Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



О душах и сроках




Читайте также:
  1. О цели проекта строительства, об этапах и сроках его реализации, о результатах государственной экспертизы.

 

Канва Души

Взаимодействие Души и Духа

Счастливы те, кто Бога радует

Для каждой души – свой срок

Признаки душ, первый срок упустивших

Мудрый душам даст разное

Обездоленные души. Признаки

 

Христианин. …Нет, София, не душа нашла смысл жизни, а нашли смысл для неё.


София. Бог признал её своей?


Христианин. Он дал ей канву. Они все Его. Нет душ от Бога отделённых, они все Его, только импульс может прийти от одной души к другой.


София. Не вчера это случилось?


Христианин. София, это случилось очень давно. Вчера ты просто что-то поняла. Я говорил уже: люди думают, что нечто произошло, только когда видят это. Мудрый же знает о том, что нечто произошло в тот момент, когда это зародилось.

Часто бывает даже так, что я вижу путь человека, а он не хочет об этом пути слышать и не хочет по нему идти, но я-то знаю, что разница во времени суть ничто, наступят события и для этой души, которые приведут её к сужденному, но канва для неё уже состоялась.


Сергей. У всякой души есть канва?


Христианин. Да, поэтому Христос говорил: «Я есть Истина и Путь, и лишь через Меня к Богу приходят».


София. Вчера получила озарение о чём-то важном. Причем, я понимала, что это душа радуется от находки, что эта радость – не моя…

 

Христианин. Мы ведь говорим, что вначале намечается лишь канва и душа чувствует, что домом пахнуло. Но в дом не приходят в тот момент, когда о доме узнают – до дома еще приходится идти.


София. Я до сих пор иной раз чувствую себя не собой, а чем-то более мудрым и радостным…


Христианин. Это значит, что твоя душа к дому приблизилась и дом видит, а когда ты уже в дом-то войдёшь, то перестанешь быть Софией и, наконец-то, сольешься с Разумом Души.


София. Но как это, когда душа знакомится с Духом? Это значит, что она прозревает, она получает глаза?


Христианин. Люди очень материальны. Взаимодействие Души и Духа – это несказуемость. Представь: есть гора и ледник. Ледник холодом своим влагу на себя осаждает, тем и растёт, но недра горы непрестанно ледник растапливают – оттого рождаются речки. И получается, что ледник, не убывая, питает жизнью долины, что находятся внизу: это символ Духа, который делится непрестанно с душою, но от этого убытка не имеет. Затем воды, спускаясь в долины, орошают земли, и даже бесплодные становятся плодородными. Ты спрашиваешь о взаимоотношениях деревьев и ледника, говоришь: расскажи мне, как деревья к леднику относятся, как они общаются, каковы их отношения. Я отвечаю: с одной стороны – никаких, их просто нет; с другой стороны, вся жизнь деревьев есть взаимоотношения с ледником. Как? Я называю это несказуемостью. Очень трудно проследить или усмотреть прямую связь, но, с другой стороны, сама жизнь есть то, что ледник даёт всем. Понимаешь?




София. У меня немного не укладывается: а что же души, не живут, раз в Дух не прозревают? А как они существуют до знакомства с Духом? Дух питает всё равно?


Христианин. Каждой душе Боженька дает разум и волю. Каждая душа свободна, но сначала, эту свободу получив и разумом пользуясь, душа по неразумию своему делает глупости. И не потому, что непременно плоха, а по отсутствию опыта. Но, совершая ошибки, пожиная плоды своих ошибок, душа непременно научается, и опыт приводит её уже в некие рамки, когда становится понятно, что с волею делать и как с разумом управляться. Душа начинает понимать, что разумность не игрушка, что воля не своеволие и всевластие. Душа начинает понимать, что есть законы, и они мудры, и они не отбирают у неё свободу, но ограничивают её глупость. Постепенно развиваясь, душа начинает понимать, что разум бывает глуп, а бывает мудр, и создаётся вектор течения от полюса глупости к полюсу мудрости – так происходит великое круговращение Бога в Природе: когда Он в виде совокупности душ сначала не осознаёт себя Богом, затем через опыт, а после и через мудрость до самого первичного божественного состояния возвращается. Конечно, все мы части Бога, но неразумие отдаляет нас от Него, а мудрость приводит.



Дух есть та часть Бога, которая в нас. Очень важно, чтобы, к мудрости прикасаясь и Гнозисом напитываясь, человек понял разумность, правильность всего, что мы называем жизнью. Он понял бы, как исходит его душа, и как она страдает, и как ищет она, ходит и как возвращается. Поняв это и взрастив в себе в том убеждённость, человек Богу помогает. А не понимая и убеждённости такой не имея, не только не помогает, а, может, даже препятствует, потому что каждая глупость для Бога препятствие, а каждая мудрость помощью будет. Потому, познавая как мудрые, поступая как мудрые, мы Бога радуем. И когда радость пребывает всегда, то это называют счастьем. Счастливы те, кто к Богу идёт и Бога радует. Все остальные счастливыми быть не могут. Оттого, что таких мало в мире, люди счастье и забыли.


София. Всякая ли душа созрела для того, чтобы Бога радовать, или не всякая? Это значит, что не все будут счастливы, а, скорее, единицы?


Христианин. Я говорил уже, что каждая душа есть часть Бога, и я, глядя на душу, намечаю её Канвы, а раньше та канва сужденная случится или позже – это по-разному. У Бога много домов, много земель и много времён.




София. Там для каждой души найдётся радость?


Христианин. Для каждой души найдётся свой срок. Вспомни притчу о смоковнице, что в срок не зацвела. Срок сей Боженька даёт каждому. Бывает, что в первый срок душа и не уложится, тогда он даёт второй, но третьего не будет, потому что если давать третий, то надо давать и четвёртый. И получится, что Бог не тот, кто сроки назначает, а тот, кто сроки откладывает, а это нехорошо. А потому имеем два срока – срок первый и срок последний.
Если кто в первый срок укладывается – тот Бога завсегда радует. Но часто бывает так, что первый срок душа пропускает. И даже тогда некая перемена в ней совершается, не может быть без такой перемены, но она несёт на себе печать срока упущенного. Прозорливые и мудрые видят ту печать, и такие души для них важнее других, потому как если они последний срок упустят, то уже не будет им спасения. Ты тоже можешь видеть такие души, свой первый срок упустившие, и отличать их от других. Я охарактеризую признаки. Хочешь знать?


София. Да.


Христианин. Сначала я хочу узнать твои мысли. Скажите все, что думаете о признаках душ, первый срок упустивших?


Сергей. Некая скорбь должна быть в такой душе, печаль.


Христианин. Печаль души.


София. Растерянность, сказала бы я.


Христианин. Душа как бы примеряет на себя. Она говорит: и это мне нужно, и это, но могу ли я здесь?, и по бессилью овладеть тем не может. Потому как если бы была сильна, то уже овладела бы. Она неприкаянна, и настолько сильно это в ней, что и сам человек, души носитель, этим пропитывается.
И, как всякая душа неприкаянная, она ищет, где бы еще голову преклонить и слёзы излить – слёзы о потерянном пути.
Бывает и такое, что от страданий таких душа начинает покрываться коростой и говорит всем, что никто ей не нужен.
Такое бывает в конце – как бы бездна отчаяния уже притягивает к себе душу, и готова она свалиться в неё, и говорит себе: «Ну и не страшно будет падать мне!» Такие души могут быть спасены лишь через умягчение их. Недоверчивые, затравленные, они наносят раны себе и другим, но то лишь крик о помощи. И мудрые видят их страдания и понимают, что это плохо.
Бывает ещё и так, что душа покрывается коркой самодовольства и говорит: «Всё у меня хорошо, и ничего мне не нужно!» Но, глядя, как она постоянно пытается это доказать себе и другим, ты понимаешь, что всё плохо и всё ей нужно. Если было бы хорошо, то не о себе она бы думала, а о Боге – как думают те, у кого действительно всё хорошо. Бог есть то, на что глядя, ни о чем другом думать уже и не можешь. Те же, кто, на себя глядя, себя убаюкивает, делают это от душевной боли, а не от праведности.
Много израненных душ. Есть те, что ищут, и ищут радостно: этим ещё предстоит найти. Есть те, кто в страдании и даже в отчаянии – эти души свой первый срок уже упустили, чувствуют неминуемость бездны. Мудрый, глядя на них, будет разделять: даст всем, но всем разное. Нельзя отдавать душам радостным то же, что и душам отчаявшимся. У них разные пути.
К Богу проще привести десять душ радостных, а то и сотню, чем одну отчаявшуюся.
Есть законы, и каждый, кто в сострадании своём людей к Богу привести пытался, знает их. Даже если он не знал и всё же пытался, он узнает их, когда будет делать.
Правила те познаются в сравнении. Если душа радостная подходит к Правде пятой и, понимая, что не знает ничего, что всё её знание было мало, удивляется, радуется этому, то души скорбящие, когда показывают им их неведение, ещё больше ожесточаются. В них тьма и страдание, и боятся они признаться, а потому всякое неведение своё принимают за ещё один знак поражения, который, как гвоздь в гробу, заканчивает их дни. То, что другим душам приносит радость, этим приносит ещё большую печаль.
Значит, прежде чем с Правдами знакомить, душу скорбящую сначала нужно отогреть, страдание её прикрыть, тело души очистить, омыть, маслами благоуханными помазать, поступать с ней как с больным проказой, лечить её не горькими обвинениями, но приласкать и дать великую Надежду.
Мудрость знает, что тепло сердца растапливает даже самую твердую коросту, а потому важно для души страждущей и отчаявшейся дать такое тепло, которое растопит её сердце и создаст доверие.
Как это сделать, каждый выбирает сам, но только живое сердечное тепло такие души спасает и вытягивает из бездны.
А потому носитель сердца живого и ласкового будет для таких душ спасением, и будут приходить они к нему, как животные в засушливый год к единственному водопою. И нельзя осуждать их за то, ведь других возможностей для спасения у них нет. А обогрев и льды отчаяния растопив, можно уже и о мудрости сказать, и о Правде небесной, и о великом круговороте душ…
Если картину эту узрит, ей удивится, то появится надежда и для неё.
Но мудрый знает, что душа, последний срок которой уже намечен, всяко впадает в излишество и в глупость, а потому важно блюсти её, дабы не вернулась она на свои прежние пути.
Ведь так же, как мудрость возвышает человека, глупость опускает его.
Но самым горшим ядом для неё будет эгоизм.
Даже отогретая душа, если мудростью Небес не восхитится, а для себя будет требовать лучшего, всё одно падет. И не будет ей расцвета. Я видел такое. Душа такая тепло в сердце потребляет, льды свои растапливает, а потом глупостью своею новое эго зарабатывает – опять замораживается, и опять требуется отогревать её. Но с каждым разом льды всё толще, отогреть её всё сложнее, пока не настанет день и час, когда даже самое большое сердце льдов тех отогреть не сумеет.
А потому каждая душа, ото льдов спасенная, должна тут же научиться жить не для себя, но для других.
Надо дать ей такой урок, который научит этому её навсегда, – это и будет её вторым спасением. Научившись жить не для себя, мудростью Небесной восхитившись, она будет спасена. Но если, уже отогретая и мудростью восхитившаяся, она не для себя жить не научится, а будет и дальше продолжать жить во славу свою, то, придя ко второму сроку, обнаружит себя слишком бедной, чтобы заплатить за вход. И скудность эта приведет к падению её.
Такие души, второй срок прошедшие и вход не нашедшие, называются обездоленными. И не потому, что кто-то лишил их доли – они лишили себя сами. Для них уже нет надежды. Бог поставил на них свою печать. Но ждет их геенна огненная, чтобы сжечь их несовершенство и память обо всем том, что было. Когда-то дух, что их создал, опять начнёт свой ход – это будет нескоро. Здесь свою жизнь они уже упустили. А как вы думаете: как отличить третьи души и как с ними поступать?


София. Которые ко сроку подходят?


Христианин. Которые подошли, входа не нашли, которые прозевали всё, свой срок упустили, даже второй.


София. Оставить их Богу?


Христианин. Отпустить их?


София. Я и имею в виду, отпустить или предоставить их самим себе, фактически Богу.


Христианин. Ты ничего им не сделаешь. И всякий мудрый, на такие души глядючи, говорит: «Они не мои». На них найдется свой указ. Но как отличить их, чтобы не поступить так, что душу радостную примешь за обездоленную, будешь пытаться елей правды ей пролить и удивляться, почему она так отворачивается, как будто не сладость ей предлагаешь, но горечь?


София. Будет такая душа восставать против мудрости.


Христианин. Всякие души восстают против мудрости, потому что природа человеческая отлична от природы Божьей. Всякая глупость антагонистична мудрости. Мудрый, глядя в такие души, будет видеть только холод и отчуждение. Он не будет видеть огонька, который займется в них, но то мудрый.

А ты, что увидишь ты? Как поймешь? Бывает, что душа по неразумию своему мудрости твоей не видит, против мудрости глаголет… За это в топку её что ли? А ежели она жива?


София. Я увижу равнодушие.


Христианин. Бывает так, что, мудрости твоей не видя, пройдут мимо, и примешь за равнодушие. А может, ты не смогла найти нужное слово или у них не было сил, чтобы услышать - разное бывает.


София. Зажжется такая душа благодарностью.


Христианин. Бывают души как сырые дрова. Они ещё слишком молоды, слишком бедны, чтобы загореться. Душа же, приходящая в рассвет, что порох.
Нет, неготовность души не есть её падение.

 

Ира. А может быть, она не трудится?


Христианин. Ленивы многие души, которым не подошел ещё и первый срок. Слишком мало они видели, чтобы понять, как трудиться. Мы же говорили, что Бог, давая волю и разум, не сразу осознает себя.


София. В чем регресс души? В чем-то может человек увидеть регресс души? То есть это будет душа, что не восходит, но опускается на дно геенны огненной.


Христианин. Есть несколько признаков, по которым вы отличите эти души. Мир состоит из симпатий. Каждая симпатия есть притяжение. А потому, что душе приятно и к чему она тянется, то и есть она. Душам радостным приятно красивое, душам отчаявшимся близки поиски, они ещё надеются на спасение. Тем же, кто на спасение уже не надеется и смотрит не вверх, а вниз, а лицо их перед геенной огненной уже предстоит, нравится всякое уродство, некрасивость и злонамеренность. К ней они тянутся.


Сергей. По созвучию.


Христианин. Точно. Тот, кто к Богу идет, тот красоту любит, к красоте тянется, тот, кто от Бога идет, всякое уродство восхваляет, и от него смердит. Так и узнаете.
Но среди этих грешников есть те, кто грешен больше других, и не сразу они узнают свою смерть, но будут долго перед этим мучиться.
Когда человек произносит слово «долго» - это одно, когда слово «долго» произносит Бог – это другое. Для Бога «долго» - это вечность. Так вот, больше других мучиться будут те, кто других учит уродству и всяким мерзостям, тем самым души соблазняя и совращая, ибо нет большего греха души, чем совращение других душ. Так же точно и благи перед Богом те, кто души учит красивости и огненности. Те будут первыми пред Богом, им он рад будет больше, чем другим, а потому и счастья у них будет больше. А значит, те, кто счастья ищет, должны знать, что другие души радостью идут, и красотою наделять, и приводить к счастью. Как всё просто!


Сергей. Потрясающе!


Христианин. Учение Христа пронизано простотой. И только те, кто к этому Учению прилепился, эту красоту смогут видеть всегда, всегда понимать. А те, кто ещё не успел, пусть смотрят в эту простоту, пусть пробуют её, применяют, ею пропитываются и, тем самым, к учению Христа пониманием приближаются.
Нельзя сказать, что, взяв в руки Святое писание и слова Христа прочитав, тут же Учение его и поймешь. С момента появления первого стремления к учению и до того, как поймешь его, может пройти не одна жизнь.
А потому через великую простоту можно пройти.

 

 

***

 


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 2; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.027 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты