Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Что представляет собой позитивистская философия и каковы ее исторические формы?




Читайте также:
  1. II.4.1) Исторические формы единоличной власти.
  2. Аграрная и земельная реформы как неотъемлемое звено экономических реформ: понятия, исторические, идеологические и социально-экономические предпосылки
  3. Ай ойшыл Гегельдің философиясын сынға алған: Фейербах
  4. Аналитическая философия
  5. АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
  6. Аналитическая философия
  7. Аналитическая философия. Интегральный подход К.Уилбера. Философия телесности и психосоматическая медицина.
  8. Античная культура: мифология, философия, искусство
  9. Античная натурфилософия
  10. Античная натурфилософия

Позитивизм (от лат. positivus - положительный), философское учение, основанное на установке о том, что подлинное, «положительное» (прежде всего, конкретно-научное) знание является высшим типом знания и что классическая философия как особая методологическая наука, претендующая на самостоятельное исследование реальности, не имеет права на существование. Центральная проблема позитивизма – проблема взаимоотношения философии и науки.

Философия позитивизма, или философия позитив­ного, конкретно-научного знания, была создана фран­цузским мыслителем О.Контом (1798-1857) в работах "Курс позитивной философии" (1830-1842) и "Дух позитивной философии" (1844).

Не приемля абстрактную философию, имевшую, например, в Германии 20-30-х гг. XIX в. правительст­венную поддержку, Конт поставил перед собой задачу вылечить философское знание от болезни абстрактной умозрительности. В качестве лекарства им было пред­ложено уже известное в его время средство: разворачи­вание философии лицом к науке и соответствующая перестройка принципов философского творчества. По­пытки онаучить (сциентизировать) философию пред­принимались, как известно, задолго до Конта и поэтому требуют краткого пояснения.

В XVI -XVII вв. многие философы Нового времени, воодушевленные успехами науки, разрабатывали планы превращения здания философии в научную мас­терскую. Например, Б.Спиноза строил трактат "Этика" с помощью геометрического метода, оперируя аксиомами, теоремами, леммами. Т.Гоббс пытался на принципах механики возвести учение о политике, праве и морали. Объединение философии и науки первой су­лило вроде бы большие выгоды. Прежде всего за счет выведения философского знания на магистраль про­грессивного развития. Конт, с одной стороны, разделял прогрессистские иллюзии, связанные с динамикой конкретно-научного знания, а с другой - не мог не ви­деть, что применение обычного научного метода в по­знании общества плодотворных результатов не приносит. По-видимому, он был сторонником мысли немецкого философа И. Канта о том, что геометр со своим методом в философии может строить лишь кар­точные домики, а философ со своим методом в мате­матике может породить лишь болтовню. Проект онау­чивания философии, с этой точки зрения, нуждался в серьезном, по сравнению с имевшимися, новом мировоззренческом обосновании, бремя выполнения которого и взял на себя француз­ский ученый.



Забегая вперед, сейчас следует предварительно оценить обоснованность самого обоснования онаучивания философии и его аргументации. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что оно явно внутренне противоречи­во. В самом деле, если философия будет стопроцентно ориентирована на конкретную науку, то итогом данной ориентации может быть следующее: либо превращение философии в конкретную науку, либо ее возвышение над конкретной наукой в качестве син­теза результатов научного познания, либо устранение философии как особого, связанного с наукой культурного явления. Понят­но, что превращение философии в науку предполагало, что оно не будет простым переименованием, но переос­мыслением природы и задач науки. Возвышение же фи­лософии над наукой не могло не ввергать ее в болезнь "умозрительной абстрактности", ибо синтез результа­тов, добытых учеными, представителями разных конкретных наук, не может не быть их абстрактным обобщением. Получалось, что наиболее вероятным ре­зультатом обоснования необходимости онаучивания философии могло быть доказательство невозможности и ненужности самостоятельного существования самой классической философии.



Выделяют три исторические формы позитивистской философии:

§ классический позитивизм (О.Конт, Г. Спенсер, Дж. Милль,

§ эм­пириокритицизм (махизм);

§ неопозитивизм (Б.Рассел, М. Шлик, Р. Карнап, Л. Витгенштейн и др.).

Своей особой заслугой в философии Конт считал открытие закона трех стадий духовного разви­тия человека. Согласно этому закону человечество проходит три стадии эволюции: теологи­ческую, философскую(метафизическую) и, наконец, научную(позитивную).

Признаком, по которому можно судить о наступ­лении позитивной стадии, является доминирование в сознании общества закона постоянного подчинения во­ображения наблюдению. Согласно данному закону, в положительном, научном знании "всякое предложение, которое недоступно точному превращению в изложе­ние частного или общего факта, не может представлять реального и понятного смысла". Научным, в свете рас­сматриваемого закона, оказывается только то, что дос­тупно наблюдению, а задачей науки является не объяснение, а только описание фактов.

Методологию, соответствующую духу позитивист­ской философии, определяемому законом подчинения, разработал Дж.Ст.Милль (1806-1873) в книге "Сис­тема логики". Это была методология опытного познания и индуктивной логики. По-настоящему на­учным методом познания, по мнению Милля, была усовершенствованная научная индукция. Он­тологической основой индукции является присущее самим вещам сходство. Качества, которыми О.Конт наделял позитивное мышление, а именно: реальность, полезность, достоверность, точность и положитель­ность, - для Милля были ни чем иным, как свойствами индуктивного научного мышления.



О.Конт был, по-видимому, одним из первых мыс­лителей, связавших социальный прогресс не только с развитием научного знания вглубь, но и вширь, за счет появления новых наук. Конта вдохновляла задача лик­видировать "белые пятна" в современной науке, и его имя будет навеки связано с введением в оборот понятия социологии как учения об обществе. С другой сто­роны, указав на необходимость социологии, он не только достроил доверху весь корпус научного знания, но и предложил его существенно перестроить, распо­ложив науки в порядке, отражавшем возрастание сте­пени их сложности, время появления и взаимосвязи друг с другом. Учение об организации и строении нау­ки французским ученым было названо энциклопедичес­ким законом, или иерархией наук. По его мысли, иерар­хическая система наук имеет следующий вид: матема­тика, астрономия, физика, химия, биология и социоло­гия. Ее французский позитивист считал вечной и не­изменной. Непосредственным назначением иерархии считалось доказательство возможности и необходимо­сти науки социологии. Содержанием же этой иерархии было обоснование роли и значения позитивистской философии, средством распространения которой долж­на была быть пропаганда в системе высшего народного образования.

Контовско-миллевское понимание природы, задач и методов науки было поддержано в работах Г. Спенсера (1820-1903). Согласно английскому философу, наука имеет дело исключительно с явлениями, причины и основания которых принципиально непознаваемы. Прогресс в общественной жизни является, по его представлениям, продуктом объединения (интеграции) и разъединения (дифференциации), борьбой за выжи­вание, в которой побеждает сильнейший.

Взгляды Конта, Милля, Спенсера по отдельности раскрывают разные стороны исторически первой фор­мы позитивистской философии. Взятые вместе, они выражают новый тип неклассической философии, претендующей на преодоление недостатков старой умозрительной (классической) филосо­фии, а также различных форм теологического мировоз­зрения.

Стержнем позитивизма как философии была ори­ентация на науку. Идея этой философии - отказ от по­иска сущности вещей и установка на описание явле­ний (т.е. феноменализм) - конкретизировалась в подозрительном отношении позитивистов к дедуктивно-умозритель­ному мышлению, дополнялось апологией индуктив­ного мышления (индуктивизм). Из принципа индуктивизма вытекало также сознательно принимае­мое к исполнению в методологии и аргументации позитивистской философии запрещение на поиск и апелляцию к различным абсолютам. Другими ключевыми идеями первого философского позитивизма были идеализм в понимании природы и общества, сведение сложных процессов развития к простому сочетанию интеграции и дифференциации, и, наконец, сознательная антиреволюционность, т.е. отрицательное отношение к социальным революциям и подчеркнутое внимание к методам социальной инже­нерии. Идеологическим кредо первого позитивизма были два, истолкованные в духе вышеизложенных принци­пов понятия: старое просвещенческое - "прогресс" и собственно позитивистское - "порядок".

Вторая историческая форма философии позити­визма была разработана австрийским ученым Э.Махом (1838-1916) и швейцарским теоретиком Р.Авенариусом (1843-1896). По имени первого эта форма позитивизма иногда называется махизмом. С именем Авенариуса связано другое обозначение второго позитивизма - эм­пириокритицизм. Авенариус написал трактат "Кри­тика чистого опыта" (1888-1890), а слово "эмпириокритицизм" как раз и означает "критика опы­та" (от греч. "эмпирио" - опыт и "критика" - судить, разбирать).

Представители данного направления сохраняют основную установку позитивизма на защиту позитивного, опытного знания. Они настаивают на необходимости борьбы в науке с засильем метафизических умозрительных подхода, на изъятии из науки таких понятий, как «субстанция», «причинность», «материальное», «идеальное» и др. Таким образом, на второй стадии позитивизма решалась задача демаркации науки и классического философского мировоззрения, доказательства чуждости науке всей традиционной философской проблематики.

Эрнст Мах был известным физиком своего време­ни, Не менее популярным психологом был Рихард Авенариус. Более того, их научное творчество вырастало на гребне процесса перестройки принципов клас­сической физики и психологии, в которой они сами сыграли заметную роль. Философия эмпириокритицизма была, с одной сторо­ны, реакцией на кризисное состояние оснований нау­ки, а с другой - своеобразной программой поиска путей выхода из него.

Именно в этом смысле основные идеи махизма были идеями критики научного опыта, или эмпирио­критицизмом. Поясним, что имеется в виду. В задачу науки входит добывание новых фактов. Но, что же яв­ляется необходимым условием того, что добытые уче­ными, в частности, физиками и психологами, факты были строгими. Далее, для понимания научного опыта существенно прояснение специфики взаимодействия того, кто познает, и того, что познается. Что в этом соотношении определяющее, а что определяемое? Изу­чая интеллектуальный опыт ученых, должны ли мы обращать внимание на функционирование их мозга или же только на те знания, которыми они обогащают человечество? Перечисленные вопросы являются, ко­нечно, несколько огрубленной и модернизированной формой описания отправных точек второго позитивиз­ма. В них, однако, неплохо раскрывается философских смысл про­блем, решавшихся позитивистами. Вот почему, вникнув в их содержание, можно глубже понять философский подтекст ос­новных принципов философии эмпириокритицизма.

К ним отно­сятся следующие принципы: элементов мира, принци­пиальной координации, критики интроекции, а также экономии мышле­ния и феноменализма. Совокупность этих исходных идей выражает суть и показывает своеобра­зие эмпириокритицизма. Рассмотрим ее подробнее. По теории элементов мира, созданной Э.Махом, "не тела вызывают ощущения, а комплексы элементов образуют тела". Иначе говоря, научный опыт состоит не из пси­хических (ощущений) или физических (фактов) явле­ний, а из нейтральных элементов. Ученый, конечно, всегда заинтересован в том, чтобы использованный язык описания мира был бы как можно более строгим. С этой точки зре­ния, высшим достоинством языка науки была бы ней­тральность. Однако с помощью введенного им в обо­рот принципа элементов мира Мах не только показы­вал, каким должен быть язык науки, но и пытался преодолеть ограниченный характер материалистиче­ских и (или) идеалистических ориентаций ученых.

Второй, в нашем изложении, теорией Маха была "экономия мышления". Основным свойством научного мышления для Маха была "экономизация, гармонизация и организация мыслей". Экономия научного мыш­ления была развитием биологической потребности че­ловека ориентироваться в мире. Подобно тому, как для сокращения записи речи могут быть приняты различ­ные системы стенографии, так и при использовании принципа "экономии мышления" (в частности, эко­номного способа описания явлений) могут быть пред­ложены не только различные, но и даже противопо­ложные научные концепции. С этой точки зрения, все они будут хорошо научно организованными, если будут простыми, экономными и удобными. Получа­лось, что вопрос об истинности научных теорий, с точки зрения Маха, отодвигался на задний план, т.к. высшим принципом науки и критерием ее совершен­ства объявлялась экономия. На практике ученый, ко­нечно, обычно отдает предпочтение научным концеп­циям, наиболее просто описывающим мир. Но что же такое мир для Маха и его последователей? Хотя ученые действительно стремятся к минимизации средств изу­чения природы, это не значит, что они должны отдавать пред­почтение экономии мышления перед принципом истинности науки. И в прошлом веке, и в нынешнем научным считается не экономное, а истинное описа­ние мира. Р.Авенариус, как и Мах, признавая корен­ным признаком научного мышления экономию силы, полагая задачей философии исследование по принципу ее наименьшей траты, значительно деформировал об­раз науки. Для того, чтобы осуществить этот принцип на практике, позитивистская философия должна отка­заться от использования понятий, содержание которых выходит за границы "чистого опыта". Устранив из сфе­ры науки такие понятия, как причина, атом, субстан­ция и т.п., ученый, конечно, будет мыслить не только экономно, но и феноменологически. Неудивительно, что принцип экономии мышления в эм­пириокритицизме дополнялся уже знакомым нам принципом феноменализма.

Рассмотренные выше принципы позитивистской философии второй волны имели большое влияние на дальнейшее развитие философской мысли XX века. Учения о "принципиальной координации" и "нейтраль­ной" природе элементов опыта, об экономии мышле­ния и, конечно, феноменализм, а также созвучные им взгляды, например, А.Пуанкаре об условном (конвен­циональном) характере аксиом и принципов, лежащих в основе науки, стали фундаментом третьей формы по­зитивизма - неопозитивизма.

У истоков третьей формы философии позитивизма - неопозитивизма (букв. нового позитивизма) стоял британский логик, математик и философ Б.Рассел (1872-1970). В математике он был известен в качестве одного из авторов новой программы ее развития - ло­гицизма, т.е. выведения ее фундаментальных понятий из принципов формальной логики. В самой формальной логике имя Рассела обычно связывается с созданием не­известных ранее теорий типов и обозначения.

В результате глубокого изучения про­блем логики и математики Б.Рассел пришел к понима­нию важности для философии двух выводов. Во-первых, того, что философия является ничейной зем­лей между наукой, религией и обыденным сознанием (здравым смыслом) и, во-вторых, что двумя сторонами фундамента науки являются фор­мальная (математическая) логика и опыт.

Сходные идеи в работе "Логико-философ­ский трактат" (1921) развивал также и австрий­ский философ Л.Витгенштейн (1889-1951). По его мнению, мир состоит из совокупности фактов (не ве­щей). Факты же зависят друг от друга, а связи между ними описываются правилами математической логики.

В силу того, что философы не интересуются фактами и логикой их связи, они оказываются в сложной ситуа­ции, т.к. "...большинство предложений и вопросов, вы­сказанных по поводу философских проблем, не ложны, а бессмысленны. Поэтому мы вообще не можем отве­чать на такого рода вопросы, мы можем только устано­вить их бессмысленность," - подчеркивал Витген­штейн.

В 1922 г. М.Шлик (1882-1936) стал руководителем той же кафедры индуктивных наук Венского универси­тета, на который с конца века трудился Э.Мах. Вокруг него быстро сложилась группа молодых ученых: Р.Карнап (1891-1970), Ф.Вайсман и др., - которая изу­чала проблемы философии и впоследствии была названа Вен­ским кружком. В 1929 г. Р.Карнап с Ганом и Нейратом опубликовали манифест "Научное миропонимание. Венский кружок", где были изложены основные идеи философии неопозитивизма (логического позити­визма). Манифест систематизировал и дополнял идеи Рассела, Витгенштейна и других ученых.

Неопозитивизм возник далеко не случайно. Он был и попыткой преодолеть методологическую ограни­ченность эмпириокритицизма, и ответом на мировоз­зренческие вопросы, возникшие в ходе революцион­ной перестройки принципов современной математики и логики.

Неопозитивизм, наконец, был также своеоб­разной формой философской защиты статуса науки от разрушающего воздействия на него различных объек­тивных причин и субъективных факторов. Для точного понимания смысла философии неопозитивизма суще­ственно не забывать о том, что для неопозитивистов научность знания тождественна логичности. Логичным же является то, что соответствует правилам логики вы­сказываний (предложений). Все предложения языка можно поделить на три группы: осмысленные, неос­мысленные, бессмысленные. Предложение "Сегодня 7 июня 2009 г. 10.00" будет осмысленным. Оно может быть либо истинным, либо ложным в зависимости от того, соответствует или не соответствует реальному положению дел. Предложение "материя первична, созна­ние вторично" согласно неопозитивизму будет неос­мысленным, ибо ему ничего в реальной действительности не со­ответствует. Наконец, предложения: "Жареный лед", "Луна умножает четырехугольно" являются бессмыс­ленными. Спрашивать об их истинности или ложности - пустое занятие. Очевидно, что "пропуск" в сферу нау­ки могут и должны получить только осмысленные предложения, тогда как неосмысленные и, уж тем бо­лее, бессмысленные предложения должны быть на гра­ницах науки задержаны и после их философской критики устранены. С этой точки зрения, тради­ционная философская проблематика, обсуждавшаяся на протяжении двух с половиной тысяч лет в классической философии, скажем о том, что есть единое и многое, сущность и т.п., подле­жала интеллектуальному аресту и устранению, списа­нию в архивы истории.

Для того, чтобы выполняющий по отношению к науке «полицейские» функции философ-позитивист мог хотя бы частично и в приемлемой для себя форме быть полезным ученому, он, поэтому, должен использовать новый ме­тод мышления и аргументации. Такой, который позволил бы ему заниматься не спекуляциями о мире, а критическим анализом логики его описания. Главной задачей и методом философии, следовательно, мог бы быть лишь анализ языка, т.е. прояснение, уточнение смысла и значения его выражений (вначале языка науки, а затем и обыденного языка). Иначе говоря, согласно неопозитивизму, все подлин­ные философские проблемы связаны только с языком и получают свое разрешение с помощью обращения в процессе его анализа к логике и опыту.

Нельзя сказать, что между взглядами различных представителей философии неопозитивизма - британ­ских, австрийских, польских - имелось полное соответ­ствие. Тем не менее своеобразие доктрины философии неопозитивизма вполне можно представить как объе­динение принципов верификации, физикализма с принципами феноменализма и конвен­ционализма.Принцип конвенционализма, предпола­гавший выбор сетки понятий некоторой науки по со­глашению между учеными, и феноменализма, требо­вавший от ученого ориентации на "чувственные данные", в неопо­зитивизме были только конкретизацией основоположений логики и опыта - принципов физикализма и верифи­кации.

Что же такое физикализм и верификация? "Физикализм", как видно из его имени, означает прин­ципиальную возможность свести (редуцировать) язык всех наук к языку физических наблюдений. "Язык фи­зики, - замечал Р.Карнап, - это универсальный язык науки". Действительно, с помощью языка физики можно описать любое явление. Но будет ли такое опи­сание не только необходимым, но и достаточным. Оче­видно, что физикализм - скорее ориентация на каноны научного наблюдения, чем на стандарты научного исследования во­обще. Хотя сведение языка научных наблюдений к языку физики и является вполне здравым и осмыслен­ным, признать его адекватно выражающим смысл метода на­блюдения в науке вообще нельзя. В философском отношении это, конечно, также некорректно – несмотря на то, что хотя человек и состоит из элементарных частиц, свойства которых сегодня изучаются с помощью коллайдера, считать его исключительно их совокупностью в мировоззренческом отношении было бы неверно.

Сходным образом воспринимается и развитый в русле неопозитивизма принцип верификации. Слово "верификация" образовано из сочетания двух латинских слов - "веритас" (истина) и "фацио" (делаю), оно буквально означает «делаю истинным». Согласно неопозитивистским пред­ставлениям, верифицируемость является главным признаком научности знания. Состоит он в том, что некоторое предложение наделяется логичностью (научным смыслом) тогда и только тогда, когда оно сводится к предложениям, информирующим о чувст­венных данных и протоколах наблюдения ученых. Этот протокол, по М.Шлику, будет иметь такой вид: в том-то и том-то месте, в то-то и то-то время, в тех-то и тех-то условиях можно наблюдать и переживать то-то и то-то. Несложно показать, что если бы ученые взяли на вооружение только неопозитивистский принцип ве­рификации, то они должны были бы признать, что многие науки, содержание которых не сводится к на­блюдениям, науками как бы не являются, как, напри­мер, математика, экономическая теория... Принцип верификации, или эмпирической проверяемости науки, вполне пло­дотворный при решении задач определенного класса, не является универсальным принципом, позволяющим отграничить науку и псевдонауку, т.к. он неприменим также и к научным высказываниям о прошлом и буду­щем.

Исчерпание объяснительного потенциала принци­пов логического позитивизма привело в 50-е годы XX века к появлению его лингвистического поворота. У истоков лингвистического поворота в позитивизме стоял Л.Витгенштейн. В опублико­ванной после его смерти работе "Философские исследования" (1953) австрийский философ от­метил, что философ, говоря о языке, должен иметь в виду не только язык науки, а и повседневный язык, язык как средство коммуникации. Для Витгенштейна язык был совокупностью действий по его употребле­нию, языком-игрой по определенным правилам. Вот почему, рекомендовал он своему читателю, необходимо «всегда спрашивать себя, каким образом мы узнали значение этого слова и из каких примеров? В каких языках-играх?» В плане философского познания и аргументацииии это означало переори­ентацию неопозитивизма с проблем логики на проблематику лингвис­тики, изучения речевых актов (действий), их типологизации, при , одновременном, однако, сохранении пиетета к опыту как результату использования повседневного языка.

Согласно лингвистической разновидности неопозитивизма, предназначение философии будет считаться реализованным, если мы полностью проясним смысл применяемого языка. Дойдя до границ языка, философ оказывается перед лицом того, о чем говорить невозможно, он ста­новится как бы носителем тематизированного мол­чания. Философия, погруженная в молчание, будет, конечно, философией только в своем собственном представлении. Вот почему лингвистический поворот в философии неопозитивизма оказался дорогой к раз­вилке, после которой можно было идти либо к транс­формации принципов этой философии в постпозити­вистском ключе, либо к отказу от занятий философией вообще.


Дата добавления: 2015-01-01; просмотров: 28; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.037 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты