Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Гелий неэлектропроводен. 2 страница

Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

НЕЯСНОСТЬ — характеристика употребления термина (понятия) с недо­статочно определенным, расплывчатым смыслом. Точное употребление и понима­ние понятия предполагает знание его смысла, или содержания, и отчет­ливое представление о классе тех объек­тов, к которым оно относится. Понятие, отсылающее к размытому, нечетко пред­ставляемому множеству вещей или к мно­жеству, граница которого неопределенна, является неточным. Понятие с неясным смыслом, размытым и неопределенным содержанием называется содержа­тельно неясным или просто н е- ясным.

Напр., понятие «живое существо» является относительно точным: обычно мы уверенно распознаем, является ли встретившийся объект таким существом или нет. Вместе с тем содержание этого понятия не вполне ясно. Существуют де­сятки определений жизни, и вряд ли какое-то из них является окончательным.

Еще одним примером сравнительно точного, но содержательно неясного по­нятия может служить понятие «токси­ческое вещество». Пятьдесят лет назад в справочниках упоминалось около сотни токсинов, сейчас их число приближается уже к ста тысячам. Такой бурный рост обусловлен не столько появлением в ходе технического прогресса новых веществ, неблагоприятно воздействующих на жи­вое, сколько Н. и постоянным изменением представлений о том, какие именно веще­ства должны относиться к токсинам.

Неотчетливо может мыслиться не все содержание понятия, а только какая-то его часть. Таково, напр., понятие «феода­лизм». Основной его смысл достаточно от­четлив, но полной ясности нет, о чем свидетельствуют споры об особом, т. наз. «азиатском способе производства», суще­ствовавшем якобы наряду с «классиче­ским» феодализмом.

Неясным понятиям противопостав­ляются ясные понятия, имеющие хоро­шо определенное содержание (см.: Яс­ность) .

Многие понятия обычного языка яв­ляются одновременно и неясными, и неточными. Они как бы вдвойне расплыв­чаты: их содержание лишено определен­ности, к тому же они отсылают к не­четко очерченному множеству объектов. Таково, напр., понятие «игра». Его содер­жание настолько неопределенно, что трудно сказать, каждая ли игра имеет правила, во всякой ли игре есть выиг­равшие и проигравшие и т. п. Вместе с тем это понятие охватывает очень широ­кую и разнородную область, границы ко­торой очень неопределенны. Если брать только игры человека, то игрой будут и футбол, и шахматы, и действия актера на сцене, и детская беготня, и выполнение стандартных обязанностей, предполага­емых такими социальными ролями*, как роль брата, роль отца и т. п. Во многих случаях трудно решить, де­лается что-то всерьез или же это толь­ко игра.



НОМОЛОГИЧЕСКОЕ ВЫСКАЗЫ­ВАНИЕ (от греч. потов— закон, /о- §05 — учение, понятие) — высказыва­ние, выражающее закон природы. В ло­гике научного познания проблема Н.в. связана с попытками сформулировать формально-логические критерии, .позво­ляющие отличать Н.в. от случайно истин­ных общих высказываний.

Законы природы в логике принято выражать в виде общих условных высказываний типа у х(А (х) -► В (х)). Напр., закон «Все металлы электропро­водные записывается так: «Для всякого х, если х — металл (А (*)), то х — электро- проводен (В (*)), т. е. у х{А (х) В (*))». Однако многие истинные высказывания, не являющиеся законами природы, так­же выражаются в виде общих услов­ных высказываний. Напр., высказывание «Все мои друзья блондины» получит вид: «Для всякого х, если х — мой друг, то х — блондин». Поэтому возникает воп­рос: как отличить общие высказывания, выражающие законы, от общих выска­зываний, которые хотя и истинны, но за­кона не выражают? Многолетние усилия ответить на этот вопрос и задать не­которые формальные особенности Н.в., отличающие их от случайно истинных обобщений, не привели к успеху. Тем не менее некоторые черты Н.в. были установлены. Считается, что высказыва­ние, выражающее закон природы, должно быть: общим, универсальным (т. е. область, о которой оно говорит, не должна быть ограничена), нетри­виальным (т. е. не должно иметь характера логической тавтологии) и, на­конец, между его антецедентом и консе- квентом должна существовать смысло­вая, содержательная связь.



НОРМА, см.: Нормативное выска­зывание.

НОРМАЛЬНОЕ МНОЖЕСТВО, см.: Противоречие в явном определении.

НОРМАТИВНАЯ ЛОГИКА, см.: Деонтическая логика.

НОРМАТИВНАЯ МОДАЛЬНОСТЬ, см.: Деонтическая модальность.

НОРМАТИВНОЕ ВЫСКАЗЫВА­НИЕ, или: Деонтическое вы­сказывание, — высказывание, уста­навливающее какую-то норму поведения. Языковые формулировки Н.в. много­образны и разнородны. Иногда оно имеет форму повелительного (императивного) предложения. Чаще Н.в. представляется повествовательным предложением с осо­быми нормативными словами: «обяза­тельно», «разрешено», «запрещено», «(нормативно) безразлично». Вместо указанных могут употребляться также другие слова и обороты: «должен», «может», «не должен», «позволено», «рекомендуется», «возбраняется» и т. п. В языковом представлении Н.в. решаю­щую роль играет контекст, в котором выражается норма. Можно говорить об обычных, или стандартных, формулиров­ках Н.в., но вряд ли можно сказать, что существует грамматическое предло­жение, в принципе не способное выра­жать такое высказывание. Попытка определить Н.в. на чисто грамматических основаниях не приводит к успеху.

Более удачными представляются по­пытки уточнить понятие Н.в. путем выяв­ления внутренней структуры выражаемых норм и исследования многообразных раз­новидностей норм.

Структура и логические связи Н.в. изучаются деонтической логикой (логи­кой норм). Она исходит из представ­ления, что все нормы, независимо от их конкретного содержания, имеют одну и ту же структуру. Каждая норма включает четыре «элемента»: содержание — действие, являющееся объектом норма­тивной регуляции; характер — нор­ма обязывает, разрешает или запрещает это действие; условия прило­жения — обстоятельства, в которых должно или не должно выполняться действие; субъект — лицо или группа лиц, которым адресована норма. Не все эти структурные элементы находят явное выражение в языковой формулировке Н.в. Но это не означает, что они не обязательны. Без любого из них нет нор­мы и, значит, нет выражающего ее Н.в.

Область норм крайне широка; между нормами и тем, что ими не является, нет ясной границы. Самым общим обра­зом нормы можно разделить на пра­вила (правила игры, грамматики, логики и математики, обычая и ритуала и т. п.), предписания (законы государства, команды и т. п.), техни­ческие нормы, говорящие о том, что должно быть сделано для достижения определенного результата. Помимо этих основных групп к нормам относятся так­же обычаи («Принято, чтобы млад­шие приветствовали старших первыми»), моральные принципы («Не будь завистлив») и правила идеала («Солдат должен быть стойким»). Эти


виды норм занимают как бы промежуточ­ное положение между главными видами.

Сложность отличения Н.в. от вы­сказываний иных видов, и прежде всего от высказывания описательного, во мно­гом связана с. существованием выска­зываний, выполняющих сразу несколько функций или меняющих свою функцию от ситуации к ситуации. В частности, нормы почти не встречаются в научных теориях, которые не ставят своей специальной за­дачей их выработку и обоснование. В обычные теории нормы входят, как пра­вило, в виде «смешанных», описа­тельно-нормативных (или де- скриптивно-прескриптивных) утвержде­ний. Очевиден, в частности, двойственный характер наиболее общих принципов тео­рии. Не являются нормативно нейтраль­ными и все иные законы теорий и даже лежащие в их основе факты.

Нормы представляют собой частный случай оценок: это социально апроби­рованные и социально закрепленные оценки. Средством, превращающим пози­тивную оценку действия в норму, требую­щую его реализации, является угроза наказания, или санкции. «Обязательно действие А» можно определить как «Де­лать Л хорошо и позитивно ценно, что воз­держание от этого действия ведет к нака­занию». Н.в. является, таким образом, особым случаем оценочного высказы­вания.

Нормы как оценки, стандартизи­рованные с помощью санкций, являются частным и довольно узким классом оце­нок. Нормы касаются действий или ве­щей, тесно связанных с деятельностью человека, в то время как оценки могут относиться к любым объектам. Нормы направлены всегда в будущее, оценки могут касаться также как прошлого и настоящего, так и того, что существует вне времени.

Как и всякое оценочное высказыва­ние, Н.в. не является ни истинным, ни ложным. Истина характеризует отно­шение между высказыванием описатель­ным и действительностью. Нормы не являются дескриптивными, они не упо­требляются для описания и описывают постольку, поскольку это необходимо для выполнения основной функции — предпи­сания.

Вопрос о том, приложимы к нормам термины «истинно» и «ложно» или нет, был и остается предметом споров. Во мно­гом они связаны с тем, что значитель­ное число языковых выражений имеет двойственный, описательно-нормативный характер. Таковы, в частности, мораль­ные нормы, которые не только предпи­сывают определенное поведение, но и опо­средствованно описывают сферу мораль­ной жизни.

Как говорит «Юма принцип», из вы­сказывания со связкой «есть» невыводимо логически высказывание с «должен». Положение, что нормативное заключение не может быть выведено из чисто опи­сательных посылок, деонтическая логика дополнила утверждением о невыводимо- сти описаний из норм. Отсутствие между Н.в. и описательными высказываниями связи логического следования не означа­ет, конечно, что между этими типами вы­сказываний вообще нет связи.


о


ОБОБЩЕНИЕ (от лат. §епегаИ- зайо) — мыслительная операция, пере­ход от мысли об индивидуальном, заклю­ченной в понятии, суждении, норме, гипо­тезе, вопросе и т. п., к мысли об общем; от мысли об общем к мыслям о более общем; от ряда фактов, ситуаций, событий к их отождествлению в каких-то свойствах с последующим образованием множеств, соответствующих этим свой­ствам (см.: Индуктивное обобщение). Путем индуктивного О. образуются не только понятия, но и суждения.

Под аналитическими понимаются О., осуществляемые на основе анализа соот­ветствующих языковых выражений, опре­делений, применения правил дедукции и не требующие обращения к опыту. При­мерами могут быть мысленные переходы от понятия «механическая форма движе­ния материи» к понятию «форма движе­ния материи», от суждения «Киты — млекопитающие» к суждению «Киты — позвоночные», от вопроса «Разрешима ли данная проблема в данном случае?» к вопросу «Разрешима ли данная проблема в общем случае?», от юридической нормы «кража запрещена» к норме «хищение запрещено». Под синтетическими (или индуктивными) понимаются О., связан­


ные с изучением опытных данных. Они используются при формировании и разви­тии различных понятий, суждений (в том числе законов), научных теорий.

В традиционной логике под О. поня­тия понимается переход от понятия мень­шей общности к понятию большей общно­сти путем отбрасывания признаков, принадлежащих только тем элементам, которые входят в объем обобщаемого понятия (переход от понятия «прямо­угольный треугольник» к понятию «тре­угольник»). Противоположной О. являет­ся операция ограничения понятия. Боль­шую роль в синтетических О. играет абстракция отождествления. Процесс О. широко используется при образовании понятий не только в научном позна­нии, но и, напр., в процессе форми­рования художественных образов.

ОБОЗНАЧЕНИЯ ОТНОШЕНИЕ — отношение между именем и его денота­том, т. е. объектом, к которому относится имя; то же, что и отношение именова­ния. О.о. является одним из фундамен­тальных отношений семантического ана­лиза. Теория О.о. базируется на следующих принципах: 1) однозначности: каждое имя обозначает только один объект; 2) предметности: пред­ложение говорит о предметах, обозна­ченных входящими в предложение име­нами; 3) взаимозаменимости: если два имени обозначают один и тот же предмет, то истинностное значение предложения не изменится, если одно из этих имен заменить другим.

Казалось бы, эти принципы являются совершенно естественными, однако их последовательное проведение встречает значительные трудности. Во-первых, в неэкстенсиональных контекстах нарушается принцип взаимозаменимо­сти, напр, предложение «Н. не знал, что Пушкин был автором „Евгения Онегина*1» может быть истинным, но едвя ли его можно заменить предложением «Н. не знал, что Пушкин был Пушки­ным». Во-вторых, возникают проблемы, связанные с использованием пустых имен, таких, как «Пегас», «Зевс» и т. п. Напр., два предложения «Круглый квад­рат кругл» и «Круглый квадрат не кругл» являются истинными, хотя и противо­речат друг другу, следовательно, нару­шается закон противоречия. В-третьих, встают проблемы, связанные с использо­ванием единичных отрицательных выска­зываний существования, напр.: «Не суще­ствует простого числа между 7 и 11». Из утвердительного единичного высказы­вания следует высказывание существова­ния, напр, из высказывания «Дунай — европейская река» следует «Существует такой х, что х — европейская река». Од­нако если мы возьмем высказывание «Пегас не существует», то из него будет следовать «Существует такой х, который не существует». И наконец, четвертая группа проблем, возникающая в связи с принципами О.о., относится к анализу утверждений тождества: как отличить высказывания «а=а» и «а=6»?

Решение перечисленных проблем дает мощный стимул развитию логической се­мантики.

ОБОРАЧИВАНИЕ МЕТОДА (нем. 11т5ск1а& ш йег МеОгоде)—закономер­ность развития познания (см.: Диалекти­ческая логика), описанная К. Марксом. Суть ее в следующем: в ходе историческо­го развития познания вторичные, произ­водные знания на каком-то этапе стано­вятся первичными, определяющими. Так, понятия, которые в научных теориях рассматриваются как исходные, фунда­ментальные, первичные, являются ре­зультатом длительного исторического развития познания. По отношению к предшествующим этапам развития позна­ния они выступают как вторичные. Это же относится к исходным положе­ниям теории (аксиомам и постулатам). В этой связи Ф. Энгельс справедливо от­мечал: «Как и все другие науки, мате­матика возникла из практических потреб­ностей людей... Но, как и во всех других областях мышления, законы, аб­страгированные из реального мира, на известной ступени развития отрываются от реального мира, противопоставляются ему как нечто самостоятельное, как явившиеся извне законы, с которыми мир должен сообразоваться» (Маркс К., Эн­гельс Ф. Соч.— 2-е изд.— Т. 20.— С. 37—38). В этом находит свое выражение диалектика познания.

ОБОСНОВАНИЕ—процедура исполь­зования определенных знаний, норм и установок для принятия к.-л. утвержде­ний, оценок или решений о практи­ческих действиях.

В логике речь идет об О. истин­ности суждений. Средством О. служит доказательство, и суждение считается обоснованным, если его доказательство


Обратного отношения закон между содержанием и объемом понятия


 


удовлетворяет правилам логики. В науке средством О.— наряду с доказатель­ством — могут быть совокупность фак­тов, данные измерений и экспериментов, соответствие принципам фундаменталь­ных теорий и т. п. Наука и филосо­фия стремятся к обоснованности всех своих утверждений (см.: Достаточного основания принцип).

ОБРАТНОГО ОТНОШЕНИЯ ЗАКОН МЕЖДУ СОДЕРЖАНИЕМ И ОБЪЕ­МОМ ПОНЯТИЯ, см.: Понятие.

ОБРАЩЕНИЕ (лат. сопуегз'ю) втра диционной логике — преобразование суж дений вида «Все 5 суть Я» (А), «Ни одно 5 не есть Я» (Е), «Некоторые 5 суть Я» (1)у «Некоторые 5 не есть Я» (О) (см.: Суждение) путем соот­ветствующей перемены мест терминов 5 и Я. Суждения вида А обращаются в суждения вида / (напр., суждение «Все млекопитающие — позвоночные» обращается в суждение «Некоторые по­звоночные— млекопитающие»), сужде­ния вида Е обращаются в суждения вида Е («Ни один кит не рыба» и «Ни одна рыба не кит»), суждения вида / обращаются в суждения вида / («Некото­рые металлы — жидкости» и «Некото­рые жидкости — металлы»), суждения вида О не обращаются (так, из суждения «Некоторые люди не являются шах­матистами» не следует «Некоторые шахматисты — не люди»). О. относят к непосредственным умозаключениям.

ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ, см.: Понятие.

ОБЩЕЕ СУЖДЕНИЕ, см.: Суждение.

ОБЪЕДИНЕНИЕ (СЛОЖЕНИЕ) КЛАССОВ (МНОЖЕСТВ) — логическая операция, позволяющая из исходных классов образовывать новый класс (мно­жество), в который войдут все элементы каждого из исходных классов. Так, в результате О.к. спортсменов (Л) и класса


 

студентов (В) мы получим класс людей, состоящий из студентов, не являющихся спортсменами, из спортсменов, не являю­щихся студентами, и из тех людей, которые одновременно являются и студен­тами, и спортсменами. Вся заштрихован­ная поверхность рисунка будет представ­лять собой О.к. студентов и спортсменов. Символически полученный результат объединения записывают в виде выраже­ния А{]В (см.: Круги Эйлера).

ОБЪЕКТИВНОСТЬ — независи­мость от человеческого сознания, от воли и желаний людей, от их субъективных вку­сов и пристрастий. Свойством О. обла­дает внешний по отношению к сознанию мир, который является причиной самого себя и развивается в силу присущих ему законов, порождая на определенной сту­пени своего развития человека и челове­ческое сознание, представляющее собой отображение объективного мира.

В методологии научного познания свойство О. приписывают научным тео­риям и законам, вообще любому истин­ному знанию. Истина объективна в том смысле, что, будучи адекватным отоб­ражением объективной действительности, не зависит от того, признают ее люди или нет. Напр., утверждение о том, что Земля вращается вокруг Солнца, было истинно и в те времена, когда в общест­венном сознании господствовала геоцент­рическая система Птолемея и никто не считал это утверждение истинным. Ко­нечно, понятия и суждения создаются людьми, однако будет ли то или иное суждение адекватно воспроизводить чер­ты действительности или искажать их, зависит не от людей, а от самой дейст­вительности. И в этом смысле истина объективна.

Аналогично научные теории и зако­ны несут в себе объективную истину не­зависимо от того, признает их научное сообщество или отвергает. Иногда под О. понимают интерсубъектив­ность— общепонятность, общеприз­нанность. Однако общепризнанность и общеупотребительность к.-л. понятий, утверждений, теорий, хотя и свидетель­ствует об их независимости от индиви­дуальных вкусов того или иного конкрет­ного ученого, все-таки не тождественна О.: несмотря на свою интерсубъектив­ность, признанные законы и теории могут оказаться объективно ложными (см.: Ис­тина) .


ОБЪЕКТНЫЙ (ПРЕДМЕТНЫЙ) ЯЗЫК — язык, выражения которого от­носятся к некоторой области объектов, их свойств и отношений. Напр., язык механики описывает свойства механического движе­ния материальных тел и взаимодействия между ними; язык арифметики говорит о числах, об их свойствах, операциях над числами; язык химии — о химических ве­ществах и реакциях и т. д. Вообще лю­бой язык обычно используется прежде всего для того, чтобы говорить о каких- то внеязыковых объектах, и в этом смысле каждый язык является объектным. Од­нако в семантическом анализе приходит­ся говорить о самом языке, и тогда мы вынуждены проводить различие между двумя языками — О.я. и метаязыком, с помощью которого мы говорим 'о терми­нах и выражениях О.я. Конечно, в ес­тественном языке О.я. и метаязык со­единены: мы говорим на этом языке как о предметах, так и о самих выражениях языка. Такой язык называется семан­тически замкнутым. Языковая интуиция обычно помогает нам избегать парадоксов, к которым приводит семан­тическая замкнутость естественного язы­ка. Но при построении формализован­ных языков тщательно следят за тем, чтобы О.я. был четко отделен от мета­языка.

ОБЪЯСНЕНИЕ — одна из важней­ших функций научной теории и науки в целом. Понятие О. используется и в по­вседневном языке — объяснить к.-л. яв­ление означает сделать его ясным, понят­ным для нас. В своем стремлении понять окружающий мир люди создавали мифоло­гические, религиозные, натурфилософ­ские системы, объясняющие события пов­седневной жизни и явления природы. В течение последних столетий функция О. окружающего мира постепенно перешла к науке. В настоящее время именно наука делает для нас понятными встречающие­ся явления, поэтому научное О. служит образцом для всех сфер человеческой деятельности, в которых возникает пот­ребность О.

В современной методологии научного познания наиболее широкой известностью и почти всеобщим признанием пользует­ся дедуктивн о-н омологичес- кая модель научного О. Допустим, мы наблюдаем, что нить, к которой под­вешен груз в 2 кг, разрывается. Возни­кает вопрос: почему нить порвалась? От­вет на этот вопрос дает О., которое стро­ится следующим образом. Нам известно общее положение, которое можно счи­тать законом: «Для всякой нити верно, что если она нагружена выше предела своей прочности, то она разрывается». Представим данное общее утверждение в символической форме: ух (Р (я) —► ОМ). Нам известно также, что данная конкретная нить, о которой идет речь, нагружена выше предела ее прочности, г. е. истинно единичное предложение «Данная нить нагружена выше предела ее прочности» (символически Р(а)). Из общего утверждения, говорящего обо всех нитях, и единичного утверждения, описывающего наличную ситуацию, мы делаем вывод: «Данная нить разрыва­ется» (символически С) (а)). Теперь это рассуждение можно представить в сим­волической форме:

У* (Р (*) — <? (х))

Р(а)_______

Это и есть дедуктивно-номологичес- кое О. Оно представляет собой логичес­кий вывод, посылки которого называ­ются экспланансом, а следствие — экспланандумом. Эксплананс должен включать в себя по крайней ме­ре одно общее утверждение, а экспла- нандум должен логически следовать из эксплананса. Мы привели простейший ва­риант дедуктивно-номологического О. Оно допускает разнообразные модифи­кации и обобщения. В общем случае в эксплананс может входить несколько общих и единичных утверждений, а вы­вод — представлять собой цепочку логи­ческих умозаключений. На месте экспла- нандума может находиться как описа­ние отдельного события, так и общее утверждение, и даже теория. Дедук- тивно-номологическое О. можно пред­ставить в виде схемы (см. стр. 128).

Дедуктивно-номологическая схема подводит объясняемое явление под закон природы — в этом состоит О. Оно пока­зывает необходимый характер объясняе­мого явления. При дедуктивно-номоло- гическом О. некоторого события мы ука­зываем причину или условия существо­вания этого события, и если причина име­ет место, то с естественной необхо­димостью должно существовать и ее следствие.


       
   
 
 

 

Если для О. природных событий и фактов используется дедуктивно-номоло- гическая модель, то для общественных наук, имеющих дело с О. человеческих действий, предлагаются иные формы О. Так, было показано, что в области исто­рии используется рациональное объяснение. Суть этого О. заключается в следующем. При О. поступка некото­рой исторической личности историк ста­рается вскрыть те мотивы, которыми ру­ководствовался действующий субъект, и показать, что в свете этих мотивов пос­тупок был рациональным (разумным). Напр., почему граф Пален организовал убийство Павла I? Потому, что он считал это убийство разумным. Рациональное О. сталкивается с существенными труднос­тями, ограничивающими сферу его при­менимости. Во-первых, не ясно понятие рациональности, на которое дол­жен опираться историк при О. поступ­ков исторических личностей. Историк не может руководствоваться тем стандартом рациональности, который принят в его время. Он должен реконструировать представления о рациональности людей изучаемой им эпохи, более того, ему нуж­но установить, какими представлениями о рациональности руководствовался тот самый индивид, поступок которого требу­ется объяснить. А это весьма сложная задача. Во-вторых, люди чаще всего дей­ствуют без всякого расчета — под влия­нием импульса, желания, страсти. Поэто­му модель рационального О. может быть использована для О. сравнительно не­большого числа человеческих поступков, которые были предприняты после серь­езного размышления.

Гораздо большую сферу охватывает телеологическое, или интен- циональное, О. Интенциональное О. указывает не не рациональность дейст­вия, а просто на его интенцию, на цель, которую преследует индивид, осуществ­ляющий действие. Напр., мы видим бе­гущего человека и хотим объяснить, по­чему он бежит. О. состоит в указании цели, которую преследует индивид: ска­жем, он хочет успеть на поезд. При этом нет речи об оценке рациональности его поступка, и мы не спрашиваем даже, считает ли он сам, что поступает рацио­нально. Для О. достаточно отметить, в чем заключается его цель, или ин­тенция.

Логической формой интенционально- го О. является т. наз. «практический силлогизм». Одна из посылок практи­ческого вывода говорит о некотором же­лаемом результате, или о цели, другая посылка указывает средства достижения этой цели. Выводное суждение представ­ляет собой описание действия. Поэтому силлогизм и называется «практическим». Примерная схема практического силло­гизма выглядит следующим образом:

Н. намеревается (желает, стремится) получить а.

Н. считает (полагает, осознает), что для получения а нужно совершить дей­ствие Ь.

Н. совершает действие Ь.

Эту схему можно усложнять, вводя в по­сылки указание на время, на отсутствие помех для действия, на отсутствие у дей­ствующего лица других целей в данный момент и т. п. Однако все характерные особенности О. данного типа представле­ны уже в этой простой схеме.

В работах по методологии научного познания дедуктивно-номологическая схема О. иногда провозглашается единст­венной научной формой О. Однако это неверно, она нуждается в дополнении другими видами О., особенно когда речь идет об общественных науках. При О. крупных исторических событий — войн, восстаний, революций, падений госу­дарств— историк обычно опирается на за-


коны общественного развития. Каждое значительное историческое событие пред­ставляет собой единство необходимого и случайного. Необходимая, глубинная сто­рона общественных событий и процессов получает дедуктивно-номологическое О., включающее ссылку на социальные за­коны. Даже действия отдельных личнос­тей — в той мере, в какой эти личности представляют определенные обществен­ные слои и группы, могут быть объяснены посредством дедуктивно-номологической схемы как действия, типичные для данно­го слоя и вытекающие из его коренных экономических интересов. Такие объясне­ния могут выглядеть следующим обра­зом: «Всякий продавец стремится дороже продать свой товар. Н.— продавец. По­этому он также стремится дороже про­дать свой товар». Однако сведение истории к выявлению только необхо­димой, закономерной стороны событий прошлого было бы неправомерным. История не только говорит о том, что должно было случиться, но и показыва­ет, как это реально случилось. Ее инте­ресует не только необходимая сторона исторических процессов, но и те случай­ности, которые сопровождали осуществ­ление необходимого. Поэтому историк не может отвлечься от конкретных истори­ческих личностей, деятельность которых была включена в то или иное истори­ческое событие, от их мыслей и чувств, целей и желаний. При О. же поведения отдельных личностей дедуктивно-номо- логическая схема неприменима. В этих случаях О. достигается с помощью рациональной или интенциональной модели.

ОГРАНИЧЕНИЕ ПОНЯТИЯ — ло

гическая операция, позволяющая из по­нятий большего объема получать понятия меньшего объема. Переход этот совер­шается добавлением к признакам исход­ного понятия новых признаков, принад­лежащих лишь части предметов, включа­емых в объем исходного понятия. Примером О. п. может быть переход от понятия «треугольник» к понятию «прямоугольный треугольник»: прямо­угольные треугольники составляют лишь часть объема треугольников. Суже­ние объема понятия происходит в ре­зультате добавления к содержанию исходного понятия . «треугольник» при­знака «быть прямоугольным», кото­рый принадлежит не всем треугольникам, но лишь их части.

ОМОНИМИЯ (от греч. Нотоз — одинаковый, опута — имя) — языковое выражение (слово или словосочетание), имеющее несколько значений, не свя­занных между собой семантически («лук» — слово естественного языка, обозначающее и оружие, и растение). При создании научной терминологии мы в первую очередь освобождаем язык той или иной науки от его омонимич­ности.

ОПЕРАТОР (от лат. орега1ог — дей­ствующий) — одна из категорий исход­ных символов искусственного (формали­зованного) языка, наряду с константой, переменной, связкой и др. категория­ми. Обычно О. определяется как выраже­ние, связывающее переменные.

Примером простого О. может слу­жить О. дескрипции, или О. опи­сания. Приписывание его к некоторой переменной х дает выражение, содержа­ние которого можно передать как «тот х, который». Вместе с предикатом, скажем, «тяжелый» оно дает выражение «Тот х, который является тяжелым».

Особое значение среди О. имеют кванторы: «для всех лг» — квантор общ­ности и «существует х такой, что» — квантор существования. Связывание кванторами переменных в предикате дает истинное или ложное высказывание. Пусть в выражении «х > 5» перемен­ная х представляет действительные чис­ла. Применив к этому выражению кван­тор общности, получаем ложное выска­зывание: «Для каждого такого числа вер­но, что оно больше пяти». Применив к этому же выражению квантор существо­вания, получаем истинное высказывание: «Существует такое действительное число, которое больше пяти».


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 3; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Гелий неэлектропроводен. 1 страница | Гелий неэлектропроводен. 3 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.031 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты