю о тебе. Ты просто выносишь мне мозг. А сегодня, когда ты снял свой жакет, - он опустил свой взгляд.

- Луи?

- Прости, я не могу этого сказать. – Он улыбнулся, немного покраснев.

- Луи, я просто уверен, что чувствую то же самое.

- Вряд ли.

- Почему ты так думаешь?

- Я вообще не знаю, о чем я думаю, Гарри. Ты такой… особенный. Для меня. И я не знаю почему. Ты заводишь меня. Все твои движения, смущение, твое прекрасное тело, твои милые кудряшки, эта ямочка на щеке, - он опять ткнул меня, - Всё! Мне нравится в тебе все. С той самой секунды, когда ты открыл мне дверь. В тот момент я забыл про все на свете. Для меня начал существовать лишь ты.

Я слушал его и не мог поверить своим ушам. Он вообще это мне говорит? Точно? Я смотрел ему в глаза, в его наипрекраснейшие глаза, и слушал. Я просто наслаждался его словами. Я приложил свои руки на его, которые так и покоились на моем лице.

- Гарри, мне будет плохо, но я все пойму, если ты сейчас развернешься и уй…
Я прижал его губы пальцем.

- Не говори этого, понятно! - и только сейчас до меня дошел смысл его фразы, когда он выходил из машины, - Я никогда не сделаю тебе больно… - и я вновь прильнул к его губам. На этот раз нежно и ласково, как и должно было быть в первый раз.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.022 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты