Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



КОНФЛИКТЫ И КОНКУРЕНЦИЯ 2 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

Наконец, снижение и устранение административных барьеров в предпринимательской деятельности имеет несомненный позитивный макроэкономический эффект. В данном контексте следует учесть по крайней мере два обстоятельства. Во-первых, ликвидация препятствий для входа на рынок оживляет конкуренцию и стимулирует снижение издержек производства, что в конечном счете проявляется в положительном эффекте для потребителя. Во-вторых, нельзя не принимать во внимание обычную реакцию предпринимателей на ужесточение административных барьеров — уход с данного рынка либо в теневую экономику в целях снижения трансакционных издержек и «бюрократических» рисков. Поэтому следствием устранения административных барьеров является рост доходов бюджетов всех уровней.

Говоря о проблемах развития экономических реформ в России, неизбежно приходится затрагивать вопросы взаимоотношений между предпринимателями и различными властными структурами. К сожалению, они продолжают оставаться весьма далекими от совершенства. В своей деятельности предприниматели постоянно сталкиваются с разнообразными препятствиями, создаваемыми органами власти на федеральном, региональном и местном уровнях и существенно затрудняющими создание новых предприятий, мешающими им выходить на рынок и успешно развиваться.

Прежде всего речь идет об экономической политике государства в целом («политических» барьерах ). Поддержка развития частного предпринимательства, стимулирование хозяйственной инициативы граждан, развитие рыночной конкуренции пока еще не стали основой государственной экономической политики, ориентиром для деятельности всех органов власти как в центре, так и на местах. Рассогласованность экономической политики приводит к тому, что в системе целевых установок государственного регулирования экономики интересы поддержки предпринимательства и конкуренции вступают в противоречие с задачами достижения оптимальных макроэкономических показателей, фискальными механизмами наполнения бюджета, затратными методами решения социальных проблем. В таких условиях эффективность мер государственной поддержки предпринимательства сводится к нулю в результате негативного воздействия на деловой климат других направлений государственного регулирования (налогового, лицензионного, внешнеэкономического). С одной стороны, государство поддерживает отдельные категории предприятий за счет бюджетных средств, с другой — продолжает сохранять жесткую систему налогообложения в целом, что сокращает собственные ресурсы развития тех же предприятий. Принимаются меры по поддержке экспорта и расширению внешнеэкономической деятельности хозяйствующих субъектов и одновременно вводятся дополнительные налоги и сборы для предприятий экспортно-ориентированных отраслей, а также ограничения деятельности «челноков», обеспечивающих значительную часть российского импорта.



Проблемы взаимоотношений предпринимателей и органов власти имеют и еще один важный аспект. По мере развития рыночных отношений в Российской Федерации органы исполнительной власти и местного самоуправления все более освобождаются от необходимости вмешательства в хозяйственную деятельность. Однако за ними сохраняются полномочия, ставящие в зависимость от них действующие на рынке предприятия. Поэтому существует опасность превышения этими органами их прав в хозяйственной сфере, ущемления своими необоснованными решениями интересов хозяйствующих субъектов, совершения действий, приводящих к торможению развития рыночных отношений.



Органы исполнительной власти и местного самоуправления далеко не всегда могут перейти к адекватным переходной экономике взаимоотношениям с хозяйствующими субъектами. Они компенсируют это тем, что принимают подзаконные акты, касающиеся вопросов лицензирования, квотирования, усложняют порядок регистрации предприятий, препятствуют отведению земельных участков, предоставлению производственных и служебных помещений и т.д. Подобные административные барьеры способны существенно ограничить развитие предпринимательской деятельности.

Экономические доводы в пользу «рыночной системы» (свободного предпринимательства) состоят в том, что механизмы действия этой системы позволяют ей решать, что именно будет производиться, как будут распределяться ресурсы в процессе производства и кому будут проданы товары. Эта система предполагает, что решение потребителей, покупать или нет соответствующий товар, определяет номенклатуру и объем произведенной продукции, а конкуренция позволяет выбрать из множества потенциальных производителей (продавцов) тех, кто предложит продукцию соответствующего качества по минимальной цене.

Известно, что конкуренция заставляет хозяйствующих субъектов делать то, что хотят потребители и за что они готовы платить. В результате повышается эффективность распределения ресурсов. Способствуя минимизации издержек производства товаров и услуг, конкуренция повышает эффективность производства. Вознаграждая новаторство, она стимулирует прогресс. Таким образом, конкуренция максимизирует благосостояние как конкретного потребителя, так и всего общества в целом.



Законодательство, регулирующее отношения в сфере конкуренции, направлено на поддержание конкуренции, которая заставляет производителей удовлетворять запросы потребителей по самым низким ценам и при минимальном использовании ресурсов. Оно призвано максимально содействовать сближению реальности некоторых форм частного управления (например, соглашений между конкурентами о фиксировании цены выше конкурентного уровня) и идеалов конкуренции.

Вместе с тем там, где существует конкуренция, возможны акты недобросовестной конкуренции. Это явление известно во всех странах, независимо от того, как давно в них существует «рыночная система». В экономическом состязании победителем должен быть хозяйствующий субъект, предлагающий наиболее полезную и эффективную продукцию на самых выгодных и приемлемых для потребителя условиях. Такой результат может быть достигнут, если все хозяйствующие субъекты, как в спортивном соревновании, соблюдают определенные правила, но, как и в спорте, может возникнуть искушение пренебречь ими. Нарушение основных правил экономического состязания может принимать различные формы — от прямых нападок на конкурента до обмана «арбитра», функции которого обычно выполняет потребитель. Однако с усложнением экономической ситуации такая роль потребителя становится менее значимой, так как он зачастую не способен самостоятельно распознать акт недобросовестной конкуренции. Поэтому именно потребитель, а вместе с ним и честный конкурент нуждаются в защите от недобросовестной конкуренции. Эта защита должна предоставляться независимо от форм нарушений, так как предупреждение и пресечение любой формы недобросовестной конкуренции служит интересам не только потребителя и честного предпринимателя, но и общества в целом.

Один из способов борьбы с недобросовестной конкуренцией — регулирование самими хозяйствующими субъектами своей деятельности — саморегулирование. Однако саморегулирование не может обеспечить достаточной защиты и должно дополняться системой правового регулирования.

Правовые нормы, регулирующие предупреждение и пресечение ограничительной деловой практики, и нормы, регулирующие предупреждение и пресечение недобросовестной конкуренции, взаимосвязаны: и те и другие должны обеспечить эффективное функционирование рыночной экономики. Это достигается в первом случае путем охраны свободы конкуренции, без ограничений в торговле и превышения экономической власти, а во втором — путем обеспечения добросовестного ведения конкурентной борьбы, соблюдения всеми хозяйствующими субъектами одинаковых правил «игры».

Экономические последствия недобросовестной конкуренции, в большинстве случаев выраженные не столь явно, как экономические последствия монополистической деятельности, связаны с ухудшением «качества» конкуренции и, как результат, со снижением ее эффективности. Российское антимонопольное законодательство запрещает недобросовестную конкуренцию, рассматривая ее как один из аспектов деятельности, негативно влияющей на конкуренцию и направленной на ограничение конкуренции на товарных рынках. В ряде случаев недобросовестная конкуренция имеет своей целью захват монопольного положения в какой-либо сфере коммерческой деятельности или в каком-либо регионе (например, при недобросовестной дискредитации конкурента). В других случаях акты недобросовестной конкуренции, вводя потребителей в заблуждение относительно характеристик товара, оказывают негативное влияние на конкуренцию, поскольку потребитель принимает решение о покупке товара данного производителя (или у данного продавца) под влиянием утверждений, не соответствующих действительности, а недобросовестный хозяйствующий субъект получает необоснованные преимущества перед честным конкурентом. Запрет недобросовестной конкуренции, связанной с нарушением исключительных прав или «коммерческим шпионажем», направлен не только на защиту законных интересов хозяйствующих субъектов, но, в частности, и на стимулирование прогресса в интересах общества в целом.

Согласно определению, приведенному в ст. 4 Закона о конкуренции, для признания действий хозяйствующего субъекта актом недобросовестной конкуренции необходимо и достаточно выполнение трех условий:

 действия должны быть направлены на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности;

 действия должны противоречить требованиям законодательства, обычаям делового оборота, добропорядочности, разумности и справедливости;

 действия должны причинить или должны быть способны причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанести или быть способными нанести ущерб их деловой репутации.

Нормы «добропорядочности» или «справедливости» в конкуренции есть не что иное, как отражение социальных, экономических и морально-этических принципов общества, которые могут отличаться друг от друга не только в разных странах, но иногда и внутри одной страны. Кроме того, такие нормы могут меняться со временем. Однако это не означает, что общее определение недобросовестной конкуренции малоэффективно для объективной оценки недобросовестного поведения на рынке. Напротив, существует ряд параметров, которые позволяют четко установить, какая практика может рассматриваться в качестве «добросовестной», а какая  «недобросовестной». Например, к общепризнанным чертам недобросовестного коммерческого поведения следует отнести попытки предпринимателя добиться успеха в конкуренции не за счет своих собственных достижений, а за счет неправомерного использования каких-либо положительных результатов деятельности другого лица или оказания влияния на потребительский спрос ложными либо вводящими в заблуждение утверждениями. С точки зрения добросовестности практика использования такого рода методов изначально является сомнительной.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Конкуренция и антимонопольное регулирование: Учебное пособие для вузов / Под. Ред. А.Г. Цыганова. М.: 1999.

2. Рыбаков Ф.Ф. Основы экономической теории. Луганск: 2002.


8. РЕЙДЕРСТВО

 

Аквизиция (от лат. Asquisitio – приобретаю, достигаю) на бирже – скупка акционером или группой акционеров всех акций предприятия, означающая приобретение этого предприятия.

«Враждебная» аквизиция – операция по приобретению одного предприятия другим или слияние двух или более предприятий, проводящиеся без согласия того или иного предприятия.

Поглощение – 1.погашение прав и обязанностей меньшей силы правами и обязанностями большей силы; 2. взятие одной компанией другой под свой контроль, управление без приобретения абсолютного права собственности на нее.

Враждебное поглощения – попытка овладеть контролем над компанией путем скупки ее акций на рынке (то есть против воли руководства или ведущих акционеров).

«Ползучее» поглощение – аккумулирование акций компании путем открытой скупки их на фондовой бирже в течение определенного периода с целью подготовки к поглощению.

«Рейдер» - (англ. Raider – «налетчик») лицо, начинающее активно скупать акции компании с целью получения контрольного пакета.

«Рейд премиальный» - внезапная попытка поглотить компанию путем предложения акционерам премии сверх рыночной цены их акций.

«Рейд на рассвете» - в Великобритании – практика быстрой скупки крупного пакета акций сразу после открытия биржи для подготовки почвы к поглощению (обычно до 29,9% капитала); поскольку к такой скупке невозможно подготовиться, в 1980 – 1982 гг. были ужесточены правила покупки более 15% акций (введены отсрочки, чтобы руководство компании (объекта поглощения) успело принять необходимые меры).

Слияние – реорганизация юридических лиц, при которой права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу в соответствии с передаточным актом.

Вертикальное слияние – слияние двух или более фирм, осуществляющих разные стадии производства готового продукта, в единую фирму.

Горизонтальное слияние - слияние двух компаний, производящих схожие продукты.

Конгломератное слияние – слияние фирмы одной отрасли с фирмой другой отрасли, не являющейся ни поставщиком, ни клиентом, ни конкурентом.

Слияние, расширяющее рынок – конгломератное слияние компаний, действующих в разных регионах или странах.

Рейдерство - захват акций (или долей) предприятия с целью установления над ним контроля. После чего предприятие перепродается целиком, либо разделяется, и его активы перепродаются по частям активы, либо оно включается в бизнес-структуру рейдера.

Чаще всего рейдерство понимается как силовой захват предприятия юридическим или физическим лицом. Для характеристики более мягкого поглощения используется другой термин - гринмейл. В России его также принято рассматривать как корпоративный шантаж.

Сам рынок поглощений имеет долгую историю на Западе, ему более сотни лет, и на 2004 год оборот этого рынка составил 2,1 триллиона долларов. В 2005 году - 2,9 триллиона долларов.

В качестве основного примера корректного использования гринмейла приводят одного из представителей американской элиты У.Бафета. Ему понравилась бритва фирмы "Жиллет", и он приказал своим сотрудникам купить данную компанию. Покупка положительно сказалась на развитии фирмы, и это можно рассматривать как «белый» гринмейл.

Как иллюстрацию агрессивного («черного») гринмейла можно использовать действия господина Кеннета Арка, известного человека и у нас в России. Он скупает пакеты акций определенных фирм, а затем, шантажируя предприятие, заставляет менеджмент выкупить их за баснословные деньги. Этот человек живет на своей яхте, он зарегистрирован на Каймановых островах, но ни одна страна мира его к себе не пускает.

То, что используется в России, на западе называется слиянием и приобретением, а у нас - поглощением. В Англии, например, было зарегистрировано всего два захвата предприятий, после чего английская Палата общин быстро приняла соответствующий закон, а Палата лордов быстро его утвердила. Больше эта ситуация не повторялась.

Самая опасная тенденция последнего времени - сочетание рейдерских схем и технологий гринмейла. Суть ее такова: гринмейлер, добравшись до мизерных участий порядка нескольких процентов, зондирует компанию традиционными инструментами. Убедившись, что она уязвима, и что уровень корпоративных юристов невысок, он уступает свои пакеты классическим рейдерам. Поэтому недооценивать опасность гринмейла не стоит, предостерегают эксперты.

Рейдерство - не российское изобретение. Подобный способ захвата предприятий процветал еще в США в 1920–1930-е годы, во времена Великой депрессии. Американские фирмы стали жертвами мафиозных структур и коррумпированных полицейских.

Сегодня тема рейдерства широко обсуждается в отечественных СМИ, но захваты бизнеса существовали в России и до этого. Вести отсчет этого явления следует с начала 1990-х годов, то есть с момента утверждения частной собственности в стране. Причина возникновения рейдерства как явления кроется в отношении к собственности, которое сегодня культивируется в нашем обществе. Провозглашается постулат, что собственность, деньги - это свобода. Тогда как в остальном мире принято считать, что деньги - это обязанность. Ты должен работать, чтобы приумножать свой капитал, чтобы оставить собственность своим детям, которые также должны работать на приращение капитала. У нас же иметь много собственности считается признаком того, что «жизнь удалась», и можно вообще не работать.

В результате приватизации многие работники бывших государственных предприятий стали акционерами. В результате акции распылились, и консолидированный пакет не был создан. Повальная невыплата заработной платы в 90-е годы привела к увольнению и сокращению работников и неконтролируемой скупке акций, в результате чего появляется виртуальный пакет акций, достигающий опасного количества голосов. Именно этот пакет и представляет лакомый кусок для рейдеров. Такое предприятие обычно находится в плачевном финансовом состоянии, но зато владеет большим имущественным комплексом, десятками тысяч квадратных метров. Если умножить это богатство хотя бы на тысячу долларов, то образуются десятки миллионов. Следовательно, чтобы завладеть данным комплексом, вовсе не требуется вкладывать в пакет акций миллионы долларов, достаточно гораздо меньшей суммы. При этом бизнес не интересует рейдера, ему нужны, прежде всего, земля и недвижимость, которые потом можно выгодно реализовать. Само предприятие с данной ситуацией справиться не может, в связи с неподготовленностью менеджмента к внешним агрессивным воздействиям. Таким образом, можно сказать, что предприятие финансово обречено, поскольку, ему противостоит рейдер - высокоспециализированная структура с большим штатом юристов и финансистов.

Сейчас законодательство позволяет взять под контроль практически любую фирму. Не последнюю роль сыграли особенности приватизации, в результате которой в России существует 157 тыс. открытых акционерных обществ, из которых лишь примерно тысяча является более-менее прозрачной. Для сравнения: в Германии насчитывается всего лишь 900 открытых акционерных обществ.

В нашей стране расцвет рейдерства связывают с введением в 2001 году закона о банкротстве, когда обанкротить компанию стало очень легко. Достаточно было подтвердить факт, что она задолжала кому-либо 50 тыс. рублей. В современной редакции закона такой лазейки для рейдеров уже нет.

Случается, что при захвате на предприятии меняется команда менеджеров, и она работает дальше, но уже в интересах новых хозяев. В этом случае рейдеры называют себя «санитарами бизнеса» - их девиз: «Мы делаем экономику более эффективной». Действительно, не секрет, что значительная часть собственности произошла от первоначального захвата старыми руководителями бывших государственных предприятий. Они думали, что, захватив ее достаточно легко, могут чувствовать себя в безопасности. Однако первые же рейдерские атаки показали неумение этих руководителей защищать свою собственность. Более того, они зачастую даже не знают, какими ценностями владеют, и при правильной юридической подготовке рейдеров вполне законно расстаются с собственностью.

Но есть у рейдеров и другой девиз: «Ваше предприятие стоит не столько, сколько вы его оцениваете, а ровно столько, сколько нужно, чтобы его отобрать». Рейдерство сформировалось как особое направление в бизнесе, потому что любой, даже мелкий захват приносит, как минимум, 100% прибыли. Существуют примеры захватов бизнеса с прибылью в 1000% и более. Ни один легально действующий бизнес не дает такой доходности. Это худший вариант рейдерства, когда компанию захватывают только из-за земли или актива, для того, чтобы потом ее выгодно продать. Поэтому крупные предприятия вынуждены тратить значительные суммы на упреждение рейдерских атак. Все это в целом ведет к снижению стоимости бизнеса, инвестиционной привлекательности регионов.

Рейдеров называют новой бедой российского бизнеса. Когда в СМИ мелькают сообщения об очередных "захватах" предприятий, в большинстве случаев это следы деятельности рейдеров. Захватчики пользуются целым арсеналом средств. Несмотря на то, что сейчас многие из них (особенно крупнейшие игроки) не устают заявлять о законности своих действий, грань законности в их деятельности очень тонка и, случается, они ее переступают.

Однозначного мнения по поводу роли рейдеров еще не сложилось. С одной стороны, они в большинстве случаев несут беды владельцам предприятий. Зачастую их жертвами или даже заложниками становятся работники предприятий. Как правило, во время захватов парализуется всякая коммерческая и производственная деятельность объекта атаки. В ряде случаев рейдеры не брезгую силовым захватом собственности. За первое полугодие 2005 года Управление Правительства Москвы по экономической безопасности зафиксировало в столице 47 силовых захватов бизнеса (за весь 2004 год в столице совершено 190 захватов).

Однако, с другой стороны, рейдерство в той или иной форме присутствуют в большинстве развитых стран мира. Сами рейдеры говорят, что объектами их атак становятся лишь неэффективные компании. Справедливости ради стоит отметить, что есть единичные случаи, когда захваченное рейдерами предприятие начинало показывать хорошие показатели после смены руководства и при этом сохраняло свой профиль. Но нередко захваты кончаются банкротством компаний, выводом наиболее ценных активов и продажей земли.

Колыбелью этого движения в нашей стране стала Москва. Столицу лихорадило от различных захватов, продаж и перепродаж несколько лет подряд. Сегодня все это уже в прошлом, так как все более или менее ценное и крупное уже нашло своих новых хозяев. А бывшие рейдерские группировки теперь занимаются легальным бизнесом.

В отличие от 90х годов, на нынешних корпоративных войнах нет человеческих жертв. Тем не менее, эксперты оперируют именно военными терминами - захват, защита, оборона.

Типичный сценарий силового захвата предприятия выглядит примерно так. Рано утром люди в камуфляжной форме, представляющиеся сотрудниками частного охранного предприятия (чаще иногороднего), устанавливают контроль над пропускными пунктами крупного предприятия. Иногда службе безопасности предприятия удается отбить атаку «варягов» и не допустить «новых хозяев» в офис фирмы, и не дать им доступа к документации. Однако «новые хозяева» (один из акционеров) мотивируют свои действия решениями внеочередных собраний акционеров, проведенных по ее инициативе, и в доказательство предоставляют юридические документы, подтверждающие легитимность новых собственников. Это дает им основание обратиться к помощи местных государственных силовых структур, несмотря на то, что другой совладелец предприятия легитимность этих собраний не признает и намерен оспаривать их решения в суде. Но, «поезд уже ушел».

Этот сценарий можно было бы принять за эпизоды плохого сериала на тему криминальных разборок. Если бы это не было суровой действительностью, свидетельствующей о том, что по всем признакам пришло время нового передела собственности. Каждый бизнесмен должен задуматься, что он может реально противопоставить атакам рейдеров на его активы. В принципе сегодня в России от грамотно проведенного захвата бизнесу защититься трудно. Рейдерские схемы проработаны, обкатаны на сотнях компаний и используют всевозможные лазейки российского законодательства.

Захват начинается со сбора информации об интересующем рейдера предприятии. Для этого в компаниях-захватчиках созданы целые аналитические отделы. Причем они могут получать информацию вполне законным способом — подав запрос в органы государственной власти (например, налоговые, таможенные), которые ведут информационные реестры. По закону о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, сведения и документы в Едином государственном реестре юридических лиц являются открытыми. Так что данные об учредителях, размере уставного капитала, имени и фамилии директора, лицензиях, номерах банковских счетов общедоступны. Рейдеру не важно, каким именно способом получена информация. Любой захват — это дорогое удовольствие. Рейдер готов вложить в него до 30% от стоимости захватываемого бизнеса. Поэтому немногие захватчики, начав собирать информацию, так просто отстают от жертвы — после того, как деньги уже вложены в «разработку» этого предприятия, их надо окупить любым способом. А это значит, что очень скоро рейдер переходит к активным действиям. На этом этапе может начаться скупка акций захватываемого бизнеса - чтобы потом провести «свое» акционерное собрание и переизбрать совет директоров.

Захватчиками широко применяется практика использования фактически незаконных решений судов (например, о переходе доли собственности предприятия во владение рейдера). Как правило, для этого захватчик выбирает отдаленный от места событий суд, где и проводит нужное ему решение. Предъявить претензии судье очень трудно, он всегда может сослаться на то, что вынес решение, исходя из представленных документов, и формально будет прав. А уж что ему предоставить - забота рейдера. Учитывая, что в России боле 2500 судов, отследить все их решения физически нереально, так что начавшуюся атаку на бизнес его владелец может и не заметить.

Если добавить к этим сомнительным методам, широко применяемым рейдерами, мощную пиар-кампанию, ставящую своей целью дискредитацию настоящего владельца активов предприятия, то на стороне рейдера будет еще и общественность. Тогда и власть, и правоохранительные органы могут засомневаться: а не являются ли захватчики борцами за справедливость?

Захватывают не только большие заводы или предприятия, преобразованные из советских госпредприятий в частные структуры. Рейдерам интересна любая компания, у которой есть хороший актив или какая-то ценность. Это могут быть, например, аптеки и прачечные, если они расположены в центре города, из-за огромной стоимости помещений.

С каждым захватом профессионализм рейдеров растет, бороться с ними все сложнее, тем более что у оперативных и следственных сотрудников не всегда хватает квалификации. А в корпоративном законодательстве есть множество лазеек, позволивших эпидемии незаконных захватов предприятий вслед за Москвой распространиться на Петербург и Ленинградскую область.

В Петербурге есть «КАД», который строится и, разумеется, будет вовремя все сделано. Вокруг земли катастрофически дорожают за счет развязок и будущих таможенных терминалов. Это бы произошло в любой стране. В Питере существуют плодоовощные базы – это сотни гектаров земли, на которых находятся холодильники и так далее и так далее. Для того, чтобы захватить эти базы даже разведку особо не нужно проводить. Надо посмотреть в Интернете, потратить доллара 3. Захвачена Фрунзенская плодоовощная база. Сейчас нападение идет на Калининскую плодоовощную базу. Подготовка идет к нападению на Невскую плодоовощную базу. Но необходимо обязательно сказать, что адекватность бывших хозяев, которых уже выгнали, не всегда соответствует нормам.

Тем не менее, рейдерство стало вполне сложившимся рынком со своими "понятиями", схемами и расценками. В качестве примера можно привести опубликованную в СМИ и на сайте известного юриста типовую схему с типовой сметой рейдерского захвата предприятия. Нет необходимости детально приводить «расценки» на оказание рейдерских услуг, их суммарный диапазон колеблется от 800 до 3000 тыс. долларов и в каждом конкретном случае зависит от профиля предприятия, его размеров, территориального положения и др. Однако перечень мероприятий выглядят весьма правдоподобно, и информация будет полезной для потенциальных объектов рейдерства.

1. Разведка бизнеса. Исследуется состояние бизнеса объекта. Выясняются экономические показатели работы предприятия (реальные, а не те, которые показываются в отчетах). Оценивается стоимость земли, зданий и оборудования.

2. Оценка способности защиты фирмы и ее возможной реакции на попытки сменить владельца. Сюда входит оценка системы физической охраны, состояния охранных систем и наличие отношений с охранными структурами (ЧОП, МВД, ФСБ, ОМОН). Выясняется, сможет ли объект организоваться сопротивление силовому захвату. Кроме этого оценивается способность объекта мобилизовать суд, прокуратуру, местные и вышестоящие органы власти. При необходимости составляется схема нейтрализации потенциальных защитников объекта. Особо выясняется, нет ли у какой-либо крупной деловой структуры или высокопоставленного чиновника федерального уровня заинтересованности в объекте. В этом случае риски неудачи операции значительно повышаются.

3. Разработка схемы захвата объекта. Возможны два вида захвата - с применением силы и без применения силы. Без применения силы, как правило, можно захватить объекты, имеющие формальную охрану и нерешительное руководство. Силовые захваты применяются при хорошей охране и возможных резких действиях прежних собственников. Основная цель силового захвата подавить моральный дух обороняющейся стороны. В некоторых случаях силовой захват позволяет провести необходимые действия внести изменения в реестр акционеров, заключить/расторгнуть договоры, купить/продать имущество. Для разработки схемы захвата изучается структура собственности объекта, место хранения и доступность реестра акционеров, стоимость нейтрализации местных судов, милиции, органов власти, обеспечение PR-прикрытия акции (например, если захватывается градообразующее предприятие).

4. Организация захвата. Захват происходит в соответствии с выработанной схемой:

- установление контактов с налоговой инспекцией;

- изменение записей в реестре;

- принятие судом решения об обеспечительных мерах, аресте реестра, запрете собрания акционеров, аннулировании результатов собрания акционеров и т.п.;

- выполнение судебного решения службой судебных приставов;


Дата добавления: 2015-01-01; просмотров: 13; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.021 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты