Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Судьбоносный шестьдесят третий год: политическая риторика и заговор Катилины




Читайте также:
  1. Nbsp;   РИТОРИКА
  2. А. Политическая мысль античности
  3. Агональная риторика
  4. Античная политическая мысль. Учения Платона и Аристотеля.
  5. Афинская политическая жизнь в комедиях Аристофана
  6. Б. Политическая мысль Средневековья
  7. Б. Религиозная и общественно-политическая мысль на Руси. Публицистика в XVI в.
  8. Б. Эпоха Просвещения. Общественно-политическая жизнь
  9. Болезнь или заговор?
  10. Буржуазная классическая политическая экономия

63 г. до н.э. стал годом величайшего триумфа в судьбе Цицерона: он был избран консулом и раскрыл заговор Катилины.

Луций Сергий Катилина – человек без моральных устоев, решивший захватить власть в Риме. Известно, что Катилина четырежды пытался легально добиться консульского звания. Однако после четвертой неудачи, видя резко отрицательное к себе отношение со стороны сената, он подготовил заговор против законной власти.

Цицерон, узнав о заговоре Катилины, произнес целую серию блестящих речей – это знаменитые Катилинарии. (Из четырех речей наиболее известна первая).

М.В. Ломо­носов писал об этих речах Цицерона так: «Возможно ли без гнева слышать Цицеронов гром на Катилину?».

Вот начало первой Катилинарии, произнесенной 8 ноября 63 г. в сенате:

«Доколе же ты, Катилина, будешь злоупотреблять нашим терпением? Как долго еще ты, в своем бешенстве, будешь издеваться над нами? До каких пределов ты будешь кичиться своей дерзостью, не знающей узды? Неужели тебя не встревожили ни ночные караулы на Палатине, ни стража, обходящая город, ни страх, охвативший народ, и присутствие всех честных людей, ни выбор этого столь надежно защищенного места для заседания сената, ни лица и взоры всех присутствующих? Неужели ты не понимаешь, что твои намерения открыты? Не видишь, что твой заговор уже известен всем присутствующим и раскрыт?»

В ночь на 9 ноября Катилина покинул Рим. И 9-го же ноября Цицерон на форуме обратился к народу с речью, получившей впоследствии название второй Катилинарии. В ней были такие слова:

«На этот раз Луция Катилину, безумствующего в своей преступности, злодейством дышащего, гибель отчизны нечестиво замышляющего, мечом и пламенем вам и этому городу угрожающего, мы, наконец, из Рима изгнали … Он ушел, удалился, бежал …»


Вклад Цицерона в теорию
и практику риторики

Риторический стиль Цицерона обычно характеризуют следующим образом: выделение крупных, отчетливых в логическом и языковом отношении, ритмически оформленных периодов, обильное (но не чрезмерное) употребление риторических украшений, отсутствие иноязычных слов и вульгаризмов. Вот оценка риторических достоинств Цицерона, высказанная им самим:

«Я привлек к себе внимание людей как своим усердием в судах и трудолюбием, так и новизной самого моего красноречия, более изысканного и
необычного».



Сегодня можно полностью согласиться с такими словами Цицерона:

«Лучший оратор тот, который речью своей и наставляет, и услаждает, и трогает сердца слушателей. Наставлять – его долг, услаждать – искусство, которым снискивает себе почет, трогать сердца – необходимо для успеха. Пускай один превосходит здесь другого, все равно это будет не по виду красноречия, а по степени его совершенства».

А теперь охарактеризуем вклад Цицерона в теорию и практику ораторского искусства:

1. Цицерон разработал теоретические основы риторики. Его трактаты «Об ораторе», «Брут», «Оратор» являются вершиной ораторского искусства в римской культуре.

2. Письма и речи Цицерона – это образцы риторических произведений.

3. Цицерон систематизировал фигуры мысли и фигуры речи (в трактате «Об ораторе»). Он практически использовал тропы и фигуры в своих речах.

4. Цицерон был переводчиком на латынь самых знаменитых речей греческих ораторов Эсхина и Демосфена. Особенности перевода Цицерона таковы: он не пересказывал их слово в слово, но сохранил характер речей и их выразительность (ибо читателю интересны не слова сами по себе, а их сила и впечатление, ими производимое).



6. Величие Цицерона заключается в создании не только качественно нового типа риторики, но и нового варианта латинского языка.

В заключение следует отметить, что Цицерон был очень критически мыслящим человеком. Он с большой строгостью относился к своим «соперникам» по ораторскому искусству. Так, по мнению Цицерона, никому из греков не удалось овладеть судебным красноречием. Он писал:

« Лично я думаю, что Платон, если бы решил посвятить себя судебному красноречию, мог бы говорить весьма убедительно и с большим богатством языка, а Демосфен, если бы сохранил все то, чему научился у Платона, и пожелал это излагать, мог бы это (делать) красно и блистательно. Такого же мнения и об Аристотеле и об Исократе… (Цицерон. Об обязанностях).

Место риторического наследия Цицерона
в истории мировой культуры

Марк Фабий Квинтилиан говорил о Цицероне как об ораторе, соединившем в себе «и силу Демосфена, и обилие Платона, и приятность Исократа». Цицерон, по Квинтилиану, это образец оратора и стилиста, воплощение идеала образованности. Квинтилиан считал, что реальным соперником Цицерону мог бы стать только Гай Юлий Цезарь, если бы он занимался судебной риторикой. А вот мнение самого Цезаря о Цицероне:

«Его триумф и лавры достойнее триумфа и лавров полководца, ибо расширивший пределы римского духа предпочтителен тому, кто расширил пределы римского господства».

Августин Блаженный (354–430) писал о цицероновском диалоге «Гортензий» как о книге, изменившей его жизнь, определившей его становление как мыслителя. Диалог Цицерона «Гортензий» столь глубоко повлиял на становление личности Августина Блаженного, что сам Августин оценил его следующим образом:



«Эта вот книга изменила состояние мое <...> Не для того, чтобы отточить язык, взялся я за эту книгу: она учила меня не тому, как говорить, а тому, что говорить. <...> Она увещевала меня любить не ту или другую философскую школу, а самое мудрость, какова бы она ни была: поощряла любить ее, искать, добиваться, овладеть ею и прильнуть к ней. Эта речь зажгла меня, я весь горел» (Августин Блаженный. Исповедь).

Риторическое наследие Цицерона в эпоху Возрождения приобрело особое значение. Швейцарский историк культуры Якоб Буркхарт (1818– 1897) писал о том огромном значении, которое имело открытие известным собирателем рукописей Поджо Браччолини речей Цицерона и первого полного текста трактата Квинтилиана. Поджо обнаружил в 1416 г. 8 речей Цицерона в библиотеке монастыря Санкт-Галлен, а еще 9 речей – в 1417 г. в библиотеке Кёльнского собора.

Высоко ценят Цицерона и наши современные ученые. По мнению И.П. Стрельниковой, лучшее из того, что римское ораторское искусство заимствовало у греков и чего оно достигло в своем развитии на римской почве, воплотил в себе Марк Туллий Цицерон, стяжавший славу великого оратора и блестящего теоретика ораторского искусства. А вот позиция А.Ч. Козаржевского, утверждавшего:

«Все, что было достигнуто в раннеримской теории и практике ораторского искусства, меркнет перед гением Цицерона, хотя именно это исторически появление великого оратора». (А.Ч. Козаржев­ский.Античное ораторское искусство).


Дата добавления: 2015-01-01; просмотров: 29; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.015 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты