Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Из Высокого Собеседования. (беседуют о Евангелии от Иоанна)




Читайте также:
  1. Игрок высокого класса должен обладать сочетанием трёх скоростей.
  2. Из Высокого Собеседования
  3. Из Высокого Собеседования
  4. Из Высокого Собеседования
  5. Из Высокого Собеседования
  6. Из Высокого Собеседования
  7. Из Высокого Собеседования
  8. Из Высокого Собеседования
  9. Из Высокого Собеседования

Собеседующие:

Христос

Христианин

(беседуют о Евангелии от Иоанна)

 

Христос. Дочитывая, учишь нужному. Чан с Живой водой пусть будет Бог. Пустой чан - голос. Вода - жизнь. Успей понять, что трое – чан, вода Живая и Божественный хор – есть Проливающий Живую воду, Жизнь дающую. Все нераздельно можно сказать - Бог. Но Бог есть Идея чана с водой и пролития, но не чан и не вода.
Христианин. Тогда Свет людей есть пролитие?
Христос. Да.
Христианин. 6 параграф: «Случился человек, посланный от Бога». Что значит «посланный от Бога» ?
Христос. На 6-ом началось пролитие Света людям.
Христианин. Я вижу, что Слово, сделавшееся плотью, не есть Свет, который пролитие.
Христос. Да.
Христианин. Как есть идея и ее воплощение – должно быть и здесь.
Христос. Да. Свет есть Мудрость не от человеков пришедшая, но к ним идущая.
Христианин. А потому Жизнь – которая в нем стала Светом Мудрости, которая его. Но жизнь Мудростью не была?
Христос. Нет. Чистота незапятнанная есть жизнь, но в люди идущая есть Свет, потому как жизнь Бога – для Бога, не для людей. Эта жизнь чиста. Место ее - Бог. Но Храмина есть пролитие, людей касание.
Христианин. Значит, жизнь Бога – до пролития? После пролития – это уже Свет людям?
Христос. Да.
Христианин. И жизнь была Свет людей...

***

Молитва «Отче Наш»

 

София. Давайте поговорим о молитве «Отче наш»:

 

Мф. 6:9-13

Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое;

да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе;

хлеб наш насущный дай нам на сей день;

и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;

и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь.

 

 

Христианин. Что ты думаешь об этой молитве, Анна?

 

Анна. О значении ее? До сих пор, когда я творила эту молитву, обращаясь с ней к Высшему, чувствовала гармонию, силу, которая заключена в этих словах, их атмосферу. Но особенно не задумывалась, что за смысл скрывается в словах молитвы, просто воспринимала как данность. Теперь я, конечно, понимаю, что сокрыто в них некое глубокое значение, но я его никогда не искала.

 

Христианин. Ничего страшного. Поищем? Знать многое – это хорошо. Знать еще больше – того лучше.



 

Анна. А знать еще и правильно?

 

Христианин. Вообще поднебесно! Ну, давай разберем первые фразы…

 

Анна. «Отче наш, сущий на Небесах! Да святится Имя Твоё, да прийдет Царствие твоё, да будет Воля Твоя и на земле, как на Небе…»

 

Христианин. Хватит этого пока.

Помним с вами: когда человек произносит нечто, понимая глубоко, что стоит за этими словами, и когда произносит слова бездумно почти и поверхностно, то разница от действенности их огромна. Молитва ведь не для того, чтоб воздух сотрясать. Когда человек понимает смысл, кроющийся за словами, в его сознании рождается особый тончайший вид божественной энергии Знания – Гнозис, который усиливается звуком. И они, резонируя друг с другом, производят более великие следствия. Важно знать, не только говорить. Эта формула значима очень: когда человек знает глубиной Гнозиса, то, произнося этот Гнозис, может прободать косное сознание окружающих людей, и слова становятся силой реальной.

Это приобщение сознаний к Гнозису словом, когда перед тобой и окружающими людьми вдруг распахивается Правда, является следствием того, что есть и Гнозис, и слово. Когда есть только слово, то, произнося те же самые слова без Гнозиса внутри себя, ты сознание людей и своё не прободаешь, ведь нет усиления сокровенного. Поэтому, когда вы будете твердить слова молитвы, очень важно понимать, какой смысл за ними стоит – чтобы воздействовать и на свою душу, и на души окружающих людей, так как иначе, без понимания, не будет следствия такого. Молитвой воздействуем на мир, меняем его, сотрудничая с Высшим, а не просто обращаемся к Небу.



Зачем воздействовать? Но ведь задача человека на земле – приобщаясь к религиозной жизни, менять окружающее. Ведь в этой формуле сказано: «Да пребудет царствие твоё на земле, как и на небесах». Есть какое-то царствие небесное. И мы говорим в молитве, что хотим, чтобы оно пришло сюда, на землю. Тогда только это исполняется, когда происходит в вашем сознании. Когда Царствие есть в глубине состояния вашего и вы ожидаете Его, тогда Оно сюда спускается. А если Его в вас нет, то не спускается. Поэтому важно очень понимать значение каждой фразы, каждого словосочетания в этой молитве и, проговаривая ее, погружаться в то, что говорите, видеть это, чувствовать это, понимать.

Начнем сначала.

«Отец наш небесный...». Но если касаться Бога (Кто есть Отец небесный), то нельзя сказать, что отделен Он от Небес, но является самой лучшей частью их. Давайте поговорим об этом поподробнее. Давай подумаем: Бог есть Отец, потому что, когда приходишь к нему, ты чувствуешь себя дитятей. Когда человек по-настоящему вдруг чувствует себя ребенком, как мы уже сегодня говорили, То, перед чем он чувствует себя ребенком, – это не какая-то личность, не какое-то эго, это вообще всё. Ты вдруг понимаешь, что Бог есть всё. Он есть Святость, по сравнению с которой ты малый ребенок. И эта святость настолько сильна, что чувствуешь себя не просто меньше или младше, а – чистым. Произнося эту фразу: «Отец наш, сущий на небесах», почувствуйте себя таким младенцем, поймите, что Бог есть всё. Но для того чтобы так делать каждый раз, надо однажды найти это в себе. Стать хоть раз таким ребенком, чтобы, говоря «Отец наш», не лукавить, а действительно быть ребенком по отношению к Нему, по-настоящему. Не потому, что сказал умудренный кто-то, не потому, что в это веришь или доверяешь добрым людям, которые это сказали, а потому, что действительно себя им сознаешь, ибо вырос до этого. Это произошло, ты стал таким, преобразился, из грешного человека стал дитя Бога. Вновь произнося «Отец наш», замри тишайше... пойми, что так это и есть. Не говори неправду перед взором Его.



Когда свершается это, в твоей душе такое потрясение, что слова дальнейшие сами льются из тебя вместе со слезами благими: «Да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе...»

Конечно же, пусть, пусть будет воля Твоя на земле, как и на небе, потому что Ты же есть всё, Ты Благо, Жизнь! Ты есть самая лучшая часть всего – как может быть иначе? Пусть будет так всегда, и всюду, и везде, правильно же это! Потому и говорю: «Отец наш небесный».

Внимательно слушайте и делайте, что скажу вам. Прислушайтесь внимательно к души своей выражениям. Ею пытайтесь понимать, что говорю. Поближе сядьте. Думая о Небе, говорим: «Там есть Бог». Когда мы думаем о Боге, на небе пребывающем, верим, что знает и думает о нас. Но правда в том, что, как ни велик и могуч Тот, кто живет на небе и думает о нас, Он тоже чувствует себя ребенком по отношению к кому-то, кто еще более велик, чем Он. Иначе как он смог бы любить людей как детей, если бы кто-то не любил Его как ребенка? Когда размышляем в озаренности о том, что есть кто-то еще более великий, еще более могучий - сфера Разума, Огонь, благодаря Гнозису ставший как черное небо, в котором сияют звезды, понимаем, что, глядя на людей, Он испытывает сострадание и думает о них. Он непостижим, Он уже давно не человек. Но и Он имеет в своих недрах какую-то еще более грандиозную вселенную, что смотрит на него, по отношению к которой Он – лишь дитя в колыбели. Разум безграничен. Какой бы Великий ни смотрел на тебя, всегда есть еще Больший. Разум есть то, что не имеет границ. И каждый достигший такого развития, что стал для нас Богом, всё равно смотрит на кого-то, кто тоже в это время развивался и был Отцом для Него. И тоже следует за ним. В этой бесконечности Начал, Иерархии Ангелов, в этой грандиозной, не имеющей конца Любви, с небес струящейся от высочайших к другим, от тех к тем, от тех к нам, существует некая преемственность. Получается, что Любовь, которая струится с неба, не имеет своего начала. Оно где-то в бесконечности, в высоте, и невозможно представить, что есть разум, ограниченный собою, который чувствовал бы себя не вселенной, а чем-то иным. Другими словами, есть лишь бесконечность, беспредельность, мощь, заполненная непостижимым, тончайшим, огненным универсальным Знанием, что развивалось вместе с этим Разумом. Это знание по желанию имеет законное право творить, оно созидает планеты, галактики, вселенную. И, видя, как всё развивается, мудростью своей постепенно, миллиарды лет, направляет это движение дальше. Мудро созерцает, направляет, обнимает любовью и дает опыт. И следя за всем этим, мы вдруг понимаем, что всё это напоминает нам самые чистейшие человеческие отношения, когда отец отправляет своего сына и думает, заботится о нем, но не насилует его волю, дает возможность ему и ошибаться, и находить. Точнее сказать, лучшие человеческие отношения отображают те, небесные, а не наоборот... И мы вдруг понимаем, что этот мудрый посыл, это деятельное внимание безличны. Тот, кто наблюдает, не есть личность, он есть Сострадание, Он есть Любовь, он есть Забота и Радение, отстраненное, чтобы не вмешиваться и дать развиваться. Но это не ограничено одной лишь личностью. Эти качества безграничны, совершенны и не могут принадлежать никакой личности, даже самой грандиозной и совершенной, потому что любая личность – это всегда ограничение, предел. Когда мы думаем о том, что есть качество безграничной любви, безграничного сострадания, безграничной мудрости, смиренности и отстраненности, мы вдруг понимаем, что это и есть совершенство, неограниченное ничем, что перед этим совершенством стоим. Начинаем понимать, что эти качества существуют не от кого-то к кому-то, - они есть как воздух, как космос, они есть сами по себе. Они как бы неподвижны, они как мировой поток, мировое движение, когда мудрость сверхчеловеческая, безличная где-то в высотах мироздания даёт людям возможность стать лучше. Наблюдая за этим безличным мудрым всенаправляющим началом, мы вдруг понимаем, что Оно есть, что в нашей душе это запечатлелось, отпечаталось, сколько вместить смогли...

Это мудрое невмешивающееся эволюционное движение. Когда проходят годы, десятки, тысячи, миллионы лет, эта мудрость в сострадании своём позволяет людям рождаться, жить, творить, посылает им своих посланников, дает им свою мудрость в виде истины, дает им Гнозис в виде пламени. И всё равно не вмешивается и не навязывает, в отстраненности наблюдает за тем, как многие люди становятся совершенными. И глядя так, мы вдруг понимаем, что это отстраненное Величие не принадлежит кому-то одному, а это принцип как воздух, разлитый в природе, он Есть. И он пронзает собой вообще всё: воздух, горы, облака, воды, людей. Он как закон тяготения – существует и на этой, и на других планетах, и в других солнечных системах, и в других галактиках. Он просто как правило, как закон, что вода идет вниз, а огонь – вверх. Это безличное начало, и вдруг мы начинаем понимать его существование, оно именно такое, не ограниченное личностью, но, тем не менее, сущее – как Эволюция. И вдруг понимаем, что в нас это есть - в нашей душе. Безличная, непостижимая мудрость, присутствующая в каждом вздохе, и есть БОГ. Он Есть. И теперь, когда говорим: «Отец наш», то понимаем его не как личность, которая смотрит на нас, но как отстраненную мудрость, сострадательную и заботливую, проявляющуюся в каждом атоме мироздания, в нашем существовании. Повторяя «Отец наш», вслушиваясь в пространство, понимая: Она Есть, именно такая – не навязывающая себя, заботливая, отстраненно, но пристально наблюдающая за всем, не вмещающаяся ни в какую, даже самую грандиозную личность и всё-таки существующая как сострадательное к нам отношение, мы еще раз говорим: «Отец наш» и понимаем вновь: Бог Есть. И это не даёт нам необходимости поклоняться ему, потому что он в каждом вдохе. Мы дышим, потому что Он позволяет нам дышать. Он не ограничивает нас, он не говорит: «Вы вдохнули, значит, мне обязаны». Он просто в сострадании своем дал нам возможность дышать и думать. Он есть та сила, которая позволяет нам думать. Он есть тот огонь, который есть в Гнозисе, та сила, которая есть в любви. Он стоит за каждым явлением. И все же он не приходит, не стучится и не говорит: «Я здесь. Поклоняйтесь мне». Он просто есть, всегда, что бы мы ни делали. И мы можем либо постигать его и пытаться познать его, вникнуть в него и встречать при этом доброжелательность – «Хорошо, хорошо, пробуйте!» – либо не пытаться это делать, заменяя познание поклонением. Не трудясь, но просто как бы говоря: «Мы не будем трудиться. Мы так… свечечку поставим…»

Так вот, Бог есть то, что бесконечно, и поэтому, Анна, познание Бога тоже бесконечно, ибо, на какую ступень Богопознания ты бы ни вступила, всегда будет выше. Ты никогда не завершишь своё познание Бога, потому что всегда будет возможность понять Его лучше. Больше того, находя в себе совершенную любовь к людям, ты будешь понимать, что это крупицы Его любви к людям. И, любя людей, как Он любит, ты будешь понимать в убеждении душевном, что это не ограниченная земная человеческая любовь, а совершенная. Как бы из космоса взгляд на людей. Понимание тленности сущего не в Нем, и всё равно сострадание вопреки всему. А потом, взойдя еще выше, поймешь еще более высокую любовь, а потом еще более… И так безгранично, так каждый раз – да, это будет и твоя любовь, но и Его, как созвучие. Проявляя сострадание, понимать будешь: «Вот оно, Его сострадание, струится у меня из-за плеч... проходит сквозь меня и через моё сердце, направляется к людям. Я сострадаю людям, как Он сострадает». Но пройдет время, и, став более совершенной, ты узнаешь более глубокие фазы сострадания, найдешь более тонкие в себе чувства. И ты будешь понимать, что более глубоко поняла в себе Бога.

Уму непостижимо, да? Оттого не говорим, что сейчас придем к Богу. Мы говорим, что будем вечно познавать Его. Чем более глубоко будем познавать Его, тем более совершенными будем становиться. Но никогда не приблизимся к Богу в понимании нашем земном, потому что приближение означает сокращение дистанции, а Бог беспределен. А раз так, сразу исчезает необходимость поклоняться Ему. Тут же возникает необходимость трудиться вместе с Богом, проявляя Его совершенство через себя. Сразу возникает вопрос: кто он – человек, почувствовавший божественное в себе и понимающий, что его чувства заместились чувствами божественными, что он любит божественной любовью, сострадает божественным состраданием, помогает божественной помощью, как если бы рука Бога – его рука? Он – продолжение Бога. Потому можно быть сыном человеческим и сыном божьим. Больше того, так как познание Бога беспредельно, бывают менее совершенные в этом, более совершенные, а бывают самые совершенные на земле, бывают еще более совершенные выше, потому что Бог бесконечен и беспределен. Совершенство конечное недостижимо, потому что совершенство как ненаписанное число. Нельзя начертать его, потому что, какое бы число ни написал, оно всегда конечно. А бесконечность не любит замкнутых пространств. Вот и получается, что Богопознание, Астрид, начинается прямо здесь, прямо сейчас, с момента, когда ты почувствовала в себе Бога, поняла Его всепроникающее естество прямо здесь и в бесконечности. И как бы глубоко ты ни познавала Бога, все равно есть возможность познать его глубже. Никогда это познание не завершится, никогда не познаешь Бога до конца.

Дальше возникают вопросы: можно познавать Бога глубже, настолько потрясающе, что от этих потрясений будут стены дрожать и осеняться от святости, - как это сделать? Как развить себя настолько, чтобы познание Бога поднялось на более высокие фазы? Как познать его глубже? Как проявить его лучше? Как не просто любить людей, а дышать этой любовью? Как сделать так, чтобы одно прикосновение к человеку тут же меняло его, как делал Христос? Это возможно?

Да, это возможно, потому что Бог есть совершенство. И, становясь более совершенным, ты можешь это сделать. Как? Конечно же, есть пути…

Потому, определившись, что такое Бог, мы спрашиваем: каковы же вехи Богопознания?

Первое, самое главное, – бесконечности ощущение. Если вы поняли, что он бесконечен, то можете совершенствовать своё восприятие бесконечно. Вы можете понимать беспредельность, чувствовать движение в беспредельности, можете понять естеством всем своим: так же, как закон тяготения влияет на все земные предметы, так и Бог пронизывает всю вселенную, и всё же Он неуловим. Библия говорит, что Бог есть Огонь всепоядающий. Бога никогда никто не видел (1 Тим 6:16). Как можно увидеть закон тяготения? Ты видишь проявление его, предметы, которые падают, но самого тяготения ты не видишь. Так и Бог: Он всюду, но неощутим. Но его можно познавать душой, ведь душа от Него пришла. Потому постижение беспредельности и различные способы постижения беспредельности есть, в первую очередь, постижение Бога. Святой Иоанн Дамаскин сказал об этом так: «Беспредельно Божество и непостижимо, и только одно в Нем постижимо: бес­предельность и непостижимость».

Затем, несмотря на то что Он безличен и беспределен, Он наблюдает за каждым. И если человек, постигая Его, не применяет Его достижения, то Богопознание на этом заканчивается. А потому «вера без дел мертва есть». Ты не сможешь более глубоко познать Бога, пока не применишь то, что уже познал. Например, смотришь в свою душу и понимаешь, как любовь к Богу уже струится в тебе, она есть. Есть? Чувствуешь? Есть. Это значит, нужно посмотреть на других людей с такой же любовью и хотя бы несколько дней пожить так, эту любовь к ним чувствуя, привыкая к ней, лучась ею. Самое удивительное: когда ты к ней привыкнешь, поймешь, как ее источать и передавать, в тебе возникнет жажда еще большей любви и желание её получить. Лишь примененное продвигает, и так озаряется мир - счастьем даяния.

Так вот, когда благодать рождается в сердце, чистота рождается возле тебя, ты вдыхаешь эту чистоту, наблюдаешь, как она заполняет тебя, как она проходит через легкие и доходит до сердца, где уже в этот момент находится благодать, которую чувствуешь. Ты удерживаешь их своим вниманием, и вот в этот момент рождается волшебство: чистота взаимодействует с благодатью, и рождается таинство (тайна непознаваемая, непостижимая), и ты в Него смотришь. Тайною мир наш держится, Ей одной и живет. Тайна и есть Бог. Глядя в тайну эту, понимаешь, что Бог рождается в тебе. Глядя в Него, привыкая к этому волшебству, познавая эту Тайну, по-настоящему познаешь Бога. А до этого только подступаешь. Так вот, рождающееся от соединения благодати и чистоты – самое первое, самое чистое, самое незамутненное проявление Бога в мире материальном. Тот человек, который привыкает уже к этому проявлению, несет в себе это непостижимое таинство без качеств – может говорить Слово Бога.

К этому таинству в течение многих лет привыкая, проявляя его, утверждаясь в проявлении его, непостижимого, необъяснимого, неизреченного, ты тем самым становишься частью Бога. Потому постижение этой евхаристии святейшей есть постижение Бога.

Открой своё сердце, пойми Христа. Обратись ко Христу, почувствуй благодать. Достигай единения с другими, ощущай чистоту, небесный огонь. Вдыхая, наблюдай за тем, как внутри тебя они сочетаются, рождая непостижимое. Правильно к нему относись, постепенно научись всегда носить в себе таинство и пойми, что не просто ты чистотой и благодатью, но таинством пропитался, ты сам есть теперь таинство. И глядя в эту глубь, уметь существование Гнозиса как огня, который потенциален. Его нет, но при общении с другими вдруг рождается в тебе. Так становишься частью Бога. Это и есть самый короткий, самый быстрый, самый правильный путь богопознания. Так он описан во всех источниках, во всех религиях, во всех учениях, ведь Бог для всех...

 

София. Только когда ты несёшь слово, ты даешь Богу проявиться.

 

Христианин. Если не проявляешь Его, то не развивается в тебе Он. Лишь применением да отдачей растишь. Неприменением не развиваешь. Потому отшельники, живущие в горах, останавливаются в развитии своем: им негде применить. Даже Серафимушке Саровскому Богородица велела к людям идти. Когда же практически все это делаешь, восходишь от потрясения к потрясению, всё больше и больше, шире, выше, священней, потрясения становятся, и перестаешь понимать себя человеком, перестаешь чувствовать себя смертным.

Живущий человек может этого достичь и даже идти дальше. Это всё реально и суждено праведным. Степень Богопознания есть степень самозабвения, когда твоя земная личность просто растворяется, прекращает существование. И чем больше Бога в себе развиваешь, тем меньше тебя. Потому Разумы Высшие не осознают себя никакой личностью, никаким разумом - они есть Гнозис чистейший, святая сила Отца своего. Те, кто высот святости достиг, больше лучу подобны, чем Ангелу с крыльями. Лишь эволюция разума есть, когда он Бога познает и в Нем обретает Его в себе, как капля возвращается к океану. Но даже такой человек может жить на земле и ходить среди людей. Возможно это, но не вдруг случается, постепенно.

Правду говорю, сейчас не сказал ничего такого, чего сам не знаю и чем нельзя овладеть. Всё реально это, и во все времена, во всех странах, настоящие Богопознающие такими были. И в Христианской церкви с начала самого степени священников всегда отмечали ступени Богопознания, растворения в Боге, познания Тайн Его. Никаких других ступеней не существует. Вот и всё.

Солнцеподобным был Христос: настолько растворился в Боге Он, что Бог влиял через Него на всё сущее, и он мог изгонять бесов, поднимать больных. Тайна Бога, жившая в нем, давала ему такую возможность. Вся сущность Его была пропитана Богом настолько, что он мог являть в правде то, что являл. Но это не было уникальной возможностью, только ему принадлежащей. Да, он был чист душой настолько, что смог быстро к тому прийти и Быть. Он суть Спаситель, ибо годен стал, чтоб себя таковым осознать.

Бог беспределен. Всегда можно раствориться еще больше. Христос был самым совершенным из людей. И он больше других этого достиг, поэтому он, действительно, Первый сын Бога. Но это не отнимает у нас надежды, что каждый – ты, Анна, ты, Астрид, Женя, Максим – может это сделать. Чем меньше в человеке эгоизма, чем больше он применяет понятое из Тайны, чем сострадательнее он к людям, чем больше направляет через себя любовь Бога, тем больше эта Тайна открывается ему и тем больше он чувствует себя частью этой Тайны. Истинно это.

Приближение к Христу, ощущение любви Бога, его сострадания, деятельное участие в делах других людей, отдача себя – всё это подступы. Главное же, само познание Бога есть погружение в Тайну, которую человечий разум ухватить не может, но постепенно, к ее краешку прикасаясь, к ней привыкает и в ней развивается. И разум сам становится Тайной. А постигший Тайну может передать другим, и от одного огня можно зажечь тысячи. Стоит так жить.

Истинная религия, истинная мудрость просты. Нет в них сложности. Трудно это, но просто.

***


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 2; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.02 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты